Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. http://yakov.works/russian_oglavleniya/index.htm. Вспомогательные материалы.

Джойс и Ривер Хиггинботам

ВЗГЛЯД СОВРЕМЕННОГО ЯЗЫЧЕСТВА НА САТАНУ

 

Из книги: Joyce & River Higginbotham. Paganism: An Introduction to Earth-Centered Religions. Llewellyn Publications; Woodberry, Minnesota, 2002. ISBN-10: 0738702226. Chapter 4. What About Satan? (pp.101-131)

 

Перевод Андрея Анзимирова-Бессмертного, 2016 год.

В формате epub: опись А, #41631.

Как современные язычники видят Сатану? На этот вопрос не так легко ответить, поскольку каждый язычник имеет на сей счёт свое собственное мнение. Большинство язычников согласны, что кем бы Сатана ни был, он как минимум является богом иудео-христианского и мусульманского пантеона.

Поскольку Сатана — это исключительно иудео-христианское и мусульманское божество, и в силу того, что многие язычники принимают решение не сохранять никаких связей с иудео-христианским и мусульманским пантеоном, за исключением случаев, когда они считают себя христоязычниками или иудеоязыниками, большинство язычников не верят в Сатану и не оказывают ему ни внимания, ни дани уважения. А раз большинство язычников не верят в Сатану, они не поклоняются ему. Как мы уже говорили, язычники не обязательно мыслят свои отношения с божеством в терминах поклонения, так что идея поклонения Сатане для многих язычников в любом случае является чуждой.

Верят ли язычники в существование Сатаны? Опять же, языческая точка зрения будет всегда отражать представление данного верующего о Божестве в целом и зависеть от того, какую систему богов он или она исповедует. Следует помнить, что, термин «божество» в понимании большинства язычников может относиться к любому сверхъестественному или духовному существу, к любой сверхъестественной или духовной силе или власти. Поэтому, как правило, язычники считают Сатану божеством. Например, если язычник считает, что божества суть антропоморфные существа, то он или она будет рассматривать Сатану как антропоморфное существо. Если язычник считает, что божества суть архетипы, то он или она будет рассматривать Сатану как некий психологический или энергетический принцип. Если язычник считает, что божества суть потоки энергии, то он или она, вероятно, будет видеть Сатану в форме одного или несколько конкретных энергетических потоков. Если язычник рассматривает божество как мыслеформу, его или её позиция, скорее всего, будет, что даже если Сатана не существовал ранее, отныне он существует благодаря той энергии веры, которой его напитали миллионы человеческих умов на протяжении многих веков.

Давайте рассмотрим Сатану как божество более глубоко, и, в частности то, как он стал ассоциироваться в человеческом сознании с язычниками.

ЯЗЫЧНИКИ, ВЕДЬМЫ И ДУРНЫЕ РЕПУТАЦИИ

На язычников и ведьм часто навешивают ярлык «дьяволопоклонников», несмотря на то, что Сатана или дьявол является иудео-христианским и мусульманским концептом. Откуда взялось это заблуждение? Ответить на этот вопрос нам поможет краткий экскурс в историю.

Наша история начинается с древних евреев. Как народ, евреи изо всех сил старались создать и сохранить свою социальную и религиозную идентичность в суровых условиях в течение периода, когда они были вовлечены в многократные войны. Евреи верили, что они были избраны своим Богом, именуемым Яхве, что следует, например, из Книги Бытия 12: 3. Перед тем как Моисей выводит израильтян из Египта, он говорит фараону, что Бог наведёт на египтян казни, «дабы вы знали, какое различие делает Господь между Египтянами и между Израильтянами» (Исход 11: 7). С точки зрения Моисея, Бог благоволит к Израилю и не благоволит к тем, кто вне Израиля (египтяне). Мы можем охарактеризовать такое мировоззрение в терминах «своих и чужих» или «нас и их».

Это мировоззрение развивается как основная тема всего свода древнееврейских писаний, которые известны нам, как Ветхий Завет. Пророки шестого-седьмого веков до н.э. развивают эту тему ещё дальше. Говоря о врагах Израиля, они неожиданно заменяют своих врагов их божествами, описывая людей как демонов и чудовищ. То есть, ссылаясь на своих врагов, они говорят о них не как о племени или о городе, но как о неких извергах и монстрах. Их враги уже не являются людьми, это демоны, которые должны быть повержены1. Такой процесс называется «демонизацией».

В тот же период, евреи характеризуют религиозные верования и обряды своих нееврейских соседей как «мерзости» (Второзаконие 18:9), и описывают тех, кто их совершает, как «прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых, ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это» (Второзаконие 18:10-12). При этом иудейские писатели игнорируют тот факт, что их собственные религиозные обряды включают прорицания оракулов, которые часто вопрошали мертвых вождей и пророков и реально предсказывали судьбу и будущее других. То, что характеризуется как чародейство, если это делается чужими (как, например, наведение саранчи), считается чудом от Бога, если это делается своими. Одна из проблем мировоззрения «мы и они» состоит в том, что, что такое мировоззрение нередко осуждает поведение чужих и восхваляет поведение своих даже в тех случаях, когда оно абсолютно одно и то же.

Впервые или почти впервые Сатана изображается в литературе на древнееврейском языке как принцип противодействия или препятствия к выполнению цели. Например, в книге Чисел 22:22-25, нам рассказывается история Валаама, который садится на свою ослицу и двигается в направлении, которое неугодно Господу. Яхве посылает своего верного слугу Сатану, чтобы тот встал у животного на пути и повернул его в сторону, что Сатана и делает. Многие версии Библии неправильно перевели слово «Сатана», как «ангел», но еврейское слово в этом тексте «ле-шайтан-ло»2.

Сатана вновь ассоциируется с мотивом противодействия или препятствия в 1 Книге Паралипоменон 21:1. Когда царь Давид приказывает обложить свой народ налогом, Писание сообщает, что «восстал Сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян». Здесь мы видим, как демонизируется непопулярное действие, пусть и совершённое по приказу самого израильского царя.

В первом-втором веках н.э. возникают несколько иудейских сект, которые отделяются от основной части иудейской культуры, чтобы исполнять закон в более «чистом» виде. Одна из таких групп — ессеи. Писания таких раскольничьих групп характеризуют иудеев, не принадлежащих к ним, как «отступников», и обвиняют их в том, что они соблазнились злом3. Здесь мы впервые видим, как одни иудеи демонизируют других иудеев. Чем дальше эти секты отделялись от господствующей культуры, тем более радикальными они становились. Со временем Сатана приобретает в их писаниях всё большее значение, он становится персонифицированным, ему приписывается несколько разных историй. Эти истории часто присваивают Сатане положение ангела, который вступает в битву с небесными силами и проигрывает.

Неудивительно, что тенденция описывать мир как зону боевых действий небесных сил продолжается и в христианских Евангелиях: многие историки считают, что ранние христиане изначально были раскольничьей сектой иудаизма. Евангелия, особенно от Матфея и Луки, изображают жизнь и служение Иисуса как борьбу космического масштаба между силами добра и зла. Сатана и его силы находятся в состоянии войны с Яхве и Иисусом и пытаются разрушить дело Иисуса и помешать его распятию. Сатана также изображается как главный инициатор конфликта между Иисусом и еврейским руководством.

В Евангелии от Иоанна 8:44 Иисус называет евреев «детьми дьявола». Это крайне неудачное заявление в течение многих столетий подпитывало антисемитские чувства. Таким образом, в конце Евангелия демонизация «чужих» переносится на всех евреев и не-евреев, которые выступают против Иисуса и новой церкви.

Гонения на христиан в первые века н. э. усилили ощущения христианами «битвы между силами добра и зла». Хотя христианство, видимо, действительно возникло как секта иудаизма, ко времени гонений большинство христиан уже составляли выходцы из язычников, то есть не-иудеев. В этот период христианские писания начинают переносить демонизацию с не принявших Христа иудеев на римские власти.

Не все знают, что к концу второго столетия н.э. и правления Марка Аврелия (161-180) большинство римских философов были монотеистами. Хотя к Богу обращались под многими именами, песнопения и гимны стали отождествлять всех богов с одним божественным существом. Ко времени Марка Аврелия, многие римляне принимали как само собой разумеющееся происхождение всех богов и демонов от единого божественного источника 4.

Римлян смущал в христианах не их монотеизм, идею которого разделяли и те, и другие, но их концепция Сатаны. Как писал философ-платоник Цельс в 180 н. э., христиане явили свое невежество, «выдумав сущность, противную Богу и назвав его 'дьяволом', или на еврейском языке 'Сатаной'. Утверждать, что у величайшего Бога есть противник, который сдерживает его способность делать добро — богохульство».5

Цельс обвиняет христиан в том, что они измыслили небесное восстание, чтобы оправдать восстание земное. Его обвинение имеет определенный смысл, так как ранние христиане использовали свою веру в Сатану, чтобы оправдать свой уход из общества, которое, как они считали, служит демонам (римским божествам). От тех, кто становились христианами, требовалось, чтобы они рвали со своей семьей и прекращали поддерживать свой город. Их учили, что все племенные, общественные и семейные связи были противны Богу6. Цельс задаёт вопрос: что ещё можно ожидать «от тех, кто отгородиться от остальной цивилизации? Ибо, говоря всё это, они на самом деле приписывают Богу свои собственные чувства».7

Помните, что свободы религии, как мы её знаем, в то время не существовало. Всякие отклонения от общепринятого считались кощунством и усиленно преследовались во многих культурах, включая римскую. К сожалению, христианство развивалось в той же самой нетерпимой среде.

В 180 н. э. христианский писатель Ириней Лионский выпустил свою обширную пятитомную работу о еретиках под названием «Против ересей». Еретик, по мнению Иринея, — это член христианской общины, взгляды которого отличаются от христианского единомыслия и который поэтому является посланником Сатаны: «И как я, по давнему твоему желанию узнать мнения тех еретиков, постарался не только открыть их тебе, но и дать средства к обличению их ложности, так и ты усердно послужи для других по благодати, данной тебе от Господа, чтобы люди не увлекались их льстивыми речами»8. Здесь мы впервые в христианской литературе видим слово «еретик» (в неточном русском переводе («лжеучитель») и начало демонизации христианами других христиан. Тертуллиан, современник Иринея, указывает на то, что слово ересь (hairesis) в буквальном переводе означает «выбор», а еретик «осужден самим собою за то, что он сам выбрал себе то, чем осуждается»9. Тертуллиан утверждает, что делать выбор есть зло, и предлагает, чтобы церковные наставники, которые хотят устранить ересь, не позволяли бы людям задавать вопросы, ибо еретиками людей делает любознательность, а «в любознательности нам нет нужды»10.

До сих пор в нашем рассказе Сатана использовался для описания различных «чужих», опять же как часть мировоззрения «они и мы» — сначала не-иудеев, потом других иудеев, не принадлежащих к некоторым сектам, затем римских властей, и, наконец, других христиан. Святой Антоний Великий (251-356 н. э.), известный пустынник, в значительной степени повлиявший на формирование раннего монашества, развил учение о Сатане ещё дальше, уча своих монахов, что Сатана может являться нам даже изнутри нашего собственного «я». По словам святого Антония, Сатана — это наши мысли, наши влечения, наше воображение. Теперь демонизируется даже самое интимное в нашей личности — наше собственное «я».

 

ПОЧЕМУ БЫЛА ОХОТА НА ВЕДЬМ?

К одиннадцатому и двенадцатому векам еретикам, помимо прочего, начинают предъявляться обвинения в колдовстве и поклонении дьяволу. В 1320 году, колдовство было добавлено в список ересей, составленный Инквизицией11 — особым церковным трибуналом, которому было поручено «обнаружение, наказание и предотвращение ересей» и который был создан в 1215 году папой Иннокентием III. В 1484 году папа Иннокентий VIII издал свою знаменитую буллу, предоставившую инквизиторам полную власть задерживать, пытать, и наказывать «ведьм»12. Два года спустя инквизиторы Генрих Крамер и Якоб Шпренгер, оба доминиканские священники, опубликовали книгу «Malleus Maleficarum» или «Молот ведьм», в которой излагались методы обнаружения «ведьм» и процедуры пыток для доказательства их виновности. Её текст стал стандартным для всех охотников на ведьм трёх последующих столетий.

Как до этого дошло дело — интересная тема для исследования, на которую написано множество книг, но вот основные моменты. Ещё Фома Аквинский (умер в 1274 году), тоже доминиканец, после изучения Аристотеля и других древних авторов пришёл к выводу, что женщины просто являются лишь «несовершенными животными», то есть неполноценными мужчинами. Иначе говоря, они появляются как результат какой-то ошибки во время зачатия или периода беременности13. Во времена Фомы считалось, что мужчина является единственным активным агентом, вызывающим беременность, и что женщина никак не участвует в процессе зачатия, но является лишь сосудом, пассивно принимающим семя. Фома твёрдо верил, что активное может производить только подобное себе, поэтому от полового акта должны рождаться только мужчины. Иными словами, энергия мужского семени стремится производить нечто столь же совершенное, как оно само, но иногда вместо этого, в силу неблагоприятных обстоятельств, как например, влажные южные ветры, рождаются женщины. Таким образом, женщина начинает свою жизнь как ошибка природы, биологическая неудача, как «недоразвитый человек», со всей очевидностью «неспособный логически мыслить».14 По словам Фомы, из-за влияния этих влажных южных ветров, женщины «вследствие естественной влажности своего сложения» имеют более высокое содержание воды, чем мужчины, и легче соблазняются сексуальными удовольствиями и искушениями.15

Авторы «Молота ведьм» Крамер и Шпренгер были весьма впечатлены аргументацией Фомы и часто цитировали его. Они разделяют его точку зрения на женщин, что видно из следующего:

«Всё нечестие ничто в сравнении с нечестием женщины… Что такое женщина, как не враг дружбы, неотвратимое наказание, необходимое зло, соблазн природы, сокрушение желаний, домашняя опасность, сладостная порча, зло природы, выкрашенное в светлые краски! Как из недостатка разума женщины скорее, чем мужчины, отступаются от веры, так и из своих необычайных аффектов и страстей они более рьяно ищут, выдумывают и выполняют свою месть с помощью чар или иными способами. Нет поэтому ничего удивительного в том, что среди женщин так много ведьм»16.

Кроме того, поскольку Крамер и Шпренгер согласны с Фомой, что эти ужасные влажные южные ветры делают женщин более восприимчивыми к сексуальному искушению, они убеждены, что женщин-ведьм непременно должно быть больше, чем мужчин-ведьмаков, как следует из этого отрывка:

«Всё совершается у женщин из ненасытности к плотским наслаждениям. Притчи Соломона говорят (30:15): «У ненасытимости две дочери: «давай, давай!» Вот три ненасытимых, и четыре, которые не скажут: «довольно!»», и это четвёртое именно — отверстие влагалища». Вот они и прибегают к помощи дьявола, чтобы утешить свои страсти. Можно было бы рассказать об этом подробнее. Но для разумного человека и сказанного довольно, чтобы понять, почему колдовство более распространено среди женщин, чем среди мужчин. Поэтому правильнее называть эту ересь не ересью колдунов, а ересью по преимуществу ведьм, чтобы название получилось от сильнейшего. Да будет прославлен Всевышний, по сие время охранивший мужской род от такой скверны. Ведь в мужском роде он хотел для нас родиться и страдать. Поэтому он и отдал нам такое предпочтение»17.

Вот и ответ. Охота на ведьм была продуктом нескольких столетий нелепейших идей о женщинах и сексе, коренившихся в научном невежестве. Идей, которые сегодня кажутся настолько смехотворными, что мы даже не можем понять, как люди могли всерьёз в такое верить и уж тем более действовать на их основе. Однако эти вздорные идеи очень хорошо иллюстрируют, как одно убеждение постепенно вырастает из другого и одна концепция смело опирается на другую до тех пор, пока они не образуют стройную систему взглядов. Эта система становится своего рода трафаретом, по которому люди действуют, создавая определенную реальность. Тип реальности, которая при этом создается, позволяет нам оценить взгляды, на которых она построена.

ЧТО ПРОИСХОДИЛО С ОБВИНЯЕМЫМИ?

Процесс над ведьмой обычно проходил так. Женщине, обвинённой в ведовстве, сперва предлагали признаться в этом. Если она отказывалась, её начинали пытать. Во время пыток инквизитор задавал ей ряд вопросов, а писарь записывал её ответы. Пытки продолжались, как правило, в течение нескольких дней и недель, с перерывами, до тех пор, пока обвиняемая не сознавалась. Работа истязателей оплачивалась из средств жертвы. Расходы включали затраты на пытки, на питание истязателей, их проживание, развлечения и путешествия. Имущество тех, кого признавали «ведьмами» и еретиками, включая их землю и прочую недвижимость, конфисковалось. После признания большинство жертв приговаривались к смерти, хотя некоторые из них освобождались.18

Точное число жертв инквизиции в результате охоты на ведьм до сих пор неизвестно. Современные историки обычно оценивают его в размере от 40 до 200 тысяч, большинство из которых были женщины в немецких землях.19 Инквизиция достигла своего пика в шестнадцатом и семнадцатом веках, в то же самое время, когда был осуществлён первый английский перевод Библии, так называемый «перевод короля Якова» (Библия короля Якова, англ. King James Version, 1611). Когда некоторые отрывки из Библии короля Якова сравниваются с более ранними греческими и еврейскими рукописями, которые в то время считались утерянными и, следовательно, были недоступны английским переводчикам, можно легко видеть, что эти переводчики, переводя текст, находились под прямым влиянием охоты на ведьм и верили в неё. Что повлияло и на переводы Библии на другие языки, в том числе на русский.

КАК ПОВЛИЯЛА НА ПЕРЕВОД БИБЛИИ ОХОТА НА ВЕДЬМ

Взглянем более внимательно на то, как охота на ведьм повлияла на перевод Библии короля Якова. Начнём с еврейского слова kashaph, которое означает «шептать» или «бормотать» заговоры, молитвы, или, возможно, даже сплетни. Это слово было переведено на английский язык как «волхвование», «чародейство» и «ворожба»20 (см. Исход 22:18, Второзаконие 18:10, 4 Царств 9:22, 2-я Паралипоменон 33:6, Михей 5:12, Галатам 5:20, и Наум 3:4). Вопреки этому, ранние греческие переводчики, понимали, что корень слова kashaph означает «отравитель» в смысле ядовитого языка, так как их тексты, как правило, используют слово pharmakeia. Это буквально означает «лекарство» или «лекарственное средство» и является сегодня частью таких слов, как «фармакология» и фармацевт». Св. Писание в книге Исход 22:18 в переводе короля Якова гласит: «Ворожеи не оставляй в живых», тогда как вместо «ворожеи» там должно стоять либо «злоязычная», либо «сплетница», либо «молящаяся чужими (т.е. неиудейскими) молитвами».

Другой пример влияния охоты на ведьм на перевод Библии на английский язык видим в 1-й Книге Царств 15:23, где еврейское слово qecem переводится как волшебство («ибо непокорность есть такой же грех, что волшебство»), хотя на деле это слово буквально означает распределение по жребию или просто бросание жребия при игре в кости. Есть пример и в Деяниях 8:9, где греческое слово existemi переводится как «волхвовал», но которое на самом деле означает «ошеломлял». 21

Эти библейские высказывания о ворожеях и волхвах оказались в высшей степени своевременными, так как они помогали оправдывать действия инквизиции.

 

СФАБРИКОВАННЫЙ ОБРАЗ

Инквизиторы подходили к обвиняемой ведьме с заранее сложившимися идеями о том, что такое «ведьма» и что именно эта «ведьма» сделала, в силу чего они ей задавали соответствующие вопросы. Обвиняемую пытали, а инквизитор задавал ей вопросы по одному за раз. Пытки продолжались до тех пор, пока инквизитор ни получал ответы, которые он хотел. Как мы сегодня знаем, люди, которых пытают, готовы сказать что угодно. Если от бедной крестьянки требуют признания в том, что она убивала и ела младенцев во время сатанинской чёрной мессы, и одновременно тыкают ей в глаз раскалённой кочергой, как вы думаете, что она скажет? Вы думаете, она не признается? А вы бы не признались на её месте?

Мы понимаем, что наш подход слишком прямолинеен, но мы хотим показать, как фабриковался образ «ведьм». Десятилетия переходили в века и всё это время инквизиторы делились между собой информацией, в результате чего образ «ведьмы» рос и ширился, видоизменялся, становился всё более достоверным. Ведьмы ели младенцев, вступали в половые контакты с Сатаной и животными, держали при себе кошек в качестве демонических животных (фамильяров), насылали проклятия на своих соседей, отравляли воду и пищу, побивали посевы, вызывали падёж крупного рогатого скота, пытались убивать священников и королей, пили кровь, проводили чёрные мессы, хулили Бога, оскверняли святыни, вызывали демонов, летали на мётлах, и так далее и тому подобное. Развитие этого образа запечатлено в огромном своде описаний конкретных случаев, например, в библиографиях, составленных Johann Georg Theodor Grässe (1814-1885), в каталогах Аббата Пьера-Жака Сефера (Pierre-Jacques Sepher, 1710-1781), в трёх томах «Manuel Bibliographique» Юста Липсия и Gabriel Peignot (1912), в двух тысячах источников, содержащихся в библиографии Robert Yve-Plessis (1900) и сорока шести томах доктора Hoefer, Schieble и французского поэта-розенкрейцера Станисласа де Гуайта (Stanislas de Guaita, 1861-1897)22.

Мало того, что церковь и гражданские власти подавали эту вымышленную информацию как истинную, но обычный человек, который был не только безграмотен, но теперь еще и безумно запуган, поверил им. Таким образом, психология охоты на ведьм существовала в течение почти четырех сотен лет вплоть до настоящего времени, успев охватить даже Голливуд. Давайте говорить предельно откровенно: все широко известные и расхожие образы ведьм и язычников сфабрикованы в результате пыток и на основе антинаучных взглядов на женщину. Люди, которые повторяют эти стереотипы сегодня и утверждают, что они истинны, демонстрируют своё незнание истории. Они также, сами того не сознавая, поддерживают пытки и нелепые взгляды на женщин, которые возникли с Аристотеля и были повторены Фомой Аквинатом и другими.

Как бы реагировала общественность если бы диктор, сообщающий о новостях, появился на телеэкране в праздник Хануки и стал бы скармливать слушателям дезинформацию о евреях, сфабрикованную нацистами? Тем не менее, люди обычно принимают измышления инквизиции за истину и не задумываясь переносят их на современных язычников. Не так давно в нашей городской газете появилась статья о Хэллоуине. Автор статьи процитировал одного пастора, который между прочим сказал, что Хэллоуин и всё языческое является бесовщиной и мерзостью перед Богом. Мы позвонили в газету, чтобы узнать, как мы можем опубликовать опровержение статьи. Нам удалось поговорить с самим автором статьи, который сказал нам: «Что с вами случилось, люди? Я завален электронной почтой, письмами и телефонными звонками от язычников и не от язычников, и все жалуются на статью! С чего это вы так чувствительны, ребята?»

«Вы имеете в виду, вы не возражали бы, если бы вашу религию называли бесовщиной, а её последователей обвиняли в мерзостях? — ответили мы ему. — Где доказательства ваших заявлений? Знаете, давайте сделаем так. Почему бы вам не напечатать эту же самую статью на следующей неделе ещё раз, слово в слово, только на сей раз изменить слово «язычник» на «чернокожий» или «еврей»? Мы представляем себе, какая будет реакция. А вы?»

На другом конце провода воцарилось молчание. «Как насчет интервью завтра?» спросил он наконец, и на следующей неделе газета опубликовала очень справедливое и точное опровержение.

Наш опыт показывает, что большинство людей испытывают предубеждения против язычества, не задумываясь. И отнюдь не из-за злонамеренности. Они просто не знают фактов. Однако, ознакомившись с историей постепенного развития отношения к язычеству, они обычно начинают воспринимать язычество столь же уважительно, как и любые другие религии.

СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ САТАНЫ

 

 

 

Наш краткий экскурс в историю показывает, что Сатана является очень полезным социальным концептом. Ниже мы указываем на некоторые из социальных ролей, которые он играл, и комментируем это с языческой точки зрения.

 

«МЫ И ОНИ». Возможно, наиболее важной, центральной социальной ролью Сатаны было различие между теми, кто принадлежит к определенной группе и теми, кто пребывает вне её.

 

Различение может быть полезным. Благодаря нашей способности различать, мы знаем разницу между «моей» стороной улицы и «твоей» стороной, между «моим» и «твоим» счётом в банке. Поскольку мы умеем различать, мы понимаем и ценим такие различия, как «либерал» и «консерватор», «капиталист» и «социалист», позиции за выбор женщины в вопросах аборта и против такого выбора. Если вы стали язычником, вы смогли это сделать, осознав различия между язычеством и другими религиями. Каждый из нас всё время принимает решения, основываясь на тех или иных различиях.

 

Проблема возникает, когда различия становятся состязательными, или строятся на принципе «мы против них». В этом мировоззрении, «мы» всегда здесь, а «вы» всегда там, и мы всегда против вас. От такой позиции всего один шаг к демонизации тех, кто отличается от нас.

 

Язычники твёрдо держатся того принципа, что демонизация как способ отношения к другим, неприемлема. Быть разными нормально. Быть несогласным с другими — приемлемо. Подчёркивать то, что является уникальным и специфическим для вас — превосходно. Но при этом нет никакой необходимости превращать других в своих противников.

 

Язычество в целом принимает разнообразие мнений. Богатство, которое расцветает повсюду в результате наиболее полного самовыражения людей — как в их сходстве, так и в их отличии друг от друга — является для язычников красотой бытия. Это человеческое сокровище. В языческом мировоззрении и типе общества, которое язычники хотели бы построить, нет места демонизации «других».

 

КОНТРОЛЬ С ПОМОЩЬЮ СТРАХА. Чтобы получить контроль над людьми, нет ничего лучше, как заставить их бояться — боится какого-нибудь пугала, жупела, бояться вечной погибели, бояться задавать вопросы, боятся самих себя. Как мы видели из слов святого Антония-пустынножителя, Сатана не только пугало, пребывающее «где-то там»; он и ваше сокровенное «я». Пугало — это вы сами. Ваши мысли, чувства и желания — это демонические силы, которые тянут вас вниз к погибели.

 

С такой точки зрения, мир настолько невероятно опасен, что даже ваше собственное «я» предаёт вас, действуя в интересах Сатаны. Где же можно обрести безопасность? Разумеется, только под защитой гражданского или религиозного авторитета. Вы можете доверять только им. Единственное правильное решение состоит в том, чтобы признать над собой их власть, и они обеспечат вам защиту от любой опасности.

 

Как вы уже знаете из изучения принципов язычества, язычники решили обходиться без признания над собой чужих авторитетов и сами решают, каковы их убеждения, сами формулируют свою этику и берут на себя ответственность за свою жизнь и свой жизненный выбор. Идея передачи власти над собой внешнему авторитету совершенно неприемлема для большинства язычников. Таким образом, язычество, не принимает концепции отсутствия доверия к себе и противостоит всем попыткам контролировать людей с помощью страха.

 

ОБЪЕДИНЯЮЩИЙ ПРИНЦИП. Когда группа поддаётся страху и принимается демонизировать «чужих», Сатана часто становится для неё объединяющий принципом. В качестве примера нам послужит наш собственный недавний опыт. Несколько лет назад один наш знакомый, который недавно окончил семинарию и начал свое служение в христианской церкви, рассказал нам интересную историю. Он недавно был на пасторской конференции, где участвовал в обсуждении одной тревожной тенденции прихожан Низкой Церкви. Докладчик, ведущий обсуждение, рассказал о стратегии некоторых церквей, которая им кажется полезной. Эта стратегия возлагала вину за все нападки на церковь конкретно на Сатану. Его попытки разрушить церковь якобы осуществляются через культурные влияния, в частности через распространение язычества и взглядов «Нью-Эйдж». Наш друг рассказал нам, что такая стратегия поощрялась этими церквами, потому что, «наличие врага всегда укрепило христианство, со времен мучеников и до наших дней. Создание врага может сегодня помочь увеличить наше членство». Несмотря на то, что эта идея далеко не нова, мы всё-таки были изумлены.

 

Позже, когда мы преподавали курс введения в язычество, мы предложили нашим студентам сходить на несколько различных видов богослужения в разные церкви и затем доложить классу о своем опыте. Одна из рекомендованных нами церквей была, как мы полагали, церковью пятидесятников-фундаменталистов. Чтобы быть уверенными, мы с Ривером пошли к ним на службу сами. Мы попали на воскресную службу, во время которой проповедник сообщил своей конгрегации, что язычники — часть армии Сатаны и что они планируют в буквальном смысле слова убить всех христиан. Это было для нас новостью! Если исходить из этой проповеди, нетрудно поверить, что некоторые группы взаправду способны прибегнуть к стратегии, предложенной на той самой пасторской конференции.

 

Это примеры того, как Сатана может быть использован в качестве объединяющего принципа. Когда люди чувствуют угрозу, они сооружают вокруг себя стену и с её помощью организуются в более тесное сообщество. Большинство язычников, однако, такого рода сообщества не привлекают. Конгрегация верующих, которая строится вокруг страхов, угроз и демонизации других, не является ни здоровой, ни устойчивой, ни достойной уважения. Поддержание постоянной позиции боевой готовности утомительно. Язычники предпочли бы использовать свою энергию для получения признания со стороны других верований и культур ради того, чтобы содействовать развитию диалога и сотрудничества между народами мира.

 

 

 

МИФОЛОГИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ САТАНЫ

 

 

 

В дополнение к социальным функциям, Сатана играет и вполне определённые мифологические роли. Понимание этих ролей поможет уточнить «сатанинские» качества и характеристики и распознавать их в других мифологиях и даже в культуре. Сатана представляет определенные модели поведения и качества, существующие на протяжении всей человеческой истории, независимо от системы убеждений. Какова же функция Сатаны как мифологического архетипа?

 

ПРИНЦИП ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ИЛИ ПРЕПЯТСТВИЯ. Что такое Сатана как принцип противодействия или препятствия? Это первая архетипическая роль, которая даётся Сатане, так как именно в этом качестве мы встречаем его едва ли не первый раз в еврейской литературе. Как уже обсуждалось в нашей кратком экскурсе, мы впервые встречаем Сатану, когда он стоит перед Валаамовой ослицей и физически загораживает ей путь (см. Числа 22: 22-25). Вы помните, что Сатана является в этот момент слугой Яхве и совершает это по просьбе Яхве?

 

Это не обязательно должно быть злом. Принцип противодействия или препятствия можно рассматривать и как внушённый и поддерживаемый Богом. Если смотреть на противодействие с точки зрения энергии, мы увидим, что это, по сути, жизненная необходимость: при каждой силе действия существует сила противодействия. Без противоборствующих сил Земля не будет вращаться вокруг своей оси или двигаться по орбите, виды не будут воспроизводить себя, растения не будут давать ростки, самолеты не будут летать, и никто из нас не будет даже в состоянии ходить. Без противодействующих друг другу тонко сбалансированных сил были бы невозможны ни жизнь, ни рост.

 

Сатана, таким образом, выступает в качестве архетипической фигуры, выражающей эти силы. Так как сама жизнь подвергается противодействию и сопротивлению, можно рассматривать Сатану и выражаемые им энергии как некое библейское поучение о тех силах, которые, в конечном счёте, создают условия, при каковых каждый из нас может расти.

 

САТАНА КАК ПОДВЕРГАЮЩИЙ СОМНЕНИЮ АВТОРИТЕТЫ. Эта функция вполне может быть самым необычной и противоречивой ролью Сатаны. Однако, это будет продолжением его функции противодействия и препятствия. В этом случае, однако, объектом противодействия становится авторитетная фигура. В зависимости от вашей точки зрения на авторитет, на значение отдельного индивида и на проблему выбора, эта роль Сатаны может вызвать в вас чувство ощутимого дискомфорта.

 

Примеры Сатаны в этой роли можно найти в истории Эдемского сада (Бытие 3:1-24) и в рассказах о нескольких встречах с ним Иисуса в Новом Завете. Помните, что Новый Завет был написан авторами, которые в основном видели события жизни Иисуса как часть космической битвы между силами добра и зла. Чтобы быть достойным противником, Сатана должен был быть реальным врагом и представлять столь же очевидный вызов.

 

С точки зрения архетипа, пример более слабого соперника, который ставит под сомнение власть авторитета, бросает ему вызов, и открыто не подчиняется ему, хорошо знаком. Многие из вас испытали эту архетипическую ситуацию лично, будучи подростком. Некоторые из вас видели её и восхищались ею, наблюдая марши протеста против расовой дискриминации во главе с Мартином Лютером Кингом, или слышали о ней в связи с Ганди и его борьбой с британским правительством. Вы видите это сегодня на наклейках на бамперах, которые гласят «подвергайте сомнению любой авторитет», а также в пикетах тех, кто проводит демонстрации перед клиниками абортов. Эта же архетипическая энергия питала чувство гражданского неповиновения американских колонистов в 18 веке, которое переросло в войну за независимость и привело к созданию Соединенных Штатов.

 

Даже сегодня церкви и школы поощряют сомнение в авторитетах и неповиновение властям, когда такое сомнение и такое неповиновение продиктованы совестью. Джойс с детства помнит рассказы в воскресной школе о тех, кто вставал за свою веру вопреки всему, и то, как учитель спросил лично её, достанет ли у неё мужества не отказаться от своей веры перед взводом солдат, направивших на неё винтовки. Когда Риверу рассказывали в школе о нацистских офицерах, которые оправдывали себя перед судом тем, что они всего лишь исполняли приказы, его спросили, выполнил бы он заведомо несправедливые приказы, если бы знал, что за невыполнение его отправят в концлагерь на смерть.

 

Наше общество испытывает смешанные чувства по поводу «сатанинского» архетипа сомнения в любом авторитете. С одной стороны, он нас пугает, и мы его осуждаем. С другой стороны, мы восхищаемся теми, кто имеет мужество придерживаться своих принципов независимо от последствий.

 

САТАНА, КАК ТРИКСТЕР. Трикстер — это Божество, которое обучает мудрости с помощью хитрости, уловок, озорства и неожиданных действий. Божества-трикстеры есть во многих мифологиях, например, Гермес, Эрида (Дискордия у римлян), Локи или Койот у американских индейцев. Когда вы общаетесь с трикстером, вы думаете, что происходит что-то одно, но к своему удивлению и огорчению обнаруживаете себя в совершенно другой ситуации. В конечном итоге в результате преподанного вам урока вы станете «лучше» или по крайней мере мудрее, но опыт общения с трикстером нередко не из приятных.

 

Мы видим Сатану в роли трикстера по крайней мере в двух библейских рассказах. Действие первого из них происходит в Эдемском саду (Бытие 3:1-24), где Сатана в виде змея убеждает Адама и Еву съесть запретный плод. К их глубокому изумлению и разочарованию, этот акт выбрасывает их из полуживотного состояния и возлагает на них бремя выбора между добром и злом. Второй рассказ излагается в Книге Иова, в которой Сатана с одобрения Бога подвергает Иова ряду тяжелейших испытаний. Этот тяжелейший опыт становится для Иова средством духовного роста и возможностью поговорить с Яхве о смысле жизни и страдания, о духовности. Сам Иов, разумеется, никогда не избрал бы для себя такие испытания, но пройдя через них, он становится совершенно другим человеком.

 

САТАНА, КАК ИСКУСИТЕЛЬ. С ролью трикстера тесно связана роль Сатаны, как искусителя. В истории Иова, например, Сатана не только проводит Иова через некие кардинально преобразующие его испытания, но и искушает Иова до предела отчаяния, дабы тот отказался от своей веры, и был раздавлен тем, что с ним происходит. Чем твёрже Иов противостоит этим искушениям, тем больше он вырастает духовно.

 

Таким образом, искуситель помогает нам прояснить то, что для нас сейчас наиболее важно. Соблазн служит в качестве отправной точки при оценке происходящего. Рассмотрим в качестве примера рассказ об искушении Иисуса Сатаной в пустыне (Лука 4:1-13). Лука сообщает нам, что, прежде чем Иисус начал свое служение, он удалился в пустыню для поста и молитвы. Это несомненно было для Иисуса временем подготовки и очищения, временем для обдумывания выбора пути, который лежал перед ним. В пустыне к Иисусу трижды приходит и искушает его Сатана. В первый раз Сатана призывает Иисуса превратить камни в хлеб ради удовлетворение своих физических, то есть плотских потребностей. Во второй раз он предлагает Иисусу мирскую власть, если он оставит свою преданность Яхве. В третий раз Сатана побуждает Иисуса испытать свою духовную силу, бросившись вниз с высоты, чтобы его понесли на руках ангелы.

 

На протяжении всех этих искушений Иисус должен был задавать себе вопрос: «Насколько для меня важно моё служение прямо сейчас? Важнее ли оно для меня, чем власть? Важнее ли оно для меня, чем физическое удовлетворение голода?» Каждый соблазн давал ему возможность всерьёз оценить свои цели и разобраться в своих приоритетах. После своего опыта в пустыне, он хорошо знал, что для него важнее всего.

 

Искушение выполняет для каждого из нас точно такую же функцию. Например, если вы хотите быть пианистом, вам придется решить, стоит ли вам сейчас платить за уроки и каждый день практиковаться на инструменте, является ли это для вас в данный момент приоритетом. Если вы поймали себя на том, что покупаете себе телевизор на деньги, отложенные на уроки по музыке, и направляетесь веселиться с друзьями, несмотря на то, что запланировали сейчас сидеть за инструментом, вам необходимо пересмотреть вашу жизненную цель. Эти искушения могут быть намного сильнее, чем ваше желание быть пианистом. И если вы это поняли — это вовсе не обязательно плохо. Лучше узнать заранее, что ваши приоритеты отнюдь не в том, что вы думали раньше.

 

Чем дальше вы идёте по жизни в поисках планов и контактов, относящихся к вашим намерениям и целям, на вашем пути не раз встанет искушение и спросит: «Важнее ли это для тебя сейчас, чем твоя цель?» И вы должны будете решить, как на это ответить. Сатана, как искуситель, как раз и представляет собой этот процесс оценки ситуации или явления. Его вопрошание и подстёгивание в конце концов приводит вас к осознанию такой широты ваших возможностей и к такой ясности в понимании ваших целей и способностей, которых вы просто не смогли бы иным способом достичь.

 

САТАНА, КАК СТРАДАЮЩИЙ ГЕРОЙ. Это определение может застать вас врасплох, так как мы обычно не думаем о Сатане как о герое рассказа об Эдемском саде. Герои — это персонажи, которые проходят через необычайные испытания или совершают великие подвиги, часто ради других, которые рискуют жизнью и меняют жизнь и судьбу одного или нескольких действующих лиц повествования. По определению Джозефа Кэмпбелла, учёного-специалиста по сравнительной мифологии, странствия героя состоят из исхода, инициации и возвращения23. Герои начинают свои задачи, покидая своё обычное окружение — исход — и путешествуют к месту испытания или конфликта, которое может находиться в другой стране, подземном мире, или в сверхъестественном царстве. Оказавшись там, герои проходят через инициацию, то есть посвящаются в роль героя тем, что они участвуют в испытаниях — в выполнении своих задач и совершении своих подвигов, которые Кэмпбелл описывает как «причащение к некоему источнику силы» (глава «Герой и бог»)24. Последствия действий героев могут иметь как положительное, так и отрицательное воздействие на других. Эпопея заканчивается, когда герои возвращаются из своих испытаний, либо в своё предыдущее состояние, либо в какое-то новое состояние, обусловленное их героическими поступками.

 

Хотя герои часто вознаграждаются за свои достижения в конце пути, иногда миф заканчивается наказанием героя. Мы называем такой персонаж страдающим героем. Кто или что наказывает героя? Как правило, правящие силы данной конкретной мифологии, божества или духи, обладающие верховной властью. Время от времени задача героя оказывается сопряжена со столкновением с этой верховной властью, и чтобы добиться успеха против такого рода сил, герой, как говорит Кэмпбелл, должен похитить у верховной власти кое-что из её сокровищ 25. Если герой добивается успеха, он или она становится носителем изменения в мире, и освобождает от контроля верховной власти жизненные энергии, которые будут питать мир. 26.

 

Чтобы понять образ Сатаны как страдающего героя, давайте взглянем на историю схожего героя, а именно греческого Прометея. Согласно греческой мифологии, Прометей был сыном титана Иапета и титаниды Климены. Титаны были первым поколением богов, правивших миром перед появлением богов-олимпийцев, с которыми вы, вероятно, знакомы лучше. На самом деле, Зевс, который стал главным богом олимпийского пантеона, тоже был сыном титана Кроноса. В конечном счете Зевс низверг титанов и заключил их в бездну (Тартар)26.

После того, как Зевс взял на себя правление, Прометею стало известно о страданиях человеческой расы, которая жила в животном состоянии. Зевс отказался дать людям дар огня, чтобы человечество смогло жить лучше. Прометей решает, что пришла пора исправить эту несправедливость, вследствие чего он крадёт огонь у Зевса. Для громовержца Зевса огонь является сущностью его божественной силы. Прометей приносит этот богоподобный дар на землю и дарует его человечеству. Благодаря дару огня, полученному от Прометея, человечество изменилось навсегда, получив возможность уподобиться богам. По словам Кэмпбелла, похитив у Зевса его главное сокровище — огонь, Прометей стал дарителем этого сокровища человечеству, и этим выпустил в мир новую жизненную энергию. В качестве наказания Зевс приковал приковать Прометея к скале, к которой прилетает орёл и выклёвывает его печень, чем причиняет ему великие страдания. Печень отрастает заново, орел выклёвывает её вновь и вновь, а посему мучения Прометея продолжаются вечно. Не удовлетворенный этим Зевс создаёт в наказание людям Пандору, которая считается первой смертной женщиной. Она из любопытства открывает запретный ящик, наполненный всевозможными пороками, страданиями и болезнями, и выпускает их в мир28. В рассказе об Эдемском саде человечество также ведёт на земле невинное полу-животное состояние. Подобно Прометею, Сатана тоже знает о некоем богоподобном качестве, которое изменит состояние человечества, дав ему возможность уподобиться Богу. Сатана даёт этот богоподобный дар человечеству через активное соучастие Адама и Евы. В этом случае подарок не огонь, но умение различать добро и зло — то есть способность различать, давать оценки и делать выбор. Яхве говорит об этом даре другому, неизвестному нам божеству: «Вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (Бытие 3:22). Этот дар знаменует собой резкий сдвиг в развитии человечества. Опять же, используя слова мифолога Кэмпбелла, можно сказать, что благодаря хитрости Сатаны как трикстера (смотри выше о Сатане как Боге-трикстере), Сатана похитил у Яхве его сокровище богоподобного знания о добре и зле, стал дарителем этого сокровища человечеству, и выпустил новую жизненную энергию в мир, освободив её от контроля Верховного Божества. После чего, как и в случае с Прометеем, Сатана наказан за свои действия. Яхве проклинает Сатану «пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми» и осуждает его в его образе змея ползать «на чреве во все дни жизни твоей» (Бытие 3:14). Подобно Зевсу, наказавшего человечество сотворением Пандоры, Яхве в свою очередь наказывает человечество, сделав рождение ребенка болезненным для Евы и предписывая Адаму «со скорбью» и «в поте лица» трудиться ради добывания пищи (Бытие 3:16-18). Господь также изгоняет Адама и Еву из Эдемского сада, чтобы не допускать их к дереву жизни (Бытие 3:23-24) и помешать им стать еще более богоподобными, «как бы не простерли они руки своей, и не взяли также от дерева жизни, и не вкусили, и не стали жить вечно» (Бытие 3:22). Как видно из сравнения обоих повествований, и Прометей и Сатана бросили вызов более сильному Божеству, чтобы принести дар людям, и оба были наказаны за это. С точки зрения архетипа можно сказать, что Прометей и Сатана репрезентируют пример тех, кто становится благодетелем человечества с большим ущербом лично для себя. По этой причине мы идентифицируем оба божества, как страдающих героев. САТАНА КАК ВОПЛОЩЕНИЕ ЗЛА. Это позднее развитие образа Сатаны, на наш взгляд, произошедшее в результате использования его фигуры как средства демонизации. Сатана был использован, если угодно, в качестве архетипической сточной ямы, в которую сбрасывали всё, чего люди боятся, всё, что они презирают и вытесняют из сознания. Вместо того, чтобы смотреть на эти вещи прямо и открыто, люди навешивают на них клеймо «зла» и «сатанизма», предпочитая, чтобы вместо их мозга работало это клеймо. После того, как тот или иной человек или та или иная деятельность идентифицируется с этим клеймом, их начинают бояться, как своего рода жупела, избегать и преследовать. Те, кто использует клеймо «сатанизма», как правило, начинают относиться ко всему, что им помечено, в высшей степени эмоционально. Спокойное, рациональное мышление становится бессильным от ужаса и истерики, вызываемыми этим культурным жупелом. Сатанизмом и злом может быть названо всё, что угодно, если это удобно для чьих-то целей. Мы видели это клеймо на политиках, общественных деятелях, на религиозных конфессиях, духовных движениях, на современных нововведениях для бытовых удобств, на книгах, фильмах, технологиях, игрушках и телевизионных персонажах. Как показала история, в демонизации того, что вам не нравится или того, что вы не понимаете, нет ничего нового, но это не поможет вам стать более культурно и духовно зрелым, особенно в мире, который становится все более разнообразным и глобальным. Язычники, по большей части, стараются избегать использования эмоциональных ярлыков вместо того, чтобы оценить то или иное явление по существу. Язычники также стараются избежать всякого перекладывания вины с себя на других, дабы избежать ответственности за свои действия. Сваливание собственной вины на Сатану (дескать, «бес попутал!») в язычестве вам не поможет. Мы также считаем, что из нашего изучения мифологической фигуры Сатаны в этой главе, ясно, что Сатана на деле гораздо более глубокая и сложная фигура, чем мы о нём обычно думаем. Возможная причина этого в том, что общество стало настолько сильно боятся его, как некоего вселенского жупела, что многие из нас не способны изучать его объективно, несмотря на то, что мы делаем это в случае гораздо более зловредных персонажей в других мифологиях.

 

КТО ЯВЛЯЕТСЯ САТАНИСТОМ?

Есть ли сатанисты или их нет? Если этот ярлык вообще не относится к язычникам, кого же он обозначает?

Мы выделяем три основные группировки людей, которых считаем «сатанистами», хотя и по разным причинам.

Первая группа состоит из тех, кто действительно поклоняются Сатане как Богу иудео-христианского и мусульманского пантеона. Люди этой группы не являются язычниками, и, скорее всего, не станут идентифицировать себя как язычники. По мифологии они чаще всего связывают себя с религией той культуры, которой они сформированы и в которой живут. В Соединенных Штатах и Европе это как правило христианство, но может быть и ислам или иудаизм. Для последователей такого культа, Сатана прежде всего выступает как воплощение зла, принцип которого эти сатанисты утверждают, ему служат и ему поклоняться. Небылицы, которые иногда циркулируют о человеческих жертвоприношениях, о ритуальном сексе, насилии и убийстве животных — если они вообще имеют под собой какую-либо фактическую основу — связаны только с этими деструктивными культами. Фильм «Ребенок Розмари» являет нам их голливудскую версию.

Следующая группа сатанистов — это те, кто принадлежит к Церкви Сатаны, основанной Антоном Ла-Веем в 1966 году. Антон Шандор Ла-Вей (1930-97) написал Сатанинскую Библию, в которой излагаются основы его вероучения. В его Церкви Сатаны Сатана рассматривается в первую очередь как архетипический образ, представляющий собой ряд особых энергий. Членов Церкви Сатаны интересуют именно эти энергии, а не сам Сатана как таковой; они не поклоняются Сатане. На самом деле, они не поклоняются никакому Божеству, так как один из их главных руководящих принципов — полная самостоятельность и автономия. Они смотрят на Сатану как на архетип, помогающий им самостоятельно думать, самостоятельно действовать и избегать «стадного менталитета».

Третья группа сатанистов принадлежит к церкви Храма Сета, основанной Майклом Акино в 1975 году. Сетианe считают себя ответвлением Церкви Сатаны. Эта группа вообще ставит в центр не Сатану, а египетского бога Сета. Сетианe не имеют чёткого определения того, кем и чем является Сет; некоторые рассматривают его в качестве конкретного существа, а другие как архетипическую энергию. Тем не менее, он в обоих случаях представляет разумный или сознающий принцип, особенно когда его последователь вынужденно «изолирован» вне общины или действует самостоятельно, полагаясь исключительно на свою собственную совесть и принимая на себя полную ответственность за свои действия.

Вы можете услышать, что Церковь Сатаны и Храм Сета описывается как «левые» пути или пути левой руки. Эти термины не имеют в виду обидеть человека левых взглядов, но обычно относятся к чему-то, что отличается от общепринятого или отступает от господствующих взглядов. Путь левой руки является одним из видов духовного инакомыслия и характеризуется тенденцией полагаться преимущественно на собственные усилия ищущего, а не на помощь или «спасение» от Божеств и прочих фигур, обладающих высшим авторитетом.

Когда христианин или другой религиозный комментатор делает заявление о том, что какой-то человек или группа являются «сатанистами», всегда спрашивайте, какой именно тип сатанизма имеется в виду. Имеют ли они в виду ренегатов из христианства, членов Церкви Сатаны или адептов Храма Сета? Когда мы используем термин «сатанист» в этой книге, мы имеем в виду только сторонников Ла-Вея и сетиан, а также тех, которые берут на вооружение элементы философии первых или вторых.

МОЖЕТ ЛИ САТАНИСТ БЫТЬ ЯЗЫЧНИКОМ?

 

Как мы уже отмечали в начале, большинство язычники в целом согласны с Семью принципами язычества, изложенными в 1-й главе29. Мы полагаем крайне маловероятным, чтобы человек, ушедший из христианства и поклоняющийся Сатане, как Богу и принципу зла, мог быть чем-либо привлечён к язычеству; мы лично никогда не встречали таких людей. Что до членов Церкви Сатаны и Храма Сета, то они вольны объединяться с кем угодно, и мы знаем нескольких адептов левого пути, которые участвуют в языческих празднествах. Считают ли какие бы то ни было адепты левого пути себя язычниками или нет, зависит от индивидуальной философии каждого или каждой из них.

Время от времени среди язычников поднимается вопрос, следует ли адептам левого пути разрешать называть себя язычниками. Так как называть себя язычником может любой человек, ответ на сей вопрос очевиден. Споры, однако, в основном, касаются использования последователями левого пути слова «Сатана». Некоторые язычники настолько устали от того, что культура, в которой они живут, постоянно клеймит их как «сатанопоклонников», что они просто не хотят, чтобы это слово каким бы то ни было образом было с ними связано. Не имеет значения, что это слово используется как архетип, или что существуют некоторые аспекты этого архетипа, которые они вполне относят к себе. Неважно, что у них тоже есть наклейка на бампере, рекомендующая ставить под сомнение всякий авторитет, неважно, что они бывали задержаны за протест против Всемирной торговой организации, что прошлой ночью они помогли дискордианам 30 прятать дрова для их главного ритуала, и что всю прошедшую зиму они работали над решением личных проблем, прибегая к помощи Божеств тьмы, смерти или преисподней, таких, как Геката. Всё это неважно! Важно лишь это проклятое слово на букву «эс»!

Если вы имеете просвещённое представление о мифологической функции Сатаны, вы можете воспринимать его в надлежащем контексте точно так же, как вы воспринимаете Гекату и десяток других божеств, которым вы молитесь. Лучше быть полностью объективным в вопросе о Сатане, даже если все остальные реагирует на него эмоционально. Если вы позволите себе паниковать, при одном лишь упоминании его имени, это значит, что вы позволяете другим говорить за вас. Мы хотим быть предельно ясно понятыми: мы, язычники, не поощряем выбирать сатанизм как духовный путь и никому не препятствуем делать такой выбор. Это просто не наш путь. Однако мы предлагаем вам вас подходить к сатанизму так, как вы подходите к любому другому религиозному движению, а к сатанисту — так, как вы подходите к любому другому человеку.

Другая часть споров, судя по всему, касается «тьмы» путей левой руки. Адепты таких путей говорят о Князе Тьмы, черной магии, о работе с хаосом, и так далее. Мы предлагаем вам, заслышав такие речи, спросить таких, что именно они подразумевают под этими терминами. Они могут использовать эти слова вовсе не в том смысле, в каком вы их понимаете.

Сами по себе, язычники не имеют проблем с «тьмой». Жизнь зачинается в темноте, семена прорастают в тёмной почве, а целая половина года от осеннего до весеннего равноденствия темна и управляется тёмными силами холода и смерти. В каждой из наших собственных жизней есть периоды тьмы, например, часы ночного отдыха и восстановления сил, старения, горя, умирания, переездов, перемены рабочих мест и так далее. В зависимости от времени года примерно половину каждого дня темно и половину — светло. Язычник знает и то, насколько важно равновесие, и то, что тьма столь же важна, как и свет.

Язычники не связывают «тьму» со злом и «свет» с добром. Эта связь пришла к нам из древних религий Ближнего Востока, в частности, из зороастризма. Зороастризм, который возник где-то около 1400 до н.э. и существует до сих пор, считает, что силы добра и зла борются за контроль над миром.31 Силы добра символизирует свет, а именно огонь, стихию, которую зороастрийцы чтили и хранили в своих храмах.32 Зороастрийцы оказали огромное влияние на еврейский народ во время вавилонского плена, и некоторые из их верований были включены в иудейскую мысль, а затем и в христианство и ислам.33 Зороастризм обычно считается дуалистической религией, которая делит мир на черное и белое.34 Дуалистическое мировоззрение прочно укоренились на протяжении веков в нашей культуре, а именно в рамках этой культуры и появляются современные язычники. Конечно, язычники обычно сохраняют такой же подход, если только не осознают его и не разбираются в своей ошибке.

Если вы слышите, что язычники говорят о «светлых» и «тёмных» энергиях или Божествах, они, скорее всего, не имеют в виду «доброе» и «злое» начала. Так как светлая половина года, которая длится в весенне-летний период, связана с новыми замыслами, с ростом и изобилием, то к этим темам обычно относится духовная работа со «светлыми» энергиями и Божествами. Такие «светлые» темы могут включать в себя начало нового бизнеса, беременности, начало романа с кем-то, строительство дома, новые инвестиции, запись на новые курсы в колледже, посадку сада, заметный и ощутимый рост чего бы то ни было и в целом решение вопросов, ориентированных на внешний мир или на внешние вещи.

Тёмная половина года длится осенью и зимой и тематически связана с переменой, распадом, окончанием различных циклов и процессами перехода из одного состояния в другое. Духовная работа, связанная с «тёмными» энергиями и Божествами, может включать в себя аспекты отдыха, сбора и хранения достигнутого, размышлений, мудрости, освобождения от всего ненужного, бодрости духа, веры, принятия изменения, передачи наследия, потери и перемены работы, переезда в новый город, отъезда ставших взрослыми детей, потери близкого человека, болезни, и в целом решения вопросов и процессов, которые являются внутренними или невидимыми.

У нас есть друзья, которые настаивают, что процесс творчества в любой форме питается «тёмной» энергией. Некоторые язычники считают, что нет таких понятий, как «тёмная» или «светлая» энергии, но что энергетическая сила едина и классифицируется исключительно для удобства. Для некоторых язычников «тьма» и «свет» суть термины, которые просто помогают описать оттенок или ощущение энергии и являются лишь двумя из многих слов, которые можно использовать. Среди других определений энергии, которые нам доводилось слышать, встречались такие, как «тяжелая», «покалывающая», «плотная», «пульсирующая», «поющая», «богатая», «красочная», «требовательная» и «нежная».

Если вам интересно, что именно язычники имеют в виду, когда используют такие слова, как «тьма» и «свет», спросите их. Каждый язычник имеет свой собственный словарный запас для описания личного духовного опыта. Язычники и не-язычники, которые впадают в панику при использовании слов «тьма» и «свет», в который раз предоставляют другим определять эти понятия за них. Часть дара, который несёт миру язычество, состоит в новом взгляде на вещи. Тогда как другие видят «тьму» и «свет» как добро и зло, язычники смотрят на эти термины, как на часть естественного цикла, который формирует единое здоровое и гармоничное целое. Это целое вмещает в себя как духовное инакомыслие, так и духовное единообразие.

Ещё одна часть проблемы сатанистов, встающей перед язычниками, касается того самого чувства равновесия, гармонии. Некоторые язычники критикуют сторонников левого пути как за их переоценку роли индивида в ущерб совместным усилиям группы, так и за придание чрезмерно большого значение индивидуальным усилиям, что принижает помощь со стороны Божеств и других сил. Некоторые язычники критикуют последователей левого пути за их слишком большую сосредоточенность на принципиальном инакомыслии и утрате духа сотрудничества.

Разумеется, до крайности можно довести всё, что угодно. Ключ ко всему — равновесие. Иногда люди чувствуют, что они должны сосредоточиться на некоторое время на том аспекте, которого, по их мнению, не хватает для равновесия. Основным примером этого в язычестве служит женское духовное движение, частью которого является Дианическая Викка35. Это движение возникло как раз из чувства дисбаланса, отсутствия равновесия, исходя из того, что религия была столь долго ориентирована на мужчин, что её женский аспект либо был ослаблен и разрушен, либо полностью отсутствует. Чтобы преодолеть этот дисбаланс, дианистки сосредоточились исключительно на Богинях. Они отправляют только женские мистерии и часто не позволяют мужчинам посещать свой круг. Является ли это односторонним? Да. Может ли это быть принято за крайность? Да. Перегибают ли палку некоторые дианистки? Несомненно. И несмотря на это, служит ли это женское духовное движение полезной цели? Да.

Нам бы хотелось выдвинуть на ваше рассмотрение идею, что левый путь выполняет ту же функцию в отношении к вопросам власти и авторитета, что и Дианическая Викка в отношении к вопросам пола. Люди, которых мы знаем, которые одновременно являются язычниками и либо следуют левому пути, либо являются дискордианами, либо слишком сосредотачиваются на хаосе и инакомыслии, считают, что всё то, что вызывает их внимание и интерес, слишком долго держалось религией в полном пренебрежении. Они считают, что тем, что они подчеркивают роль индивидуального и критического мышления, а также умаляют значение таких авторитетных фигур, как Божество, они помогают восстановить утраченное равновесие. Является ли такой подход односторонним? Да. Может ли это быть доведено до крайности? Да. Существуют ли отдельные последователи левого пути, которые явно перегибают палку? Несомненно. И несмотря на это, служит ли такой взгляд со стороны левого пути полезной цели? Мы считаем, что да.

 

 

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ. ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С САТАНИСТАМИ
1. Знаете ли вы лично каких-либо сатанистов, то есть тех, кто следуют левому пути? Каковы их общие убеждения и философия? Считают ли они сами себя язычниками? Должны ли они, с вашей точки зрения, себя считать язычниками? Какие вопросы, по-вашему, это поднимает для язычества, если таковые имеются?
2. Могут ли сатанисты привнести язычеству что-либо полезное? Если да, то каким образом? Если нет, то почему нет? Есть ли в их точке зрения что-либо уникальное и, возможно, полезное с практической точки зрения? Изучали ли вы когда-нибудь движение сатанизма и его философию?
3. Почему человек может стать сатанистом? Что бы вы сказали человеку, который заинтересовался левым путём?
4. Как бы вы объяснили сатанизм тем, кто ничего о нём не знает?

ЕСЛИ У ВАС ВОЗНИКЛИ ПРОБЛЕМЫ

Составьте список всех смущающих вас идей, изложенных в тексте о соотношении язычества и сатанизма. Оставьте между ними достаточно места. После каждой идеи, изложите ваши собственные воззрения. Тщательно и всесторонне обдумайте и проанализируйте написанное. Действительно ли ваши воззрения вступают в противоречие с тем, что беспокоит вас в прочитанном материале? Если да, то в чём? Если нет, то каким образом привести ваши убеждения в соответствие с идеями этой главы? Что является источником ваших текущих убеждений? Что дают вам ваши нынешние убеждения лично и духовно? Как они помогут вам подняться на следующий уровень духовного роста?

Затем опишите, какого рода беспокойство вызвали в вас изложенные в этом тексте идеи. Например, если вас что-то встревожило, то что именно? Какого рода эта тревога? Если бы эта тревога умела разговаривать, что бы она вам сказала? Чем, по-вашему, вызваны ваши чувства? Что они пытаются сообщить вам?

Что самое худшее, что может случиться с вами, если вы отнесётесь к вашим нынешним идеям о Сатане скептически или с пренебрежением? Почему это произойдет? Такова ваша вера или же вы переняли это убеждение от кого-то ещё? О чём говорит это убеждение, какова его основа? Если бы вы могли вступить в диалог со страшными вещами, которые вы только что потенциально связали с вами лично, что бы вы, как разумный взрослый человек, сказали им?

Обсудите свои проблемы с наставником или другом-язычником.

 

 

ЧТО ДЕЛАТЬ С НЕПРИЯТНЫМИ МЫСЛЯМИ

По мере продвижения вперед на духовном пути, вы неминуемо будете сталкиваться со сложными и противоречивыми идеями. Если вы язычник, вам также придется сталкиваться как с вашими собственными страхами, так и со страхами, которые окружающая вас культура испытывает на ваш счёт. Чтобы помочь вам разобраться во всём этом, мы предлагаем следующее.

Не бойтесь идей. Как уже было сказано в самом начале, мы убеждены, что нет таких идей, в которых «лучше было бы не разбираться» из-за того, что они, якобы, вызывают в нас страх. Люди, которые велят вам бояться некоторых идей и не задавать некоторых вопросов, скорее всего, делают это с каким-то умыслом. Узнайте, с каким именно.

Идея есть мысленная конструкция, и сама по себе она не может причинить вам никакого вреда. За все годы нашей преподавательской деятельности мы ни разу не видели, чтобы какая-нибудь идея откуда ни возьмись налетела на кого-либо ястребом и нанесла вред. В язычестве вы не можете быть наказаны ни за какие мысли. Вы имеете право думать что угодно, задавать какие угодно вопросы и разбираться в какой угодно идее.

Будьте готовы смело встречать свои страхи. Любые. Несмотря на то, что мы только что сказали, мы знаем, что ваши страхи ещё долго будут с вами. Придя в язычество, вы будете испытывать некоторое беспокойство на предмет того, что вы делаете и что чувствуете. Это естественная часть перехода из одного состояния в другое. Вы начали новый путь. Ваши тревоги вызваны вашими прежними взглядами, согласно которым от любых больших перемен следует ожидать чего-то неприятного. А тут мы ещё взяли и заставили вас думать о Сатане и прочих «ужасах».

Не удивляйтесь, если в течение этого переходного периода вы столкнётесь с некоторыми из ваших страхов. В какой-то момент все наши студенты проходили через это, как это было и с Ривером, и со мной. Ум — мощное орудие и способен материализовать ваши страхи. Когда вы подходите к вашей внутренней двери с надписью «пугало» и открываете её со словами: «Ну-ка посмотрим, что тут у меня хранится», ваше подсознание будет ловить вас на слове. Там будет притаившись сидеть именно ваше личное индивидуальное пугало, тот самый страх, который вы давным-давно вытеснили в подсознание, о котором вы давным-давно постарались забыть. Один лишь факт, что вы признали ваши страхи и открыли эту дверь, сам по себе может вызвать в вас страх.

Страхи переходного периода — обычное и очень частое явление. Эти страхи могут приходить к вам в виде ощущений, чувств, снов, фигур мифологии. Или даже проявиться через людей, которые встретятся на вашем пути. Чаще всего наши студенты сталкиваются со своими страхами в снах, во время медитации и ритуалов: ваши тайные страхи могут показываться вам всякий раз, когда вы в наибольшей степени открыты подсознанию. Каждый раз, когда они это делают, они пытаются вам что-то сказать. Прислушивайтесь к ним. Не исключено, что они пытались привлечь ваше внимание в течение многих лет!

Если вам не нравится, как ваши страхи выражаются, попросите их принять иную форму или проясниться. Не забывайте, что на деле вы способны контролировать весь процесс! Мы все склонны об этом забывать. А если вы начинаете чувствовать, что не в состоянии справиться в одиночку, обратитесь за профессиональной консультацией к тем, кто работает с новообращёнными или к психотерапевту. Не исключено, что вы нащупали какую-то глубоко укоренившуюся в своей душе больную проблему, над которой необходимо поработать.

Однако, обычно это прохождение через свои осознанные и неосознанные страхи в начале пути не длится вечно. Оно будет идти своим чередом. Чем более вы открыты всему, что говорит вам ваше внутреннее я, тем быстрей оно обычно идёт.

Судите идею по существу, а не по её источнику. Это бывает трудно сделать, тем более, если источник спорен. Дайте идее показать себя во всех своих плюсах и минусах, пускай она рухнет или останется стоять сама по себе. Иногда великие идеи и озарения приходят из неожиданных или оклеветанных источников. Что думаете об идее именно вы? Говорит ли она о чём-либо именно вам? Устраивает ли она именно вас? Удовлетворяет ли она вас по всестороннем её рассмотрении? Не поддавайтесь желанию судить идею на основании того, кто её высказал. Такая интеллектуальная гибкость сослужит вам хорошую службу в вашем духовном росте.

Не поддавайтесь истерии. Говоря иными словами, не позволяйте чужим мнениям определять ваши. В любом вопросе массовая истерия почти всегда движется страхом и невежеством, рука об руку с которыми шагают плохая информированность и отсутствие здравомыслия. Многие из самых страшных зверств в истории возникли в результате массовой истерии. Легчайший импульс группового сознания может оказаться почти подавляющим, как по своей энергии, так и по своей физической и эмоциональной силе, но как раз в такие моменты вы обязаны вспоминать два первых принципа язычества. Согласно этим принципам, вы несёте ответственность за то, во что вы верите и как вы себя ведёте. Если вы позволите давлению коллектива или террору среды определять ваши убеждения и ваше поведение, вы передаете свою свободу и ответственность другим.

Оценивайте системы убеждений по тому, насколько хорошо они работают. Мы отнюдь не запрещаем вам вырабатывать собственную точку зрения на другие философии, религии, пути и традиции, потому что любой анализ и оценка идей есть часть духовного роста. Мы лишь настоятельно рекомендуем отложить в сторону ярлыки как средство оценки. Ярлыки почти всегда необъективны и пристрастны, поскольку заранее основаны на предубеждении. Они лишь разжигают нетерпимость и не несут никакой полезной информации.

Вместо этого, формируйте свои суждения о язычниках, языческих группах, ковенах ведьм, о движениях и учителях на основе их фактического поведения, их ценностей, убеждений и этики. Кажутся ли вам их идеи логичными, здоровыми и конструктивными? Какую реальность вы можете построить для себя, используя их идеи? Как ведут себя люди на этом пути или в этой традиции? Как они относятся к другим? Как они относятся к себе? Подтверждаются ли их убеждения их собственной жизнью или они всегда пребывают в каком-то кризисе? Как насчет их этики, их нравственных ценностей, не расходится ли у них слова с делами? Ведут ли они себя этически, порядочно? Можно ли на них положиться? Честны ли они? Хотелось бы вам иметь такого человека своим другом?

 

 

ПРОВЕРЬТЕ СЕБЯ. САТАНА, ЗЛО И ВАШИ ДУХОВНЫЕ ОПАСЕНИЯ

Мои представления о Сатане, когда я рос, были таковы…

Мои представления о Сатане сейчас таковы…

Мои представления о демонах и злых духах сейчас таковы…

Три мысли, от которых я никак не могу избавиться, кода думаю о Сатане, демонах и злых духах, таковы…

Вещи, которых я боюсь духовно, таковы …

То, что, как я считаю, может причинить мне вред духовно, таково …

Как я приобрёл эти верования и страхи?

Что я могу сделать, чтобы определить, являются ли мои убеждения и страхи обоснованными?

Что мне нужно сделать для того, чтобы ощутить себя духовно в безопасности?

Три вещи, которые я могу сделать, чтобы помочь исправить свои предрассудки и заблуждения на предмет язычества, таковы...

 

 

 

ССЫЛКИ

1. Jon D. Levenson. Creation and the Persistence of Evil: The Jewish Drama of Divine Omnipotence. San Francisco: Harper & Row, 1988, стр. 144.

2. Elaine Pagels. The Origin of Satan, New York: Random House, 1995, стр. 40.

3. Ibid., стр. 47.

4. Ibid., стр. 142.

5. Origen, Vol. 2 of Contra Celsus. Edinburg, Scotland: Morrison & Gibb Limited for T&T Clark, 1910, Книга 6, Глава 42.

6. Pagels. The Origin of Satan, стр. 142.

7. Origen, Vol. 2 of Contra Celsus. Edinburg, Scotland: Morrison & Gibb Limited for T&T Clark, 1910, Книга 7, Глава 2.

8. Ириней Лионский «Против ересей», Предисловие к тому 1.

9-10. Тертуллиан. О проскрипции против еретиков, 6,7.

11. Rosemary Ellen Guiley. The Encyclopedia of Witches and Witchcraft. New York: Facts on File Inc., 1989, стр. 341.

12. Полный текст этой буллы может быть найден в Guiley. The Encyclopedia of Witches and Witchcraft, стр. 170-172.

13. Uta Ranke-Heineman. Eunuchs for the Kingdom of Heaven. New York: Doubleday, 1990, стр. 185.

14. Фома Аквинский. «Сумма теологии». Часть 2 Части 2, вопрос 70, статья 3.

15. Ranke-Heineman. Eunuchs, стр. 187.

16. Heinrich Kramer and Jacob Sprenger, The Malleus Maleficarum. 1486. Reprint. New York: Dover, 1971, часть 1, вопрос 6.

17. Ibid.

18. Guiley. The Encyclopedia, стр. 341-343.

19. Ibid., стр. 369.

20. J. D. Douglas. New International Bible Dictionary. Zondervan; Rev Sub edition, 1999. См. слова «witch», «witchcraft».

21. James Strong. Strong's Exhaustive Concordance of the Bible. Nashville, Tenn.: Thomas Nelson Publishers, 1990. См. слова «qecem», «existemi».

22. Kramer and Sprenger, vii.

23. Joseph Campbell. The Hero with a Thousand Faces. Princeton: Princeton University Press, 1973, стр. 30.

24. Ibid., стр. 35.

25. Ibid., стр. 182.

26. Ibid., стр. 352.

27. Michael Jordan. Encyclopedia of Gods. New York: Facts on File Inc., 1993, стр. 295.

28. Ibid., стр. 210, 295.

29. СЕМЬ ПРИНЦИПОВ ЯЗЫЧЕСТВА:

Ответственность за свои религиозные взгляды.

Ответственность за свои действия и свой духовный рост.

Ответственность за отношения с Божеством, которому вы служите.

Всё в мире содержит искру разума.

Всё в мире свято.

Всё в мире взаимосвязано и в этом суть магики.

Индивидуальное сознание бессмертно.

 

 

30. ДИСКОРДИАНСТВО — религия, основанная в 1963 Омаром Хайямом Равенхурстом (Керри Торнли) и Малаклипсом Младшим (Грегори Хилл) и, в отличие от традиционных религий, проповедующих гармонию как неподвижность и небытие, обожествляющая хаос как движение и бытие. Главным божеством дискордианства является Эрида (у римлян Дискордия), древнегреческая богиня раздора, подбросившая яблоко раздора на свадебном пиру у Пелея. Важным дискордианским мифом является проклятие Груада Серолицего, которое объясняет, почему люди уходят от творческого хаоса и пытаются построить «порядок». Серолицый — существо без чувства юмора, искушающее и склоняющее людей к мысли, что основанием бытия должен быть порядок и серьёзность. Этот миф объясняет возникновение деструктивного хаоса, который может возникнуть только там, где пытаются насаждать порядок.

31. Peter Clark. Zoroastrianism: Peter Clark. An Introduction to an Ancient Faith. Brighton, England: Sussex Academic Press, 1998, стр. 1, 66-79.

32. Ibid., стр. 89-92.

33. Ibid., стр. 152-156.

34. Ibid., стр.. 77-83

35. ДИАНИЧЕСКАЯ ВИККА (Dianic Wicca), также известная как Дианическое Ведовство (Dianic Witchcraft) — женская неоязыческая религия, суть которой — поклонение только женским божествам, то есть богиням, и связанная с этим религиозная магика (тогда как большинство виккан чтят и богинь, и богов). Существует несколько дианических традиций, из которых наиболее известна основанная американкой венгерского происхождения Жужанной Будапешт (Zsuzsanna Budapest, родилась в 1940, настоящее имя — Zsuzsanna Emese Mokcsay) в США в 1970-е годы. Традиция строится на эгалитарном матриархальном феминизме и названа в честь римской богини Дианы, хотя дианистки поклоняются богиням из многих культур, рассматривая их как различные лица одной монотеистической Богини. Есть и иные направления дианизма.

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова