Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.- Вера. Вспомогательные материалы: Россия в XXI в.

Валерия Новодворская

ЮРИДИЧЕСКИЙ ВАЛЬС

Юридический вальс // Газета «Хозяин» №42, 1992 г.


Не успели конституционные судьи возобновить переливание из пустого в порожнее, то есть из конституционности КПСС в ее зловредность, что, впрочем, вполне совмещалось в пространстве и во времени, как в силу постигшей все общество шизофрении на 75 году жизни оно расщепилось. И возникли непредвиденные осложнения. В среду правых и левых партаппаратчиков пустили веселого диссидента Петра Марковича Абовина-Егидеса, который, в отличие от большинства присутствующих, сидел не в горкомах, а в лагерях. И он навел такую экспертизу! Оставив в покое усопшую КПСС, он воспел социализм, обличил капитализм, ваучеры, приватизацию, а заодно Горбачева, Ельцина и Гайдара. Потрясенный В. Зорькин закрыл заседание, а после перерыва вынес вердикт, что Егидеса не было, потому что, во-первых, он говорил не на тему, а во-вторых, слушать его было неприятно. Что подтверждает наши прежние заветные догадки насчет того, что и свидетели защиты, и свидетели обвинения до сих пор играли в одни ворота. Все говорят не на тему, но не все же наступают на мозоль!..

А Петр Маркович наступил. Закрадывается еретическая мысль: а совместимы ли диссиденты с перестройкой! На других фронтах судопроизводства дела идут не лучше, зато увлекательнее. Сообразив, что обвинять гэкачепистов в попытке сохранения конституционного строя территориальной целостности СССР затруднительно в силу обратной формулировки 64 статьи, а насчет того, кто там кому и с кем изменял: то ли Крючков Родине с Язовым, то ли Горбачев Ельцину и Отечеству, то ли Родина им обоим при недоносительстве Янаева, то ли КГБ группе «Альфа», – вообще как-то туманно, – генеральный прокурор Степанков решил, что если не хватает материала для правосудия, то можно наскрести на беллетристику. За сим он изложил тайну следствия в форме романа и сдал в «Огонек» для напечатания. Если у нас так и дальше пойдет в правовом государстве, то судьи в процессе будут изучать романы, представленные прокурорами, следователями, адвокатами и подсудимыми, а автору лучшего произведения присуждать первую премию ввиду оправдания. Можно предвидеть появление романов-следствий: «Багдадский вор», «Соблазненная и покинутая», «Убийство на улице Данте» и т.д.

Истина коротка, а искусство вечно! Я только одного не могу понять: почему литературные герои сидят в Матросской Тишине? Может, они готовят подкоп вместе с графом Монте-Кристо?

Еще один замечательный суд, заседающий в Болгарии, приговорил Тодора Живкова к 7 годам тюрьмы. За перерасход машин, квартир и прочих безделушек. Железная поступь демократии... Ежели за это судить, то у нас одной Матросской Тишины не хватило бы даже на нынешнюю власть, не то что на прежнюю.

Правильно говорил Вышинский, что суд – орудие социального возмездия. В Риге в наручниках и железной клетке судят Парфенова, в Берлине Хонеккера лечат от рака печени Моабитской тюрьмой.

Когда Пушкин писал: «Увы! Куда ни брошу взор, везде бичи, везде железы», – это было про демократию?


 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова