Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.- Вера. Вспомогательные материалы: Россия в XXI в.

Валерия Новодворская

НАШИ СЕТИ ПРИТАЩИЛИ МЕРТВЕЦА

Оп. под названием "Красно-черная сотня", Грани, 29.1.2013.

Попал мне в руки список Минкульта "100 лучших фильмов для школьников". И сразу же я увидела этот пушкинский сюр: "И в распухнувшее тело раки черные впились". Может быть, Минкульту лучше составлять списки для пенсионеров или уж сразу для покойников? Почему наши культурологические сети опять притащили мертвеца, после знаменитой школьной программы по литературе? Один знакомый ребенок показал мне свой учебник.

 

Для филфака МГУ похвально полгода изучать утопшую Лизу Карамзина. А в школе лучше в курсе истории дать его "Историю государства Российского". И только филологам нужен допотопный Княжнин, который уже в пушкинские времена не читался, да зачем еще размазывать на два месяца Фонвизина, когда на Митрофанушку хватило бы одного урока. Плюс куча летописей, где вечная Ярославна вечно топит читателей в своих патриотических слезах. Странное меню для деток, которых надо приохотить к чтению… Уйдут они в Интернет, запутаются в Твиттере, потеряются в Контактах, не вернутся из Фейсбуков, еще не дойдя даже до Пушкина. Хорошо, что знакомый ребенок умный, домашний, читающий, как-то переспал первое полугодие. Но разве не ясно – за счет древних скелетов и мумий можно было бы дать Гаршина, Леонида Андреева, Тютчева, да еще курс Бунина увеличить?

 

И с иностранной литературой по-прежнему плохо. Хоть бы четверть программы ей уделить. И мало одного Солженицына, чтобы сгладить непоправимый вред, нанесенный самосознанию ребенка пустой, лживой, барабанной советской литературой. По этой части программа не из Булгакова и Шварца состоит.

 

И как раз все эти ошибки, которые хуже преступления, повторились в списке кинематографическом. Из 100 фильмов 34 штуки, согласно спектральному анализу, - или откровенная, грубая, лживая советская пропаганда, или допотопные ленты, снятые в начале истории советского кинематографа, и даже досоветского, которые надо изучать не в школе, а во ВГИКе. Кому интересен сегодня "Стенька Разин" из 1908 года? Или никак нельзя было обойтись без лишнего бандита? Так взяли бы "Капитанскую дочку". И бандит (Пугачев) есть, и Пушкин, и экранизация талантливая. И долго ли мы будем таскать бездарную и слащаво-лживую горьковскую "Мать" из списка в список, хоть и в пудовкинском дизайне? И уж, конечно, без груды металлолома, то есть без "Броненосца Потемкина" нельзя было обойтись. Это для кинематографистов искусство (знаменитый эпизод с лестницей и коляской), для деток – это дурацкая агитка вроде пионерского галстука, не все же во ВГИК пойдут.

 

Мало было "Неуловимых мстителей" (фильм-то неплох, но нельзя же на неокрепшие юные души лить сериями такое вранье), так еще и древние, из 1923 года, абсолютно бездарные "Красные дьяволята" оказались на 47-м месте. И какой красный комиссар из Минкульта сунул в списочек "Необычайные приключения мистера Веста в стране большевиков"? 1924 год! Дали бы вместо этого, раз уж хотите про двадцатые годы, "Интервенцию" Полоки и "Комиссара" Аскольдова, не даром эти фильмы на полке по 20 лет лежали.

 

И сколько еще поколений будут травить "Чапаевым", как стрихнином? И почему вместо неправдивого, но хотя бы талантливого и неоднозначного фильма "Семнадцать мгновений весны" с Табаковым и Пляттом рекомендуется плоский и фанатичный в своей советскости "Щит и меч"? Потому что это любимое чтиво Путина? И где "Плюмбум" Абдрашитова и Миндадзе? Почему дается более слабая "Охота на лис"?

 

В военный фильмах тот же перебор лояльности к официозу, однозначности и советскости. "Восхождения", "Судьбы человека", "Проверки на дорогах", "Иди и смотри" плюс "А зори здесь тихие" (отличные фильмы без прямой лжи), хватило бы. Тем паче что есть Тарковский, "Иваново детство". Это делает лишними осторожные "Живые и мертвые" и незамысловатую "Балладу о солдате". Тем более что есть калатозовские "Летят журавли". И можно было бы дать "Жизнь и судьбу" Гроссмана и Урсуляка. А уж "Они сражались за Родину" и "Освобождение" не только лживы, но и бездарны.

 

Давая "Утомленные солнцем" Н. Михалкова, как можно было не дать продолжение, то есть "Предстояние" и "Цитадель"? Неприятную, страшную, но гениально выраженную правду. Там столько горечи и боли, что вкус к парадному и тщеславному изображению войны был бы отбит на всю жизнь.

 

Есть фамилия Данелии, но нет места для лучшего антитоталитарного фильма "Кин-дза-дза". Чудом попали в список антисоветские "Покаяние" и "Собачье сердце". Но сорвать с глаз детей повязку советской благополучной истории как основу их бытия – на это фильмов жалеть не надо. Здесь был необходим "Последний бой майора Пугачева", здесь нужно было включать "Чекиста" Александра Рогожкина о застенках ЧК, снятый по "Щепке" Владимира Зазубрина (стаж на полке – 40 лет), и "Людоеда" (о подавлении Кенгирского восстания зэков), "Десять лет без права переписки", "Круглянский мост" и "Время танцора" Абдрашитова и Миндадзе, где приоткрывается правда о последней чеченской войне. И где "Ночевала тучка золотая" по повести Приставкина о чеченской депортации 1944 года, благо речь идет о детях, о русских и чеченских сиротах.

 

И надо было поставить в список хотя бы несколько западных и японских фильмов. Сильнейшие английские исторические фильмы "Человек на все времена" о Томасе Море и "Кромвель", американские "Храброе сердце" и "Спартак" Стэнли Кубрика. Там такая доза свободы! Из японских можно было взять "Легенду о Нараяме". И нельзя обойтись без великолепных польских фильмов Анджея Вайды: "Пепел и алмаз", "Дантон", "Бесы", "Катынь", "Человек из мрамора" и "Человек из железа".

 

И как не добавить Сокурова: "Молох", "Телец", "Солнце" и "Фауст". И дополнить все это перестроечным "Как живете, караси?".

 

Почему это не сделано? Потому что растить мыслящих людей не входит в планы Минкульта, и противники нынешнего просоветского режима им тоже не нужны. Пусть лучше детки благодарят Сталина и Путина за свое счастливое детство, пусть растут в изоляционистском аквариуме, как вуалехвосты, пусть рухнувшие стены советской истории для них останутся крепкими и отштукатуренными заново. Мы все пришли оттуда, из СССР, из детства. И вот нас опять силой и хитростью загоняют туда, то есть обратно.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова