Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.- Вера. Вспомогательные материалы: Россия в XXI в.

Валерия Новодворская

УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ ИЛИ УЧРЕДИЛОВКА?

Учредительное Собрание или учредиловка? // "Свободное слово" №17 (95), 21 мая 1991 г.


Многие демократические движения сегодня пишут на своих флагах «Учредительное собрание» как одного из основных требований. Демократический Союз же, который поднимает этот лозунг с 1989 года, не желает присоединиться к этому дружному хору и не поддерживает представителей Демократической России. В чем причина? Возможно, статья В. Новодворской даст ответ на этот вопрос.


У советских демократов появилась новая заветная цель, новая навязчивая идея: Учредительное Собрание. И поднялся этот лозунг из глубины несчастной, замороченной перестроечной души, запутавшейся на демократической платформе и взыскующей о спасении на уровне очередного вопля “SOS!” Теперь мы уповаем на Учредительное Собрание: авось спасет? Не спасет! Мы с вами уже 4 года спасаемся на всех подвернувшихся льдинах: то пилюлями из Горбачева, которому не было альтернативы; то микстурой из выборов всех цветов и фасонов, то в Советы, то в Комитеты, то на Съезды, то в комиссии; то горчичниками из чахоточной многопартийности; то инъекциями из ельцинской вакцины, и что-то ничего нам впрок не идет. Интересно, почему бы это? Может быть, потому, что мы переклеиваем ярлычки на нашей советской бутылке, а в ней все то же пойло, все то же бесформенное вещество, не имеющее никаких характеристик, кроме одной – растекаться лужей или принимать ту форму, в которую его нальют? Язык не повернется назвать это вещество народом. Можно, конечно, развлекаться театром абсурда очень долго и незаметно вымереть в театральном зале, между двумя действиями советского балагана.

Действие первое. Перестройка нашего родного фашизма. Клубы в поддержку. Страсти. Программы и советы фашистам, как лучше перестраиваться. Великий реформатор Горби. Апофеоз. Народ ликует и пляшет.

Действие второе. Выборы и съезды. Телесериалы на тему: «Гласность – 1, 2, 3, 4, 5» с депутатами в амплуа комиссара Каттани. Все ищут мафию и никак не найдут, все обличают тоталитаризм и не знают, где он расположен, а он всюду: снаружи и внутри, в речах «за» и в речах «против».

Народ ликует и пляшет. Апофеоз.

Действие третье. Советская многопартийность. Кто чуднее? Кто моднее? Но все чудики и законодатели вкуса из белых, красных, оранжевых и фиолетовых партий одинаково смирные и очень хотят, чтобы власти их прижали, полюбили (некоторые хотят даже, чтобы возненавидели), но все же зарегистрировали, разрешили, наделили помещениями, бумагой, собственностью.

Все хотят за круглый стол, поближе к вазе с пирожными. Все боятся, что их не пригласят. Народ и партии по очереди ликуют, негодуют, пляшут и выступают на эстрадах и танцплощадках вместо конферансье и чтецов-декламаторов. Им аплодируют. Предлагают даже деньги за выступления. Удивительно, что партии до сих пор не скооперировались в эстрадный коллектив, в труппу (кадеты, социал-демократы, ДПР, РКП, можно включить ДС и анархистов) и не ездят по городам с выступлениями. Приехали, выступили все по очереди, собрали деньги за представление и уехали.

Действие четвертое. Ельцин. Солист и суперзвезда. Поклонники и поклонницы. Автографы. (Кстати, автографы ныне берут у партий и их деятелей, как раньше брали у любимых актеров. Вы заметили? Вам не страшно? Мне – очень.) Памятные значки. Народ ликует и орет. Правда, проголодался и бастует, но как-то очень смиренно. После эстафетных голодовок (ты – от завтрака до обеда, я – от обеда до ужина) пришло время эстафетных забастовок. От одной шахты до другой. Без остановки металлургии. То-то радуются солидные обозреватели «Московских новостей»: шахтеры, мол, сознательные, они не хотят экономической катастрофы. В домах тепло. Домны работают. Колесо тихо вертится. Непонятно, зачем тогда бастовать? Цирковой этюд? Реприза?

Пятое действие. Аттракцион под названием «забастовка». Без толку и с желанием все как-то уладить без больших потрясений. Вся власть Совету Федерации. Плохие Советы распустим, хорошие – выберем. КПСС – на мыло. Пусть будет ДПР или Дем. Россия. Пусть направляют и руководят. Плохого Горбачева заменим хорошим Ельциным. Увы! «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». Очень хочется пасть в объятия очередной власти и возликовать.

И вот действие шестое. Кому-то очень приспичило заседать в Учредительном Собрании. Что за пожар? Вспомнили, что на витрине еще несколько игрушек: Учредительное Собрание, Россия, Президент России, Конституция? Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Если многопартийность может существовать под бдительным оком КГБ, то почему бы не быть заодно при живом, не рухнувшем тоталитаризме и Учредительному Собранию? Правда, с ним сложнее. Партию можно создать на пустом месте в порядке чисто игровой ситуации. Скажем, на почве приверженности к буддизму, капитализму, ангорским котам или цветной капусте. Наши демократические партии – это клубы любителей демократии. Все увлекательно проводят свой досуг. Наши демдвижения – это агентства по туризму. Маршруты выходного дня. В сторону демократии. От Белорусского вокзала до Манежной. Интересно, почему это вдруг и демроссы, и Ельцин, и радикалы, и «Московские новости» вдруг заторопились в Учредительное. Собрание? У нас что, уже есть гражданское общество? Откуда вдруг такой деликатес? Или новый аттракцион устроим? Посидим. Попоем. Попляшем. И разойдемся. А кто, кстати, будет нами править? Да те же и будут. Они правили, правят и не собираются бросать. Драть-то нас очень даже просто и удобно. Вы терпели тоталитаризм? Терпели. Теперь хотите его учредить? Дадут. На здоровье. Вы же его выбирали и перестраивали. Теперь осталось учредить, а посмотрите на себя, микрочастицы советского студня (в вашем понимании – граждане свободной России)! Бога побойтесь (настоящего, не из телепроповедей)! Свободная Прибалтика, которая не часть Советской империи и не входит в СССР. Юридически, исторически не входит – я согласна. А духовно? А морально? Молдова, Грузия и Армения предлагают создать альянс выбирающихся из Союза. Свободная Балтия отвечает: нет уж, у нас особый статус, нас мировое сообщество признает, а вас неизвестно, признает ли. Спасайтесь уж сами. Каждый за себя, а Бог за всех. А то вдруг Совдепия на нас обидится и не отпустит.

Ну как насчет свободы и независимости путем переговоров с завоевателями и с их санкции? «Летите, голуби, летите»? Где баррикады Риги и Вильнюса? Там же, где и прошлогодний снег.

Суверенная Украина. Степан Хмара снова брошен в Лукьяновскую тюрьму. Что делают все 100 партий Украины? Ее гражданское общество? Ходят на митинги протеста. Пишут письма. Словом, терпят. Почему не берут приступом Лукьяновскую тюрьму? Нет сил? Нет мужества? Хорошо! Тогда не говорите мне про гражданское общество. Оно вам приснилось. 100 партий есть. Курам на смех.

Про Россию говорить не будем. Можно только голову пеплом посыпать и одежды разодрать.

Учредительное Собрание, кстати, – его конец учредительного процесса. С него не начинают. Им кончают. Учредительное Собрание происходит не до Революции, а после. Учредительное Собрание – это уже без КГБ. Без Советской власти. Без партократии. Без Горбачева. Без Ельцина. Без советского народа.

Учредительное Собрание – это знак смены эпох, это «невиданные перемены после неслыханных мятежей» (Блок).


Когда ж над большою столицей

Край неба так ржав и багрян,

С державою что-то случится,

Постигнет страну ураган.

(Пастернак)


Все это бывает на деле. А вы хотите прямо из очереди или с санкционированного митинга в Учредительное Собрание? Его не будет. Будет жалкая совдеповская Учредилка. И учредите вы там, мои милые, диктатуру сильной руки. Ван же до смерти ее хочется. Распустите вы болтливые и бесполезные Советы и будете учреждать Ельцина как диктатора всея Руси. Или коллегиальную диктатуру, благо Ельцин и Горбачев уже пали друг другу в объятия.

А что мы можем еще учредить? Будем решать вопрос о власти: кому бы эту власть отдать. Ведь наши вечные ясли сами управиться с собой не могут. «Земля наша обильна, порядка только нет». Порядка захотелось? Орднунга? Будет!

Что-что, а это в СССР наводить умеют. Только учредите. А дальше само пойдет. Вам этот хаос на уровне бедлама они же и устроили. Все ждут, когда вы порядка запросите. Через Учредилку. И первый блин был комом, а второй вообще будет из эрзац-муки. О наша ностальгия! Надежда из надежд! Учредительное Собрание! Давайте вспомним без сантиментов. Была надежда. Был свет в окне. Был, вернее, лучик.


«Лишь горстка нас. Всего

одна щепоть.

Лишь для молитв она,

для упований...»

(В.Стус)


Все, что делалось в России три века, делалось для этого. Для этого высокого собрания. 1917 год. Строй покачнулся и пал.

Восемь месяцев! За тысячелетнюю историю! Где было гражданское общество 26 октября 1917 года? Почему оно не прогнало большевиков? Прошел октябрь, ноябрь, декабрь. 5 января 1918 года. Было уже бессмысленно собираться. Власть была в руках большевиков. Из вод поднимался монолит тоталитаризма. Кадеты были уже вне закона, уже арестованы, уже убиты. Учредительное Собрание при диктатуре? Не было его в нашей истории. Была жалкая Учредилка, которая говорила в пустоту, которую легко было не пустить обратно, заперев санкционированный зал в санкционированном Дворце.

Что было, то и будет. И ничто не ново под солнцем. А вот и формула капитуляции «гражданского общества» 1918 года, решение бюро ЦИКа социалистических партий и демократических организаций:

«...При таких условиях нет сомнения, что первая попытка чрезвычайного совещания собраться – приведет к его разгрому и к самым жестоким насилиям над его участниками. Такая судьба уже постигла Всероссийский Съезд Советов крестьянских депутатов, стоящих на защите Учредительного Собрания.

Желая сохранить все силы для продолжения неутомимой борьбы с большевизмом и пребывая в твердой уверенности, что большевики сами своей преступной и кровавой политикой роют могилу, куда их бросит в ближайшем будущей обманутый и преданный ими народ, ЦИК постановил назначенное на 8 января чрезвычайное совещание отменить». Узнаете? Желаем сохранить все силы для борьбы и поэтому бороться не будем. Слышите демроссов, которые вместе с ОМОНом отпихивают народ и кричат, что на Манежную площадь призывают идти провокаторы, что не надо конфронтации с властями?

Трусость 1918 г. смыкается с трусостью 1991 г. в общем поражении.

Учредительное Собрание возможно не Для Власти, не При Власти, но После Падения Власти. Запомните на будущее, в ближайшее время не пригодится. Зачем же я это пишу? Для немногих совестливых и порядочных людей. Такие, знаете ли, советы на сон грядущий: не подходите близко к советскому Учредительному Собранию. Не запачкайтесь Учредительным Собранием Совдепии. Лозунги дня в смысле конструктива: Бойкот. Бойкот всего. Учредительного собрания. Выборов. Совдепов. Советской действительности. Советского народа. Не участвуйте в этой последней мерзости советского режима. Сегодня ситуация безнадежна, не делайте ее безнадежной до скончания веков. Не любите себя. Не любуйтесь собой. Пусть будет Вам стыдно. Когда вы себе опротивеете, вы начнете учредительный процесс.

Мы будем стоять у стен Учредительного Собрания, у этой вашей жалкой Учредилки. С лозунгами «Долой!» Учреждайте Ваш правовой фашизм и убейте нас скорей. За митинги без спросу. За скепсис. За протест. За пожелание влиться в ваши стройные ряды. За насмешки, за сатиру, за неверие. За горечь. Расстреливайте, распинайте, четвертуйте. Только поскорее. Сколько еще нам с вами мучиться в вашем балагане, сколько еще смотреть на ваше гнусное фиглярство?


 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова