Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.- Вера. Вспомогательные материалы: Россия в XXI в.

Валерия Новодворская

Потусторонние встречи в Госсовете


 


Потусторонние встречи в Госсовете,

или Допрос-интервью со вторым лицом в Республике Грузия заместителем Э. Шеварднадзе г-ном Джабой Иоселиани

Газета «Хозяин» №42, 1992 г.


Обычно журналистам приходится гоняться за столь высокими особами, а те всячески отбиваются, ссылаясь на занятость. Ведь интерес у прессы и власти не всегда взаимный. Мне необыкновенно повезло. Не я гонялась за г-ном Иоселиани, а он за мной, причем с помощью «агентства» под названием «бюро информации и разведки» (грузинский КГБ), «Мхедриони» и полиции.

Когда меня после ареста возле университета и чувствительных побоев (били ногами в ботинках по незащищенным ногам) из полицейского участка приволокли в Госсовет, наш с г-ном Иоселиани интерес был, безусловно, взаимный. Наша встреча в канун «демократических выборов» длилась три часа, причем госсоветовская сторона писала ее на магнитофон и снимала на пленку (видимо, для потомства, потому что с сегодняшними телезрителями ничем не поделилась). Г-н Иоселиани считал, что ведет допрос. Я считала, что беру интервью, в результате каждый получил свое, и обе стороны не остались внакладе.

Декорации были следующие: Госсовет – громадное здание с колоннами, больше всего напоминающее Смольный после взятия почты и телеграфа, но перед взятием вокзалов, хотя все это было взято г-ном Иоселиани еще в январе. Госсовет был переполнен мхедрионовцами с автоматами, каждый из которых объяснился мне в любви («с каким наслаждением я бы тебя лично расстрелял»), ящиками со снарядами и т.д. Были и знаменитые броневики (в виде БТРов во дворике).

В кабинете г-на Иоселиани вместе со мной находился целый ряд жутко заинтересованных слушателей с автоматами (для хунты это что-то вроде галстука, без автомата неприлично появляться на людях, и еще у многих черные очки – как у тонтонмаскутов папаши Дювалье).

Итак, 23 сентября, вечер. Выбираю из интервью в наручниках самое интересное.

В.Н.: Добрый вечер, г-н Иоселиани. Сразу будете расстреливать или сначала кипятком обольете, как политзаключенного Зазу Циклаури?

Д.И.: Сначала мы Вас с кортошечкой поджарим. И побеседуем немного. Художественная часть, так сказать. Времени у нас много, Вам дали 15 суток ареста.

В.Н.: Интересно, кто же это дал? Если Вы лично, то Вы и больше можете. Почему не 15 лет?

Д.И.: Подумаешь! Если Вам нужно, я могу утром судью привести. Он все оформит.

В.Н.: В самом деле, раз Вы разогнали законодательную власть и изгнали исполнительную, то судебной было одиноко. Правильно сделали, что решили и ее упразднить. Лист бумаги дайте, пожалуйста!

Д.И.: Зачем?

В.Н.: Заявление о сухой голодовке напишу. 15 суток это не продлится, суток 6 – Вы на себе сэкономите.

Д.И.: Я сам голодовку держал! А вы комедию ломаете.

В.Н.: Ну так Вы же драматург. Сыграем наш спектакль, только Вам явно выпала в нем отрицательная роль.

Д.И.: Вот Вы советник Гамсахурдиа; ребята, сходите в библиотеку, принесите ей газету из подшивки, там ее президент выступает на митинге, и глаза у него выпученные.

В.Н.: Захватите заодно газету «Дрони», где г-н Иоселиани говорит, что тот, кто пойдет на несанкционированный митинг, получит пулю.

Д.И.: Правильно, я это говорил, я не отказываюсь от своих слов. Зачем митинги? Мы демократическое государство строим. Порядок должен быть.

В.Н.: Вы что, вообще против митингов?

Д.И.: Зачем против? Я сегодня выступал на предвыборном митинге. Мне так аплодировали!

В.Н.: Скажите, г-н Иоселиани, а на этом митинге Вы были один или с автоматчиками?

Д.И.: Конечно, с автоматчиками! И с БТРом. Иначе никто уважать не будет.

В.Н.: Почему же Вы своим идейным противникам проводить митинги не даете? Вот 16 сентября Вы звиадистский маленький митинг разогнали…

Д.И.: И будем разгонять! Митинги должны быть правильными, как у нас. А они невесть что говорят, народ смущают, а народ должен думать что-нибудь одно.

В.Н.: Г-н Шеварднадзе часто бывает на Западе. Он что, Вам ничего по возвращении не рассказывает, как осуществляется демократия в США, в Великобритании?

Д.И.: Эдуард Шеварднадзе великий человек! Он избавил человечество от третьей мировой войны.

В.Н.: Чтобы развязать четвертую? На Кавказе? Вам известно, что до 1985 года он диссидентов сажал?

Д.И.: А что еще с ними делать?

В.Н.: Вот Ваш ближайший помощник, когда меня сюда вез, заявил, что Гитлер – идеальный руководитель для немецкого народа и много сделал ему добра. Вы его не уволите?

Д.И.: А что он такого сказал?

В.Н.: Г-н Иоселиани, при таких воззрениях на вещи зачем Вам вообще выборы? Власть у Вас есть, оружие – тоже, палачей и застенков хватает...

Д.И.: После выборов мы вот такие будем (показывает кулак). Мы расстреливать будем!

В.Н.: Г-н Иоселиани, после всего Вами сказанного что же Вы обижаетесь, что в листовках Вашу хунту называют фашистской?

Д.И.: Мы не хунта, мы революционеры!

В.Н.: Большевики тоже говорили, что они революционеры.

Д.И.: Я полжизни в тюрьме сидел, в 40 лет школу кончил, потом доктором наук стал...

В.Н.: Я Вас обвиняю не в прошлых прегрешениях, а в том, что Вы сегодня палач и убийца. Зачем Вы митинг 2 февраля расстреляли?

Д.И.: И правильно сделали, что расстреляли! Там же было вооруженное противостояние.

В.Н.: Вы хотите сказать, что у митингующих было оружие?

Д.И.: У них было слово, а это еще хуже оружия.

В.Н.: Значит, на слово будете отвечать пулями?

Д.И.: Обязательно! Вот ваши листовки, которые Вы раздавали студентам: они провокационные, клеветнические, преступные, Вы к бойкоту выборов призываете.

В.Н.: Знакомые формулировки. Скажите еще, что я занимаюсь антисоветской деятельностью и устои подрываю. Вам известно, что ваши люди меня били?

Д.И.: Они еще и не то могут! Вот мы опубликуем текст нашей беседы, и Вас просто на улице убьют.

В.Н.: «То, что сделал предъявитель сего, сделано по моему приказу и на благо государства»? Тоже знакомо. Конечно, Вы очень хотите быть фашистами, но не дотягиваете. У фашистов должна быть стабильная экономика, мощная армия, полное народное единство. А здесь экономику вы развалили, народ против Вас, в Абхазии Вас бьют... Вы маленькие, чахлые, недоделанные фашистики. Бодливой корове бог рог не дает.

Д.И.: Абхазия – часть Грузии! Мы имели право танки передвинуть!

В.Н.: Тогда Горбачев, выходит, тоже имел право танки в Вильнюс ввести, он же считал Литву частью СССР.

Д.И.: Мы Вас завтра вышлем в Москву.

В.Н.: Меня нельзя насильно выслать на самолете, я в воздухе его покину через люк, со мной на этих условиях ни один экипаж не полетит.

Д.И.: И если Вы вернетесь в Грузию, Вы заплатите за все!

В.Н.: Я у Вас не спрашиваю, зачем Вы свергли законную власть. Это все равно, что у большевиков спросить, зачем они устроили октябрьский переворот.

Д.И.: Я этих интеллигентов мог убрать и раньше, за один день мог убрать! А я еще терпел 7 месяцев.

В.Н.: Ваше долготерпение Вам зачтется. Я ведь советник Президента по правам человека, после возвращения в Грузию законной власти мне же Вас придется защищать от народного гнева. Помогите же мне хоть немного, пожалев хоть кого-нибудь из своих сограждан. Зачем Зазу Циклаури пытали?

Д.И.: Никто его не пытал. Он взорвал вместе с моей машиной полквартала, его люди били.

В.Н.: Г-н Иоселиани! Они могли ему кости переломать, но ведь в Тбилиси нет горячей воды! Они что, ее сначала согрели, потом из соседнего квартала притащили, а потом стали его кипятком обливать? Кто же в это поверит?

Д.И.: Он признался в терроризме, через 2 дня процесс будет. (Примечание: процесса нет и до 15 октября, потому что Зазу Циклаури сломать не удалось никакими пытками.) Я Вам сейчас других людей приведу, они сами скажут, что они террористы, что они мосты взрывали!

В.Н.: Не утруждайте себя. На процессах 37-го года еще и не в том признавались.

Д.И.: Вы неисправимы. Вы платный агент Звиада Гамсахурдиа! Вас исправит жизнь. Ваш приговор приостановлен, но он – за Вами.

В.Н.: Да чем же платить несчастному Звиаду? Вы ограбили всю Грузию, вот Вам есть чем платить. А свободе служат даром. Что до приговора, то Вы его вынесли всей Грузии. Надеюсь, она не даст привести его в исполнение!

P.S. На этом кончилось интервью, и наша первая встреча завершилась. На дорожку член Госсовета г-н Гогуадзе объяснил мне, что Госсовет снимает с себя ответственность за мою жизнь, а подручные с автоматами дополнили, что меня застрелят прямо на улице: «Убьем и отвечать не будем, скажем, у нас хаос и дестабилизация».

Дальнейшие главы из «репортажа с петлей на шее» читайте в следующем номере, ибо для журналиста сегодняшняя Грузия – просто Клондайк, если, конечно, ребра и череп обладают повышенной прочностью, так как это оказалось главным при сборе материала накануне демократических выборов при Эдуарде Шеварднадзе.


 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова