Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия.- Вера. Вспомогательные материалы: Россия в XXI в.

Валерия Новодворская

Я все равно паду на той, на той единственной, гражданской

Я все равно паду на той, на той единственной, гражданской // Газета «Хозяин» №26, 1992 г.


Когда, едва причалив к вожделенному американскому берегу, российский президент объявил, что у него есть что предложить американскому фермеру, предпринимателю и банкиру, мы, грешным делом, дали волю своему махровому эгоизму. Ведь если у президента есть такие прелестные вещи, то почему бы не предложить их сначала своим фермерам, предпринимателям и т.д.! А то выдь на Волгу – и услышишь стон всех тех, кто купился на предложение завести какой-нибудь бизнес в наших Палестинах (ежели он, конечно, абориген). Ведь от фермерских слез уже можно рис выращивать на российских полях (если это поле, конечно, дадут).

Но вторая часть президентской речи нас совсем добила. Борис Николаевич заявил, что гидра коммунизма у нас издохла, и предложил ее добить там, где она еще теплится.

Какая жалость, что Дарвин не дожил до этого счастливого дня! Он бы узнал много нового о приспособляемости видов. Подумаешь, вылезти из Мирового океана на сушу! Это было плевое дело! А вот когда гидры заявляют, что они подохли, и сами себя предлагают искоренить, это уже поинтереснее. И Мичурину бы посмотреть и научиться настоящей селекции: ему и не снилось создать гибрид партаппаратчика с антикоммунистом, а мы вывели и поставили на конвейер.

Искомые 24 млрд. Ельцин, кажется, принесет в клюве, но за такой малостью и ездить-то не стоило, керосин расходовать: Западная Германия собирается в течение 10 лет вкладывать по 100 млрд. ежегодно в экономику Восточной Германии, где всего-то 16 млн. населения. Прикиньте на счетах: на наше обустройство хватит денег разве что у всей туманности Андромеды, если мы ей докажем, что сохранение нашей дорогой власти – в ее туманных интересах.

А на просторах СНГ независимые государства с упоением предаются гражданским и империалистическим войнам во все свои суверенные силы. Армения и Азербайджан едят друг друга поедом, втягивая Иран и Турцию в перспективную третью мировую войну, сравнивая с землей нежно любимый обеими сторонами Карабах. Молдова и Грузия огнем и мечом обеспечивают нерушимость своих имперских границ, решив, что территории Приднестровья и Южной Осетии в виде кладбища в их составе предпочтительнее уходу или хотя бы автономии несчастных регионов, пока еще не все их население прикончили суверенные самолеты, танки и гаубицы. Причем всем протестующим, заявляют суверенные правительства, не мешало бы вспомнить, что независимый геноцид против своего собственного народа – глубоко внутреннее дело независимого государства.

Позавидовав чужим гражданским войнам, российские власти решили устроить маленькую свою, спустив ОМОН на протестантов у Останкино. Опровержения антидемократических измышлений об избиениях и увечьях, постигших женщин и детей, выглядели так: сотрясения мозга были легкие, а не тяжелые. «Демократические» средства массовой информации вслух жалеют, что не сгорел ни один рейхстаг и не за что судить Анпилова.

Когда демонстрацию протеста ОМОН загнал в ловушку у Рижского вокзала, число антисемитов и сталинистов в ней не превышало количества агентов ЦРУ в рядах диссидентов 70-х годов. Щиты, дубинки, омоновцы, закрытые станции метро и тяжелые грузовики поперек шоссе создавали знакомый пейзаж. В воздухе пахло кровью и советской демократией...


 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова