Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.- Вера. Вспомогательные материалы: Россия в XXI в.

Валерия Новодворская

ХАЙЛЬ ГОРБАЧЁВ!

Газета "СоДействие" № 1 (36), 1991. С. 2.


(внепартийная нонконформистская газета)


 


 


Советское «правовое» государство – дикий перестроечный гибрид – начинает высовывать рожки, копыта и хвост из-под неумело пришитых ангельских крыл. Взамен морально устаревшего табу на советский общественный строй – статьи 190.1 – появилось новое, гораздо более актуальное табу на избранного самоприемом президента. «Клеветнические измышления» на его монаршую особу расцениваются в 6 лет заключения (письменные) и в 3 года (устные). Интересно, что поборник советской власти и апологет социализма явно ставит общественное ниже личного: за клевету на советский общественный строй давали всего 3 года оптом, – и за письменную, и за устную. Видимо, очередной высочайший Указ трансформировался из бывшей 70 статьи. Только не хватило откровенности сформулировать прямо: «За антигорбачевскую деятельность, подрывающую и ослабляющую основы президентской репутации... письменно... устно... вторично... строгого режима... с конфискацией...».

Из огня да в полымя. Спасибо Горбачеву за наше счастливое прозрение, которое сейчас, наверняка, не минует народ.

Однако это ведь не предел. Можно, как говорит Шатров, дальше, дальше, дальше... (Интересно, что теперь скажут они все – и Шатров, и «прорабы перестройки»?). Можно отрубать голову за святотатство, можно сжигать святотатцев на кострах, как во времена святейшей инквизиции. Можно поставить всюду статуи Горбачева и заставить воздавать им божественные почести, как в императорском Риме. Можно расстреливать за террор из-за разорванного горбачевского портрета, как в 1937 г. (да и раньше, да и позже).

Диктатура – это беспредел, восторженные поборники горбачевской либерализации должны бы это помнить. Но «рожденные в года глухие пути не помнят своего».

У нашего «дуче» есть все основания беспокоиться за свою подмоченную репутацию и ожидать от благодарного народа то ли дохлых кошек, то ли тухлых яиц. Горбачевские телевизионные зрелища всем приелись и уже не отвлекают, а хлеба становится меньше. И Нерон, и Калигула были гораздо более удачливы в своих попытках купить расположение римского народа.

А в Москве пока вместо лавров – лозунг «Горбачева за решетку!» на демонстрации 1 мая.

После Тбилиси, Баку, Армении, истязаний Аркадия Манучарова и чудом уцелевшего Сергея Кузнецова, после зверств спецназа в Минске, во Львове, в Москве я (и думаю, не только я) не могу Горбачева называть иначе, как палачом и убийцей. И это не конструктивная критика, избави Бог! Критиковать можно равного, критиковать можно не конченого человека, критиковать можно способного к возрождению. Душегубов не критикуют – их ненавидят и презирают. Их судят в Нюрнберге. Кому придет в голову «критиковать» Ленина, Сталина, Гитлера, Брежнева – и после всех его злодеяний убежденного красного фашиста Горбачева?

Здесь не нужно критики, здесь нужна борьба. И хотя трудно было придумать что-нибудь новенькое после Сталина и Гитлера, но Михаил Сергеевич не растерялся. Фергана и Сумгаит, разжигание межнациональной розни, поспешное латание имперских цитаделей кровью невинных – это ново даже в наш Железный Век. И легковесно выглядят после этого обвинения против Горбачева в казнокрадстве. Да, мафиози крадут. Да, глава Кремлевской мафии не мог не быть первым среди равных и в этом отношении. Но что преступнику против человечности и человечества пара украденных миллионов? Разве гитлеровских заправил судили за воровство, разве это что-то значит по сравнению с крематориями? Ленин и Дзержинский были честными и пламенными инквизиторами, но кому от этого легче? Тем более, что импичмент советским правовым беззаконием не предусмотрен.

А почему, кстати, Гитлер, Сталин, Ленин и Брежнев не позаботились о должном к себе уважении? Ну, к Ленину по неискушенности и простоте еще ходоки ходили. А вот Горбачеву некого даже кремлевским чаем напоить. Гитлеру кричали «Хайль!», но у нас что-то не слышно криков «Хайль Горбачев!». А прорабы перестройки кричат настолько фальшиво и неискренне, что не радуют монаршье сердце. Брежневу не нужна была народная любовь, хватало и власти, тем более, что ни ума, ни душевного здоровья ему Бог не дал. А Горбачеву не только любви не хватает, но и уверенности, что хватит пуль, штыков и танков, чтобы сохранить власть. Наверное, подземные толчки народного гнева, бесстрашие несанкционированных митингов, дерзновенные плакаты, не лучшая народная молва (можно приручить либералов, но не народ) колеблют шаткий престол Самозванца.

А когда в глазах еще зарубленные саперными лопатками девочки...

«И не уйдешь ты от суда мирского, как не уйдешь от Божьего суда».

И вот появляется панический Указ, который разоблачает и незаконность власти, и узурпацию титула, и чванство выскочки, и глупость, помноженную на свирепость, и жалкие потуги труса.

Известно издавна, что на воре шапка горит.


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова