Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ

в десяти томах

К общему оглавлению

Том I.

К оглавлению тома

Часть IV. Рабовладельческие государства Древнего Востока и Eвропы в первой половине первого тысячелетия до н.э.

Глава XIX. Средиземноморские страны Передней Азии и Аравия в первой половине I тысячелетия до н.э.

Малая Азия после крушения Хеттской державы

Начавшиеся с XII в. до н. э. передвижения греческих, фракийских и западных малоазийских племён имели своим последствием гибель Хеттской державы, заселение греками западного побережья полуострова и появление во внутренней его части многочисленных племён, которые покорили местное население. У ряда покорённых народов классовое общество сложилось ещё в период существования Хеттской державы (XVI—XIII вв. до н. э.). Это обстоятельство ускорило общественное развитие вторгшихся племён и содействовало возникновению у них государств. Фригия

Из крупных государств первым по времени — не позже VIII в. до н. э.— сложилось Фригийское государство, ядро которого находилось в долине реки Сангарии (ныне Сакарья), к западу от реки Галиса. Фригийцы, как повествует греческий историк Геродот, назывались бригами до тех пор, пока жили в Европе по соседству с македонцами, а после переселения в Азию переменили вместе со страной и имя бригов на фригийцев. Фригийский язык, как можно установить по надписям и именам собственным, входил в состав языков индоевропейской семьи, находясь, как полагают, в родстве с фракийским и иллирийским языками и имея некоторую связь с греческим языком.

В состав Фригийского государства входили также мушки (у греков — мосхи) — племя, говорившее, возможно, на кавказском языке картвельской группы. Ассирийские и урартские источники даже называют Фригию «страной мушков». Проникновение племён мушков на восток вплоть до долины Верхнего Евфрата отмечается ассирийскими источниками ещё в XII в. до н. э. Однако позже влияние мушков (Фригии) не распространялось обычно далее гор Тавра на востоке.

Соприкасаясь с местным населением, состоявшим ранее в тесном общении с Хеттской державой, фригийские племена быстро достигли уровня цивилизации древних обществ Передней Азии.

На основании археологических материалов следует считать земледелие экономической основой фригийского общества. Столица Фригии—город Гордий, повидимому, не имел защитных стен, но по всей Фригии имелись многочисленные укрепления, которые, очевидно, являлись для фригийцев средством удержания в подчинении покорённого и эксплуатируемого местного населения и служили для населения округа убежищем в случае военной опасности.

Обнаруженная при раскопках во Фригии керамика отражает влияние различных ремесленных традиций предшествующего времени. В ней можно установить элементы техники и орнаментации гончарного ремесла не только Хеттской державы и западной части Малой Азии, но также и Кипра.

Первоначально цари и знать погребались в курганах, которые встречаются во Фригии сравнительно в большом количестве. Освоение более высокой ремесленной техники местного населения дало возможность фригийским строителям сооружать скальные гробницы. В каменную архитектуру они переносили орнаментику, свойственную архитектуре деревянной. Это видно, например, по фасадам наиболее богатых гробниц.

Торговля связывала Фригию с греческими городами-государствами западного побережья Малой Азии; тем самым возникали предпосылки для культурного сближения греческого и фригийского общества.

Ассирийские и греческие источники упоминают лишь два фригийских царских имени — Гордий и Мидас. Некоторые исследователи полагают, что они не являются именами собственными, а были лишь царскими титулами. При Мидасе, сыне Гордия, в конце VIII в. до н. э. Фригийское государство стало серьёзным противником Ассирийской державы. В надписях ассирийского царя Саргона II (722—705) Мидас называется Мита; в них сообщается, что Мита в 5-м году правления Саргона II (717 г. до н. э.) вступил во враждебную Ассирии коалицию, в состав которой входили кроме Фригии мелкие государства юго-восточной части Малой Азии и Северной Сирии, а также Урарту. После поражения, нанесённого в 714 г. войсками Саргона II урартскому царю Русе I, фригийцы в 713 г. заключили мир с Ассирией. Несомненно, к заключению мира с Ассирией Фригию побудила и угроза со стороны надвигавшихся с северо-востока киммерийских племён, пришельцев из степей Северного Причерноморья.

Так как Ассирия была для киммерийцев слишком сильным противником, они устремились в конце VIII в. до н. э. на запад, против Фригии. В начале VII в. до н. э. фригийское войско потерпело от киммерийцев, выступавших, повидимому, совместно с урартами, сокрушительное поражение, а сам царь Мидас, потеряв надежду на спасение, покончил самоубийством.

Наши сведения о фригийской культуре немногочисленны. Древнефригийский алфавит является вариантом греческого алфавита, что свидетельствует о тесной связи Фригии с культурой Греции. В легендах древней Греции фригийский царь Мидас играет весьма значительную роль. Так, по греческой легенде, Мидас имел свойство обращать в золото всё, к чему ни прикасался, — отголосок воспоминаний о богатстве Фригийского царства. Древнефригийские надписи, открытые преимущественно в долине реки Сакарьи, были найдены также и на нескольких городищах в Западной Малой Азии и в Каппадокии. Из этого следует, что Фригийское государство в период своего расцвета, очевидно, расширило свои границы далеко на запад и восток. Через долину Герма, надо полагать, греческая культура проникала во Фригию, но тем же путём оказывала своё воздействие на греческое население западного побережья Малой Азии и культура Фригии. Фригийская музыка, в том числе религиозная, была воспринята греками и имела большое значение в истории древнегреческой культуры.

Во Фригии был распространён культ богини-матери Кибелы, восходивший своими корнями к культу древних хурритских племён, почитавших божество Кубабу (иначе Хубаба). Аттис, возлюбленный Кибелы,—умирающий и воскресающий бог, связанный с религиозными культами древнейшего населения Малой Азии,— согласно мифу, был вынужден оскопить себя, став прообразом для жрецов богини Кибелы, являвшихся евнухами. Этот культ носил оргиастический и изуверский характер. Впоследствии, с распространением в Средиземноморье различных восточных религиозных учений во времена позднего рабовладельческого общества, получил широкую известность также и культ Аттиса и Кибелы. Лидия

Фригийская культура не могла не повлиять на племена, населявшие долину реки Герма на западе Малой Азии. Эта долина, по всей вероятности, входила в состав Фригийского государства. Её центральная область называлась по главному поселению области — по-лидийски Сфарт, в греческой передаче — Сарды. Население долины Герма в VII в. до н. э. ассирийцы и греки называли лидийцами. Геродот указывает, что лидийцы первоначально назывались мэонами. Язык лидийцев, ещё очень слабо изученный, находился, возможно, в родстве с языком хеттов.

Долина реки Герма, впадающего в Эгейское море, была, по словам греков, «благодатной» страной: расположенная в области влажного и тёплого средиземноморского климата, она обладала благоприятными условиями для земледелия и садоводства. Земледелие в этом районе не зависело от искусственного орошения. Здесь находились и месторождения золота. О высоком развитии ремесла в Лидии свидетельствуют изделия из золота, искусно гранёные камни и прекрасные изделия из слоновой кости, раскопанные в Сардах. Наряду с произведениями ювелирного ремесла Лидия славилась ткацким ремеслом (изготовление крашеных тканей), а также производством изделий из кожи. Для ремёсел Лидии требовались различные виды технического сырья, из которых далеко не все имелись в самой стране, и поэтому торговля должна была играть в хозяйственной жизни Лидии значительную роль. Местоположение Лидии на перекрёстке торговых путей с востока на запад и с юга на север не могло не содействовать расцвету её торговли; историческая традиция греков приписывала лидийцам изобретение древнейшей в истории чеканной монеты (сохранились монеты от времени не позже VII в. до н. э.). Геродот писал, что лидийцы «располагают множеством денег».

Рост производительных сил и воздействие классовых отношений, существовавших во Фригии, временно подчинившей долину Герма, привели к тому, что в Лидии упрочился рабовладельческий строй. Усилению рабовладельческого Лидийского государства содействовали тесная связь с греческими городами-государствами, а также разгром Фригии киммерийцами в начале VII в.

Основной военной силой в Лидии была не пехота, а вооружённая длинными копьями конница, вербовавшаяся, повидимому, из знати — крупных и средних рабовладельцев. В Лидии царская власть зависела, повидимому, от племенной знати, превратившейся в знать рабовладельческую. Первыми известными нам событиями в истории Лидии были вторжения киммерийских и фракийских племён в начале VII в. до н. э. и происшедшая — возможно, в связи с этим — смена династий. Первый царь новой династии Гиг (Гуггу), вступивший на престол около 692 г. до н. э., после упорной и ожесточённой борьбы с вторгшимися в Лидию после разгрома Фригии киммерийцами, опираясь на помощь ассирийского царя Ашшурбанапала, изгнал их из пределов своей страны и заставил около 665 г. до н. э. отступить на восток. В дальнейшем Гиг завязал сношения с Псамметихом I, царём Египта, готовившимся сбросить иго Ассирии, и даже послал ему вспомогательные войска. Однако Лидия вскоре снова стала жертвой вторжения киммерийцев, быть может, поднятых против Гига Ассирией. Отражая эти вторжения, Гиг пал в 654 г. до н. э. на поле битвы, а киммерийцы на время завладели большей частью страны и даже Сардами, за исключением городской крепости. Сыну Гига Ардису (654—605) удалось после долголетней борьбы очистить Лидию от киммерийцев.

Изгнав киммерийцев из своего государства, Ардис предпринял завоевание греческих городов-государств западного морского побережья Малой Азии. Ардису удалось покорить Приену в центральной части побережья, недалеко от важнейшего греческого города Милета. Его война с Милетом была не столь удачной, и эту войну продолжали его сын и внук. В борьбе с Милетом и другими греческими городами побережья лидийские цари использовали ту ожесточённую борьбу, которая уже в VII в. до н. э. происходила в этих городах-государствах между богатой родовой знатью и основной частью свободного населения (демосом).

Лидийское государство опиралось в своей борьбе за западное побережье полуострова на аристократию греческих городов и встречало упорное сопротивление там, где власть аристократии была свергнута, как, например, в Милете. Внук Ардиса Алиат не мог сломить сопротивление Милета и вынужден был довольствоваться заключением мира с этим городом на условиях взаимной дружбы и союза. Низвержение знати в греческом городе Клазоменах было, очевидно, причиной того, что под стенами Клазомен Алиатт потерпел жестокое поражение. Зато ему удалось покорить город Смирну.

При Алиатте на востоке возникает новая опасность, на этот раз со стороны Мидийской державы, уничтожившей в 615—605 гг. дон. э., при царе Киаксаре, Ассирийское государство и стремившейся, после покорения Урарту, к завоеванию областей Малой Азии. При этом войска Киаксара столкнулись с Лидийским государством, включившим во второй половине VII в. до н. э. в свои пределы и Фригию. Война между Лидией и Мидийским царством началась в 591 г. и велась с переменным успехом в течение 6 лет. Закончилась она 28 мая 585 г. до н. э. битвой при реке Галисе. В этот день происходило предсказанное милетским философом Фалесом солнечное затмение. Как пишет Геродот, «день внезапно превратился в ночь». Потрясенные этим явлением, враждующие стороны, гласит легенда, поспешили заключить мир при вавилонском посредничестве. По условиям мира границей между Мидией и Лидией была объявлена река Галис, и дочь Алиатта была выдана замуж за сына Киаксара — Астиага, сменившего в том же 585 г. до н. э. своего отца на царском престоле Мидии.

Укрепив своё положение на восточной границе союзом с мощной Мидийской державой, Алиатт снова обратил своё оружие против греческих городов-государств западного побережья, а также занялся окончательным покорением племён Малой Азии: пафлагонян, вифинов, карийцев и других. Сын Алиатта Крез (560—546) завершил покорение всех азиатских греков, сделав их данниками Лидии.

Крез стал, таким образом, полновластным повелителем всего полуострова, за исключением областей на юге Малой Азии, населённых ликийцами и киликийцами, которые в своих малодоступных горных твердынях смогли сохранить в известных пределах свою самостоятельность.

Отношения Лидии с азиатскими греческими городами создавали предпосылки для взаимопроникновения греческой и местных малоазийских культур. Лидийцы, как и фригийцы, освоили и переработали греческое алфавитное письмо; широко распространилось в стране знание греческого языка. В свою очередь греческий'язык несколько обогатил свой словарный запас за счёт лидийского языка. Желая воздействовать на своих греческих соседей, а впоследствии и на своих подданных, лидийские цари, начиная с Гига, стремились привлечь на свою сторону богатыми дарами наиболее почитаемые греческие храмы, в первую очередь Дельфийский храм с его оракулом. Правители Лидии щедро одаряли и некоторые малоазийские греческие храмы.

После 550 г. до н. э. Лидийское государство Креза начало войну с покорившей Мидию Персидской державой царя Кира и в 546 г. было ею разгромлено. Лидийское войско, располагавшее прекрасной конницей, но не имевшее стойкой пехоты, подобной той, которая имелась у персов, было разбито, и персидская армия беспрепятственно достигла западного побережья, взяв Сарды и покорив затем также и греческие города. С этого времени Малая Азия входит в состав Персидской державы Ахеменидов.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова