Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Валерия Новодворская

ЕЩЕ РАЗ О НЕНАСИЛИИ

Оп.: Еще раз о ненасилии // Свободное Слово. №16, 6 июня 1989.

Комментарий политолога на трактаты Моссовета и "Вечерней Москвы" о ненасильственном изменении общественного строя.

Поскольку обвинения в адрес ДС и лично в мой перешли из клеветнических статей в желтой прессе в документы, официально издаваемые Моссоветом, то пора внести разъяснения в инквизиторскую "дискуссию", которую государственная власть ведет с ДС

Слово "ненасильственное", которое мы всегда добавляем к словосочетанию "изменение государственного строя", на самом деле тавтология и адресовано несведущим людям, ибо насильственного изменения диктатуры в демократию просто не может быть. Обратно – сколько угодно

Можно насилием и террором уничтожить политическую свободу, парализовать и истребить гражданское общество, все у всех отобрать и присвоить себе: и собственность, и гражданские права, и экономические права народа. Это акт разбоя, и он всегда совершается при становлении тоталитарных режимов. Именно это и проделали большевики с октября 1917 по 1930 г., когда нынешний государственный строй был заложен, упрочен и отлился в окончательные формы

За это время были полностью уничтожены гражданское общество (в основном, к 1923 г.) и экономическая дифференциация в государстве (1923-30 гг.). Уничтожив граждан, легко было уничтожить и собственников. Без гражданских прав нет и свободного владения собственностью, а есть только колоны, временно пользующиеся хозяйственным добром

Но никакой акт насилия и разбоя не даст возможность осуществить обратный переход. Нельзя насильно отдать, можно только насильно взять. Как насильно вручить гражданские права? Их нельзя сунуть за шиворот. Насильно заставить быть хозяином своей страны и своей судьбы? Приказать быть свободными? Это напоминает программу филантропа Сластигрока из романа Ч.Диккенса "Тайна Эдвина Друда": "Вы у меня сдохнете, но полюбите друг друга, как братья!"
Мы в ДС не любители подобных парадоксов. Я уже не говорю о психологическом отвращении к насилию, о невозможности насилия для членов ДС, зафиксировавших в своей программе требование отмены смертной казни даже для самых страшных преступников

Я уже не говорю о том, что ДС практикует некий европейский гандизм (это сущность любой кампании гражданского неповиновения). Я не говорю о нефункциональности насилия для достижения гражданской свободы. Нельзя сделать рабов свободными людьми, перебив всех хозяев. Раб останется рабом, ибо рабство – это не только гнет, но и искалеченная сущность человека, согласившегося быть рабом

По моему глубокому убеждению, участники пугачевского бунта не стали свободнее в ходе резни

При переходе от тоталитаризма к демократии насилия или еще не нужно или уже не нужно. Пока идеалы плюрализма и парламентской демократии еще не овладели умами, насилие ничего не даст. Если же вся страна готова к переориентации, если создано гражданское общество, то насилие тем более не нужно: если народ в целом отказывается повиноваться власти, если начинается всеобщая политическая стачка, то власть неминуемо падет

Такое движение народа называется революцией. Таким был февраль 1917 года. Кровь не пролилась. Это нелегкий путь, но легкости ДС и не обещал. Это единственный путь достижения демократии. Свергнуть можно правительство (путем заговора), но не строй

А зачем свергать правительство, пока оно производное от недомыслия и несвободы народа? По моему глубокому убеждению, даже в момент совершения революции можно обойтись без насилия. Ведь правительственным войскам будет труднее стрелять в безоружных демонстрантов, чем в вооруженных противников

Обвинять в призывах к насилию партию, которая создана для предотвращения его, более чем некорректно. Кстати, при такой научной позиции никакие призывы к насилию невозможны. Это было бы просто глупо. Политические обвинения в наш адрес (и лично в мой) не потому вызывают протест, что точно укладываются в новую, по проекту, формулировку 70 статьи УК, но потому, что нас оскорбляет обвинение в глупости и некомпетентности

Это умаляет наше достоинство просветителей

Мои публичные выступления вполне укладываются в нашу научную концепцию и в программу ДС, которая предусматривает подобный вариант общественного развития. ДС не только проповедует плюрализм, но и осуществляет его на практике в рамках своей программы. Считать призывом к насилию политический и исторический анализ ситуации – это все равно, что счесть всех ученых за поджигателей и подстрекателей

Революции совершаются не от призывов, а при достижении обществом определенного состояния, так что новая формулировка 70 статьи плодит такие же преступления против человечества, как и прежняя. Призыв не может явиться преступлением. Он или глупость, иди лозунг революции, или научный прогноз

Все эти коллизии разрешаются не в суде. Что до партизанских движений на территории оккупированных прибалтийских государств, то их санкционирует достаточное количество международных конвенций, признавших за народами, подвергнувшимися агрессии, право на защиту своего национального и государственного суверенитета

Или правы были фашисты, вешавшие наших белорусских партизан, как бандитов? Дань восхищения, которую всякий патриот не может не отдать такому высшему проявлению патриотизма, отнюдь не означает, что я не хотела бы призвать прибалтов воздержаться от вооруженных выступлений хотя бы потому, что силы будут слишком неравны. Здесь гражданское неповиновение  гораздо эффективней

Впрочем, любому честному человеку понятно, что обвинение в адрес ДС в подготовке чуть ли не вооруженного восстания, в призывах к свержению строя, в том, что он мешает демократизации и народной перестройке (горбачевской перестройке он точно мешает, но народная-то здесь причем?), – из того же ряда, что обвинения лидеров Карабаха в разжигании межнациональной розни или обвинения сталинских времен в диверсиях и вредительстве. Этим нас не запугаешь и не удивишь. Видели и не такое. Готовы и не к тому.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова