Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Валерия Новодворская

ГРАЖДАНСКИЙ ПУТЬ МИМО ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Оп.: Гражданский путь мимо гражданской войны. - 6 марта 1990. - Свободное Слово. - №5 (35)

Наше первое Учредительное Собрание еще до его разгона было грубо, "под горшок" обстрижено большевистским Совнаркомом до рамок "социалистического плюрализма". Те немногие проценты "буржуазных" партий - будущие каэры (контрреволюционеры) - туда так и не попали, не воспользовавшись своими мандатами, уничтоженные, посаженные раньше всех остальных ленинскими "гвардейцами". Случайно ли то, что эсеры не заметили этого и не вступились в тот единственный день заседаний?

Случайно ли что, что левые эсеры, поделив с большевиками власть, поделили с ними и штатное расписание в ВПК и опомнились только после Брестского мира? Отсутствие гуманитарных традиций, превалирование "обчества" перед индивидуальностью, горячее дыхание Утопии за спиной толкали в черную дыру соци-

Каэры (контрреволюционеры) были чужие. Социалисты были свои. Россия трагически расколота, и этим расколом умело и безжалостно воспользовались большевики. Даже восставший Кронштадт выдвинул требование освободить "всех представителей социалистических партий! Судьба несоциалистов не волновала восставших. Другая сторона проявляла не меньшую нетерпимость. "Пароход идет мимо пристани, будем рыбу кормить коммунистами". И не только коммунистами! А "собачьи и рачьи депутаты", а Колчак, уничтоживший остатки Учредительного Собрания, - правых эсеров и меньшевиков, надеявшихся, что белые будут цивилизованнее красных.

Восставшие рабы, как правило, вымещают свои муки на бывших господах (это подоплека и якобинского террора, и казни злосчастных Людовика XVI и Антуанетты, и мелочных и недостойных ограничении царской семьи в пище, одежде, прогулках и, наконец, их подлого и омерзительного убийства).

Наше несчастье было именно в том, что восстали рабы, не сумевшие пройти путь освобождения, не возвысившиеся до мировой культуры.

Но вот кровью, грязью, человеческой тщетой протекли 72 года. 18 января Демократический Союз перебросил мостик через вс -эти десятилетия, через пропасть гражданского и политического небытия. Слова "Вся власть Учредительному Собранию!" прозвучали вновь у памятника Ирию Долгорукому. Но это будет уже не то Учредительное Собоание. Многое надо было пережить, чтобы выстрадать девиз: "Ваше мнение мне глубоко враждебно, но ради того, чтобы вы могли высказать его, я готов пожертвовать своей жизнью".

На митинге 18 января рядом с революционными демократами стояли социал-демократы, демохристиане и либеральные демократы. С опозданием на 72 года эсеры и каэры обрели друг друга в рамках одной партии, сойдясь в главном: нельзя ничего навязывать силой; нельзя ничего запрещать; и, что бы не выбрал народ, оставшиеся в меньшинстве сохраняют право на представительство и свободную проповедь. И то, что в Грузии в рамках общего Демократического Движения действует монархическая партия, свидетельствует о том, что мы многому научились.

Это - подступы к гражданскому пути. Ни фанатик, ни невежда никогда не найдут его. Несведущим людям кажется, что если ДС так резко выступает против строя, рвет портреты и жжет флаги, то после победы "демократических" сил в стране неизбежно начнется террор. Это глубоко неверно. Одно дело - сжечь флаг империи Зла, пока Зло всемогуще, или порвать портрет тирана, которому стоит только сделать знак, чтобы ты исчез бесследно. Другое - жечь книги, написанные апологетами и основоположниками строя, после падения строя, и жечь портреты тирана, когда он уже лишился власти. Первое - вызов, брошенный в лицо тирании, второе - варварство, близкое к язычеству.

Поспешное изъятие книг из библиотек (Сталин, Хрущев, Черненко, в перспективе Ленин и Горбачев) - зто желание забыть, что это было. Недостойная лазейка для малодушных! Это Было, и мы должны зто помнить. Пусть это будет нашим вечным стыдом. И уроком. Культура неотделима от великодушия.

Культурные и свободные люди не станут мстить, не станут расстреливать даже заведомых преступников, не станут унижать себя конфискацией их дач, мехов, бриллиантов и машин. Виселицы в Нюрнберге и отлов для виселиц же более мелких нацистских преступников по всему миру были варварским ответом на варварство. "Око за око", "зуб за зуб" - зто символ Ветхого Завета, а не XX века.

Достаточно остановить Зло. Но убивать злодея? Самому тем самым совершать Зло и продлевать цепь Зла до бесконечности...

Я думаю, что мы это переросли.

Пусть Зло остановится на нас.

Поэтому популистские лозунги и чаяния: запретить КПСС, объявить ее вне закона, бросить в тюрьму, сослать на каторгу, казнить лидеров компартии, изымать имущество v партаппарата ("Грабь награбленное!") вызывает у членов ДC горькое недоумение, смешанное с отвращением.

Если Добро действует методами Зла, то как же их отличить друг от друга? Общественный остракизм, вечное презрение пусть да послужат палачам единственной карой. Мы накажем их тем, что не воздадим сторицей за все, что делалось с народом последние 70 лет. Может быть, хотя бы тогда они поймут что-нибудь и ужаснутся своей жизни, и раскаются? Зто идеи гандизма, наконец нашедшие себе благоприятную почву в стране, залитой кровью, ощупью обретающей Гражданский путь - путь достоинства, путь просвещения, путь добра.

Если эти идеи станут достоянием большинства, гражданская война будет невозможна.

Гражданский путь - это высокий путь. Нв нем человек создает себя как произведение искусства, как гуманиста, как просветителя, как гражданина, как странствующего рыцыря Печального Образа.

Если мы хотим избавить страну от Зла, мы должны уничтожить его в себе. Только тогда будет возможен Гражданский путь - единственная альтернатива гражданской войне. Иначе нам ее не обойти.

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова