Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Валерия Новодворская

ПОБЕДИТЕЛЬ НЕ ПОЛУЧАЕТ НИЧЕГО

Оп.: Победитель не получает ничего // Свободное Слово. №6 (36), 13 марта 1990.

Разные бывают победы. Среди них, между прочиv, и пирровы. Которые, как известно, граничат с поражениями.

Давайте рассмотрим последние достижения осенне-зимнего перестроечного сезона и еще раз вместе насладимся их сочными плодами и непреходящими историческими результатами.

Освобожден Сергей Кузнецов. Освобожден истерзанным, в ужасном состоянии, почти у кромки могильного рва. Христианнейшее советское правосудие признало, что три года ни за что, ни про что - это слишком, что шести месяцев принудительных работ ни за что - с лихвой достаточно...

А год пыток в свердловских, московских и психиатрических застенках, а разрушенное здоровье? "Море велико, а океан времени бесконечен. Плюй, братец, в море: воды в нем не прибавится. Кляни свою судьбу, а ей нипочем" /К.Чапек/.

Тоталитарная система - чем не океан? И жалуйтесь хоть в Вену, хоть в Страсбург - пока не вычерпан океан, удовлетворения не получите. Разве что московские главкомверхпреступники пожертвует пешками в своей игре - маврами из свердловской мафии - и уволят их с занимаемой должности. Еше и не такие пассы делали! Палач Сталин расстрелял за их общие коллегиальные преступления и Ежова, и Ягоду. Едва ли от этого прибавилось права и социальной справедливости.

Нам говорят: раньше было хуже. Мол, освобождали не при жизни, а через 50 лет после смерти в виде справки о реабилитации. Да и такса была другая: ни за что - 10 лет давали, а за кое-что - двадцать пять.

Так что демократические силы одержали сокрушительную победу.

А, по-моему, победу они одержали бы, если бы судьба политзаключенных настолько волновала народ, что не 10 тысяч, а миллионы бы выходили на митинги, страна замерла бы во всеобщей политической стачке, а демократические силы штурмом взяли бы свердловскую тюрьму, Бутырки, Пермские лагеря и освободили и Кузнецова, и Манучарова, и всех остальных политзаключенных. А пока мы сами освободить не можем и требуем освобождения от тех, кому отказываем в повиновении. У нас нет еще сил? Ну, так будем честны, не станем выдавать свое бессилие за силу.

Еще одна победа. Горбачев не послал в Литву танки (впрочем, их там и так хватает), а поехал сам со своим цирком-шапито из ЦК. Сказал, правда, четко перед отъездом: мол, в намерениях сильного центра не сомневайтесь, в возможностях -тоже, СССР разрушить не дадим. Какая должна была быть встреча после всего - и давнего, и недавнего, что накопилось за 50 лет? Пустые улицы, Лозунги: "Горбачев, возвращайтесь домой - с оккупационными войсками и и тоталитаризмом впридачу!" - и все прочее в том же вкусе. Закрытые магазины и кафе. Отказ с ним разговаривать. Переговоры с кучкой коллаборационистов. Но как же представили все это по телевизору?

Ажитация и оживление. Встречи на улицах. Зал с противниками и сторонниками, смех, чуть ли не круглый стол, отец своих подданных мягко распекает шкодливых деток. Консенсус между империализмом и свободой! Популярность компартии Литвы, обошедшей Саюдис. (А все-таки "жаль: иногда за победами нашими встают пьедесталы, которые выше побед". /Б.Окуджава/}.

Конечно, компартия Литвы исправляет некоторые "ошибки", и дай ей, как говорится, Бог, но почему она должна быть популярнее Саюдиса, которому и исправлять, вроде, нечего, а также популярнее борцов за свободу, которые сидели в тюрьмах, когда компартия Литвы ни о какой свободе не помышляла (Лига Свободы Литвы, Демократическая партия Литвы)?

Литве предложена Горбачевым не свобода, а смена статуса: вместо барщины перейти на оброк, но в том же крепостном состоянии. Это и есть суверенитет в рамках СССР. Победой будет уход и из СССР, и из системы, мирная демократическая революция с восстановлением государственной независимости - без опроса, без колебаний, без переговоров.

Свободный человек не нуждается ни в выкупном платеже, ни в вольной, подписанной Политбюро ЦК КПСС, ни в Юрьевом дне. Он встает и уходит по-английски, не прощаясь. Колоссальные победы одержаны в области гласности. В 4-ом номере журнала "Огонек" помещен на первых же страницах (видимо, передовица номера) поясной портрет одного партийного функционера, который честно ведет аппаратные схватки, не выходя за рамки системы и Устава - и это не в порицание, а в похвалу.

Мне объяснили сведущие люди, что подобное - цена за какую-нибудь смелую публикацию.

А так как "Огонек" много раз безуспешно готовил материалы о ДС, я теперь с ужасом думаю: какую плату потребуют с журнала за репортаж о ДС, если наш материал пойдет, и будут ли подобная амбивалентность и подобное двоевластие способствовать торжеству демократии или скорее лягут на чашу оруэд-ловского варианта.

Не стала бы я к победе демократии приписывать и митинги, за которые дают не 7 лет, а 15 суток (со скидкой), Достоинство свободного человека не мирится не только с засечением насмерть, но и с одним-единственным ударом розгой.

Почему до сих пор действует печально знаменитый Указ? Потому, что следом за разгоном пятитысячного митинга на площадь не выходят двадцать тысяч, послезавтра - сто, потом -полмиллиона, как было в Чехословакии...

И если мы сегодня еше не можем в полной мере сопротивляться - давайте хотя бы не обольщаться. Авось нам это поможет не утратить верные ориентиры и начать настоящее сопротивление.

Победы последнего "спортивного" сезона не помогут нам подняться в следующую категорию класса "А".

Победа не имеет ничего общего с ликованием раба, господин которого в припадке благодушия или по заранее продуманному лицемерному плану смягчил кару...

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова