Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия. Вспомогательные материалы: агрессия, новояз.

ТЕРРОРИЗМ

Апологеты Т. - Апологеты борьбы с Т. - Попытки анализа.

История Т. в целом.

Т. в России с XVIII в.

Красный Т., Большой Т. (с 1917 г.).

"Борьба с Т." - демагогия начала XXI в.

 

Кротов:

Рождение понятия: XIX век: белый террор.

Террорист Ленин.

Боко Харам в Нигерии: откуда рождается насилие.

 

Апологеты Т.

Терроризм - апология его, Ткачев, 1881; Ленин

и Кропоткин; о большевистском Т. Сорокин, 1917.

Кураев в защиту православного Т., против исламского, 2004.

 

Апологеты "борьбы с Т."

Оправдание самодержавия Александра III как борьбы с Т., кн. Ольга;

 

История Т. в целом

Chaliand, Gerard et al. The History of Terrorism from Antiquity to Al Qaeda. Berkley: University of California Press, 2007. 484 pp.

 

Попытки анализа

Холмс Р. Терроризм, жестокость и ненасилие. Метафизические исследования. Вып. 216. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005, с. 349-369

Определение и политика, Григорьев, 2006.

о его психологии как агрессивности Розанов, 1909; анализ Камю, 1950;

Intervention, Terrorism, and Torture. Contemporary Challenges to Just War Theory. Steven P. Lee (eds). Dordrecht: Springer Netherlands, 2007. 321 pp.

 

Т. в России с XVIII в.

 

Одесский М.П., Фельдман Д.М. Поэтика террора и новая административная реальность: очерки истории формирования. М.: РГГУ, 1997, с. 8-63 Начиная с 18 в.

Исторический вестник. Т. 2/149. Декабрь 2012. Терроризм в России в начале ХХ в. 228 с.

самоцензура у т. в России, 1900-е гг., Келли;

 

 

"Красный Террор", "Большой террор"

См. отдельно: Россия в 1920-1930-1940-1950-е гг. Также см. "Красный террор" - 1917-1920 гг.

Террор государства в России 1930-х гг., анализ Фицпатрик, 2000.

Литвин А. Российская историография Большого террора. 1997.

Верт Н. Сталин и его система в 30-е годы. 2010.

Верт Н. Феномен советских лагерей XX века. 2010.

Верт Н. Депортации населения на российском и советском пространстве (1914 — конец 40-х годов): военное насилие, социальная инженерия, этно-историческое «изъятие». 2010.

Верт Н. Переосмысление «Большого террора». 2010.

"Борьба с террором" в начале XXI в.

Эш против демагогии о "войне с террором", 2006;

Чомски о Т. http://www.chomsky.info/talks/20011018.htm

Evolution of U.S. Counterterrorism Policy. 1-3 vols. Westport: Praeger Security International, 2008. 1451 pages. Ed. by Alexander Yonah, Kraft Michael B.

* * *

Заметки Кротова.

4.7.1998; взрывы в Москве 10.9.1999; борьба с ним 28.8.1998; борьба с ним во Франции 10.9.1999; оценка Западом 10.9.1999; исламский Т. поощрялся Россией 10.9.1999; и Западом для борьбы с коммунизмом 1.10.1999;

Кто наводит на нас ужас? На меня - никто, мне только Бога ужасно страшно, Бог мой террорист. Я думаю, что и Давид думал так же, что "кто Бог велий, яко Бог наш" вполне можно переводить: "кто Бог ужаснее, яко Бог наш". Но подозреваю, что многие люди Бога не боятся, а ужасаются - то есть, боятся полуосознанно, гоня от себя страх - людей. Например, ограбившие боятся ограбленных... Для казнокрада худший террорист - налогоплательщик.


В речи Желябова примечательно, как настойчиво судья уходит от рассмотрения вопроса о взглядах его партии и сводит всё к его личным взглядам, а Желябов ведет дело в противоположную сторону (имея на то право - ведь прокурор именно изображал его действие - действием партии). К нашему времени еще более стало ясно, что граница между цивилизацией и варварством проходит между способностью различать личность и коллектив - и нежеланием этой способностью разума пользоваться. Даже тогда, когда сам террорист претендует говорить от безликой общности, нельзя на это поддаваться.

Очень снисходительный лишь к сильным мира сего врач Л.Рошаль: "Терроризм - это когда гибнут ни в чём не повинные люди" (Неотложность справедливости. // Новая газета. - 6 дек. 2004 г. - С. 20). Так он пытается отличить русских партизан во Второй мировой от чеченских партизан сегодня. Одна беда: и русские партизаны гордились тем, что уничтожают "пособников". Любой солдат готов убить и мирного жителя - и убивает. Такое определение терроризма делает невозможным любую войну, потому что технически и нравственно невозможно сделать войну избирательной. Чечня показывает, что даже паспорт проверить невозможно без готовности убить невинного человека. Да и нет для власти, жаждущей крови, невиновных - не может быть паспорта, заполненного абсолютно безошибочно. Так что пацифизм основывается не только на мистике Креста, но и на здравом смысле подобных Рошалю пропагандистов.

Митр. Ташкентский Владимир (Труд, 11.6.4, Вера и терроризм несовместимы). Хвалит: митр. Макария Булгакова, за то, что у него "все как было" (в отличие от Дюма - почему-то с ним сравнивает, не с Голубинским). Ваххабиты - "это просто-напросто мусульманская ересь". А еще террористы - Брут ("античный пример теракта как преступного метода политической борьбы") и евреи, которые терактами "вынудили в свое британцев покинуть Палестину". Вот у евреев палестинцы от безвыходности и заимствовали террор. Бороться с террористами означает защищать заповедь "Не убий".

Вечерняя Москва, 1.11.2002 - опрос "Что вы можете и не можете простить?". Почти все готовы прощать что угодно, кроме предательства (измены, подлости). Любопытно, что одновременно два человека сказали, что нельзя прощать террористов. А ведь, между прочим, террористы повинны именно в верности - дурно понятой, греховно понятой, но верности определенным идеалам. И кажется мне, что ужас перед террористами - у нас, во всяком случае - есть ужас перед верностью, ужас людей сломанных перед людьми несгибаемыми. Кстати, и всевозможные версии о том, что захват заложников был инсценировкой - возможно, оттуда же, из неверия в то, что верность может приводить к таким кошмарам.

После массовых избиений жителей милицией в башкирском Благовещенске, одна из пострадавших сказала: "В нашей стране, чтобы стать террористом, достаточно быть избитым ОМОНом" (Хайруллин М. Осторожно, звери закрываются // Новая газета. - 17 фев. 2005 г. - С. 7). Она поехала в Москву с жалобой, но по дороге автобус был остановлен "силовиками", которые заявили, что ищут террористов. Пассажиры возмутились: в автобусе были только женщины и дети, на что милиционеры ответили: "Маскируются!"

*

В Лондоне хотят принять новый, более жесткий закон против террористов, согласно которому суды могли выносить приговоры тем, кто сговаривается о преступлении, находясь за пределами Великобритании, выносить пригооры на основании только показаний офицера полиции (напомню, что США бомбили террористов, основываясь только на такого рода показаниях — своих, правительственных, наемных работников). Общественность Англии возмущена: это нарушает права человека. Да, кое в чем англичане отличаются от американцев, у них не только языки разные. Американцы лучше защищают права "своих", тех, кто уже принял американское гражданство. Англичане лучше защищают права "чужих", совсем чужих. Это и есть принцип "спортивного поведения", "поведения джентльмена", щепетильность.

Михаил Калишевский (Иностранец, 26.8.1998) употребил слово "неоднозначно", которое, по-моему, есть верный признак интеллектуального поражения. "С одной стороны, США без объявления войны и без какой-либо санкции со стороны ООН нанесли удар по территории суверенных государств. Но с другой стороны, Америка использовала свое право на самооборону, так как до этого она сама была фактически атакована". И словцо "фактически" — из тех, которые надо понимать наоборот (как и слово "практически").  Никто США не атаковал, атаковали посольства США. Международное право не позволяет из-за таких нападений со стороны частных лиц (а террористы — частные лица) начинать войны. Так начинаются империи — Рим две тысячи лет назад начал в порядке самообороны завоевание Греции. Конечно, США никого завоевывать не собираются, но ведь и мы живем не до Христа, а после, и требования к мировому лидеру со стороны христиан теперь другие. Клинтон заявил: "Мы хотим мира, а не конфликта. Мы хотим улучшать жизнь людей по всему миру, а не отбирать у них жизнь" (Российская газета, 22.8.1998). Но можно ли верить тому, кто солгал однажды, а главное — чьи дела противоречат словам? Хотя, конечно, случай Клинтона — обычная агрессивность, а вот наш президент отличился, заявив, что его не поставил Клинтон в известность, значит, мир о бомбежке не знал.

Что можно стране, нельзя гражданину этой страны — с точки зрения естественного права. С точки же зрения Евангелия, агрессивность грех и для одного человека, и для трехсот миллионов человек. Более того, как групповой секс — не меньший грех, чем одиночное прелюбодеяние, так и групповое насилие — не меньший грех, чем частное.

*

Московский комсомолец (23.9.1999) дает интервью с профессором и доктором юридических наук, автором монографии "Терроризм" Юрием Антоняном, который считает, что терроризм излечим "в случае жесткого подавления" и призывает отказаться от демагогии о том, что нет плохих народов, есть плохие люди — он считает, что "есть плохие этносы. Отрицать это все равно, что отрицать существование национального характера. Но вот в плохих этносах можно найти порядочных, добрых, образованных людей". Сам он наполовину грузин, наполовину армянин. А чеченцам он советует работать, чтобы разбогатеть и этим излечиться от ненависти к богатой России. И еще откровенно: "Покаяние придумали писатели. Никаких кровавых мальчиков в глазах у преступников не бывает". И тут выявляется связь психологии агрессивности с атеизмом: тот пускает в ход бомбы, кто не верит, что Бог может пустить в ход Свою благодать, кто не верит, что что-то помимо бомбы может изменить человека.

*

Евг. Крутиков (Известия, 16.9.1999): "Взрывы в Москве радикально изменили настроение российского общества в отношении Чечни. Естественный результат этой перемены в умах — критика Хасавюртовского мира". Не надо говорить за все общество. Статья Радышевского — уже доказательство, что есть и те, кто после трагедии стал еще более призывать к миру. И они правы — невелика честь быть миротворцем, когда враг твой беспомощен, блаженны миротворцы, находящиеся среди волков.

*

«Враги нашего спасения, злоупотребляя своей властью, используя хорошо отработанную наступательную тактику психологического террора, сумеют увлечь на свой бессмысленный путь даже тех, кто в течение долгого времени вел себя правильно и разумно» (Эскрива Х. Ближние Господа. М., 1997. С. 284).

*

Как заметил однажды Энгельс, эпоху террора нельзя отождествлять с господством людей, внушающих ужас. "Напротив того, это господство людей, которые сами напуганы. Террор — это большей частью бесполезные жестокости, совершенные для собственного успокоения людьми, которые сами испытывают страх"

(Скрынников Р.Г. Опричный террор, с. 160; цитата из письма Ф. Энгельса к К. Марксу от 4 сентября 1870 г., см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. ЗЗ, с. 45)

*

Корпорация RAND проанализировала судьбы сотен террористических организаций и групп, оперировавших последние четыре десятилетия, и установила, по каким причинам они прекращали свое существование.

В рамках исследования были проверены истории 648 террористических структур, существовавших в период с 1968 по 2006 год. Примерно 62% из них ныне не существуют. В большинстве случаев террористические группировки прекращали свое существование по двум причинам: либо они отказывались от насилия и включались в нормальный политический процесс (в 43% случаев), либо правоохранительные органы уничтожали или иным образом обезвреживали их ключевых лидеров (40% случаев). Лишь в 10% случаев террористов смогли уничтожить вооруженные силы государств. В 7% случаев террористам удавалось добиться победы - то есть, реализации политических целей своей деятельности.

В целом, сложнее всего победить террористические организации, которые идеологически опираются на религию - со "светскими" террористами (например, националистами, анархистами, неонацистами, коммунистами и пр.) государствам справиться заметно проще.  "Религиозные" террористы чаще всего появляются в "бедных" государствах мира, в свою очередь, "богатые" государства чаще порождают "светских" террористов. В целом, государства мира смогли уничтожить 62% террористических структур - для "религиозных" террористов этот показатель составляет лишь 32%. В то же время, "религиозные" террористы еще ни разу не смогли добиться политической победы.

Шансы на победу больше у террористических группировок, обладающих большим количеством членов. Так, террористические организации, в которых состояли более 10 тыс. человек, победили в 25% случаев. Ни разу не торжествовали организации, в рядах которых насчитывалось менее 1 тыс. членов. Кроме того, чем более многочисленна террористическая структура, тем больше шансов того, что она избегнет уничтожения, добровольно не откажется от насилия и будет существовать долгое время.

Шансы на победу террористов возрастают, если последние переходят к партизанской тактике. В этом случае половина подобных группировок прекратила свое существование после переговоров с властями, четверть из них добилась победы. В 19% случаев инсургенты были разгромлены армией. Анализ всех контрпартизанских кампаний, проведенных в мире, начиная с 1945 года, показал, что, в среднем, успешная для государств война с инсургентами продолжалась 14 лет, неуспешная - 11 лет. Впрочем, многие подобные конфликты завершились "вничью". 26 Сентября 2008 Washington ProFile

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова