Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Валерия Новодворская

72 ОКТЯБРЬСКИХ ПЕРЕВОРОТА

Оп.: 72 октябрьских переворота // Новая Жизнь. № 6, октябрь 1989.

Сколько у нас было октябрьских переворотов? Вопрос не риторический. Для того, теперь уже для нас стародавнего российского общества (гражданского, или просто географического, поименованного по месту расселения) 25 октября 1917 года было днем атомной катастрофы. Или, скажем, днем вторжения каких-нибудь кошмарных инопланетян из "Войны миров". Кроме самих большевиков, довольных не было. В воспоминаниях современников – ощущение конца света, судного дня: и мор, и глад, и ледяные гробницы нетопленых домов, и кровь, и казни, и бегство тех, кто мог бежать, и бессилие отчаявшихся

Каждый получил свою долю: монахи и священники – пытки и казни, члены оппозиционных партий – расстрелы, рабочие – осьмушку хлеба и досыта пуль у Таврического дворца в день разгона Учредительного собрания, крестьяне – порки, продразверстку, продотряды

Вся прежняя, разумно устроенная, живая теплая человеческая жизнь сгорела в том ядерном огне. А вместо нее возникло инобытие, ужас которого дано было ощущать вполне лишь великим художникам – Платонову, Оруэллу, Замятину. И если вспомнить дальнейшую судьбу "марсиан" на Колыме и во Внутрянке, то укрепится чувство: не переворот, но мировая катастрофа, атомный апокалипсис, где нет выигравших, где все проиграли

Разбойник набегает и уходит, унося добро. Диктатор остается, и, кроме добра, отнимает душу. В схватке со Зверем Человек должен или победить, или пасть. Но если Человек будет побежден Зверем и подчинится воле Зверя, и станет жить по законам Зверя..

Это не "маугли", это гораздо хуже. Это и есть тоталитаризм: люди, добровольно вставшие на четвереньки... Никакие перевороты не могут восторжествовать над страной и не создадут нового строя или нового режима. Для этого требуется сотрудничество, коллаборационизм. Надсмотрщик не создает рабство

Для рабовладения нужен некто, согласный стать рабом. И если 72 года подряд жертвы атомной катастрофы, пленники инопланетян 25 октября по старому стилю фейерверками, салютами и тостами отмечает день катастрофы, то они –  соучастники

И что из того, что милосердный Создатель назначает высшую  меру той когорте безумцев и палачей, первый из которых воцарился в Мавзолее, а тех, кто стоял к нему в очереди и возлагал цветы, лишь пожурит? То прощение будет на небе, а на земле, в нашем кооперативном аду, пайщиками  которого мы все состоим, нет прощения и нет спасения, ибо здесь мы соучастники и подельники

Нехорошо убивать и создавать ВЧК, и формулировать 58 статью, и расстреливать демонстрантов, и казнить невинного 13-летнего мальчугана и его юных сестер только за то, что они – дети царя. Это аксиоматика, а кто скажет иначе среди приличных людей? А подчиняться этому, поддерживать это, славословить это, работать на это, голосовать за это (на выборах-90), это можно?

Посмотрим на вещи исторически: большевики захватили власть и обрушили на страну террор. Это их историческая и сегодняшняя вина, ибо ни от власти, ни от террора они отказываться не собираются. 5 января 1918 года и 9 апреля 1989 года тождественны. От площади – к площади, от крови – к крови

Время остановилось, потому что 25 октября были разбиты все часы. Тоталитаризм – это астральный круг, это дурная бесконечность, это коллапс развития

Но нашлись честолюбивые прапорщики и поручики, которые захотели командовать у них армиями. (Вы помните, поручик Тухачевский?). Кронштадт брали не одни комиссары. Мы взяли им Кронштадт. Крестьянские восстания подавляли не только Ленин и Троцкий. Рабочие, поехавшие в деревню двадцатипятитысячниками, легли фундаментом в котлован тоталитарной цитадели

Латышские стрелки вели полки не только на мятежные русские города, они вели их в Латвию в 1940 году. Посеявший Зло, как правило, Добро не пожинает. А кто делал большевикам винтовки и снаряды? Кто шил им шинели и сапоги? Кто собирал для них урожай и хлеб? Кто пошел служить к ним в аппарат, в школы, в университеты, в банки? Не за идеи, но за пайки?

Вот так наш дружный тоталитарный коллектив и сочинил правила нашего общего тоталитарного общежития. И мы живем по этим правилам до сих пор. У каждого свой вклад. Кто с наганом, кто с плугом. Разделение труда. И лучше не говорите, что сталинизм – это Сталин, а не те, кто рыдал и давил друг друга на его похоронах, что террор – это Ягода, Берия, Ежов, а не те сотни тысяч, что ходили под их окнами с плакатом "Смерть врагам народа!"

Каждый год мы совершаем свои элевсинские мистерии: 7 и 8

Стр. 10

ноября своими шариками, речами и флагами санкционируем незаконную власть узурпаторов и подтверждаем наш холопский статус. Тот, кто захочет уклониться, облечется в траур и навеки откажется соучаствовать в их грехе на хлопке или картошке, на субботнике, или в соцсоревновании, в Советской Армии или у избирательной урны. Участники переворота-17 уже получили свое воздаяние. О них знают многие, о них уже безопасно сказать все… История непоправима

Главное, чтобы однажды не произошел 7 ноября очередной октябрьский переворот. Тогда время снова начнет отсчитывать нам надежду. А случится это тогда, когда мы на их очередной переворот в один непогожий октябрьский день ответим массовым гражданским неповиновением, которое в европейском контексте называется всеобщей политической стачкой. И когда мы, отвергнув партократию, снова придем к Учредительному собранию, очень важно, чтобы это следующее Учредительное собрание ничем нельзя было разогнать – ни пулеметами, ни даже баллистическими ракетами

Любая власть стремится обладать не мертвыми, но живыми. Любое усмирение рассчитано на то, что оставшиеся, разбежавшиеся, уцелевшие снова пойдут под ярмо. А если не пойдут? Тогда смирившихся не будет. Здесь отступит любая диктатура, ибо не останется рабов, а тоталитаризм не строят, пока не вырвут согласия признать такой проект

А если в один прекрасный день это согласие не смогут вырвать у нас ничем? Я говорю о чудесах? Да, о чуде спасения Духа. Из рабства не уходят по асфальту

Из рабства уходят по дну разверзающихся морей, как в книге книг. Из рабства уходят через себя и поверх себя. Но октябрьский переворот-89 еще состоится. Модернизированный, в перестроечной суперобложке явится на гробнице первого узурпатора узурпатор последний – депутат от тоталитаризма М.С.Горбачев и благостно прочитает доклад о великой роли октябрьских переворотов – кровавых, бесплодных, антинародных – всех семидесяти двух, от великой крови 1917 до великой лжи 1989

Либеральные и прогрессивные "Московские новости", "ЛГ", и "Огонек" не преминут напечатать какие-нибудь октябрьские призывы или отчеты. Неформалы будут думать, как бы им провести на выборах-90 своих кандидатов по фасаду советов, за которым плохо прячется все та же старая партократия, жаждущая очередной легализации своего всегдашнего путча. И все они будут полноправными участниками октябрьского переворота-89, семьдесят второго, но боюсь, не последнего

7 ноября на улицах не будет слышно стрельбы, не будет ни пожаров, ни озверевших матросов, как тогда, в 1917 году. Но будут шарики, и ярмарки, и праздничные гулянья, и накрытые столы. И это будет еще страшнее

Однажды захватившие власть, почти лениво, привычно удержат ее

Однажды смирившиеся с этой властью, столь же привычно отметят день своего позора.

"Новая Жизнь" № 6, октябрь 1989.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова