Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.- Вера. Вспомогательные материалы: Россия в XXI в.

Валерия Новодворская

Лучший материал для витья веревок


Лучший материал для витья веревок // Газета «Хозяин» №34, 1992 г.


Как мы и предполагали в предыдущей порции дегтя, народу в праздники полагается ликовать. А если не ликуется, то на то есть правдивые российские «Вести» и нелицеприятные российские же «Новости». Разительный контраст между изображением и изображаемым объектом стоило пронаблюдать на натуре, а потом посмотреть советский телевизионный ампир.

На экранах демонстрировалось упоение – пополам с умилением. Михаил Сергеевич возлагал цветочки к месту гибели мальчиков, убитых попечениями его ближайших сподвижников. Борис Николаевич читал что-то трогательное по бумажке, время от времени утирая скупую мужскую слезу. Народное гулянье у Белого дома двигалось под музыку «Ура! Мы ломим! Гнутся шведы!». Граждане дружно высказывались на тему, что в стране победившего капитализма демократия – их рулевой. Страна вставала на праздничную вахту, и только нехватка сырья и полный развал экономики не давали совершить ей положенное количество рекордов. Егора Гайдара качали с криками: «Еще!» В кадре этой прелестной сцены не было, но нельзя же не поверить нашим демократическим дикторам.

А на самом деле...

Около Белого дома бродили тощие группы людей, которых в общей сложности набралось бы от силы на 3-5 тысяч. Одни ругали Ельцина, другие – его окружение. Появление дээсовцев с импрессионистскими лозунгами типа «Советский народ лучший материал для витья веревок» и «Ищите результаты августовской революции на дне своего разбитого корыта» было встречено восторгом умирающих от скуки корреспондентов и общей радостью нездорового большинства собравшихся. Аналогичные листовки шли на «ура», а анархисты с деревянными танками на головах вызвали аплодисменты.

Правда, было и здоровое меньшинство истинных демократов. Истинные демократы рвали лозунги оппонентов, предлагали их (демонстрантов) милиции (а милиция говорила, что даже даром не возьмет и просила листовочку), побили одного анархиста и пытались побить всех остальных. Самый коронный аргумент звучал так: «Нельзя же болтаться в проруби. Нужно выбрать или фашизм, или коммунизм. Я лично антикоммунист. Вот была бы у меня «тридцатьчетверка», я бы вам показал». Однако нездоровое большинство оппонентов отбило.

У подъезда рыдали беженки из Абхазии. Победоносный Эдуард Шеварднадзе, ревнуя о славе Аттилы, Чингисхана и царя Ирода, искал во главе танковых колонн на шоссейных дорогах и пляжах Абхазии заложников. Но трудно найти заложников, особенно если их никто и не брал. Поэтому первым делом взяли Абхазское телевидение (видимо, чтобы лучше разглядеть заложников), разогнали парламент (уже второй с января 1992 г.), обстреляли с вертолетов жилые кварталы Сухуми и шарахнули ракетами по шестнадцатиэтажному дому; далее сформировали очередной Госсовет, запретили митинги и к каждому кипарису поставили по БТРу. После чего никем не взятые заложники нашлись там, где их не искали.

Меценат Горбачев тут же дал из своего фонда Шеварднадзе 2 млн. долларов на дальнейшую демократизацию и перестройку. Эта праздничная информация в «Вестях» оптимизма дикторов не уменьшила.


 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова