Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Валерия Новодворская

КЛИЕНТ ВСЕГДА ПРАВ

Оп.: Клиент всегда прав // Свободное Слово. № 24, 31 декабря 1989.

Уж не знаю, на что будет похож общеевропейский дом после того, как туда вломится с колом наше перелицованное советское государство. Надо думать, это будет вариант русской народной сказки о зайце и лисе. Помните? У советской лисы была избушка ледяная, а у европейского зайчика – лубяная

Настала очередная оттепель, и у лисы избушка-то и растаяла. И таскается наша реформаторская лисичка по заграницам и просит европейского зайчика пустить ее хотя бы на лавочку. А продолжение прямо по фольклору: попав на лавочку, лисичка, как водится, зайчика с нее спихнет и вовсе из избушки выгонит. Тому, кто строит то ледяные избушки, то потемкинские деревни, то замки на песке, ничего другого не остается. Пусть зайчик учтет и крепче запирает дверь

А пока суть да дело, наш общесоюзный дом все больше и больше смахивает на определенное заведение с красным фонарем. Официальные нонконформисты вступают с официальной перестройкой в предусмотренные регламентом подобных заведений неформальные отношения. И получается в результате: во-первых, общесоюзный публичный дом – в смысле работы исключительно на публику, а не по существу. Во-вторых, дом терпимости: Ленина терпели, Сталина терпели, Хрущева терпели, Брежнева терпели, Андропова терпели, а Горбачева как не потерпеть? У нас в последнее время возрос интерес к древнейшей профессии: на "Интердевочку" ни за какие деньги не попадешь

Давайте в утешение заглянем в несколько отдельных кабинетов нашего заведения, где профессионалы-политологи по высшему разряду обслуживают государственную власть

Кабинет первый: статья Миграняна "Долгий путь к европейскому дому". При невиданной на нашем бедном горизонте роскоши политологического оформления ("гражданское общество", "авторитаризм", "тоталитаризм", "левототалитарный", "правоавторитарный") сама концепция отличается суровой однозначностью военного коммунизма

Вот, оказывается, какая улица ведет к храму! Смежный кабинет: интервью с Клямкиным в "Московских новостях". Путь к демократизации лежит через авторитаризм. Чем больше демократии, тем меньше вероятностей выхода. И очень "убедительный" пример: Чили, Португалия, Испания. Но позвольте, а что у них до тоталитаризма-то было? И был ли он? Только один конец цепочки и есть: авторитаризм – демократия. Получается, что все фашистские режимы имели чисто научную цель подтверждения этой концепции

Если авторитарные режимы имели целью постепенное установление демократии, то проще ее было вообще не свергать. Ведь она до них была! Выходит, что это был лишь социальный эксперимент с доказательством от противного и отрицанием отрицания. Автор предполагает, что авторитаризм – это наседка, которая сознательно высиживает парламентскую демократию (себе на погибель). Редкая самоотверженность!

Спасибо, конечно, за заботу о хрупком, покрытом первым пухом гражданском  обществе. Ему вредна свобода, его лучше держать в ежовых рукавицах авторитаризма. Интересно, кто у нас кого должен, по мнению автора, истребить? ДС – Народный Фронт? "Гражданское достоинство" – РСМД? КАС - Межрегиональную группу депутатов?

Зачем нам нужна "железная рука" и "железная пята"?  А что делать с теми, кто не согласится на этот картонажный плюрализм: ничего не меняющее мнение, ничего не решающий "парламент", ничего не выбирающие выборы? Может быть, эту часть плюралистического гражданского общества лучше всего воспитывать отдельно в концлагере, чтобы она не помешала переходу к демократии?

Значит, статьей дано: сильная власть – благо. Не надо ей мешать устанавливать демократию "сверху". А потому независимые народные движения – зло. Вот наступит демократия, тогда пусть и возникают. Агенты такой концепции рискуют оказаться в положении Рассеянного с улицы Бассейной. Бегут они не на тот перрон, садятся в отцепленный вагон авторитаризма и засыпают. А через некоторое время спрашивают, какую станцию на пути в парламентскую демократии уже проехали. А с платформы им говорят, что это все еще тоталитаризм

Нас, возможно, проглотят, но помогать своим примерным поведением правильному пищеварению нашего тоталитарно-авторитарного удава мы не станем. Пусть схватит хотя бы несварение желудка, да простят мне политологи всех стран и континентов!

И потом, помнится, авторитаризм предполагает дифференциацию собственности. Откуда она возьмется? Тоталитаризм все раздаст, чтобы лишить себя материальной базы? Так пусть уж заодно и политическую власть поделит, раз уж такой альтруист!

А в соседнем кабинете у Клямкина вообще ведется разговор о передаче Горбачеву диктаторских полномочий и чрезвычайной власти

Власти, конечно, у него маловато

И у Ленина, и у Сталина было побольше... Оно и чувствуется. Ах, не досажали, не догнули, не доупекли. Оказывается, в нашей демократизации не хватает не демократии, а диктатуры!

Стр. 9

Бастующим рабочим по Новочеркасску, политическую оппозицию – к стенке, лишних неформалов – на Колыму, национально-освободительным движениям – Венгрию, 1956 г. Вот тогда демократия, очевидно, и наступит. Кстати, политических партий и независимых движений автор совсем не увидел. В статье Миграняна сказано, что нас нет.  Потому что мы не укладываемся в концепцию – не способствуем пищеварению Системы

Ну почему каш реформатор вместе со своей грядущей автократией не намекает нам на свои добрые и спасительные намерения? А то ведь никак не догадаешься! До сих пор мы слышали только обещания типа: "Запорю! Держать и не пущать!" и т.д. А когда дошло до саперных лопаток в Тбилиси, то мы и вовсе испугались: Гений это или Злодейство? Говорил же Пушкин, что сии вещи несовместимы… Как вы думаете, что здесь первично: идея сильной власти или жаждущий ее реформатор? Сдается, что реформатор…

В соседних кабинетах клиента обслуживают концепцией "Запад – это тупик. Мы этим путем не пойдем". Рабочее место Шафаревича. "Два пути к одному обрыву". Чего не хватает на Западе? Вроде бы все есть, кроме социализма. Что есть у нас? Ничего нет, кроме, опять-таки, социализма. Для простого человека вывод напрашивается сам собой. Для философа все сложнее

На Западе, дескать, мало свободы. И все опять-таки жалуются. Так ведь абсолют – это очередная утопия с возрастании порядковым номером и ярлыком: стоимость то ли 60, то ли 80 млн. жертв. А общество, где никто ни на что не жалуется, это "Мы" Замятина или "84" Оруэлла. Не хотите ли пройтись?

А вывод следующий: направо пойдешь – коня потеряешь, налево – еще того почище. В огне брода нет. Идите на дно и не барахтайтесь. Главное – не искать выход там, где он есть. Будет еще хуже

Из иных свободных краев забрел в наш публичный дом на заработки вольный каменщик Александр Зиновьев. На Западе ему до того плохо, что он пережил шок. С Западом смириться никак нельзя. Непонятно, почему он все-таки туда уехал, если пишет теперь, что и Запад, и лагеря – все едино. Поистине, надо  быть великим аналитиком, чтобы сравнить западные "трудности" с им же описанным кошмаром "3ияющих высот" и "Светлого будущего"

И надо уехать очень далеко от удушающего "дыма отечества", чтобы постичь незаурядность сталинской эпохи. На прощание великий мэтр напутствует нас: "Таскать вам, не перетаскать". Мы думали, что газовая камера-крематорий в конце "Зияющих высот", где висела табличка: "Пепел просьба забирать с собой",  – предостережение. А оказалось, что это совет, который надо выполнить буквально. Спасибо за вклад современной русской литературы на нашу братскую могилу

А знаете, несмотря на свою личную пуританскую мораль, я предпочитаю интердевочку. Она, наверное, не скажет, что занимается своим ремеслом из страстной любви к человечеству. А работник этого интеллектуального публичного дома встанет в третью позицию и возгласит: "Нет, я не льстец, когда царю хвалу свободную слагаю, я смело чувства выражаю, языком сердца говорю"

На страницах "Огонька" автор нового издания "Шагреневой кожи" договорился до того, что поставил рядом Горбачева и Солженицына. У них и впрямь много общего – общего в семантическом плане: один всю жизнь боролся за власть, другой – с неправедной властью. Боюсь, как бы кто из "интеллектуального потенциала" не увидел звезду, остановившуюся над Кремлем и направляющихся туда трех волхвов

Вот она и взошла, оказывается, звезда пленительного счастья! Правда, самовластие крепчает, но это мелочи. На обломках его написали бы имена борцов за свободу. На постаменте же свежеотлакированного деспотизма напишут имена тех прорабов перестройки, кто помог ему утвердиться. Они сложили к подножию идола и честь, и совесть, и дар, и судьбы поколения. Чего не сделаешь ради культурного обслуживания!

КЛИЕНТ ВСЕГДА ПРАВ.

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова