Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая историяПомощь
 

ПСАЛМЫ

Избранные псалмы в стихотворных переводах с иврита Арье Ротмана

Любезно прислано автором, 2008 г.

  Арье Ротман (р. 1954, Ленинград), с 1988 г. живёт в Израиле.

 

Посвящение переводчика

Давид учился у птенца

не ведать певческой натуги.

Слова бежали на ловца,

давались в руки без испуга.

 

Он святость горлиц понимал,

и жертвенность души овечьей,

копье на хищных поднимал,

всей злобе мира шел навстречу.

 

За это пастбища певцов

в цари поэта повенчали,

и камень брани Бог отцов

в его пращу вложил в печали.

 

 

תהילים   Псалмы

א  1

Счастлив человек,

не ступавший злу вослед,

на путь греха не встававший,

не внимавший злословью пустых бесед,

утолявший жажду из Господней чаши,

о Торе Его размышлявший денно и нощно.

При потоках вод насадит его Господь,

уподобит древу, чьи корни мощны,

не оскудеет крона его,

к сроку вызреет плод,

Все деяния рук его будут успешны.

Не то злодеи:

вихрь их подхватит,

как мякину погонит грешных.

Нечестивцы – не устоять им,

среди праведных не спастись,

не уйти от суда Господня.

Ибо Бог хранит праведных, ведает их пути,

а путь зла ведет в преисподню.

ו  6

Главе хора с музыкантами на шминит [1]

Давида песнь.

 

Господи, не во гневе пытай меня, не в ярости мучай,

сжалься над сосудом расколотым,

исцеления, исцеления мне!

Кости мои сошли с мест в тряске падучей,

душа во мне обезумела.

Господи, продлишь муки мои доколе Ты?!

Очнись, очнись от гнева,

вспомни завет, душу мою вырви у страха.

Из преисподней дождешься ли благодарственного напева?

Разве помянут имя Твое спящие во прахе?

Я от стенаний моих изнемог, воздыхания душу измучили,

рыдания мои постель по водам пустили.

Что ни ночь – смывают ложе слезы текучие,

меркнет от плача зренье мое,

взор на радость врагам лишился силы.

Оставьте меня, нечестивые!

Ибо тронули Господа мольбы мои слезные,

молитвы жаркие,

к плачу оставленного Он слух обратил,

внял истине!

Перепугались враги, разбежались, жалкие,

в миг единый рассеялись ненавистники.

 

ח  8

Главе хора на гитит [2] .

Давида песнь.

 

Господи Боже!

Исполнена славы Твоей земля.

Чаша небес трепещет в Твоих ладонях.

Уста младенцев псалом о Тебе гулят:

«Он злодеев из дольнего мира изгонит».

 

Вижу Твои небеса, творенье искусных перстов,

звезды и месяц, из небытия вызванные Тобою.

Кто же тебе человек,

что Ты помнить о нем готов,

кто он Тебе, чтобы Ты

знался с его судьбою?

 

Мало ему Ты недодал до Вышних Сил,

короновал и овеял красою Божьей.

Над деяньем десницы Своей его воцарил,

все созданья земные

сделал ему подножьем.

 

Блеющих и мычащих Ты в руку его доверил,

странников моря, рыб, что ловятся с корабля,

птицу небесную и полевого зверя.

Господи Боже!

Исполнена славы Твоей земля.

 

י''ב  12

Главе хора на шминит

Давида песнь.

 

Спаси, Господи,

ибо сгинули преданные Тебе,

милосердные не выжили.

В сердце человеческом истина сметена,

убита вера.

Ложным свидетельством каждый клянется ближнему,

что ни уста – подвох,

каверза лицемера.

 

Но языки заносчивые Господь не пощадит,

жала змеиные отсечет,

похвалявшиеся:

«Витийство наше слово Божие победит,

речи наши гладкие, нам власть, нам почет».

 

Скажет Господь:

 Грабить ли попущу? Из груди бедняка исторгать стоны?

Вот восстану! Злокозненным отомщу!

Дуновеньем спасительным повею на угнетенных.

 

Слово Господне  добро,

речения Его ясные, истинные.

они  беспримесное серебро,

семижды и семижды очищенное.

 

Господи!

Укрой же слабого, невинного защити!

Пусть след потеряет враг,

преследователь собьется с пути.

 

И, как возвысился низостями злодей, 

так да падет,

и станет

презренным в глазах людей.

 

י''ד  14

Главе хора.

Давида

 

«Нет в небесах суда! – распутника ободряет злодей.

Ерничает хулитель: «Уж не Бог ли взыщет?»

Погрязли в пороке, гадостью налились,

не осталось чистых людей,

блага никто не ищет.

 

Господь в сынов человеческих всматривается с выси,

отыскивает разумного,

исследующего Божьи пути.

Но все пропитались скверной немыслимой,

и Господь ни единого не может найти.

 

– Да разве не ведомо вам, безбожникам самонадеянным,

поядающим народ Мой как хлеб, вдоволь,

что Господь не оставит праведных,

покарает злодеев,

посрамит отнимающего у бедняка его долю?!

 

О, как желал бы Господь послать спасение с Сиона,

чтобы возрадовался Ему Яков,

Израиль возликовал милости возвращенной.

 

ט''ו  15

Давида песнь

 

Чья обитель на горе святой?

Кто в шатрах Господних покой обретет истинный?

Праведник, сердцем простой,

делами добрый, речами искренний.

Он оговор на брата не разнесет,

сплетне не даст пищи.

Отвратится от наглеца, душу свою спасет,

богобоязненных чтит, их общества ищет.

Даст обет покаянный – исполнит в ущерб достатку,

ссужает ближнего – лихвы не домогается.

суда правого не извратит, не польстится на взятку.

Праведный в мире сем устоит,

и вечности не испугается.

 

ט"ז  16

Давида михтам [3] .

Храни меня, Боже, под Своей сенью.

 

Сказал я Господу:

От Тебя одного блага жажду.

Что мне святые?

Алчущие стекаются к их сияньям,

изваяния умножают,

простираются в толпах разноплеменных.

Я кровью жертв статуй их не помажу,

идолам не совершу возлияний,

не вознесу на уста имен их.

 

Господь мой удел,

судьбой насыщающая чаша,

жребий блаженный, наследие лучшее.

Благословен наставник светлого моего часа,

советник ночной,

совесть мою мучивший.

 

Ты всегда предо мной, десницы моей опора,

радость сердца, души ликование, бесстрашие плоти.

В преисподнюю Ты не сведешь меня,

ужасом смертным не затмишь взора.

Жизни научи меня, Господи,

насыть светом лика,

вечностью одели

сладость моих мелодий.

 

י''ט  19

Главе хора

Давида песнь.

 

Повествуют о славе Господней выси,

о деяньях Его молвит небесный свод.

День ко дню приходит о Нем поведать мысли,

о чудесах Его полночь к полночи речь ведет.

 

Хвалы их несомы не гласом громовым,

не уху слышны, но внемли:

до края вселенной звучит их слово,

полня чашу земли.

 

В небесах Он солнцу разбил шатер,

как жених из брачных чертогов ярило восходит,

богатырское поприще пробежать,

дневной обогнуть простор,

пронизать и согреть сиянием мир Господень.

 

Чистосердечна Тора Господня, утоляет душу.

Обетованья Господни истинны, умудряют невежд.

Заветы Господни честные, радуют сердце мужа.

Свет заповедей Господних  откровение вежд.

 

Страхом Его очищен дух просветленный,

не убоится вечности в час расплаты.

Суды Его истинны,

праведные законы

сладостней меда текучего, желанней множества злата.

 

Крепко-накрепко раб Твой предостережен.

Заповеди Твои велика их награда.

Но слеп человек.

По неведенью грешен он.

Господь, искупи грехи,

укрывшиеся от взгляда.

 

Силами тьмы порабощен Твой раб,

спутанный, в дьявольских бьется тенётах.

Сети зла разорви,

ибо сердцем я слаб –

и очищусь от прегрешений своих бессчетных.

…….

Господи!

Да будут угодны помыслы сердца моего и речения уст

пред Тобою, скала моего спасения.

 

כ''ג  23

Давида песнь.

 

Господь мой пастырь,

чего мне боле?

Он уложит меня на разнотравьях пышных,

на пастбищах привольных.

К водам блаженным меня приведет,

текущим неслышно,

струящимся безмолвно.

А оступлюсь в грязи –

душу мою Он вспомнит,

и возвратит на праведные стези.

Ради имени Своего

раскаяние мне пошлет Всевышний.

 

Если ущельем тьмы проляжет мой путь,

не убоюсь зла: ведь Ты со мною.

Как же пойду дорогой иною?

Жезл Твой и посох Твой не дадут свернуть.

Мои ненавистники смерти злее,

А Ты

пир мне устроил перед лицом врагов,

к ярости их

главу мою умастил елеем.

 

Чашу жизни моей наполнил Ты до краев,

Милость Твоя со мной повсюду.

Ибо под кровлей Твоей обрел я кров,

И до скончания дней

в доме Твоем пребуду.

כ''ד  24

Давида песнь

 

Всем полнящим мир – властелин Господь,

над обитателями вселенной царит,

Он на водах зыбких твердь основал,

сушу возвел на потоках.

Кто на гору святую Его взойдет?

в месте Его кто устоит?

Тот, кто в руки чужого не брал, чье сердце не ищет порока,

кто не божился суетно, судьям не клялся ложно.

Благословение понесет, словно щедрую ношу,

Господь его не забудет, спасеньем воздаст как должно.

 

Вот племя исследующих Тебя,

Сыны Якова, ищущие Твоего лика,

вносят ковчег:

– Возвысьте пределы свои, врата святыни!

расступитесь и вы, вселенной врата!

Ибо близится Царь во славе Своей великой,

Стражи врат вопрошают в гордыне:

– Кто этот Царь, во славе грядущий?

– То Всесильный грядет, Господь браней,

вступает в царство Свое Всемогущий.

Возвысьте пределы свои, врата,

раздайтесь, завесы вселенной!

ибо близится Царь во славе Своей великой,

славе нетленной.

– Кто этот Царь во славе грядущий?

– То Господь воинств, Бог Всемогущий.

 

כ''ז  27

Давида

 

Путь спасения озарил мне Господь,

кого испугаюсь?

Он крепость моя,

кого убоюсь?

Когда терзать плоть мою подступала хищников стая,

ненавистников и притеснителей союз,

растерялись враги, преломился рог их,

злодейская разбежалась свора.

Воинский стан на меня воздвигнут – сердце не дрогнет,

с битвой придвинутся – мне Господь опора.

 

А я об одном молил, желал единого:

в доме Господнем исполнить дней моих срок,

свет затеплить в душе от светоча дивного,

навещать утрами славы Его чертог.

 

Господи, в кущах Своих укрой меня ото дня злого,

затаи под святым пологом.

На скалу спасения вознеси, возвыси лик мой,

дай увидеть поверженным ворога.

Тогда исполню обеты жертвенные при трубных кликах,

в шатре Твоем воспою

о милости великой.

 

Бог мой, услыши, смилуйся, отзовись мольбам!

Сердце завету вторит: «лица Моего ищите».

Лица Твоего ищу.

Не исчезай во гневе, прочь не гони раба,

подмогой Ты был мне прежде, спаси и ныне,

Боже, встань на защиту,

ибо отец и мать забудут о сыне,

а Господь не покинет.

 

Боже, научи пути – Тебя достичь,

стези пологие мне проложи,

уведи от врага прочь,

утеснителю не выдай на расправу.

Восстали хулить меня сыны лжи,

Ты души моей не опорочь

свидетельством их неправым.

Господи, вера моя меня живила,

уповал я благо снискать в мире сем.

Надейся на Бога с мужеством,

препояшь сердце силой,

крепко надейся на Господа, и будешь спасен.

 

ל  34

Давида,

когда он представился юродивым у филистимлян,

и царь их изгнал его, и он спасся [4] .

 

Сердцем благословлю Господа, восславлю устами.

Да воспрянут духом смиренные в мире сём,

ибо хвалиться избавленьем Его не устану:

– Со мной величайте Бога!

Вместе имя Его превознесём!

 

Спасение призывал я, – не замедлил Отче,

от ужасов душу мою избавил, избыл ее страх.

Вглядывайтесь в Него, и просветлятся очи,

лицо не покроет поношения прах.

 

В горести к Нему воззовут

– и Господь укроет,

от врага избавит, выведет из нужды.

Свитой ангельской, словно воинским строем

окружит, чтобы вызволить из беды.

 

Трепещите пред Ним, святая Его община.

Испытайте Его, ищите Господнего крова.

Блажен муж под Его защитой,

не познает недоли, нужды суровой.

 

Терзающий лев исчахнет, оголодает грабитель,

а ищущим Бога – Господня щедрость обитель.

 

Придите, жизни взыскующие мужи,

внимайте сыны, которым добро желанно,

научу вас Бога бояться.

Уста удержи ото лжи,

запечатай речь для нечестия и обмана.

Отодвинься от зла, благо верши,

ищи мира, добивайся его неустанно.

 

Ибо праведным – Господень призор,

обратит к зову их слух, сень спасенья прострет.

А злодеям – пылающий яростью взор,

с лица земли память о них сотрет.

 

Но к грешным чуток Господь, внемлет их крику

из беды выручает с любовью великой.

 

Сердца разбитые к раскаянию близки,

грешников скорбящих Господь щадит,

раскается грешный, излечится от тоски,

муки претерпит многие, но Господь ему щит.

 

Сила его не иссякнет, не надломится кость,

ото всех зол Господь сбережет праведного.

А ненавистника сгноит его злость,

к могиле безвременной грех направит его.

 

Спасет и искупит Господь души своих рабов,

на ищущих сени Божьей наброшен Его покров.

 

ל"ו  36

Главе хора.

Раба Господня, Давида:

 

В падшем сердце грех ко злобе пророчит,

но страх Божий сокрыт,

и сердце не ведает тревоги.

Выискивают порок греха тлетворные очи,

и ласкают – омерзить сердце Богу.

Речи греха прельщение и обман,

внемлющему  раскаяться мудрости не достанет.

Кто на ложе ночном лелеет дурман

греховных помыслов 

утвердившись во зле, гнушаться зла перестанет.

 

Господи!

До небес милость Твоя, верность – под облака,

справедливость незыблемей гор.

Законы Твои сокровенны, мудрость их глубока,

человеку и твари

Ты длань спасенья простер.

Как велика любовь Твоя, Господи!

Осеняют Твои крыла

сынов человеческих, ищущих крова.

Насытит алчущих тук Твоего стола,

жажду их утолишь из потока благого.

Ибо Ты источник жизни, разливающий свет

в котором мы видим.

Познающим Тебя воздай любовью в ответ,

милость Твоя к прямодушным да снидет.

 

Господи!

Пусть не ступит на выю мою нога гордеца,

не повлечет на позор рука святотатца.

Да сгинут злодеи от Твоего лица,

каждый в месте своем падут

и не смогут подняться.

 

ל''ז  37

Давиду.

 

Не разгорайся завистью к злым людям,

вожделением к их добыче не терзай душу.

Сочность алчных зноем выпита будет,

вымахавший сорняк суховей иссушит.

 

Держись Бога, благо верши,

и продлишь дни,

пропитаешься верным промыслом.

Черпай в Нем усладу души,

и Он исполнит

ее заветные помыслы.

 

К Господу устремляй пути,

уповай на Него,

и Он поможет

солнцу праведности взойти,

справедливости

воссиять над ложью.

 

Крепись, уповай на Бога, молчи.

Не соревнуйся с лжецами,

успеху их не завидуй.

Утишай ярость,

смирением гнев лечи,

ибо множат зло лелеемые обиды.

 

Дурные всходы будут посечены.

Полагайся на Господа,

и свой надел обретешь по праву.

Потомки праведных соберут хлеб страны,

и забудут поля,

где росли сорные травы.

Ибо кротким довольство, смиренным земля.

 

Негодяй ковы строит, духом преисподней гоним,

злорадно скалится, праведного ненавидит.

Но посмеется Господь над ним,

ибо день его гибели видит.

 

Обнажат мечи злодеи, натянут тетивы –

терзать бедняков, невинных обречь на муки.

Но клинки в сердце поразят нечестивых,

в руках их сломаются луки.

 

Честный порадуется скромному уделу,

алчность же истомит ненасытного вора.

Мышцы злодеев Господь преломит как стрелы,

праведному – станет опорой.

 

Чистых сердцем помнит Господь и зрит,

из достояния их вовек не убудет.

Скудость мирская праведных не разорит,

тщетностью упований Бог их не обессудит.

А злодеи сгинут,

уподобятся Господни враги

дыму развеянному,

пастбищу, объеденному стадом.

На скудость вымолит враг, но не сможет вернуть долги,

а праведник даст из милости,

и не возьмет награду.

 

Благословенным Богом – семя из рода в род.

Проклятым – корень обрубленный, мертвый плод.

 

Шаги мужа направляет Господь,

к праведности ведет,

пути благие Ему желанны.

Преткнется праведный, но наземь не упадет,

ибо его рука

покоится в Божьей длани.

 

Отроком был я, в свой умудрился срок,

состарился, но не встречал от века

праведника, которого бросил Бог,

молящих о хлебе детей достойного человека.

 

Праведный – благословенно его потомство,

все дни его милость,

ссужает он щедрою мерой.

Тот будет жить,

кто сеет добро и чужд вероломства,

ибо любит закон Господь

и не оставит верных.

Милостивых Своих Бог охранит навек,

а семя злодея стопчет, сломит его побег.

 

Ибо земля праведному, на ней удел его вечный,

на устах его Тора, речи его – закон.

Господь одарит праведного мудростию сердечной,

поступью твердой выйдет и не преткнется он.

 

Высматривает, выслеживает праведника злодей,

подстерегает, ему погибели хочет.

Но Господь не оставит праведного в беде,

Божий суд справедлив, невинного не опорочит.

 

Держись же путей Господних,

на Него уповай во всем,

и из горькой недоли будешь превознесен.

Кто чтит законы Божьи, возвысится средь людей.

Еще увидишь, как гибнет

искавший тебя злодей.

 

Знавал я лихих нечестивцев,

нагонявших страх на округу,

крепко пустивших корни, буйным цветущих цветом.

Но промелькнет мгновенье как мотылек над лугом –

где же внушавший ужас?

Ищешь его – и нету.

 

Так сохраняй свое сердце чистым,

прямоту его береги,

ибо сеющий мир – мир пожинает.

Все до единого сгинут Господни враги,

род нечестивых прервется,

имени их не узнают.

 

Ибо в Боге спасение праведных, убежище от невзгод.

Враг не подступит к праведным,

Господь на помощь придет.

Над тем, кто, ища защиты, к Нему обращает взор

Господь спасающий праведных

сень Своих крыл простер.

ל"ט  39

Главе хора для Иедутуна [5]

Давида песнь.

 

Сказал я: поносить небеса не хочу,

от нечестия сберегу язык.

Пред клеветой злодея смолчу,

на устах запечатанных удержу крик.

Стану молчанием каменным,

забуду доброе,

будут немы корчи моей боли.

Но возгорелся дух мой огнем,

голос – пламенем,

и слова вырвались из неволи.

 

Господи, близок мой срок, как узнаю, скоро ль?

Что мера жизни моей?

Щепотью Ты оделил меня, Сущий.

Весь век мой пред Тобою – единый миг скорби.

Ибо что человек?

ветр, дождя не несущий.

Сновиденью подобен муж, путь его тьма,

речи – пар изо рта.

Жнет свой хлеб, а не знает, в чьи закрома,

труды его рук – тщета.

В чем же надежда моя? Господи, владыка!

В муке моей онемею.

Губами не шевельну, ибо Ты содеял.

Грехи свои искуплю полною мерой.

Лишь об одной молю милости невеликой:

душу избавь от поучений злодея,

не дай выслушивать обличения лицемера.

 

Господи, от ран моих меч отведи.

Боролся с Тобою муж, да повержен скоро.

К смерти близится грешник, ибо Ты судил,

казни Твои – укоры,

гнев здравие растлевает подобно моли.

Ибо что человек? выдох уст,

тщета мимолетной юдоли.

Господи, услышь молитву мою,

внемли зову.

Не заграждай слез Своей глухотою.

В мире Твоем я пришелец, сын не имевших крова.

Ослабь же стесненье мое,

жизнь во мне удержи в шаге над пустотою.

 

מ"גמ"ב  42 - 43

Главе хора.

Маскил [6] для сынов Кораха [7]

 

Как лань над высохшим руслом исходит криком

Так к Тебе душа моя вопиет.

Изжаждалась Бога душа моя жаждой великой.

Когда же приду и предстану перед лице Твое?

Хлебом плача давлюсь денно и нощно.

Кричат мне язычники: Бог твой, где он? Да есть ли?

Дух мой заходится, упадает в слезной немощи,

лишь вспомню – да было ль? –

к дому Господню всходил я с песней.

Там возносился дух мой трублением рога

над шествием братьев ликующих, благодарящих Бога.

 

Душе моя, что клонишься долу?

Что воздыхаешь? Уповай верой великой.

Ибо простремся еще, благодарные, перед Божьим престолом,

ибо узрим спасение от Господня лика.

 

Господи!

Душа моя извелась в кручине,

ищет Тебя от Хермонских теснин, от истоков Ярдена,

где бездна взывает к бездне, ярясь в пучине,

ущелья клокочут, и водопады исходят пеной.

Струями всех потоков Твоих я исхлестан,

воды Твои прошли надо мной, сокрушая кости.

 

А бывало – днем милость Его со мною, песнь к Нему – в ночи.

Подателю жизни, Богу живому я молился.

Оплот мой, крепость моя, что же теперь молчишь?

Сдавил меня враг,

видишь, лицом потемнел я, черной кровью налился.

Денно и нощно срамят притеснители:

где же твой Бог? Да где же?

До кости я изъязвлен позором, стала мне смерть надеждой.

 

Душе моя, что клонишься долу?

Что воздыхаешь? Уповай верой великой.

Ибо простремся еще, благодарные, перед Его престолом.

Дай же узреть нам, Господь, спасенье от Божьего лика!

 

Рассуди суды мои, Господи!

С людьми жестокими ссорься моей ссорой!

От коварства меня укрой, от беззакония защити.

Что ж Ты гнушаешься мною, крепость моя и опора?

Сдавил меня враг, помрачился мой дух, куда мне идти?

Светом спасительной истины озари мне путь.

На святую гору Твою приведи, к Твоим шатрам.

Как я хочу к алтарю Твоему припав вздохнуть!

Как я хочу ликуя войти в Твой Храм!

Струн я коснусь, и вознесется с ними

песнь моей радости Господу в Иерусалиме.

 

Душе моя, что клонишься долу?

Что воздыхаешь? Уповай верой великой.

Ибо простремся еще, благодарные, перед Его престолом.

Дай же узреть нам, Господь, спасенье от Божьего лика!

נ  50

Асафа [8] песнь.

 

Бог Всесильный Господь.

Воззовет – от восхода до заката земля услышит.

Он из средоточия красы просиял,

явился от Сиона.

Гряди, Судия, не безмолвствуй!

Пред Ним огонь поядающий пышет,

бурей пламени осенен Он.

Небо и землю сзывает на торжество:

– Собирайте верных Моих,

на жертвеннике присягавших, сынов завета!

Небеса поведают о праведности Его:

– Господь – судья справедливый,

свято и истинно это.

 

– Услышь Меня, о народ Мой, к тебе поведу речь,

внемли, Израиль, свидетельствовать пред тобой стану.

Душу твою от зла хочу остеречь,

Я, Господь твой,

Судья всеведущий и безобманный.

За приношения алтарные тебя не упрекну,

жертвы твои всегда предо Мною,

но и деянья не скрыты.

Я ли запоры двора твоего отомкну,

из стойла быка уведу, агнца от корыта?

Мои обитатели чащ и паства вселенских гор,

гнездовья вершин Мне ведомы

и пойменных выводков тайны.

С тобой ли о жертве алтарной вступлю Я в спор,

когда с ладони Моей целый мир питаю?

Дух Мой туком тельца не насытишь ты,

кровью кропления жажды не утолишь.

Жажда Моя – сердце, полное доброты,

щедростью жертв благодарственных

дух Мой возвеселишь.

Не забывай же в счастье, как звал Меня в пору бед,

благо мужу исполнить раскаяния обет.

 

А злодеям скажет Господь:

 

Для чего твердишь законы Мои, беззаконие творя?

Заветом со Мною что бахвалишься, омерзив душу?

Ты укоризны возненавидел,

презрел слово Царя,

наставления Мои отбросил не оглянувшись.

Вор ли на промысел выйдет,

ты вослед ему рад.

Прелюбодей крадется – услужишь и тут охотно.

С губ кривящихся оговоры точишь как яд,

к языку твоему коварство припало плотно.

Не ты ли в кругу ближних злословишь брата,

сына матери своей порочишь жестоко?

И думаешь, не придет расплата?

Грезишь, будто тебе уподоблюсь в любви к пороку?

Нет, не покрою позора, не промолчу,

каждый грех пред тобой поставлю

и во всех обличу.

 

Внимайте же нечестивцы, забывшие Божий страх,

дабы не погубил вас – от Меня кто защитит?

Жертвою благодарственной

с трепетом в грешных сердцах

почтите Меня – и явлю

к Своему спасенью пути.

 

נ"א  51

Главе хора

Давида песнь

когда пришел к нему пророк Натан,

а он согрешил с Бат Шевой [9] .

 

Пощади, Господи,

по любви жалеющий, не судящий,

искупи вину мою,

грех изгладь снисхождением безмерным.

Душу мою страстную стирай вяще,

щелоком смой с нее скверну.

 

Ибо преступления свои ведаю,

грех передо мной мукою постоянной.

В Твоих очах вершил я зло, на мне кровь, на мне блуд.

Прими же исповедь покаянную.

Твоя правота, Твой суд.

 

Во грехе зачала меня мать,

ведь от любострастия дитя родится.

А Ты совесть в сердце вложил, его путь спрямлять,

жить по истине.

Ототри же от скверны душу мою,

пусть как снег обелится.

Господи, очисти меня!

 

Дух мой подавленный весельем наполни,

радостью исцели изнывшие кости.

Ото зла взор отведи, о грехе тяжком не вспомни,

сотри вину мою, будто не было ее вовсе.

 

Сердце новое во мне сотвори, порока не познавшее,

дух вдохни, не отягощенный злым опытом,

не гони прочь грешника, от греха уставшего,

не отнимай Дух Свой святой,

не дай пропасть пропадом.

 

Угрюмым я стал, среди людей сделался лишним,

изгнанный от Тебя, недостойный Твоего Имени.

Господи, даруй мне радость спасения,

возврати к ближним,

духом приязни в глазах братьев моих осени меня.

 

Путям Твоим я научу их, поведаю о покаянии,

и заблудшие возвратятся к Тебе, ища прощения.

Боже! Смерти страшусь я, кровного воздаяния.

От руки мужа укрой меня,

защити от кровомщения.

 

Тогда песнь души своей

Твоей праведностью озаглавлю.

Господи!

раскрой уста мои, и Тебя прославлю.

 

Не по неведению оступился я, пал по умыслу темному,

потому приношением жертвенным

скверны моей не отмыть.

Мое искупление – сердце разбитое, угнетенное.

Дух, раскаяньем сломленный, Судья не посрамит.

 

Укрепи же стены Божьего Своего града,

приязнью благодетельной

к добру его приведи непреложному.

Там жертвы желанные, дар праведного вертограда –

тельцы всесожжения

на жертвенник Твой с любовью будут возложены.

 

נ"ב  52

Главе хора

маскил Давида.

Когда Доэг Адоми пришел к Шаулю

и сказал ему: Давид у Ахимелеха [10] .

 

Что похваляешься злодейством, герой,

Говоришь:

«Вседневно со мной милость Божья!»

Хула, наговор истекут, лишь уста открой,

язык твой стрекало отточенное,

жало, отравленное ложью.

Ты клевету избрал, правду попрал грубо,

отвернулся от блага, возлюбил злодейский навет,

сатанинские козни тебе милы, коварство любо.

Той же мерой тебе воздастся в ответ.

Господь кость твою размозжит навек,

прочь от лица Своего изгонит,

в прах растолчет, развеет золой из пещи,

корень зла твоего выкорчует из царства живых.

Праведники увидят – перед Господом вострепещут,

гибель твоя возрадует их.

Скажут:

«Вот муж, чья уверенность не от Бога,

он на достояние уповал, в богатстве силу искал».

А я в доме Господнем свеж как олива,

вовек не узнаю тревоги,

ибо милость Господня надежней скал.

С верными Бога возблагодарю, восславлю с ними,

Ибо Ты суд содеял,

Господь Благой Твое имя.

 

נ"ג  53

Главе хора на махалат [11]

Давида маскил

 

В сердце своем растленный гримасы корчит:

«нет воздаяния,

Господь суда не вершит».

Ко злу пристрастились, презренной предались порче,

блага никто не ищет, всякая тварь грешит.

 

Взирает Господь с небес на сынов человеческих,

высматривает разумного, пытающего Его в горних,

Но лишь отбросы видит, что в пакости мечутся,

нет творящих добро,

все погрязли в страстях позорных.

 

Усвойте же нечестивцы,

пожирающие народ Мой как хлеб,

говорящие: «что воззывать, не поможет Бог» –

ужасы ваши ложны и страх нелеп,

ибо Господь полчища вражьи развеял подобно пыли,

кости богатырей истолок,

осрамил зловонием гнили.

 

О, как желал бы Господь послать спасение с Сиона,

чтобы возрадовался Ему Яков,

Израиль возликовал милости возвращенной.

 

נ"ד  54

Главе хора с музыкантами

маскил Давида,

когда зифеяне пришли к Шаулю и сказали:

а ведь Давид скрывается у нас [12]

 

Господи, услыши молитву мою, спаси меня,

взыщи судом за обиды мои напрасные,

внемли устам молящим, яви величие Своего имени,

ибо кого не знал я – на меня ополчились,

погибели мне искали люди буйные, властные,

Бога не ведали, не страшились.

Но Господь – с друзьями души моей,

Он во истине Своей рассудит, придет на подмогу,

сокрушит злодеев строптивых,

мерой за меру им воздаст.

Тогда жертвы щедрые принесу Богу,

ибо от всякой беды Ты меня спас,

дал узреть падение нечестивых.

 

נ"ז  57

Главе хора на «Не погуби» [13]

Давида михтам [14] ,

когда он спасался от Шауля в пещере [15] .

 

Пощады, Господи, пощады!

Под крыло Твое душа забилась от ужаса,

затаи беглянку, пока враг травит!

К Господу Всевышнему обращусь,

воззову к Его дружеству,

Он избавление с небес пошлет,

ищущих души моей опозорит,

истиной и милостью спасет меня и исправит.

 

Звери хищные душу мою обступили,

уставили зрачков уголья,

ощерили копья и стрелы,

мечи – клыки их, речи – орудия боли,

алчут терзать тело.

Но возгласят небеса славу Творца

мощью деяний Его полны стихии.

Спутали сетью меня, в прах пригнули лицо,

яму ловчую вырыли – туда и столкни их!

 

Господи, сердце мое всегда о Тебе гласит.

Очнись, дух мой!

Струны, будите зарю!

Душу мою спаси,

и восславлю тебя в племенах, в народах возблагодарю.

Ибо превыше небес милость Твоя,

истина – мир объемлет.

Ты – Господь, славой Своей наполняющий землю.

 

ס"ג  63

Давида песнь

в пустыне Иудейской

 

Господи, Боже,

предутренний зов мой.

Жаждет Тебя душа моя, алчет плоть.

В земле засушливой изнемог я, в земле безводной.

Там стали грезы мои святыней,

ибо в силе и славе в них являлся Господь.

 

Восхвалят Тебя уста мои,

ибо лучше жизни Твоя любовь.

К святому Твоему имени вознесу ладони,

сердцу скажу: Господа славословь.

Ибо душу мою Ты насытил,

хваления уст весельем наполнил.

 

О Тебе в час полуночной стражи

размышлял я под бессонным своим покрывалом.

К Тебе припадал, Ты был мне подмогою скорой.

Как птенец под крылом Твоим душа ворковала.

Всюду следовал я за Тобой,

была мне десница Твоя опорой.

 

Бедствия искали враги, сживали меня со света,

да сойти им к земным изножьям!

Пусть клинок выпустит кровь их, плоть растащат шакалы.

Осрамятся уста, сеющие наветы,

а царь возрадуется,

и с ним все клянущиеся именем Божьим.

 

ס"ה  65

Главе хора.

Давида песнопение

 

Господу с Сиона

раздумий моих хвалы.

Тебе исполнены будут обеты,

ибо высей Твоих достигают молитвы.

Господи,

язык мертвеет сказать, сколь дела наши злы.

Искупи Ты преступленье мое,

ибо грехом я повержен в битве.

 

Блаженны мы были, шатров Твоих жители.

В чертогах царских Ты приютил нас.

Возвысил святостью Своей обители,

для близости избрал, даровал милость.

 

Грозный, удостой нас ответа!

Праведный, на мольбы повинные откликнись скорей!

Ведь Ты оплот рассеянных до краев света,

светоч обитающих у дальних морей.

 

Господь в свидетели горы взял,

силою препоясан, вознес вершины.

Смирил ревущие воды,

бешенство волн обуздал,

унял ропот племен немирных.

 

Устрашились знамений Его громовых

живущие в земных пределах.

Песнь Твоя – дождь,

что от врат восхода звучит до преддверий ночи.

Вспомнил землю – изобилием умастил ее тело,

взбурлил потоки,

и семя взрастил, как прочил.

 

Господи, ливнями напои бразды,

сравняй комья пашен,

утучни почву расплывшуюся, благослови ее недра.

Благо году даруй,

пусть мирру источат тропы страны нашей,

ибо землю Свою оросил Ты щедро.

 

Пастбища пустынь изойдут туком,

пышно опояшется склон пологий,

равнины цветеньем окутаются,

облачатся излуки

стадами блеющими, возносящими песнь Богу.

 

ע"ג  73

Асафа песнь

 

От Бога лишь благо,

Израилю добро, сынам чистосердечным.

Но был я от разуверения на волосок,

едва не уверовал в правоту плутов и выжиг,

ибо увидел злодеев в благоденствии беспечном,

позавидовал уделу безбожников бесстыжих.

 

Не удручают их беды людские,

свисают мяса их, но легка смерть,

мучения обходят грешных, хворь сторонится.

Потому привольно выям их от гордыни твердеть,

бесчинствам – утучнять ягодицы.

 

От жира выпучивают глаза,

тук распирает сердец их каморы,

изгаляются, глумятся, непотребством хвалясь,

в речах небо оплевывают сором,

лик земной втаптывают в грязь.

 

Потому прислушивается к ним народ,

пьет как воду отравные речи:

«Как узнает Бог? Узрит с высот?

Пастырь ли слепец стадам человечьим?»

 

Внимает праведный и говорит:

«Вот, нечестивцы, в силе и славе

благоденствуют, безмятежные, во всем успешны.

Для чего же я руки омыл от зла,

зачем к добру сердце направил?

Верность моя, что мне дала?

Знать, вотще сторонился я грешных,

за то и хожу днями изранен,

за то и ноют раны мои утрами».

 

Поведать мог бы я ропот сынов Твоих,

но подводить поколенье под гнев Господень не буду.

Хоть сам о благе злодеев помыслю –

и сердцу тошно от них,

взгляну – очам от вида их худо.

 

Сказал я: у Бога правды искать стану,

о конце злодеев вопрошу в месте Его священном.

Там мне открылось:

лжецам Господь воздает обманом,

злодеев заманивает, чтобы сгубить совершенно.

 

В одночасье рухнут, и погребут их руины.

Дивное диво: ведь здесь стояли, куда же делись?

Ужас их поразит, кошмарным видением сгинут,

ибо Господь пробудился,

изобличил и из яви изгнал злодеев.

 

А я-то оскоминой сердце знобил,

в досаде муки свои растравлял пуще.

Все потому, что глупцом пред Тобою был,

скоту неосмысленному уподобился перед Сущим.

 

Ныне я понял: со мною Ты навсегда,

в длани Твоей спокойна моя десница,

Вслед за Тобой пойду,

правым Твоим судам,

мудрому ведению Твоему учиться.

 

Ни неба и ни земли без Тебя не хочу.

А с Тобою – на что мне земля и небо?

Плоть по Тебе истаивает, сердце жгу как свечу,

Господи, долей моею стань, будь души моей хлебом.

 

Сыны блудные пропадут,

без Твоего призора погибнут дальние.

А мне близость Твоя благо,

Ты мой кров,

о деяньях Твоих поведу

речи свои исповедальные.

 

פ"ב  82

Асафа песнь

 

Господь во главе воинств встал,

над судом земным суд небес вершить:

 

– Доколе тебе справедливость топтать,

нечестивых оправдывать, глумиться над законами?

За сирых вступайся, будь убогому щит,

оправданием – нищему, убежищем – угнетенному.

 

Нет, не разумеют, не ведают.

Потому побредут как слепцы, когда земля содрогнется.

 

– Бессмертны вы? – спрошу их – Божии ли сыны?

Как все умрете, и знатного прах коснется,

в одночасье сгинете, будто не жили сроду.

 

Восстань, же Господи, суди судей страны,

ибо Твое наследие – племена,

царский удел – народы.

 

פ"ד  84

Главе хора на гитит

сынов Кораха песнь

 

Как любимы шатры Твои, Господи!

Бог воинств небесных,

Тебя жажду, к Тебе влекусь, тоской одержимый.

В ограды твои душа рвется, сердцу в груди тесно,

зовом певчим к Тебе исхожу, Бог живый.

 

Малая птаха свила гнездо птенцам,

небесная странница земной обрела кров.

Я же служением жив, молитва мне дом Отца,

приют мой в сени царских Твоих шатров.

 

Бог Воинств, Господь святого удела,

счастливы мы были в Доме Твоем,

там еще восславим Тебя, сэла!

 

В ущелье иссушенном слезы наши слились,

забили ключом чистым,

дождем истекли, насытили криницы.

От стены к стене пойдем,

с мужеством в битвах выстоим,

и в Иерусалиме взор Господень осенит наши лица.

 

Боже воинств возвышенных, Святой Якова,

внемли мольбам нашим, услышь крик,

укрой нас, щит Свой царский упрочив,

усмотри нам помазанника,

взглядом Своим просветли его лик.

Ибо за день единый в доме Твоем

отдадим тысячу дней прочих.

Лучше нам к Твоему порогу на миг припасть губами,

чем в прахе шатров греховных всю жизнь прожить рабами.

 

Господь наш защитник и светоч,

Он воздаяния праведных не утаит,

униженных окружит почетом,

дарует благо чистосердечным.

Бог воинств небесных нас ото всех зол отстоит,

блаженны уповающие на Тебя, Превечный!

 

פ"ו  86

Молитва Давида

 

Господи, преклони слух, откликнись,

к Тебе взываю,

духом я угнетен, сердцем принижен,

Тебе единому предан, на Тебя уповаю,

раба Своего, Господи, Бог мой, спаси же!

 

Душу мою помилуй, чьи мольбы неотступны,

спасеньем ее возрадуй, ибо к Тебе воздета,

ведь Ты добр уменьем прощать молящих,

милостиво снисходишь к преступным.

 

Выслушай мольбы мои, Боже,

внемли смиренному плачу,

кающийся, к Тебе припаду, и удостоишь ответом,

ибо Ты не чета божкам глухим и незрячим.

С чем сравню деянья Твои?

Подобия нет им.

 

Отринут народы мертвых идолов суд,

признают Творца, царствующего над ними.

Пред лицо Твое поклониться придут,

хвалениями и дарами почтят Твое имя,

ибо Ты единый, Господь,

возвеличился знамениями Своими.

 

Так и меня стезей Своею веди,

чтобы истиной путеводной был путь мой прознан.

Господи!

Пусть страхом блаженным зайдется сердце в груди

перед Твоим Именем грозным.

 

Благодарное, изольется хвалой,

на целую вечность песен ему достанет,

милость Твоя – как небо над головой,

с души моей Ты отвалил тяжесть могильного камня.

 

Злодей на меня восставал, лютый враг губил,

Не знали Тебя, похвалялись силой своей.

Но Ты, Милосердный, щадил нас, Ты Свой Завет не забыл,

Господь долготерпеливый,

защитник наш многомилостивый.

 

Явись же в мощи на помощь Своим рабам.

Рожденных в доме Твоем – защити и спаси нас.

Добрый знак нам подай,

пусть видят враги, и постигнет их срам,

ибо Бог нас утешил в страданиях, в бедствии спас.

 

צ  90

Молитва Моше [16]

взысканного Господом

 

Владыка наш – сущему дом во все наши роды.

До рождения гор из тверди земной

прежде первоначал

колыбель природы

превечный Господь качал.

 

В прах Ты ввергаешь взятых Тобой из праха,

говоришь сынам человеческим:

возвращайтесь в пыль,

чтобы в юдоли смертного страха

мукою

каждый очищен был.

 

Тысячелетие перед Тобою –

промельк минувшего дня,

в треть ночи стража.

Сонный поток увлекает нас, цепеня.

Но забрезжит едва

– и иссохла трава,

умрешь, как проснешься однажды.

Ибо лишь миг от рассвета до старости,

и уже от гнева Твоего вянем,

опаленные Твоей яростью.

 

Грехи наши поставляешь Себе

– стоять возле,

сиянием лика проницаешь позоры скрытые.

Жизнь улетучивается из нас как возглас,

истаиваем, гневом Твоим сытые.

 

Семь десмиц – все наши года,

если восемь – мужам сильным телом.

Жизнь и в зените изнурение и беда,

порхнет как птица – и пролетела.

 

Меру гневу Твоему кто познает, Грозный?

Чашу ярости

плоть ли страшащаяся осушит?

Наводящий ужас,

вразуми за сердце схватиться, пока не поздно,

семя мудрости

взрасти в наших душах.

 

Господи, доколе!

Что Ты делаешь с нами?

Удержи десницу Свою над Своим народом!

Утром насыщай нас любви хлебами,

с гимном радости

да шествуют наши годы.

Счастье измерь стезею мучений былых,

благом воздай нам долгим, как нескончаемость их.

 

Деянья Свои позволь узреть

рабам предстоящим тут,

а сынам их явись во славе и стань им другом.

Господи Боже,

приязненный Свой приют

дай стараниям бренным,

нашим земным потугам.

 

צ"ג  93

Господь царит, в одеяниях царских прекрасен,

Господь облачился достоинством гордым,

незыблемо мир основал,

могуществом препоясан,

вселенную учредил твердо.

 

Изначален престол Твой, Всесильный,

Ты Господь от века.

К Тебе на заре творенья

ревели потоки, что могучие воды катили,

грохотали камнями непокорные реки.

 

Тогда ярилась смерть, вздымаясь из преисподней,

океаном гибели бушевал Шеол [17] ,

но буйство стихий укротила рука Господня,

Всевышний своеволье их превзошел.

 

Восторжествовал Господь над потугами ада,

миру закон истинный положил.

Заповедь даровал людям,

чтобы в доме Твоем святую нашли отраду.

Пусть же вовеки с нами милость Твоя пребудет.

 

ק"א  101

Давида песнь.

 

Господи, милосердие Твое воспою и суд.

Простотой праведных умудрюсь с любовью.

Когда Ты придешь? Я сердце свое внесу

как чистую чашу – втайне испить с Тобою.

 

Скверное заслоню от глаз,

мерзость возненавижу – и ко мне не пристанет.

Вырву жажду греха, ибо зла не хочу!

Изгоню льстецов, наветчиков тайных,

высокомерных унижу, алчных укорочу.

 

К верным направлю взор, с ними царить воссяду,

простодушных и кротких призову на вече.

Не потерплю в совете брызжущих ядом,

перед взором царским онемеет злоречье.

 

Сгоню с земли в преисподнюю злобу ада,

вычищу нечисть

из Господня святого града.

 

ק"ג  103

Давиду.

Бога благослови, душа,

славь, живая, Его святое имя.

 

Бога благослови, душа,

не запамятуй благодеяний Господних,

ибо Он отпустил грехи мои, исцелил болести,

из преисподней спас меня, с одра смертного поднял,

спеленал сердце любовью, помог боль снести,

расправил красу мою, тело насытил обильем,

благословением дух наполнил,

молодость мне возвратил как орлу крылья.

 

Господь справедливость творит,

суды обездоленных правит силой Своей.

Он Израилю знамения явил, Моше раскрыл Свою суть:

исполнен добра Господь, жалеет, щадит,

не скор на гнев судья многомилостивый,

карает грешных, но зла не таит,

долготерпеливо вершит Свой суд.

 

Господи!

Не по греху поступай с блудником беспечным,

мерой за меру не воздавай ищущим скверны,

как небеса над землей возвышены бесконечно,

так милость Твоя к трепещущим да будет безмерна.

И как от врат восхода удалены врата заката,

наши грехи отведи от нас в дальние дали,

прости, как прощает отец сынов виноватых,

сжалься над теми, что в страхе к Тебе припали.

 

Ведает Он скудельных страстей позывы,

помнит: из праха мы взяты и в прах вернемся

дни наши – травные всходы, цветенье их – миг счастливый,

повеет ветер пустыни – и сгинем бесследно,

иссохшим жгутом свернемся.

Непреходяща лишь милость Господня

к сынам завета, чтящим его уставы,

сынам богобоязненных Он поминает отцов верность.

В небесах утвердил Господь престол Своей славы,

царство Его беспредельно и власть безмерна.

 

Господа благословите, богатыри небесных воинств,

посланцы Господней мощи, ангелы Его воли!

все создания Божьи, служителей вышних сонмы,

благословите Царя, воссевшего на престоле!

 

Благослови и ты, душа моя, Господа.

ק"ד  104

Благослови, душа моя, Господа.

 

Боже мой, Господи,

непостижимо возвышен Ты!

Душу слепит

манатьи твоей свет великий.

Надмирным сияньем облек Ты Свои черты.

Небеса пред Собою простер

завесами Божьего лика.

 

Водами вышними кроющий свод шатра,

дуновеньем несомый в облачной колеснице,

служитель Твой – пламя,

посланцы Твои – ветра,

твердь основал Ты прочно,

столпам ее не преломиться.

 

В бездне вод затаил Ты вершины гор,

суше приуготовил ее покровы.

Крикнул –

и ринулись воды в земной простор,

стечься в моря заспешили

под гласом Твоим громовым.

 

Вверх по склонам, гонимые страхом, лились,

ущельями ниспадали в назначенные пределы.

Моря берегами стеснил Ты,

чтоб в бешенстве унялись,

и ярость их над землею снова не закипела.

 

Биением горных ключей полнящий русло реки,

жажду созданий своих утоляешь

влагою изобильной.

Онагр приходит пить из Твоей руки,

сладостью вод насыщается, своевольный, сильный.

К потоку слетаются птицы,

гнездятся в кронах,

пением оглашают своды шатров зеленых.

 

Из источников вышних поишь вершины гор,

насыщают землю Твои деянья:

дикие травы тучнеют  скоту полевому корм,

наливаются пастбища 

пастушьим стадам пропитанье.

 

Злак прорастает в земле  человеку хлеб,

радует сердце вино,

елей умащает лица.

Сын человеческий на добрых хлебах окреп,

умащенный довольством,

ликует и веселится.

 

Вышней влагой деревья Божьи упоены.

Птицам гнездовье 

кедры, взращенные Его дланью.

Аисту кров  кипарис,

грызуны в расселинах скал спасены,

горы  прибежище ланям.

 

Лунный серп поставивший стражем времен,

указавший солнцу путь к вратам заката,

ночь хищников лютых наводит Он 

время зверю терзать, не боясь расплаты.

Львы молодые во мраке рыщут,

грозный рык издают,

домогаясь у Бога пищи.

 

Взойдет светило и в чаще сгинет зверье,

по логовищам затаится в сытой дремоте.

Выйдет на труд человек, вставший с зарей,

до сумерек

не окончит своей работы.

 

Как велика, Господь, мудрость деяний Твоих!

Полнится мир созданиями Твоими.

Вот моря необъятные.

Кто рыбу исчислит в них?

Тварями глубь кишит, малыми и большими.

 

Плывут корабли в волнах, где плещется Левиафан,

Творцу своему забава, выпрыгивает из вод.

Все взоры мира к Тебе, ибо каждому дан

насущный хлеб его в срок

от Твоих щедрот.

 

Подашь,  соберут даянья Твои как манну,

раскроешь длань,  насытятся благом без страха.

А лик отвернешь,  изнемогут, падалью станут.

Дух их возьмешь,

а кости рассыплются прахом.

 

Но сызнова дух вдохнешь,  и лицо земли обновится,

и сонм сотворенных снова

с мольбой к Тебе устремится.

 

Да пребудет престол Его в мире ныне и впредь,

Да радуется Господь

деяньям Своим неисповедимым,

ибо в землю вглядывается – и содрогается твердь,

горы коснется – и окутывается дымом.

 

Пока я жив, воспевать Господа не устану,

Бога моего петь все дни свои скоротечные.

Словами сердца смертного, истово, без обмана,

вознесу радость великую

Господу моему Превечному.

Господь, изведи злодеев, не дай им места на свете,

закоренелые грешники навеки да канут в нети!

 

Благослови, душа моя, Господа.

Аллилуйя!

 

קי"ג  113

Славьте Господа.

 

Славьте Господа, слуги Его!

Имя Превечного славьте!

Имя Господа благословенно ныне и присно,

прославлено имя Господне на закат и на восход.

Над племенами царит Господь,

престол славы Его в занебесной выси.

Выше Него кто утвердится?

Он землю и небо озирает с высот,

убогого поднимает из праха,

втоптанному в грязь помогает встать,

к достойным причисляет его род,

утешает бесплодную, сынами радует мать,

жене не рожавшей дарует плод.

 

Славьте Господа!

קי"ד - קט"ו  114 - 115

Когда Израиль из Египта исходил,

сыны Якова – из чужеречной державы,

нареклась Иудея святыней Его,

Израиль – землей богоданной.

Море узрело – и побежало,

попятились воды Иордана,

заскакали горы как овцы,

вершины – как бараны.

 

Что узрело ты, море, что бросилось прочь?

Пред чем Иордан преклонил колена?

Что заскакали вы, горы, как овцы,

вершины как бараны?

– Перед ликом Господним трепещет Вселенная,

перед Богом Якова содрогаются страны.

Он в воды обратил скалы могучие,

Камень незыблемый – в источники текучие.

 

Не нам, Господи, не нам,

милости и истине Твоей яви славу.

Что глумятся народы: где Бог ваш?

Господь наш в небе, и все в Его воле,

Он что замыслит – исполнит.

А божества народов – идолы литые

изделия рук человеческих, серебро и злато.

Глаза у них – но не зрят, уста – но не молвят,

Уши-то есть у них, да нет слуха,

ноздри их воскурений не обоняют,

руки даров не ощупают, не пойдут ноги.

Таковы же и создатели, каковы боги –

уподобятся тем, на кого уповают.

 

А ты на Господа надейся, Израиль!

         – Он уповающим щит и помощь.

На Господа надейтесь, сыны Аарона!

         – Он уповающим щит и помощь.

На Господа надейтесь, благоговеющие перед Ним!

         – Он уповающим щит и помощь.

 

Господь не забудет, взыщет благом Господь:

дом Израиля благословит Господь,

дом Аарона благословит Господь,

всех страшащихся Его благословит Господь,

великих и малых.

 

Умножит Господь вас и сынов ваших,

благословит их Творец земли и неба.

Что небеса? Господу небеса,

а землю отдал Он сынам Адама,

ибо не мертвым Господа славить,

восхвалять Его – не в немоту уходящим.

 

– Благословим же Господа ныне и присно!

Славьте Господа!

 

קט"ז  116

 

Сказать любо: услышал Господь,

слух к мольбам моим преклонил!

Его звал я вседневно,

когда стеснили меня смертные узы,

скорбь отыскала,

живого ад полонил,

путь заступила тоска на тропе узкой,

возопил я к Господу: убежища беглецу!

Ведь Ты справедлив и добр,

Господь – и не милосерден?

Я дитя, руки протягивающее к отцу,

простак обманутый – не таким ли Ты верен?

 

Ныне, душа, от бедствия отдохни,

измученная, утешься во благе,

внял Господь,

раскрыл милость Свою и власть,

в земле живых перед Ним пойду,

Он глаза мои осушил от влаги,

в преисподнюю не дал упасть.

А я отчаяние впивал как оцет,

говорил: утл человек, обманут,

разочарованный, нетерпению верил.

Чем же теперь за добро платить Ему стану,

какой воздам человеческой мерой?

О Боге поведаю, чашу спасения подниму,

исполню обеты в собрании многолюдном.

Гибель праведных невыносима Ему,

жалких жалеет Господь, а любящих любит.

 

Господи, к дарам раба Своего снизойди!

С рожденного в доме Твоем Ты снял оковы,

потому принародно обеты мои творимы.

Тебе жертвы благодарственные принесу

и восславлю словом

Бога моего в святыне Его, в Иерусалиме.

 

Славьте Господа!

 

קי"ז - קי"ח  117 - 118

Славьте Господа, народы,

восхваляйте Его, племена

ибо милосердно могущество Божье,

истина Его – на все времена.

 

Благодарите Господа, ибо благо Его огромно.

Милость Его – навек!

Весь Израиль воскликнет согласно:

– Милость Его навек!

Подхватят потомки Аарона:

– Милость его навек!

Склонятся трепещущие перед Его властью:

– Милость Его навек.

 

К Господу из теснины воззвал я –

простором мне отозвался Господь.

Бог со мною – сына ли человеческого страшиться?

Господь препоясался ненавистников моих побороть,

увижу, как Божий суд над ними свершится.

Ибо не от ближнего помощь, не от сильных спасение,

но от Господа мир ищущим Его сени.

 

Племена враждебные меня обступили.

– Уповая на Господа их одолел я.

Окружили ненавистники, обложили.

– Уповая на Господа их одолел я.

Как пчелы жалящие меня облепили,

как хворост вспыхнули,

пылали ярко, да сгорели живо.

– Уповая на Господа их одолел я!

Напирал, враг, к смерти меня теснил,

но устоял я, ибо со мною Господь Сил.

 

Спаситель мой, крепость моя и песнь!

В стане воинском праведный веселится,

весть спасения облетает хоры:

– Торжествует над врагом Господня десница!

– Высока десница Господня!

– Десница Господня повергла мужей раздора!

 

Не пал я в битве, уцелел.

Поведаю же о делах Господних.

Душу мою Он терзанием правил, мукой прямил,

но не выдал ужасам преисподней,

к вратам праведности направил меня Господь Сил!

Отворитесь же предо мной, врата святыни,

Господа благодарить взойду ныне!

 

Вот врата Господни! Праведные вступают ими.

Возблагодарю Бога,

ибо Он спасением отозвался зову.

Строители погнушались камнями сими,

а Господь краеугольными сделал их,

положил в основу.

От Бога свершилось с нами чудо превыше разума.

День Господень настал.

Возликуем же и отпразднуем!

 

Благоволение Свое, Господи, продли нам,

мирными заботами одари, трудами благодарными.

Благословен входящий в Твой дом, Бог наш Единый!

Вяжите жертву праздничную над рогами алтарными!

 

Ты Господь мой!

Сердцем Тебя возблагодарю, прославлю устами.

– Благодарите Господа,

ибо благо Его не перейдет, милость не перестанет.

 

קכ''ב  122

Давида

песнопение паломническое

 

Как радовался я говорящим:

«в дом Божий пойдем, взойдем!»

Иерушалаим желанный!

стояли мы, блаженные, во вратах твоих,

град, отстроенный дивно!

О Иерушалаим,

была краса твоя без изъяна,

совершенна, собранная воедино.

 

К тебе сходились колена,

Божьи паломничали племена,

собирались с благодарениями,

в Господень совет спешили.

Там престол Давида утвердился на вечные времена,

судьи справедливый закон вершили.

 

Мира молю душе твоей, Иерушалаим,

высоким палатам твоим – благословенья покоя,

стен твоих да не удручит осада,

свершится над домом Господним благословенье благое.

Во имя ближних моих, ради братьев наших

о мире молю, о мире святому граду!

125  קכ"ה

Песнь паломников

 

Уповающие на Господа подобны Сиону,

незыблемо встанут, упрочатся бестревожно.

О Иерушалаим прекрасный, горами обнесенный!

Народ Его,

окруженный любовью Божьей.

 

Скипетр зла вовек не коснется праведных,

к несправедливости их не принудят царства,

прямосердечные заблудились

– Господь исправит их,

на кривых путях

соблазнители познают мытарства.

 

Мир Израилю!

קל''א  131

Давида

песнопение паломническое

 

Господи,

нет в моем сердце гордыни,

свысока не гляжу, не возношусь беспричинно.

Перед ближним смолчит душа моя,

смиренно остынет.

Обыкновенья мои просты,

почестей не ищу не по чину.

Хорошо мне,

душа моя умиротворена,

насыщена Господом, как дитя материнским млеком.

Уповай же на Бога, Израиль,

на Него одного уповай вовеки.

 

קל"ג  139

 

Давида

песнопение паломническое [18]

 

Славно нам пировать вместе,

братски – Израилевым коленам.

Вместе умастимся елеем благоуханным,

что с волос на бороду Аарона

течет бальзамом бесценным,

на полы одеяний – росой желанной.

Подобна елею роса Хермонская, млечная,

роса на Сион возлиянная, сладостная,

ибо с Сиона

заповедал о нас Господь благословение вечное,

долголетием оделил,

изобилие дал на радость нам.

 

קמ"ב  142

Маскил Давида,

молитва его в пещере [19] .

 

К Господу возоплю голосом, взмолюсь криком,

изолью мольбу мою, выплачусь бедами.

Душа моя закуталась, клонясь, поникла.

Господи, Тебе стези мои ведомы,

пред Тобою ходил я прямо,

там, где ходил я, там вырыли мне яму!

Видишь – плеча дружеского нет мне одесно.

Куда бежать? Жив ли еще – обо мне кто спросит?

Господи, будь Ты зову моему слух,

пропадаю безвестно,

Ты единый удел мой,

кров мой последний, пока земля носит.

Услышь молитву мою, ибо духом я пал, иссякли силы,

спаси, жизни моей домогаются, одолевают.

Из узилища вызволи душу мою,

пусть восславит Твою милость,

да возликуют праведные, когда обо мне узнают.

 

קמ"ח  148

 

Славьте Господа

 

Славьте Господа с небес,

славьте в вышних,

славьте Его, посланцы Господни,

славьте Его, воинство ангельское.

Славьте Его, солнце и месяц,

все звезды сияющие – славьте Его.

Славьте Господа, небеса превышние,

воды над небосводом, славьте Его,

славьте Имя Господне,

ибо Он заповедал – и сотворены,

утвердил их навек,

закон положил непреходящий.

 

Славьте Господа с земли,

чудища морские, бездн потоки,

огнь и град, снега и туманы,

мчащийся по слову Его ветр жестокий,

холмы и горы,

деревья плодовые и кедры Ливана,

звери и скот,

твари низменные и крылатые птицы,

цари земные и все племена,

князья стран и судьи народов,

старцы и отроки, юноши и девицы,

славьте Имя Его, ибо едино возвышено,

ибо слава Его от земли до небесного свода.

 

Рог народа Своего Он вознес высоко,

восхваление – верным Его,

сынам Израиля, ближним Его – хвала.

 

Славьте Господа!

 ק"נ 150

Славьте Господа!

 

Господь святостью вознесен,

– Его славьте,

Бог сил, сотворивший небесный свод,

– Его славьте,

наделил стихии могуществом Он,

– Его славьте,

в величии грозном Господь грядет,

– Его славьте.

 

Прославляйте Бога при трубных кликах,

на струнных воздайте хвалы

славе Его великой!

 

Рокочи, барабан, пляшите Его славе!

На духовых и ударных,

на медных и на угаве! [20]

 

Басы – гудите, пронзительные – взвейтесь, взывая!

Да прославит Господа

любая душа живая!

 

Славьте Господа!

 

 



[1] Шминит. Возможно, так назывался восьмиструнный музыкальный инструмент, либо мелодия.

[2] Гитит. Возможно, речь идет о музыкальных инструментах, пришедших из города Гат, либо о напеве, связанном с производством оливкового масла  «гат» – масличный жом .

[3] Михтам – один из жанров псалмов. Возможно, это слово контаминировано из двух корней со значением «печать» и «письмо» и означает надпись на долгую память.

[4] См. Шмуэль  (Самуил)  I, гл. 21. Спасаясь от преследований царя Шауля, Давид бежал в филистимский Гат, и там притворился безумным, чтобы его не удерживали от дальнейшего бегства.

[5] Иедутун – семейство храмовых певцов, носивших имя своего родоначальника. Так назывался также один из музыкальных инструментов.

[6] Маскил. Возможно, так назывался жанр моральных поучений в Псалмах

[7] Сыны Кораха – семейство храмовых певцов-левитов. 

[8] Асаф – один из предводителей певцов-левитов в царствование Давида (вместе с Гейманом и Иедутуном). Ему принадлежат двенадцать псалмов.

[9] См. Шмуэль  Самуил  II, гл. 11-12. Давид взял Бат Шеву, жену своего военачальника, а его самого послал на смерть.

[10] См. Шмуэль (Самуил) I, гл. 21-22. Спасаясь от царя Шауля (Саула), Давид бежал в Нов, к первосвященнику Ахимелеху, а оттуда – в филистимский Гат (см. пс. 34 и примечание к нему) и далее в Адулламскую пещеру (см. псалом 142 и примечание к нему). Доэг Адоми, приближенный Шауля, встретил Давида у Ахимелеха и донес на него. Шауль приказал Доэгу перебить священников и разрушить их селение Нов.

[11] Махалат. Возможно, так назывался духовой музыкальный инструмент или мелодия.

[12] См. Шмуэль  (Самуил)  I, гл. 23. Зиф – небольшое поселение на юге Иудеи, жители которого просили царя Шауля избавить их от Давида, скрывавшегося неподалеку.

[13] С этих слов начинается молитва Моше (Дварим, 9:26), по имени которой, возможно, назван этот псалом.

[14] Михтам - см. примечание к псалму. ט"ז (16).

[15] См. примечание к псалму נ"ב (52).

[16] Согласно одной из легенд, этот псалом запечатлел последние слова Моисея .

[17] Шеол – одно из названий подземного царства.

[18] Этот псалом – застольная песня паломников, собиравшихся на праздники в Иерусалиме.

[19] См. Шмуэль (Самуил I), гл. 22. Преследуемый царем Шаулем, Давид скрывался в Адулламской пещере.

[20] Угав – нагнетательный духовой инструмент, известный с глубокой древности, возможно, прообраз органа.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова