Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

АЛЕН БЕЗАНСОН

Его:

Бедствие века. 1998. Выписки.

Возможно ли включить Россию в мировое устройство? 2001.

Запретный образ.

Извращение добра. Соловьев и Оруэлл.

Интеллектуальные истоки ленинизма.

«Святая Русь»: Анатомия русской лжи.

Советское настоящее и русское прошлое.

Убиенный царевич.

Христианство и искусство.

 

Колаковский о Б., 1999.

 

Ответственность советской интеллигенции сегодня. - Континент, №57. Цитата.

Против войны в Чечне 26.11.1999; 30.3.2000 - О природе путинской власти.

О голодоме и др. проблемах, 2008.

 

В юности увлекся коммунизмом, разочаровался, решил с ним разобраться. Год в М. и СПб., в колумбийский ун-т учился у Марка Раева и Мартина Алия, в мае 68-го  вернулся в Париж. Женат (45 лет в 1998 или это опечатка?, четверо детей, двенадцать внуков. Тесно в славистике - от русского авангарда к иконоборчеству, от русского романа к аджорнаменто. "Одно соображение общего характера всегда подталкивает историка к богословию. Философия обещает вылечить нас и освободить от иллюзий. Это родник ее с комедией. Богословие родственно трагедии ... Все века, если рассмотреть их вблизи, исполнены ужасов.... Но осторожно: нет ничего проще, чем использовать богословие не по назначению". По: предисловие к Интеллектуальные истоки ленинизма.



 
А.Безансон. Бедствие века.

Вступление.- Русская мысль, 29.10.1998;

Оригинал оп.1998

Проблема недостаточно отвращения к коммунизму и проблема специфики Холокоста. Не то загадочно, что евреи его запомнили, а что другие народы не помнят своих холокостов, сделали их предметом анализа, а не живой памяти.

Уп. свидет-во Примо Леви - написано в Италии - прославилось с 1958 г., когда ее переиздало изд-во Эйнауди - о Холокосте. Подчеркивал Леви, что сперва люди не делали различия между лагерем трудовым (Бухенвальдом) и лагерем уничтожения (Треблинкой). Факт: еврейский народ стал более заметен с 1948 года. С 1960 евреистали говорить о геноциде, до этого предпочитали подчеркивать активность во время войны - восстание в варшавском гетто.


Гл. 2. Нравственное разрушение. - Русская мысль, 10.12.1998:

Моральность коммунизма, эстетизм нацизма "Нацист вообржает себя художником, коммунист - праведником". Генетика в этом смысле от франц. и нем. социализма. Для нациста первобытная природа беспощадна и иерархизирована, для коммуниста она а ля Руссо, блага. Единство природы и истории, вера в естест. прогресс. Тайное согласие нацизма и к-ма в приоритете цели (лес рубят - щепки летят) - история как учительница. Пргресс зависит от воли, просвещенной идеологией. Схема двух начал (хорошие и плохие силы) и трех времен - первобытный коммунизм - настоящее - будущий коммунизм. Рахрушение старого режима как искупительная, созидательная жертва (Бакунин от Гегеля). Нравстевенное разложение - не делить, а уничтожить сами меры и предметы дележа. Аннулирование права как механизма регулирования.

Апеллирует к естест. морали, считает коммунистю ей противоположной. Отвергает все 10 заповедей. Хвалит Раймона Арона за указание сходства нацизма и ко-ма, еще больше за настаивание на существенности различий: у нацизма завершается газовой камерой, у коммунистов трудовым лагерем - уничтожение псевдорасы, создание нового человека.  С этим Б. не согласен - нацизм тоже проектировал нового человека. Только там озабоченность классом, у нацизма - расой. "Что лучше - быть зверем, изображающим ангела, или человеком, изображающим зверя, если доказано, что они оба - хищники?". В ко-ме преступление более похоже на добро, чем в нацизме, коммунизм соблазнительнее. "Сделать дурными хороших людей -- штука, вероятно, более дьявольская, чем сделать плохих людей еще хуже". Поэтому бывших коммунистов легче прощают, чем бывших нацистов - связь с общепринятой моралью как бы сохранилась. Коварство коммунизма больше. Нацизм сразу указывал врага, коммунизм всегда неопределен и оставляетм есто произволу - классовому подходу. 


Гл. 5 (последняя). Память. - Русская мысль, 20.5.1998.

Забвение коммунизма религией - в Китае через язычество, где заглушено чувство истории - христианство тоже не озабочено и безответственно - языческоподобная реакция - отдаление от христианства - коммукнизм воспринимают как ледниковый период. Два противоположных типа забвеня коммунизма: слишком хорошо знают, что люди гешники. "Этот христианский тип фамильярности как со злом, так и с добром приводит к тому, что христиане не слишком удивляются ни тому, ни другому, всегда готовы к греху и прощению, и уверены, что нет такой вины, которая не была бы прощена с помощью покаяния. В этом случае забвение естественно следует за прощением" - но это праведное забвеи, а есть неправедное, без покаяния, дешевое, слишком легкое - от лени, от высокомерия, кичатся великодушием - и коммунизм прощен именно так. Отступничество от хр-ва в коммунизм прощают как совершенное из благих намерений - но след-но хр"христиане еще не до конца очистились от коммунистических идей, которые в их умах смешаны с гуманистическими". Продолжается болтовня о третьем пути между капитализмом и социализмом. "Мы до сих пор не осознали, что подводя наш мир под концепцию "капитализма", м уже принимаем дихотомическую картину мира, навязанную идеологией, которая нам, как мы считаем, столь чужда".

Забвение и евреями, хотя коммунизм более христианское изобретение.

Б. - "неприятно", что во Франции законом запрещено отрицать Холокост. "Дискуссию не следует избавлять от вопроса об истине в законодательном порядке. Иначе те, кто отрицает надежно удостоверенные факты, могут жаловаться и даже охваляься, чо их лишают свободы мысли, а значит, избегать позора, на который свобода мысли их обрекает".

Плохо определен геноцид, он смешан с массовым убийством - и к тому же евреи не этнич. шгруппа - свое опрееление: "нужно, чтобы резня совершалась умышленно, а умысел возник в рамках идеологии, имеющей целью унчтожить часть человечества во имя торжества идеологической концепции добра". Гм! - пример - Вандея - украинский геноцид 32 г. армянский и камбоджа -

Безансон, Ален. Ответственность советской интеллигенции сегодня. - Континент, №57.

С. 228. "Возьмем, к примеру, Солженицына. Этот великий человек занялся колоссальным исследованием прошлого России. Ну почему же он не оценил или просто игнорировал работу западных ученых? ... Недостаточно быть против советской системы. Эта система не выносит понимания, а страдание еще не значит понимать. Опыт страдания не равнозначен опыту познания".

Интеллектуальные истоки коммунизма. 1987. Русское издание: МИК, 1998. 304 с.
 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова