Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

СЛОВАРЬ БИБЛЕЙСКОГО БОГОСЛОВИЯ

.

К оглавлению - См.: катехизис.

А - Б - В - Г - Д - Е - Ж - З - И -

К - Л - М - Н - О - П - Р - С - Т -

У - Ф - Х - Ц - Ч - Ш - Щ - Э - Ю - Я

 

 

Б


БАСНИ см.: ересь 3 - заблуждение НЗ - истина НЗ 2 г - учить НЗ 113


БЕГСТВО см.: Египет 1 - Исход - пустыня


БЕДНЫЕ / НИЩИЕ

 


БЕДСТВИЕ

 


БЕЖАТЬ

Помимо буквального смысла - когда, напр, говорится о царских скороходах, выполняющих повеления царя (1 Цар 22.17) или о гонцах, сообщающих о ходе сражения (2 Цар 18.19-27) - в Библии встречается еще метафорическое употребление глагола Б. (по-евр рутс; по-греч τρέχω; иногда διώхω: «спешить к», «продолжать (свой бег)» и отсюда «преследовать») для обозначения динамики Слова Божия или тех, кто его возвещает. Потом под влиянием спортивных состязаний, обычных в греч. мире, этот термин стал также обозначать течение жизни, жизни, устремленной к некоей цели.

1. Слово Божие «бежит» («течет»). - Слово Божие быстро, действенно, динамично: сошло с небес от царственных престолов всемогущее Слово Твое (Прем 18.15; ср 1 Цар 22.17). Бог «бежит на Иова как ратоборец» (Иов 16.14); здесь образ нападения заменяет образ гонца. «Бог посылает Слово Свое на землю, быстро течет Слово Его» (Пс 147.4; ср Ис 55.11). Возможно, что Павел имеет в виду этот текст, когда он просит молиться, чтобы распространялось Слово Господне (2 Фес 3.1). Также пророки, подобно гонцам царским (1 Цар 8.11), бегут возвещать Слово. «И была над Илиею рука Господня. Он опоясал чресла свои и бежал пред Аховом до самого Изрееля» (3 Цар 18.46). Даже пророки, к-рых Бог не посылал, и те поступают также: «Они сами побежали; Я не говорил им, а они пророчествовали (Иер 23.21).

2. Жизнь есть течение, бег, поприще. - Ч-кая жизнь часто сравнивается с хождением (Ин 8.12; 1 Ин 1. 6-7) и иногда с бегом, когда речь идет о ревностном послушании или об исполнении срочной миссии. Иногда темы течения жизни и возвещения Слова как бы переплетаются, напр., в словах Петра об Иоанне Крестителе: «По окончании же поприща своего Иоанн говорил... вот, идет за мною, у Которого я недостоин развязать обувь ...» (Деян 13.24 сл) или у Павла, «поприще» к-рого проповедовать Евангелие благодати Божией (20.24). Тот же глагол Б. может обозначать просто состояние радости, как плод праведной жизни; метафора хождения по путям Божиим окрашивается тонами радости, готовности, стремительности: «Потеку путем заповедей Твоих, когда Ты расширишь сердце мое» (Пс 118.32); «Надеющиеся на Господа поднимут крылья как орлы, потекут и не устанут» (Ис 40.31). На языке Песни Песней это посвящение всей своей жизни ревностному служению Ягве представлено как устремление невесты, охваченном радостью, когда звучит голос Жениха: «Влеки меня, мы побежим» (Песн 1.3). На подобную же мысль нас наводит поспешность Петра и Иоанна, бегущих ко гробу Господню (Ин 20.4). У Павла этот бег представлен как некое спортивное состязание, в к-ром без жертвенности невозможно победить (1 Кор 9.24-27). Тот же образ, но выраженный другим глаголом, служит характеристикой всего жизненного поприща Павла. На пути в Дамаск, когда он преследовал (διώхω) христиан (Деян 9.4-5), Христос настиг его; но и после этого он не считал себя уже достигшим цели: «Я стремлюсь (διώхω), не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус... Забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь (διώхω) к цели, к почести высшего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп 3.12 слл). Не останавливаясь перед препятствиями (Гал 5.7), «имея вокруг себя такое облако свидетелей (т.е зрителей стадиона, бывших участников состязаний)... будем с терпением проходить (τρεχώμεν) предлежащее нам поприще, взирая на начальника нашей веры» (Евр 12.1 сл), нашего пред-течу (πρόδρομος от έδραμον аорист глаг. τρέχω - 6.20). Тогда мы не будем Б. напрасно (1 Кор 9.26; Гал 2.2; Флп 2.16) и сможем сказать с ап Павлом: «Подвигом добрым подвизался, течение завершил, бег закончил (букв.), веру сохранил» (2 Тим 4.7). Однако не надо забывать, что все дается только Богом: «Сие зависит не от хотящего и не от подвизающегося (бегущего), но от Бога милующего» (Рим 9.16).

XLD

См. путь - Слово Божие ВЗ II 2 - ревность II 2 - победа НЗ 2


БЕЗБРАЧИЕ см. бесплодие - брак НЗ II - девство - женщина/жена НЗ 2 - харизмы 2


БЕЗВОЗМЕЗДИЕ см. Авраам I 1, II 3 - благодать - воздаяние III 2 - избрание - предопределять


БЕЗДНА см. ад - вода 1,112 - звери и Зверь 3 а - море


БЕЗОПАСНОСТЬ cм.: вера 0 - двери ВЗ I - мир


БЕЗУМИЕ

В Библии Б. противопоставляется мудрости (напр Притч 10.1,14). Критерием для определения как мудрости, так и Б., служит нравственный уровень жизни и стремление к познанию Бога. Безумный - это глупый, неосторожный, а также нечестивый ч-к (Притч 1.22-32; Сир 22.9-18), не принимающий ни Закона (ВЗ), ни Христа (НЗ).

1. Мудрые предостерегают молодого неопытного ч-ка против соблазнов, к-рые могут привести его к безумному поведению: от развратных женщин (Притч 7.5-27), от Б., к-рое есть олицетворение нечестия (Притч 9.13-18). Они дают изображение безумного, чтобы показать своим ученикам, во что они могут обратиться при отсутствии дисциплины (Сир 21.14-20). Не дойдут ли они до того, что станут думать, будто бы Господь не может покарать, или что Он ничего не видит (Сир 16.17-23), или даже, что Его нет (Пс13.1)? А затем не сочтут ли они праведников за безумцев (Прем 5.4), а смерть их за окончательную погибель (Прем 3.2)?

В слав. Библии встречается выражение «не даде Б. Богу»; оно означает «не богохульствовал» (напр Иов 1.22).

2. По отношению к Царству Божию, пришедшему в лице Христа, Б. заключается не только в нечестии, отвергающем Божий Закон, но и в такой мудрости, к-рая не принимает Божией благодати. Всем необходимо коренное обращение, чтобы принять слова Христа и применять их к жизни, без чего ч-к становится безрассудным (Мф 7.26). Б. - опираться на свое богатство, как беззаботный и алчный богач (Лк 12.20); Б. - не отвечать на требования Божий, как неразумные девы (Мф 25.1-13) или стараться их обойти как фарисеи (Мф 23.17). В глазах того, кто признает связь между болезнью, грехом и бесами, Б., преобразившееся в любовь, может символизироваться рассказом о Гергесинском свирепом бесноватом, устрашавшем всех жителей своей области, а после исцеления хотевшем следовать за своим Спасителем - Иисусом (Мф 8.28-33 п). Согласно Павлу, подлинное Б. - не верить в Премудрость Божию, открывающуюся нам во Христе распятом и в юродстве его проповеди (1 Кор 1.18-29). Верующий должен даже быть готов, как Сам Христос (Мк 3.21), казаться неразумным в глазах мира сего (1 Кор 3.18-20); так Павел был признан безумным (1 Кор 4.10; Деян 26.24); и каждый апостол Христа распятого будет иметь ту же участь, так как он возвещает спасение, к-рое есть «немудрое Божие» (1 Кор 1.25), Б. любви, т.е наивысшую премудрость.

JA

Ср. воспитание I - Крест I 1 - любостяжание НЗ 2 - мудрость, премудрость - нечестивец ВЗ 2 - соблазн I 4 - простой, чистый 1


БЕЛЫЙ

В Библии белый цвет связан с праздниками и проявлениями радости. Он говорит о невинности,

радости, чистоте; он вызывает восхищение. Белизна, цвет света и жизни, противоставляется черноте, цвету мрака и траура. В Библии встречаются все эти значения (Екк 9.8; Сир 43.18), но им дается новое, эсхатологич. измерение; белый цвет становится отличительным знаком святых: причастных славе Божией существ небесных и преображенных.

1. Небесные силы. - Особенно часто о белом цвете говорится в Откр Ин, в описании небесного мира, чем и подчеркивается его эсхатологический смысл: белый камень (Откр 2.17), облако (14.14), конь (19.11), престол (20.11). Но и во всей Библии, в ВЗ и в НЗ, подчеркивается светозарность, белизна существ, приходящих с неба - будь то ч-к в белой одежде у Иезекииля (9.2), или ангелы, вестники Божий, в «блистающих одеждах» (Лк 24.4 п; Деян 10.30), или 24 старца перед престолом Божиим (Откр 4.4), или «Сын Человеческий»(Откр 1.13 сл), Сам Христос, уже возвещенный «Ветхим деньми», на к-ром «одеяние бело как снег и волосы главы Его - как чистая волна» (Дан 7.9).

2. Преображенные существа. - Белый цвет, небесный цвет Христа, появляется в Его земной жизни только в славный час Преображения, когда одежды Его «сделались блистающими, белыми весьма, такими, что белильщик на земле не может так выбелить» (Мк 9.3 п). Белый цвет - также цвет преображенных существ, святых, к-рые после очищения от своих грехов (Ис 1.18; Пс 50.9) убелены кровью Агнца (Откр 7.14) и становятся причастными бытию Божию во славе (7.9-13). Они «будут ходить в белых одеждах» с Победителем (3.4 сл), - великое торжествующее множество возглашающих радость свою на вечном празднике света: Агнец сочетается с Женой, облеченной «в виссон чистый и светлый» (19.1-14).

Во все времена белые льняные одеяния (Лев 6.3) /потреблялись при совершении обряда крещения; белая срачица (рубашка) надевалась на новокрещеного, участвующего по благодати во славе небесного состояния, к-му присущи невинность и радость.

Ср. одежда II 4 - радость - свет - слава - чистый


БЕСПЛОДИЕ


БЕСКОРЫСТИЕ см. благодать IV - воздаяние - дар НЗ 3 - любовь - милостыня НЗ 1


БЕССИЛИЕ см.: плоть I 3 б - могущество IV 1,2, V 3


БЕССМЕРТИЕ см.: Воскресение - душа II - жизнь IV 5 - образ II ВЗ - смерть


БЕСЫ

 


БИБЛИЯ ср. книга - писание/письменность I


БЛАГА ср. благословение - блаженство - богатство - добро и зло II, III 3,4 - наследство


БЛАГОВОНИЯ

Как все восточные народы, Израиль широко пользовался ароматическими веществами. В Библии упоминаются не менее тридцати сортов Б. Праотцы приносят Б. в подарок Иосифу (Быт 43.11), Соломон устанавливает монополию на торговлю ими (3 Цар 10.2,10; ср Быт 37.25), Езекия следует его примеру (4 Цар 20.13). Б. так же необходимы для жизни, как еда и питье. Их значение двояко: в общественной жизни они служат выражением радости или интимных отношений между людьми; в литургической жизни они символизируют приношение даров и хвалу.

1. Благовония в общественной жизни. - Умаститься Б. значит проявить вовне свою радость жизни (Притч 27.9), украситься, «навести красоту». Это делают приглашенные на пир (Ам 6.6) и жених или невеста перед плотским общением (Притч 7.17). Умастить голову гостю значит выразить ему радость принять его (Мф 26.7 п), не сделать этого - невежливо (Лк 7.46). Траур требует упразднения этих знаков радости (2 Цар 12.20; 14.2), но в дни поста ученики Христовы не должны от них воздерживаться, чтобы не выставлять свое покаяние на показ (Мф 6.17) и не омрачать печалью подлинную хр-скую радость.

Действие Б-ий носит иногда более интимный характер: они как бы переносят чье-либо физическое присутствие в сферу более тонкую и проникновенную. Т. обр. они являются безмолвной вибрацией, в к-рой данное лицо излучает свою сущность, чтобы можно было воспринять шепот его сокровенной жизни. Так, напр., Есфирь (2.12-17) и Иудифь (Иф 10.3 сл), чтобы вернее проникнуть в сердце тех, кого они хотели пленить, умастились мирровым маслом и другими ароматами. Запах поля (полного), идущий от одежды Иакова (Быт 27.27), свидетельствует о том, что благословил его Господь; в Песне Песней невеста сравнивает присутствие Возлюбленного с «мирровым пучком» и с «благовонными мастями» (1.12,3), тогда как Жених называет ее «мирра моя с ароматами моими» (5.1; ср 4.10).

2. Благовония и богослужение. - В древности был широко распространен обычай употреблять Б. как символ культового приношения. Этот обычай был перенят Израилем. В храме находятся и служат при богослужениях: «жертвенник курения» (Исх 30. 1-10), кадильницы (3 Цар 7.50) и кадильницы, наполненные курением (Числ 7.86); приношение в жертву Б. совершается в радостном поклонении каждое утро и каждый вечер (Исх 30.7 сл; Лк 1.9 слл). Поэтому фимиам, возносящийся как дым, в конце концов становится символом хвалы, обращенной к Божеству (Пс 140.2; Прем 18.21; Откр 8.2-5; 5.8); возжжение фимиама приобретает смысл поклонения Богу, умилостивления Его (3 Цар 22.44;1 Макк1.55).

Поклонение может быть только одно - культ истинного Бога. Поэтому фимиам в конце концов становится символом совершенного и бескровного поклонения, к-рое будут приносить все народы в эсхатологические времена (Мал 1.11; Ис 60.6; ср Мф 2.11). Это совершенное поклонение было осуществлено Христом: Он «предал Себя в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное» (Еф 5.2; ср Исх 29.18; Пс 39.7), т.е. Его жизнь была непрестанным приношением любви, угодным Богу.

В свою очередь, хр-н, быв помазан при крещении миром, состоящим из смеси разных драгоценных ароматических веществ (ср Исх 30.22-25), стал помазанником Христа. Он должен распространять «Христово благоухание» (2 Кор 2.14-17), внося даже в свои самые обыденные действия (Флп 4.18) дух преданности Богу.

GB

Ср. елей - жертва ВЗ II 1 - жертвенник - культ ВЗ I - погребение 2 - помазание I - пост 2 - радость - хвала III


БЛАГОДАРЕНИЕ

Первооснова библ. истории - дар Божий, даваемый даром, преизбыточествующий, непреложный. Встреча с Богом не только ставит ч-ка лицом к лицу с Абсолютным, но и преисполняет его избытком дара и преобразует его жизнь. Б. - ответ на эту благодать, непрерывно возрастающую, чтобы, наконец, полностью раскрыться во Христе. Будучи в одно и то же время осознанием даров Божиих, чистейшим устремлением души, восхищенной этой щедростью, и радостной признательностью за величие Божие, благодарение играет важнейшую роль в Библ., ибо это глубинный религ. ответ твари, с благоговейным трепетом и радостью узревшей нечто от Бога, от Его величия и славы. Основной грех язычников, согласно Павлу, в том, что они «не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили» (Рим 1.21). И на самом деле, во всем множестве религиозных песнопений, созданных месопотамским благочестием, Б. встречается лишь как исключение, тогда как в Библ. оно проявляется в частых и мощных порывах.

В3

1. Переход от ВЗ к НЗ. - ВЗ-ное Б. предвозвещает НЗ-ное, поскольку оно всегда не только благодарность, но и устремление к будущему и к высшей благодати; с другой стороны, при наступлении НЗ Б. поистине расцветает, сопутствуя молитве и жизни христиан в такой степени, в какой оно никогда не проявлялось раньше у ВЗ-ных праведников. Итак, библ. Б. в основе своей - Б. христианское.

ВЗ не знает еще полноты Б., потому что он еще не познал полноты благодати, хотя нельзя утверждать, что в ВЗ «израильтянин воздает хвалу Богу без благодарения». В ВЗ непосредственная и внешне выраженная хвала занимает как будто больше места, чем Б. в собственном смысле слова, более осознанное, более чуткое к воле Божией, к делам Его, к Его откр.; это объясняется тем, что Всесвятый Бог открывал Себя лишь постепенно, мало-помалу раскрывая широту своего действия и глубину своих даров.

2. Словоупотребление.- В Библ. Б. сопровождается радостью (Пс 32.1-3,21), хвалой и величанием (Езд 3.11; Пс 68.31), прославлением Бога (Пс 49.23; 85.12). Б. есть исповедание перед всеми не только определенных, но и «ведомых и неведомых» благодеяний Божиих. Хвалить Бога - значит возвещать Его величие; благодарить Его - значит провозглашать чудеса, Им творимые, и свидетельствовать о Его делах. Б. сопутствует откровению; оно как бы его отзвук в сердцах. Поэтому Б. часто связано с упоминанием о собрании праведников или народов, призванных слушать его (Пс 34.18; 56.10; 108.30) и к нему присоединиться (Пс 91.2 слл; 104.1 сл).

По-евр. главным обр. в слове «тодах» выражается тот особый оттенок восхищенного и благодарного исповедания, к-рый на нашем языке передается гораздо менее выразительным и довольно неточным глаг. «благодарить». Слово, в к-ром как бы кристаллизуется ВЗ-ное Б. и к-рое, вероятно, точнее всего выражает указанное религ. состояние - это благословение, евр. «барак», что значит «существенный обмен» между Богом и ч-ком. На благословение Бога, дающего своей твари жизнь и спасение (Втор 30.19; Пс 27.9), отвечает благословение ч-ка, восхищенного всемогуществом и щедростью Божией и воздающего Б. Творцу (Дан 3.90; ср Пс 67.20,27; Неем9.5...;1 Пар 29.10...).

3. Генезис понятия благодарение. - Существует классическая литературная схема Б., особенно заметная в Псалмах и хорошо выражающая сущность Б. как ответ на благодеяние Божие. Выражение признательности за спасение развивается обыкновенно в форме «повествования», состоящего из трех частей: описания грозившей опасности (Пс 114.3), затем - молитвы, полной тревоги (Пс 114.4) и наконец - воспоминания о дивном вмешательстве Божием (Пс 114.6; ср Пс 29; 39; 123). Этот литературный жанр проходит неизменно через всю Библ. и подчиняется одному и тому же традиционному словоупотреблению, постоянно наблюдаемому в псалмах, песнопениях и пророческих гимнах.

Б. в сущности всегда то же, ибо оно есть ответ на единое дело Божие. Каждое особое Б. Ягве всегда воспринимается, хотя и не всегда с достаточной ясностью, как один из моментов истор. процесса. Б. движет библ. историей, ведя ее к эсхатологическому упованию (ср Исх 15.18; Втор 32.43; Пс 65.8; 95).

Б-м вдохновлены не только нек-рые очень древние места Библ., содержащие уже всю веру Израиля, как напр., гимн Моисея (Исх 15.1-21) или песнь Деворы (Суд 5), но вероятно, что и в основе древних преданий и всей истории Израильского народа лежало культовое исповедание веры, провозглашавшее, через Б., великие дела, к-рые совершил Ягве для своего народа. Итак, с самого начала истинная вера исповедовалась через Б. Эта традиция развивается непрерывно по мере того, как Израиль все более осознает щедрость Божию, и она выражается во всех областях: в пророческих писаниях (Ис 12; 25; 42.10...; 63.7...; Иер 20.13), в свящ. письменности (1 Пар 16.8...; 29.10-19; Неем 9.5-37); и в величественных композициях последних книг ВЗ (Тов 13.1-8; Иф 16.1-17; Сир 51.1-12; Дан 3.26-45, I 51-90).

НЗ

Будучи откр-ем и даром совершенной благодати (ср Ин 1.17), НЗ в лице Господа И. Христа является также откр. совершенного Б., воздаваемого Отцу в Духе Св.

1. Христианское словоупотребление. - Оно происходит от ВЗ-ного предания через посредство LXX. Б. неотделимо от исповедания (греч όμολοέω; Мф 11.25; Лк 2.38; Евр 13.15), от хвалы (греч αίνέω; Лк 2.13,20; Рим 15.11), от прославления (греч δοξάζω: Мф 5.16; 9.8), а также всегда, и, в особенности, от благословения (греч εύλογέω: Л к 1.64,68; 2.28; 1 Кор 14.16; Иак 3.9). Но новое слово, фактически неизвестное в ВЗ (греч εύχαριστέω, εύχαρισταί) очень часто встречается в НЗ (более 60-ти раз), выражая своеобразие и особое значение христианского Б., как ответа на благодать, даруемую Богом во Христе Иисусе. Христианское Б. носит евхаристический характер и его законченное выражение- таинство Евхаристии, Б. Самого Господа, дарованное Им Своей Церкви.

2. Благодарение Господне. - Жизнь Господа И. Христа завершается Б. Принося всю Ее в жертву, Иисус посвящает ее Отцу ради освящения Своих (Ин 17.19), - это и есть наша Евхаристия. На Тайной Вечере и на Кресте Иисус открывает движущее начало всей Своей жизни и Своей смерти: Б. Своего Сыновнего сердца. Страдания и смерть Иисуса нужны были, чтобы полностью прославить Отца (Ин 17.1), но уже и вся Его жизнь есть непрестанное Б., временами выражающееся торжественно и с полной ясностью, чтобы привести людей к вере и к Б. Богу вместе с Ним (ср 11.42). Основным предметом этого Б. является дело Божие, исполнение мессианских обетовании, проявленное главным обр. в чудесах (ср Ин 6.11; 11.41 слл), дар Слова Божия людям (Мф 11.25 слл).

3. Благодарение учеников Господних. - Дарование Церкви Евхаристии выражает следующую основную истину: Иисус Христос один - наше благодарение, как Он один - и наша хвала. Он первый воздает благодарение Отцу, а хр-не за Ним и в Нем: «через Него, с Ним и в Нем», как это возглашается на латинской литургии. В хр-ском Б., как и во всякой хр-ской молитве, Христос - единственный пример и единственный посредник (ср Рим 1.8; 7.25; 1 Фес 5.18; Еф 5.20; Кол 3.17).

У первых хр-н, сознававших значение этого дара и следовавших примеру Учителя, Б. становится подлинной основой их обновленной жизни. Нас поражает обилие проявлений такого рода: это и славословия в Ев. от Луки (1 и 2), вдохновленные, как и некоторые НЗ-ные песнопения, длительным благочестивым размышлением о событиях; и «рефлексы» Б. у Ап-ов и первых общин (Деян 28.15; ср 5.41; 21.20; Рим 7.25; 2 Кор 1.11; Еф 5.20; Кол 3.17; 1 Фес 5.18); и, особенно, длинные тексты Павла, столь ярко отображающие его «непрерывное» Б. (1 Кор 1.4; Флп1.3; Кол1.3;1 Фес 1.2; 2.13; 2 Фес 1.3) и принимающие иногда торжественную форму благословения (2 Кор 1.3; Еф 1.3). Вся хр-ская жизнь, вся жизнь Церкви, согласно Павлу, развивается и охватывается постоянным сочетанием молитвы и Б. (1 Фес 3.9 сл; 5.17 сл; Рим 1.8 слл). Предмет этого Б., сквозь чередование всевозможных событий и знамений, остается одним и тем же; им полно великое Б. посл, к Еф: это - царство Божие, явление Евангелия, Тайна Христова, плод Искупления, раскрывающийся в Церкви (Еф 1.3-14).

Откр. Ин. расширяет это Б. до пределов вечной жизни. В небесном Иерусалиме, по завершении мессианского дела, Б. становится чистой хвалой Славы, ослепительным созерцанием Бога и Его вечных чудес (ср Откр 4.9 слл; 11.16 сл; 15.3 сл; 19.1-8).

AR & JG

Ср.благодать 1 - благословение - евхаристия I - исповедь - молитва II 3, V 2 г - радость НЗ II 1 - хвала


БЛАГОДАРИТЬ cм.: благодарение


БЛАГОРАЗУМИЕ см.: добродетели и пороки 1 - мудрость - простой, чистый 2


БЛАГОДАТЬ, МИЛОСТЬ

 

БЛАГОСЛОВЕНИЕ

 


БЛАГОУТРОБИЕ

В Библии часто встречается евр. слово «рахамим», т. наз. множественное усилительное от «рехем» (материнское чрево, утроба), переводимое в русском тексте Библии словами: благоволение, милосердие, любовь, жалость, человеколюбие, Б. Оно обозначает чувства женщины к плоду своего чрева (3 Цар 3.26), людей к своим чадам или к своим близким (Быт 43.30) и в особенности чувства Самого Бога к Своим созданиям.

1. Божие благоутробие. - Бог поистине Отец (Пс 102.13) и Мать (Ис 49.14 сл; 66.13). Его милосердие, превышающее ч-ское, создает детей по Его образу и подобию (Быт 1.26; 5.1-3), оно дается не по заслугам (Дан 9.18), всегда бдит (Ос 11.8; Иер 31.20; Ис 63.15), необъятно (Ис 54.7; Вар 2.27; Сир 51.3), неисчерпаемо (Пс 76.10; Неем 9.19,27,31), обновляется каждое утро (Плач 3.22 сл), пребывает вечно (Пс 24.6; Л к 1.50), обращено ко всем без исключения (Сир 18.12; Пс 144.9), в особенности к самым обездоленным, к сиротам (Ос 14.4), и способно соединить Его друзей по ту сторону смертной черты (2 Мак 7.29).

Эта любовь, не знающая преград, проявляется в ряде благодеяний (Ис 63.7), даруя жизнь (Пс 119. 77,156), спасение, освобождение (Втор 30.3; Зах 1.16) и даже наставительные испытания (Плач 3.32; Прем 11.9). Но Господня благость и милосердие (Ис 55.7; Дан 9.9) открываются превыше всего в прощении. Каждый грешник, будь то целый народ (Ос 2.25) или отдельный ч-к (Пс 50.3), может и должен рассчитывать на это неизмеримое Б., не для того, конечно, чтобы продолжать грешить (Сир 5.4-7), но чтобы возвратиться к Отцу, ожидающему его (Пс 78.8; Л к 15.20).

«Господь милосердый и многомилостивый» - это первое наименование, к-рое дает Себе Ягве и к-рое за Ним признается после Исхода (34.6) Второзаконием (4.31), Псалмами (85.15; 102.8; 110.4; 144.8), Пророками (Иоиль 2.13; Ион 4.2), историч. книгами (2 Пар 30.9; Неем 9.17,31) и Мудрецами (Сир 2.11; Прем 15.1). Т. обр. эпитет «милостивый» всегда относится к Богу (см Пс 77.38; 114.5); только один раз ч-к называется милосердным (Пс 111.4). Итак, верующий находит опору у Господа своего, как дитя у своей матери (Пс 130). Такое сыновнее отношение мы видим у Иисуса, в К-ром и через К-рого раскрывается во всей своей полноте благоутробное милосердие Бога нашего (Л к 1.78).

2. Человеколюбие Божие во Христе и через Христа. - Во Иисусе нам явилось ч-колюбие Божие (Тит 3.4-7), в Нем открылся Отец, исполненный сострадания (2 Кор 1.3; Рим 12.1), давший нам высшее свидетельство милосердия в воскресении Своего Сына - залог нашего воскресения (Еф 2.4-6; 1 Петр 1.3).

Иисус не только принимает благоволение Божие; Он исполнен того же благоволения и распространяет его на нас. Подобно Отцу, К-рый как пастух заботится о Своем рассеянном стаде (Иез 34.16), Он испытывает жалость к Своим овцам, изголодавшимся по Благой Вести (Мк 6.34), как по хлебу (Мк 8.2), Он милосердствует к обездоленным, прокаженным (Мк 1.41), слепым (Мф 20.34), матерям и сестрам, утратившим близких (Лк 7.13; Ин 11.33); милосердие Иисуса, неисчерпаемое как Б. Отца, торжествует над грехом и простирается вплоть до прощения грешников - самых несчастных из всех людей (Лк 23.34).

3. Милосердие Божие к христианину и через христианина. - Бог хочет, чтобы милосердие проникло в сердца людей (Зах 7.9; Пс 111.1,4; Сир 28.1-7). Так как люди бессильны обрести его сами, то Он им дает (Зах 12.10) его в дар при обручении (Ос 2.19) с Ним в новом С. - Завете, запечатленном Иисусом. Божественное Б., став милосердием вочеловечившегося Сына, теперь может стать милосердием людей, рожденных чадами Божиими во Иисусе. Единственное желание Павла - любить людей любовью Христа (Флп 1.8; Флм 20). Оттого он и призывает христиан «облечься в милосердие Божие» (Кол 3.12; Еф 4.32; см 1 Петр 3.8). Евангелисты выражают ту же мысль: затворить свое сердце от братьев своих - значит затворить его любви Божией (1 Ин 3.17); отказать в прощении своему ближнем, значит отказаться от прощения Богом (Мф 18.23-35). Все сыны Божий должны быть подобны своему Отцу (Лк 6.36), иметь, как и Он, сердце, открытое состраданию к своим ближним (Лк 15.20,31), т.е. ко всем людям без исключения, по примеру милосердного Самарянина (Лк 10.33), имевшего любовь не только эмоциональную, но и действенную. Т. обр. люди приобщаются к вечно-действенному Б. Божию; оно простирается на них от Отца через Иисуса, в Духе любви (Флп 2.1), и уносит их к вечному счастью, за пределы греха и смерти, согласно упованию, выражаемому в латинской литургической молитве «nobis quoque peccatoribus» - «И нам грешным, уповающим на обилие милосердия Твоего, благоволи даровать нек-рую часть и общение с Твоими святыми...»

РЕВ

См. Кротов.

Ср.: благодать - дитя I - любовь - мать II 1 - милосердие - молоко 1 - отцы и Отец III 3 - прощение - утешение


БЛАГОЧЕСТИЕ

 

БЛАЖЕНСТВО


БЛИЖНИЙ


БОГ

В Библии нет трактата о Боге; в ней не отходят от предмета изучения, чтобы описать его со стороны; Библия как бы приглашает нас не говорить о Боге, а слушать, как говорит Он Сам, и отвечать Ему, исповедуя Его Славу и служа Ему. Если пребывать в послушании и благодарении, можно дать некую формулировку тому, что Бог говорит в Библии о Самом Себе. Он не одинаковым обр. говорит о Себе в ВЗ и в НЗ, обращаясь к нам через Своих пророков или через Сына Своего (Евр 1.1 сл). Больше чем в какой-либо иной области, здесь требуется строгое различение между ВЗ и НЗ, так как «Бога никто не видел никогда; Единородный Сын, сущий в лоне Отца, Он открыл» (Ин 1.18). Насколько следует отвергать еретическое противопоставление мстительного Бога ВЗ благому Богу НЗ, настолько же надлежит утверждать, что только Иисус Христос вводит нас в тайну единого Бога обоих Заветов.

I. БОГ - НАЧАЛО ВСЕГО

Уже «в начале» (Быт 1.1; Ин 1.1) Бог существовал, и Его существование стоит как первичный факт, не нуждающийся ни в каком объяснении. У Бога нет ни происхождения, ни становления; ВЗ-ту не известны теогонии, объяснявшие в древневосточных религиях построение мира возникновением богов. Оттого что Он один «первый и последний» (Ис 41.4; 44.6; 48.12), мир целиком представляет Его дело, Его творение.

Оттого что Бог - первый. Он не имеет надобности объяснять Себя ч-скому уму, Он самодовлеюще встает перед ним по одному тому, что Он - Бог. Нигде не предполагается какого-либо открытия Бога, какого-либо постепенного продвижения со стороны ч-ка, к-рое приводит к утверждению Божиего бытия. Познать Его - значит быть познанным (ср Ам 3.2) и открыть Его в истоке своего собственного существования; бежать от Него - значит все еще чувствовать себя преследуемым Его взглядом (Быт 3.10; Пс 138.7).

Оттого что Бог - первый, Его личность, Его образ действий, Его замысел ясно выражаются, как только Он открывается людям. Как ни мало еще знают о Нем, все же, как только Его находят, понимают, что Он желает чего-то определенного и знает точно, что Он делает и куда направляет Свои стопы.

Эта безусловная первоначальность Бога выражена в преданиях Пятикнижия двумя друг друга дополняющими способами. Так называемое ягвистское предание показывает Ягве действующим с начала мира и осуществляющим Свой единый замысел задолго до явления в Неопалимой Купине. Элогистские же предания подчеркивают новизну, к-рую вносит откр. Имени Божия Моисею, но в то же время они указывают, что Бог открывал Себя и раньше под различными именованиями, к-рые почти все - эпитеты имени Божия Эл. Если бы Моисей не знал уже раньше Бога, хотя и неясно, но вполне определенно, он не мог бы признать в Ягве истинного Бога. Эта тождественность Бога, познаваемого разумом, и Бога, познаваемого через откр., эта первичность Бога, предстоящего ч-скому уму, как только он пробуждается, отмечена на всем протяжении Библии непосредственным и постоянным отождествлением Ягве с Элогимом, Бога, открывающегося Израилю, с тем Богом, К-го могут именовать и другие народы.

Вот почему каждый раз, когда Ягве, являясь, открывает Себя, Он Себя именует и определяет произнесением имени Эл / Элогим, со всем, что это имя напоминает: «Я - Бог отца твоего» (Исх 3.6), «Бог отцов ваших» (Исх 3.15), «Бог ваш» (Исх 6.7), «Бог человеколюбивый и милостивый» (Исх 34.6), «Бог твой» (Ис 41.10; 43.3) или просто «Бог» (3 Цар 18.21,36 сл). Между именем Бога и именем Ягве устанавливается живое соотношение, своего рода диалектика: чтобы стало возможным открыть Себя как Ягве, Бог Израиля говорит, что Он - Бог, но открывая Себя, как Ягве, Он говорит совершенно по-новому, Кто Бог и какова Его сущность.

II. ЭЛ, ЭЛОГИМ, ЯГВЕ

Эл является фактически архаическим поэтическим выражением, равнозначным с Элогим; как и Элогим, как и наше слово Бог, Эл в одно и то же время - и существительное нарицательное, обозначающее Божество вообще, и имя собственное, обозначающее единственную и определенную Личность - Бога. Элогим - множественное число; оно не является формой величания - такой формы евр. язык не знает, его нельзя считать следствием каких-либо пережитков многобожия, которые невероятны, если принять во внимание особую чувствительность израильского склада ума в этой области. По всей вероятности это множ. число - след общесемитского миропонимания, при к-ром божественность воспринимается как множественность сил.

1. Эл известен и за пределами Израиля, где Ему также поклоняются. В качестве имени нарицательного это слово обозначает божество почти во всем семитском мире; в качестве имени собственного это - наименование некоего великого бога, к-рый, по-видимому, был высшим божеством в западной части этого мира, в частности в Финикии и в Ханаане. Был ли Эл при возникновении семитских народов их общим божеством, верховным и единственным? Не затмило ли впоследствии многобожие, более соблазнительное и извращенное, эту чистую, но неустойчивую религию? Или же это был Бог - глава и водитель различных семитских родов, единственный Бог для каждого рода, но лишенный возможности утвердить свою единственность при столкновениях с другими группами, а впоследствии низведенный на положение одного из образов языч. пантеона? Эта история темна, но несомненно то, что праотцы евр. народа называют своего Бога Эл, при различных эпитетах - Эл 'Элион (Быт 14.22), Эл Рой (16.13), Эл Шаддаи (17.1; 35.11; 48.3), Эл Бетел (35,7), Эл Юлам (21.33), и что, в частности относительно Эл 'Элион, Бога Мелхиседека, царя Салимского, этот «Эл» представлен тождественным с Богом Авраама (14.20 сл). Эти факты показывают не только то, что Бог Израиля есть «Судия всей земли» (18.25), но также, что Его можно познать и поклоняться Ему как истинному Богу даже и за пределами избранного народа.

Однако, такое познание составляет исключение; в большинстве случаев боги народов - не боги (Иер 2.11; 4 Цар 19.18). В сущности Эл-Элогим познается как истинный Бог, только когда Он открывает Себя Своему народ под именем Ягве. Божественному лицу, всегда более или менее расплывчатому и постоянно искажаемому язычеством разных видов, единственная личность Ягве придает четкую определенность и жизнь.

2. Ягве. - В Ягве Бог открыл, кто Он есть и что делает - Свое имя и Свое действие. Его действие чудесно, неслыханно, Имя же Его таинственно. Тогда как Эл являет Себя праотцам в знакомой им стране, в формах простых и близких, Ягве открывается Моисею в обстановке дикой пустыни и среди скорбей изгнания, в устрашающем образе огня (Исх 3.1-15). Не меньший трепет вызывает дополнительное откр. в Исх 33.18-23; 34.1-7. И все же этот Бог опаляющей святости - Бог верный и спасающий. Он помнит Авраама и его потомков (3.6), Он внимает горю евреев в Египте (3.7), Он исполнен решимости освободить их (3.8) и дать им счастье. Имя Ягве, под к-рым Он являет Себя, соответствует совершаемому Им делу. Это имя несомненно заключает в себе некую тайну; оно выражает собою нечто недоступное: «Я есмь Сущий» (3.14); никто не может Его принуждать, даже постигнуть Его. Но Он высказывает также нечто положительное, Присутствие необычайно действенное и внимательное, силу неуязвимую и избавляющую, обетование нерушимое: «Я есмь».

III. БОГ ГОВОРИТ О СЕБЕ

«Ягве» - это как бы отклик (Он - Сущий), повторяемый людьми в третьем лице, на откр., выраженное Богом в первом лице о Самом Себе: Эгиэ - «Я есмь». Это имя охватывает все и сам Бог непрестанно разъясняет его в различных определениях Самого Себя.

1. Бог живый. - Выражение «Живу Я», вложенное в уста Божий, может быть - позднейшая формулировка Иезекииля (5.11); во всяком случае, оно - отзвук очень древнего и широко распространенного выражения израильской веры: «Жив Ягве» (Суд 8.19; 3 Цар 17.1...) «Бог живый» (1 Цар 26.36; 4 Цар 19.16...). Оно правильно передает впечатление ч-ка перед лицом Ягве, впечатление чрезвычайно действенного присутствия, непосредственной и полнейшей изначальности, к-рая «не утомляется и не изнемогает» (Ис 40.28), «не дремлет и не спит» (Пс 120.4) и вступается за своих, как только их затрагивают (1 Цар 17.26,36; 4 Цар 19.16; Ос 2.1; Дан 6.21). Сказанное Им на Хориве, когда Он открыл Свое имя, отлично выражает эту полноту жизни, это внимание к Своему делу: «Я увидел... услышал... Я знаю... Я иду избавить... Я пошлю тебя» (Исх 3.7-10). И подготовленные этими как бы ударами грома слова могут звучать слабее.

2. Бог Святый. - «Клялся Господь Бог святостью Своею» (Ам 4.2), «Я - Святый» (Ос 11.9). Эта непреодолимая жизненная сила, хотя и целиком внутренняя, этот жар, одновременно опаляющий и животворный, - это святость. Бог свят (Ис 6.3), имя Его свято (Ам 2.7; Лев 20.3; Ис57.15...) и сияние Его святости освящает Его народ (Исх 19.6). Эта святость непроходимою пропастью ложится между Богом и всякою тварью; никто не может вынести Его приближения, когда небосвод сотрясается, горы плавятся (Суд5.4сл; Исх 19.16...) и трепещет всякая плоть, не только грешный ч-к, чувствующий себя погибшим, но даже и пламенные серафимы, недостойные предстать пред Богом (Ис 6.2).

3. «Я - Бог ревнитель» . - (Исх 20.5). - Ревность Бога - другая сторона напряженности Его внутренней жизни. Это жизненность, к-рую Он вносит во все, что Он делает и к чему прикасается. Он не может допустить, чтобы какое-либо из Его начинаний потерпело неудачу. Он не может допустить, чтоб чужая рука оскверняла все то, что Ему дорого, что «освящается» Его вниманием и приобретает свящ. характер (ср Исх 32.12; Иез 36.22...). «Славы Моей не дам иному» (Ис 48.11). Когда пророки открывают, что ревностная любовь Бога к Своему творению есть любовь супруга, тема эта приобретает новую интенсивность и новую глубину. Ревность Божия есть и страшный гнев и легко ранимая любовь.

4. «Да не будет у тебя других богов пред лицом Моим» (Исх 20,3). - Ревность Божия в основном относится к «другим богам». Израильское единобожие - не плод метафизического размышления, или объединительной политики, или религиозной эволюции; оно - утверждение веры, и в Израиле оно так же старо, как сама вера, т.е. убежденность в своей избранности, в том, что из всех народов Израиль избран Богом, К-рому принадлежат все народы. Это единобожие веры могло долгое время мириться с представлением о существовании «других богов», напр, Хамоса у Моавитян (Суд 11.23 слл), или о возможности поклоняться Ягве за границами «Его наследия» (1 Цар 26,19; 4 Цар 5.17). Но от начала Ягве не может допустить какого-либо соприсутствия с Ним ложных богов и вся история Израиля повествует о Его победах над такими соперниками - египетскими богами, ханаанскими Ваалами, божествами царств Ура и Вавилона, вплоть до окончательного торжества, воочию выявляющего ничтожество этих ложных богов. Торжество это иногда достигается посредством чудес, но оно всегда - торжество веры. Иеремия, предрекающий полное разорение Иудеи и Иерусалима, отмечает как бы мимоходом, что боги языч. народов совсем «и не боги» (Иер 2.11), что они - нечто несуществующее (5.7). В самое ужасное время пленения, пред соблазнительным блеском идолопоклонства, из недр побежденного и обесчещенного народа звучат решающие слова: «Прежде Меня не было Бога, и после Меня не будет; Я, Я, Господь, и нет Спасителя кроме Меня» (Ис 43.10 сл...). Воспоминание о Хориве представляется здесь очевидным, и духовная преемственность между столь глубоко различными текстами многозначительна: Ягве - единый Бог, потому что Он - единственный, кто может спасать, «первый и последний». Тот, К-рый всегда здесь и всегда внемлет. Если идолопоклонство оскорбляет Его «смертельно», то это оттого, что оно ставит под вопрос Его способность и Его волю спасать, оттого, что оно отрицает Его всегдашнее присутствие и действие, отрицает, что Он - Ягве.

5. «Я - Бог, а не человек» (Ос 11.9). - Бог совершенно отличен от ч-ка; Он - Дух, а человек - плоть (ср Ис 31.3), бренная и преходящая, как трава (Ис 40.7 сл). Различие это настолько коренное, что ч-к не в состоянии правильно представить его себе: в Божьем могуществе он видит действенную силу, но не верность сердца (ср Числ 23.19), в Его святости он видит только непреодолимое расстояние, отделяющее его от Бога, не подозревая, что оно вместе с тем - близость и ч-колюбие: «Среди тебя Я - Святый... Не сделаю по ярости гнева Моего» (Ос 11.9). Непостижимая трансцендентность Бога приводит к тому, что Он одновременно и «Всевышний», «живущий на высоте во святилище», и Тот, Кто «живет с сокрушенными и смиренными духом» (Ис 57.15). Он Всемогущий и Он Бог бедных, Он дает услышать Свой голос в раскатах грома (Исх 19,18 слл) и в веянии тихого ветра (3 Цар 19.12), Он незрим, и даже Моисей не видел лица Его (Исх 33.23), но когда Он, чтобы Себя открыть, обращается к отзывчивости ч-ского сердца, Он как бы раскрывает Свое сердце; Он воспрещает как бы то ни было Его изображать, какой бы то ни было образ, из к-рого ч-к мог бы сделать идола, поклоняясь делу рук своих, но нашему воображению Он предоставляет Себя с самыми конкретными чертами; Он «совершенно Иной», стоит выше всяких сравнений (Ис 40.25), но Он всюду у Себя и нам Он не чужой; Его отношение и образ действий могут быть переданы нашими, самыми обычными действиями: Он Своими руками «лепит» из глины будущего ч-ка (Быт 2.7), «затворяет» за Ноем дверь ковчега (Быт 7.16) для уверенности, что никто из его обитателей не потеряется; Он проявляет победоносный порыв мужа брани (Исх 15.3...) и заботливость Пастыря к своим овцам (Иез 34.16); Он держит вселенную в Своей руке, и к крошечному Израилю у Него такая же привязанность, как у виноградаря к своему винограднику (Ис 5.1-7), любовь отцовская (Ос 11.1) и материнская (Ис 49.15) и непреодолимая любовь мужа (Ос 2.16 сл). Эти антропоморфизмы могут показаться наивными, но они всегда глубоко выражают одно существенное свойство истинного Бога: сотворив ч-ка по Своему образу, Он может открывать ему Себя в проявлениях, подобных ч-ским. Не имея родословной, жены и пола, Он отличается от нас не тем, что Он менее ч-к, чем мы, наоборот, Он - то идеальное совершенство, о к-ром мы мечтаем для ч-ка: «Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться» (Числ 23.19). Бог всегда нас превосходит и всегда в самом неожиданном направлении.

IV. ИМЕНА, КОТОРЫЕ ЧЕЛОВЕК ДАЕТ БОГУ

Бог ВЗ открывается и в поведении тех, кто Его познал, и в именах, к-рые они ему дают. На первый взгляд кажется возможным различать официальные наименования, применяющиеся в богослужении общины, и эпитеты, создаваемые личным благочестием. В действительности, одни и те же эпитеты встречаются, с одним и тем же звучанием, и в общественной молитве, и в частной. Бог - «твердыня Израилева» (Быт 49.24; 2 Цар 23.3...) так же, как и «твердыня моя» (Пс 17.3; 143.1) или просто «защита» (Пс 17.32), «щит мой» (Пс 17.3; 143.2) и «защита наша» (Пс 83.10), «щит наш» (Пс 88.19), Он - пастырь «народа Своего» (Мих 7.14...) и пастырь мой (Пс 22.1). Все это признак того, что встреча с Богом есть встреча личная и живая.

Все эти эпитеты удивительно просты, они заимствованы из обыденной реальности, из повседневной жизни. Библии чужды бесконечные молитвословия Египта или Вавилона и нагромождения наименований, к-рые давались языч. божествам. Бог Израиля бесконечно велик, но Его всегда можно достичь; Он - Всевышний ('Элион), Вечный ('Олам), Святый, но в то же время Он - «Бог, видящий меня» (Эл Рои, Быт 16.13). Почти все эти имена определяют Его через Его отношение к принадлежащим Ему: «Страх Исаака» (Быт 31.42,53), «Мощный Иаковлев» (49.24), Бог Авраама, Исаака и Иакова (Исх 3.6), Бог Израилев, наш Бог, Бог мой, В лады ко мой. Даже эпитет «Святый», к-рый строго отграничивает Его от всякой плоти, превращается в Его устах в «Святого Израилева» (Ис 1.4...), саму эту святость обращая в нечто принадлежащее народу Божию. В этом взаимном обладании проявляется тайна Союза-Завета и предвозвещение взаимоотношения между Богом Господа нашего Иисуса Христа и Сыном Его Единородным.

I. В ИИСУСЕ ХРИСТЕ - ДОСТУП К БОГУ

В Иисусе Бог открылся окончательно и полностью: даровав нам Сына Своего, Он ничего больше не может удерживать для Себя и может только давать (ср Рим 8.32). Основная уверенность Церкви, открытие, озаряющее ярким светом весь НЗ, заключается в том, что жизнью, смертью и воскресением Иисуса Бог совершил Свое наивысшее дело и что отныне каждый ч-к имеет доступ к Нему. Этот единственный и окончательный акт может именоваться no-разному, в зависимости от взятой перспективы. Наиболее древние формулы провозглашают просто: «Господом и Христом сделал Бог того Иисуса, Которого распяли... Для вас обетование и для детей ваших и для дальних» (Деян 2.36-39). «Его Бог вознес, чтобы дать покаяние и отпущение грехов» (Деян 5.31). Эти выражения кажутся недостаточными, но, хотя они и не ярки, они по существу идут так же далеко, как самые содержательные высказывания ап. Павла о «тайне (Божией), которая есть Христос» (Кол 1.27; 2.2), «через Него... имеем доступ к Отцу» (Еф 2.18; 3.12), или ап. Иоанна: Бога никто не видел никогда: Единородный «Сын, сущий в лоне Отца, Он открыл» (Ин 1.18). С первого дня хр-ская вера познала, что небеса, обитель Божия, открылись перед Сыном человеческим (Деян 7.56; Ин 1.51; ср Мк 1.10). В различных формах и под разными названиями: «явление правды Божией» (Рим 3.21); «примирение» (Рим 5.11; Еф 2.16), «слава Господня, (нас) преображающая в тот же образ» (2 Кор 3.18), «знание Бога» (Ин 17.3) - суть хр-ского опыта одна и та же: Бог нам доступен; неслыханным проявлением могущества и любви, в личности Христа, Он дает Себя всякому, кто только хочет Его принять.

Поэтому, прилепиться верою к Иисусу Христу - то же самое, что познать истинного Бога: «Жизнь вечная в том, чтобы знали... единого истинного Бога и кого (Он) послал: Иисуса Христа» (Ин 17.3). В явлении Иисуса Христа приближающийся к вере, - независимо от того, пришел ли он от иудейства или от язычества, воспитан ли он на началах разума или на израильском предании, - открывает истинное лицо и живое присутствие Бога.

II. В ИИСУСЕ ХРИСТЕ - ОТКРОВЕНИЕ ИСТИННОГО БОГА

1. Идолопоклонник. - Поставленный Павлом перед истиной Евангелия (Рим 1.16 сл), идолопоклонник открывает истинное лицо Божие во Христе и образ своего собственного греха. Евангелие Христово обличает и извращенность языческой мудрости, к-рая «славу нетленного Бога изменила в образ, подобный тленному» (Рим 1.23), и источник такого извращения - «служение твари вместо Творца» (1.25), нежелание прославить Бога (1.21) и его неизбежный исход - растление человека и смерть (1.32). Обратившись от идолов... чтобы ожидать Иисуса Христа, язычник открывает «Бога живого и истинного» (1 Фес 1.9); он видит на лице Христа славу Божию (2 Кор 4.6), к-рой он был лишен (Рим 3.23).

2. Для язычника, который ищет Бога как бы ощупью (Деян 17.27) и способен достичь его мудростью (1 Кор 1.21; Рим 1.20), открытие, к-рое он делает, познав Христа, не менее ново и перемена не менее глубока. В Боге Иисуса Христа он снова встречает, конечно, божественное «естество», вечное существо, неизменное, всемогущее, всеведущее, бесконечно благое и вожделенное; но всем этим качествам присущ уже не ровный и далекий свет метафизической очевидности, а ослепительный и таинственный блеск тех произволений, к-рыми Бог явил Свою милость и обратил к нам лицо Свое (ср Числ 6.25). Его всеведение становится обращенным на нас взором, видящим нас втайне (Мф 6.4 слл) и испытующим глубины сердец (Лук 16.15); Его всемогущество способно проявиться в том, что Он может «из камней этих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф 3.9), «называть несуществующее, как существующее» (Рим 4.17), будь то возникновение мироздания, или рождение сына у Авраама, или воскресение из мертвых Господа Иисуса (Рим 4.24); Его вечность - это неизменность Его слова и непреложность Его обетования, - это «Царство, уготованное Своим от основания мира» (Мф 25.34); Его благость - это то неслыханное чудо, что «Бог прежде возлюбил нас» (1 Ин 4.10,19), тогда, когда мы были Его врагами (Рим 5.10). Естественное познание Бога, к-рое, сколь ни реально, представляет собою все же только более глубокое знание этого мира, откр. Иисуса Христа превращает во встречу с непосредственным присутствием Бога живого, в личную встречу с Его любовью. Ибо познать Бога - значит быть познанным Им (Гал 4.9).

3. Иудей, ожидавший Бога, уже знал Его. Избирая его, Бог как бы открыл ему его призвание; устанавливая Союз-Завет, Бог взял на Себя заботу о его существовании; через Своих пророков Он подлинно обращал к нему Свое слово (Евр 1.1); Бог открывал ему, что Он живое Существо, призывающее его к беседе с Ним. Но в ВЗ не было дано познать, куда должен был привести этот диалог, до какого предания Себя со стороны Бога и до какого ответа со стороны ч-ка. Этого ВЗ не мог сказать. В ВЗ между Господом и Его служителями, даже самыми верными, сохраняется известная отдаленность. Бог есть «Бог человеколюбивый и милосердный» (Исх 34.6), Ему свойственны и любовь мужа, и заботливость отца, но за этими образами, к-рые могут без конца питать наши размышления, вместе с тем прикрывая действительность от наших взоров, - какую тайну еще готовит нам Бог?

Тайна открылась в Иисусе Христе. Пред Ним совершается некий Суд, разделение сердец. Те, кто отказываются уверовать в Него, напрасно будут говорить об Отце Его: «Он - наш Бог», они Его не знают, и их слова будут ложью (Ин 8.54 сл; ср 8.19). А те, кто веруют, не останавливаются больше ни перед какой тайной, вернее, они вошли в тайну, неисследимую тайну Божию, и в ней они как у себя, они слышат от Сына задушевно к ним обращенные слова: «Все, что Я услышал от Отца Моего, Я поведал вам» (Ин 15.15). Нет больше прообразов, нет больше притчей, Христос говорит об Отце с полной ясностью (16.25). Нет больше надобности задавать Ему вопросы (16.23), не о чем больше смущаться (14.1), ученики «видели Отца» (14.7).

4. Бог есть любовь. - Такова тайна (1 Ин 4.8,16), к-рую постигают только через Иисуса Христа, «познавая» в Нем «любовь, которую имеет к нам Бог» (4.16). В ВЗ можно было предчувствовать, что любовь, будучи наибольшей заповедью (Втор 6.5; Мф 22.37) и высшей ценностью (Песн 8.6 сл), должна быть наиболее точным определением Бога (ср Исх 34.6). Но это была только речь, созданная ч-ком, и ее образы оставалось еще перенести на иную плоскость. В Иисусе Христе Бог Сам дает нам окончательное и исключающее всякую двусмысленность доказательство того, что событие, от к-рого зависит судьба мира, представляет собою акт Его любви. Предав ради нас на смерть «Сына Своего возлюбленного» (Мк 1.11; 12.6), Бог доказал нам (Рим 5.8), что Его окончательное отношение к нам - это любовь, к-рою Он «возлюбил мир» (Ин 3.16), и что в этом высшем и неотменимом акте Он нас любит той же самой любовью, к-рою Он любит Сына Своего Единородного, а вместе с тем и нас делает способными любить Его любовью Сына к Нему, даруя нам любовь, объединяющую Отца и Сына, к-рая и есть Их Св. Дух.

III. СЛАВА БОЖИЯ НА ЛИЦЕ ИИСУСА ХРИСТА

Уверенность хр-н, что они будут допущены в самую тайну Божию, основывается не на каком-либо рассудочном выводе; рассуждение может помочь ее ясному изложению: «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим 8.32) - но ее сила происходит не от нашей логики, она происходит от абсолютного Откр., каким для нас, живущих во плоти людей, является присутствие живущего во плоти Слова. Во Христе действительно «явилось человеколюбие Бога» (Тит 3.4). Того, Кого «никто не видел никогда» (Ин 1.18), Христос не только описал нам и не только дал нам о Нем правильное представление, а будучи Сам «сиянием славы и образом ипостаси Его» (Евр 1.3), Он дал нам видеть Его и сделал Его как бы ощутимым для нас: «Видевший Меня видел Отца» (Ин 14.9). Здесь не воспроизведение, пусть даже совершенное, не копия, тождественная с оригиналом. Будучи Сыном Единородным, пребывающим в Отце и имея в Себе Отца (14.40), Христос не может сказать ни одного слова, не может совершить ни одного действия, не обращаясь к Отцу, не получая от Него и не направляя к Нему всю Свою деятельность (5.19 сл 30). Как Он не может ничего делать, не взирая на Отца, так не может Он и сказать, что такое Он Сам, не ссылаясь на Отца (Мф 11.27). В истоке всего, что Он делает, и всего, что Он есть, находится присутствие и любовь Его Отца; в этом тайна Его личности, славы, сияющей на лице Его (2 Кор 4.6) и составляющей отличительный признак всех Его действий.

IV. БОГ ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА

Бог Иисуса Христа - Его Отец; и когда Иисус обращается к Нему, Он это делает с сыновней непосредственностью и порывом: «Авва». Но это и Его Бог, потому что Отец, обладающий божественностью, не получая ее ни от кого другого, дает ее целиком Сыну, К-рого Он рождает предвечно, и Св. Духу, в К-ром Оба Они соединены. Так Христос открывает нам тождество Отца и Бога, тайны Бога и Св. Троицы. Павел трижды повторяет изречение, выражающее это откр: «Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа» (Рим 15.6; 2 Кор 11.31; Еф 1.3). Христос открывает нам божественную Троицу тем единственным путем, к-рый для нас - если позволительно так выразиться - доступен, путем сыновней зависимости, к-рым Бог нас предопределил, сотворив нас по Своему образу.

Так как Сын перед лицем Отца является совершенным образом твари перед Богом, Он нам открывает в Отце совершенный образ Бога, доступного познанию мудрости, в к-рой нет лукавства, и открывшего Себя Израилю. Бог Иисуса Христа с такой полнотой и с таким своеобразием обладает свойствами, в к-рых Он открылся в ВЗ, что ч-к не мог даже себе их представить. Для Христа Он, как ни для кого из нас, «Первый и Последний», Тот, от Кого Христос пришел и к Кому возвращается, Тот, Кто изъясняет все и от Кого все исходит, Чья воля должна совершиться во что бы то ни стало и кроме Кого нечего желать. Он - Святый, единый Благой, единый Господь. Он - Единственный, перед К-рым все другое - ничто; и Иисус Христос, чтобы показать Его истинное значение, «чтобы мир узнал, что (Он) любит Отца» (Ин 14.31), жертвует всем блеском тварного мира и противостоит могуществу Сатаны и ужасу крестной смерти. Он - Бог живой, всегда действующий, внимательный ко всем Своим творениям, полный любви к Своим детям, и Его горением томится Христос до тех пор, пока не предаст Царство Отцу Своему (Лк 12.50).

V. БОГ ЕСТЬ ДУХ

Встреча Отца и Сына совершается в Духе Св. В Духе Иисус Христос слышит Отца, говорящего Ему «Ты Сын Мой», и воспринимает Его радость (Мк 1.10). В Духе Он возносит к Отцу Свою радость быть Его Сыном (Лк 10.21 сл). Как Он не может соединяться с Отцом иначе как в Духе, Иисус Христос не может также открыть Отца, не открывая при этом и Св. Духа.

Открывая, что Дух есть одно из Лиц Божества, Иисус Христос тем самым открывает также, что «Бог есть Дух» (Ин 4.24), открывает и то, что это значит. Отец и Сын соединены взаимным общением в Духе для того, чтобы вкушать радость не обладания, а радость дара; значит, Их единство - дар, и оно производит дар. Но если единство Отца и Сына запечатлевается Духом, К-рый есть Дар, то это значит, что Они в Своей сущности - дар Самих Себя, что Их общая сущность в том, чтобы Себя даровать и существовать в другом. А эта сила жизни, общения в даровании Себя - это и есть Дух. Бог есть дух: это означает, что Он одновременно и всемогущество, и совершенная готовность к самоотдаче, верховное самоутверждение и полная отрешенность; овладевая Своими творениями, Он тем самым дает им существовать во всем их своеобразии. Это нечто совершенно иное, чем просто быть нематериальным: это - быть свободным от всех преград, от всякого самозамыкания, это - быть вечно и в каждое мгновение новой и нетронутой силой жизни и общения.

JG

Cр.: ангелы ВЗ 1 - блаженство ВЗ I - Господь - Дух Божий - жизнь - замысел Божий - идолы - Иисус Христос II 1 г - имя - истина ВЗ 1 - культ - лицо - любовь I НЗ 4 - мать I11 - милосердие ВЗ I, НЗ I 2 - могущество - мудрость ВЗ III, НЗ I 2 - наказания 3 - небо II, III - образ - откровение ВЗ II 2, НЗ I 1 в, II 1 б, III 1 б - отцы и Отец III, IV, V, VI - поклонение - присутствие Божие - Провидение - рука Божия 1 - свет и тьма I 2, 3 - святой - скала 1 - слава III - Слово Божие - сотворение ВЗ I - супруг - сыны Божий - хвала I - царство - человек - Ягве


БОГАТСТВО

Относительно Б. и бедности представления ВЗ и НЗ кажутся диаметрально противоположными. Указывая на Царство Небесное как на бесценное сокровище, ради к-рого стоит пожертвовать всем своим имуществом (Мф 13.44), И. Христос вскрывает несостоятельность всех ч-ских богатств, как бы они ни были велики (см III). В то же время Он подтверждает ВЗ-ный взгляд, согласно к-рому богатство, полученное не как дар Божий, тщетно и опасно (см II), и Он не отменяет, а исполняет древние обетования о том, что Бог обогащает Своих избранных (см I). Если в богатстве кроется опасность, и если ев. совершенство заключается в отрешении от него, то не оттого, что оно само по себе представляет некое зло, но оттого, что «благ» только Один Бог (Мф 19.17) и Он Самого Себя соделал нашим богатством.

I. БОГ ОБОГАЩАЕТ СВОИХ ИЗБРАННЫХ

1. Богатство есть благо. - Даже в наиболее поздних текстах писатели ВЗ восхваляют Б. благочестивых людей израильской истории: Иова, после его испытания, святых царей - Давида, Иосафата, Езекии (2 Пар 32.27 слл). Как и в Гомеровской Греции, Б. считается в Израиле заслуживающим почета, и Бог обогащает тех, кого любит: Авраама (Быт 13.2), Исаака (26.12 сл), Иакова (30.43); колена израильские хвалятся своим благосостоянием. Ефрем получает благословения небесные (дождь), благословения бездны (источники воды), благословения сосцов и утробы (49.25); и Иуде есть чем хвалиться: «блестящи очи его от вина, и белы зубы от молока» (49.12). Ни в чем не должно быть недостатка на той земле, к-рую Ягве обетовал Своему народу (Втор 8.7-10; 28.1-12).

Это потому, что даже и наиболее материальное Б. представляет собою некое благо; в частности, оно обеспечивает драгоценную независимость, избавляет от необходимости униженно просить (Притч 18.23) или попадать в рабство к своему заимодавцу (22.7); благодаря ему возникают полезные дружеские связи (Сир 13.21 слл). Приобретение его обычно предполагает наличие ценных ч-ских качеств: деятельности (Притч 10.4; 20.13), умения (24.4), разумения (12.11), смелости (11.16), воздержания (21.17).

2. Благо относительное и второстепенное. - Б. может быть благом, но оно никогда не изображается наилучшим из благ; ему предпочитают, напр., душевный мир (Притч 15.16), доброе имя (22.1), здоровье (Сир 30.14 слл), праведность (Притч 16.8). Довольно скоро начинают различать его ограниченность; не все можно купить: напр., избавление от смерти (Пс 48.8) или любовь (Песн 8.7). Б. причиняет излишние заботы: приходится выбиваться из сил, чтобы содержать тунеядцев (Екк 5.10) и оставить наследство чужим людям (6.2). Б. всегда следует предпочитать премудрость - его источник (3 Цар 3.11 слл; Иов 28.15-19; Прем 7.8-11); она - сокровище, драгоценная жемчужина, о к-рой и стоит заботиться больше всего (Притч 2.4; 3.15; 8.11).

3. Дар Божий. - Б. - знак Божией щедрости; оно один из элементов жизненной полноты, к-рую Бог непрестанно обещает Своим избранным. Не увенчивается ли успешное усилие благосостоянием? Вот почему оно представляется свершением и славой (Пс 36.19), так же как нищета - неудачей и стыдом (Иер 12.13). Наряду с долгоденствием, здоровьем, всеобщим уважением, Б. относится к тому, что умиротворяет и дает удовлетворенность существованием. Когда же Бог печется о ком-нибудь, то Он его насыщает; в руках Божиих ч-к не терпит недостатка ни в чем (Пс 22.1; 33.10). В пустыне Он питал народ Свой досыта (Исх 16.8-15; Пс 77.24-29), тем более - на земле Обетованной (Лев 26.5; 25.19; Втор 11.15; Неем 9.25). Когда Он принимает у Себя, в Своем Храме, Он насыщает до «преисполнения» (Пс 22.5; 35.9) и в полноте радости, к-рую дает присутствие Его лица (Пс 15.11), есть, конечно, нечто гораздо большее, чем изобилие праздничной трапезы, есть и благодарность народа, верящего в щедрость Божию и усматривающего знак ее в даруемых ему благах (Втор 16.14 сл). На подражании этой щедрости Божией основывается и заповедь о милостыне: «Сиротам будь как отец... и будешь как сын Всевышнего» (Сир 4. 10 сл; ср Иов 31.18).

4. Бог обогащает безмерно. - Б., к-рые Бог без меры дает нам в Своем Сыне, - это сокровища «слова и познания» (1 Кор 1.5), Его «благодати и благости» (Еф 2.7). Они совсем иного порядка, чем Б. мира сего, из к-рых ни одно не может утолить нашего голода (Ин 6.35) и нашей жажды (4.14). Но проистекают они все из той же щедрости Божией, и Павел призывает хр-ан свободно давать из своих материальных Б., ибо они в изобилии получили дары духовные (2 Кор 8.7); обещая в награду от Бога «всяческую благодать» (9.8), он не исключает из этой награды также и материальные блага, к-рые дадут им возможность «всегда и во всем имея всякое довольство» быть «богатыми на всякую щедрость» (9.8,11).

Евангелисты не без умысла останавливаются на том, что после умножения хлебов корзины оказались наполненными остатками (Мф 14.20; 15.37; 16.9 сл): именно так дает Бог. Идея насыщения - идея глубоко хр-ская: кто приходит ко Христу, тот не будет больше ни алкать (Ин 6.35), ни жаждать (4.14). Бог полностью удовлетворяет того, кого Он избрал, так что тому больше не о чем будет жалеть и некому будет завидовать. Евангельская бедность устраняет всякий комплекс неполноценности, всякое затаенное озлобление. Даже и в бедности хр-нин богаче мира, и апостол объявляет, что он обладает всем, даже тогда, когда его считают нищим (2 Кор 6.10). Горе теплому, воображающему себя богатым, тогда как ему недостает единственного сокровища (Откр 3.16 слл); счастлив бедный и гонимый: он богат (2.9).

II. ОБМАНЧИВОСТЬ И ОПАСНОСТЬ БОГАТСТВА

Бог обогащает друзей Своих, но это не значит, что всякое Б. - плод Его благословения. Древняя народная мудрость отнюдь не упускает из вида существование неправедного Б., но при этом постоянно повторяется, что неправедно приобретенные блага не идут на пользу (Притч 21.6; 23.4 сл; ср Ос 12.9) и что нечестивый собирает для того, чтобы в конце концов оставить наследство праведному (Притч 28.8). Поистине неправедно то Б., к-рое приводит к отдалению массы людей от земных благ и к предоставлению этих последних небольшому числу привилегированных: «Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле» (Ис 5.8); «дома их полны обмана; чрез это они и возвысились и разбогатели» (Иер 5.27 сл).

Нечестивы также богачи, думающие, что они могут обходиться без Бога: они надеются на свое имущество как на своего рода крепость (Притч 10.15) и забывают Бога, единственную верную крепость (Пс 51.9). Если «наполнилась земля серебром и золотом... и конями, и колесницами без числа», то очень скоро она станет и «землей, наполненной идолами» (Ис 2.7 сл). «Надеющийся на богатство свое упадет» (Притч 11.28; ср Иер 9.22). Вместо того чтобы укреплять верность Союзу-Завету, Божий дары могут дать повод к отступничеству от него: «Когда насыщались, то превозносилось сердце их, и потому они забывали Меня» (Ос 13.6; ср Втор8.12слл). Израиль постоянно забывает, откуда исходят изливаемые на него блага (Ос 2) и спешит блудодействовать в том самом уборе, к-рым он обязан любви Бога своего (Иез 16). Трудно оставаться верным в Б., ибо от жира замыкается сердце (Втор 31.20; 32.15; Иов 15.27; Пс 72. 4-9). Мудрость, даже для царей, заключается в том, чтобы не доверять серебру и золоту (Втор 17.17) и повторять молитву, в к-рой Агур так выражает перед Богом итог своего опыта: «Нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, чтобы, пресытившись, я не отрекся от Тебя и не сказал: кто Господь? и чтоб, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Притч 30.8 сл). НЗ воспринимает от ВЗ все эти оговорки относительно Б. У ап. Иакова обличение пресыщенных богачей и их сгнившего Б. не уступает по силе самому резкому, что говорили пророки (Иак 5.1-5). Богатых в настоящем веке надо увещевать не высокомудрствовать и не возлагать надежды на Б. неверное, но на Бога живого, дающего нам все обильно (1 Тим 6.17). «Гордость от богатства» - это мир, а Бога и мир нельзя любить вместе (1 Ин 2.15 сл).

III. БОГ ИЛИ ДЕНЬГИ

1. Евангельская переоценка во взглядах на Б. поистине радикальна. Слова «Горе, вам, богатые, ибо вы получили утешение ваше» (Лк 6.24) звучат как безусловное осуждение. Оно выступает со всей отчетливостью, если заповеди блаженства и содержащиеся в Нагорной проповеди проклятия сопоставить с величественным зрелищем в Кадес-Варни, с благословениями и проклятиями, обещанными Второзаконием в зависимости от того, будет ли Израиль верен или неверен Закону (Втор 28). Здесь один из самых значительных контрастов между ВЗ и НЗ.

Ев. Царства возвещает полноту дара Божия, совершенное общение, вхождение в Отчий очаг и необходимость все отдать, чтобы все получить. Чтобы приобрести драгоценную жемчужину, единственное сокровище, нужно все продать (Мф 13. 45 сл), ибо невозможно служить двум господам (Мф 6.24), а деньги - безжалостный владыка: он заглушает у алчного (любостяжание) Слово Ев. (Мф 13.22), приводит к забвению самого важного - верховного владычества Божия (Лк 12. 15-21), он останавливает на пути к совершенству даже наиболее расположенные души (МФ19.21 сл). Это безусловный закон, как будто не допускающий ни исключений, ни смягчений: «Всякий из вас, если не откажется от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лк 14.33; ср 12.33). Богатый, имеющий в этом мире свое «благо» (Лк 16.25) и свое «утешение» (6.24), не может войти в Царство Небесное; «легче верблюду пройти сквозь игольные уши, чем богатому в Царство Божие» (Мф 19. 23 сл п). Только бедные способны принять Благую Весть, (Ис 61.1 = Л к 4.18; Л к 1.53) и Господь Сам обнищал, дабы мы обогатились (2 Кор 8.9) Его «неисследимым богатством» (Еф 3.8).

2. Давать бедным. - Отказаться от Б. - не обязательно значит перестать быть владельцем имущества. Даже в окружении Иисуса были отдельные зажиточные люди, и никто иной, как богатый ч-к из Аримафеи, принял в принадлежавшую ему гробницу тело Господа (Мф 27.57). Ев. не предписывает избавляться от имущества как от тяжкой обузы, но учит раздавать его бедным (Мф 19.21 п; Лк 12.33; 19.8); приобретая друзей «богатством неправедным» - а какое богатство в мире сем чисто от всякой неправды? - богатые также могут надеяться, что Бог откроет и им трудный путь ко спасению (Лк 16.9). Соблазн не в том, что существует богатый и существует нищий Лазарь, а в том, что Лазарь хотел бы «насытиться тем, что падало со стола богача» (Лк 16.21), но не получал ничего. Богатый отвечает за бедного; тот, кто служит Богу, дает свои деньги бедным, тот, кто служит Маммоне, сохраняет их, чтобы иметь в них свою опору.

Подлинное Б. в конечном итоге не то, к-рым владеют, а то, к-рое отдают, потому что этой отдачей вызывается щедрость Божия; дающий и принимающий объединяются в общем благодарении (2 Кор 9.11), и богатый сам получает возможность познать на опыте, что «блаженнее давать, чем принимать» (Деян 20.35).

ЕВ & JG

Ср. бедные - блаженство ВЗ II 1 - благодать, милость IV - благословение II 1 - дар НЗ 3 - любостяжание - милостыня - молоко 2 - печаль НЗ 2 - полнота - слава I - служить III


БОГОДУХНОВЕННОСТЬ ср. Дух Божий ВЗ I - письменность III, V - Слово Божие ВЗ I 1, НЗ I 1


БОГОСЛУЖЕНИЕ ср. аминь - благовония - благодарение - благословение - время НЗ II 3 - День Господень НЗ III 3 - жертва - жертвенник - исповедовать - культ - милостыня ВЗ 3 - молитва II, V - паломничество - память 46 - покаяние (обращение) ВЗ I, III - праздники - Союз-Завет ВЗ I 3.4; II 1 - хвала II, III, IV - храм


БОГОХУЛЬСТВО

 


БОГОЯВЛЕНИЕ см. День Господень НЗ 0 - откровение НЗ 0, III - слава III 2 - явления Христа 1


БОГОЯВЛЕНИЕ, ТЕОФАНИЯ см. видеть ВЗ 11 - Вознесение II 4 - Воскресение НЗ I 2 - гроза - День Господень ВЗ, НЗ I - огонь ВЗ I - откровение - Преображение - присутствие Божие ВЗ II - Пятидесятница III - свет и тьма ВЗ I 2, II 2; НЗ I 3 - слава III 2 - явления Христа 1


БОДРСТВОВАНИЕ cм. бодрствовать


БОДРСТВОВАТЬ

Б. в прямом смысле слова значит отказаться от ночного сна. Бодрствуют, чтобы продолжать свой труд (Прем 6.15) или чтобы не быть застигнутым врасплох врагом (Пс 126.1 сл). Отсюда переносный смысл: Б. - быть бдительным, бороться с бесчувственностью и нерадением, чтобы достичь намеченной цели (Притч 8.34). Цель верующего - быть готовым встретить Господа, когда придет День Его; именно для этого верующий бодрствует и остается неусыпным, чтобы живя в ночи, не быть сыном ее.

I. БОДРСТВОВАТЬ: БЫТЬ ГОТОВЫМ К ВТОРОМУ ПРИШЕСТВИЮ ГОСПОДА

1. У Синоптиков призыв к бодрствованию является основным советом Иисуса ученикам в заключение Его слов о конце мира и Пришествии Сына Ч-ческого (Мк 13.33-37). «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш придет» (Мф 24.42). Чтобы подчеркнуть, что Его Пришествие будет неожиданным, Иисус пользуется различными сравнениями и притчами, к-рые легли в основу употребления глагола «бодрствовать» (воздерживаться от сна). Сын Ч-ческий придет так же неожиданно, как вор в ночи (Мф 24.43 сл), как хозяин, возвращающийся домой, не предупредив своих слуг (Мк 13.35 сл). Как осторожный отец семейства или как хороший слуга, хр-н не должен поддаваться сну, он должен Б., т.е быть начеку, готовым встретить Господа. Следовательно, бодрствование свойственно поведению ученика, с надеждой ожидающего возвращения Христова. Оно состоит главным обр. в том, чтобы быть всегда в состоянии готовности, и поэтому требует отречения от мирских удовольствий и земных благ (Лк 21.34 сл). А так как час Парусии непредвидим, нужно принять меры на тот случай, если он заставит себя ждать: таково поучение притчи о девах (Мф 25.1-13).

2. В ранних посланиях an. Павла, написанных в эсхатологической перспективе, мы находим отголосок евангельского призыва к бодрствованию, в особенности в 1 Фес 5.1-7. «Мы не сыны ночи, ни тьмы; итак, не будем спать, как прочие, но будем бодрствовать и трезвиться (5,5 сл). Хр-н - «сын света», ибо он обратился к Богу, следовательно он должен Б. и противостоять тьме - символу зла, чтобы «Парусия» не застала его врасплох. Такое состояние бодрствования требует трезвенности, т.е. отказа от «ночных» излишеств и от всего того, что может отвлечь от ожидания Господа; в то же время оно требует от хр-на, чтобы он облекся в духовную броню: «Будем трезвиться, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (5.8). В одном из последующих посл. Павел, опасаясь, что хр-не утратят свое первое горение, призывает их пробудиться, восстать от сна и приготовиться к принятию окончательного спасения (Рим 13.11-14).

3. В Откр Ин обращение Судии последних времен к Сардийской Церкви представляет собой настойчивый призыв к бодрствованию (3.1 слл). Эта Церковь забыла, что Христос должен прийти вновь; если она не пробудится, то Он, подобно вору, застигнет ее врасплох. Зато блажен «бодрствующий и хранящий одежды свои» (16.15), - он сможет участвовать в победном шествии Господа.

II. БОДРСТВОВАТЬ: ОСТЕРЕГАТЬСЯ ЕЖЕДНЕВНЫХ ИСКУШЕНИЙ

Бодрствование, будучи постоянным ожиданием возвращения Христова, должно проявляться на всем протяжении жизни хр-на в борьбе с ежедневными искушениями, предвосхищающими великую эсхатологическую брань.

1. Когда Иисус Христос готовился осуществить спасительную волю Отца, Он должен был выдержать мучительное борение в Гефсиманском саду (άγωνία), являющееся предвосхищением борьбы в конце времен. Повествование Синоптиков представляет Иисуса образцом бодрствования в час искушения, и это подчеркивается тем, что ученики не выдержали его, не послушав увещания Учителя. «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть вам в искушение» (Мф 26.41): совет этот выходит за пределы Гефсимании и обращен ко всем хр-нам. Ему соответствует последнее прошение Молитвы Господней: оно молит о Божией помощи не только в период эсхатологической борьбы, но и для борьбы, ведущейся на всем протяжении жизни хр-на.

2. Призыв к бодрствованию ввиду опасностей земной жизни несколько раз повторяется в Ап. Посланиях (1 Кор 16.13; Кол 4.2; Еф 6.10-20); он особенно выразителен в отрывке, к-рый читается каждый вечер на Повечерии на Западе: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как лев рыкающий, ищущий кого поглотить» (1 Петр 5.8). Здесь, как и в Еф 6.10 слл, враг ясно указан; с непримиримой ненавистью Сатана и приспешники его постоянно следят за учеником, чтобы заставить его отречься от Христа. Да бодрствует же всегда хр-н, да молится он с верой и, отрешаясь от всего, да избегает козней Противника. Это бодрствование особенно советуется пастырям, ответственным за общину; они должны ее защищать от «лютых волков» (Деян 20.28-31).

III. БОДРСТВОВАТЬ: ПРОВОДИТЬ НОЧЬ В МОЛИТВЕ

В Еф 6.18 и Кол 4.2 ап. Павел, по всей вероятности, имеет в ввиду обычай первохристианских общин - молитвенное бдение. Всякой молитвою и прошением молитесь во всякое время в Духе (έν Πνεύματι,) и старайтесь о сем самом (букв, бодрствуйте для этого - είς αύτό άγρυπνοϋντες) со всяким постоянством (Еф 6.18). Служба всенощного бдения есть конкретная реализация хр-ского бодрствования и подражания тому, что делал Сам Иисус (Лк 6.12; Мк 14.38).

Заключение. - Бодрствование, требуемое верой в День Господень, характеризует хр-на, к-рый должен противостоять отступничеству последних дней и быть готовым встретить грядущего Христа. С другой стороны, т.к. искушения нынешней жизни предвосхищают эсхатологические испытания, хр-нское бодрствование должно проявляться изо дня в день в борьбе с Лукавым; оно требует от ученика постоянной молитвы и трезвенности: «Бодрствуйте, молитесь и трезвитесь!»

MD

Ср.: ангелы - День Господень НЗ II - заботы 1 - надежда НЗ II - Ной 3 - ночь НЗ 2,3 - опьянение 2 - пастырь и стадо - посещение НЗ 2 - Провидение - светильник 2 - служение II 3


БОЛЕЗНЬ / ИСЦЕЛЕНИЕ

 


БОЛЬ, СКОРБЬ см.: печаль - страдание - утешение


БОРЬБА см.: верность НЗ 2 - война - молитва V 2 а - враг - испытание / искушение


БОЯЗНЬ см.: доверие, упование 3 - неверие I 1 - страх - страх Божий I


БРАК

ВЗ

I. БРАК СОГЛАСНО ЗАМЫСЛУ ТВОРЦА

Оба повествования о сотворении мира заканчиваются эпизодом, обосновывающим установление брака. В ягвистском повествовании (Быт 2) Божиему намерению дается следующее выражение: «Не хорошо быть ч-ку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (2.18). Будучи выше всех животных (2.19 сл), ч-к может найти такую помощницу только в той, к-рая «кость от костей его и плоть от плоти его» (2.21 слл). Бог создал ее для него; вот почему оставит ч-к отца и мать своих и прилепится к ней любовью, и будут «одна плоть» (2.24). Т. обр. половое начало находит смысл, выражая единение в плоти двух существ, к-рых Бог призывает помогать друг другу во взаимной любви. При первобытной целостности это начало свободно от всякого ощущения стыда (2.25), но вследствии греха оно дает повод к смущению (3.7) и отныне жизнь ч-ской четы будет подвержена страданию, а также искушениям похоти и стремления к господству (3.16). Однако, для «матери живущих» (3.20) чадородие (плодовитость) будет постоянным благодеянием Божиим (4.1,25 сл). В священнич. повествовании (1) драматических элементов не так много. Ч-к, сотворенный по образу Божию, чтобы господствовать над землей и населять ее, представляет собою в действительности чету (1.26 сл). Чадородие здесь является самой целью полового начала, к-рое «весьма хорошо», как и все творение (1.31). Так утверждается божественный идеал Б. до того, как род ч-ский развратился грехом.

II. БРАК В НАРОДЕ БОЖИЕМ

Когда Бог приступает к воспитанию Своего народа, даруя ему 3акон, брак уже перестал быть на уровне этого первоначального идеала. Оттого бывает, что в жизненной практике Закон частично приспособляет свои требования в ч-скому жестокосердию (Мф 19.8). Чадородие рассматривается как основная ценность, к-рой подчинено все остальное. Но обеспечивающее его брачное установление содержит также следы древних обычаев, весьма далеких от того, что указано как прототип Б. в Быт. 1-2.

1. Супружеская любовь и социальное принуждение. - В древних текстах сильно сказались те настроения, к-рые подчиняют личное благо общинному, налагающему свои законы и требования. Родители женят своих детей, не спрашивая их согласия (Быт 24.2 слл; 29.23; Тов 6.13). Социальная группа не допускает нек-рых браков между родственниками (Лев 18.6-19) или с иноплеменниками (Втор 7.1-4; Езд 9). Нек-рые брачные союзы определены потребностью продолжить род, напр., когда бездетная вдова вступает в новый брак с ближайшим родственником мужа (левират: Втор 25.5-10; Быт 38. 7 слл; Руф 2.20). Но вопреки всему, под этой видимостью принуждения, непосредственность любви остается вполне живой. Иногда предписанный Б. совпадает с сердечным влечением (Быт 24.62-67; Руф 3.10); бывает также, что мужчина и женщина соединяются потому, что они избрали друг друга (Быт 29.15-20; 1 Цар 18.20-26; 25.40 слл), в нек-рых случаях вопреки воле родителей (Быт 26.34 слл; Суд 14.1-10). Встречаются семьи, связанные глубокой любовью (1 Цар 1.8), примеры верности, добровольно продолжающейся и по смерти (Иф 16.22). Несмотря на вено, уплачиваемое семье жены (Быт 34.12; Исх 22.15 сл), несмотря на звание хозяина или собственника, к-рое дается мужу (ваал), женщина - не просто товар, покупаемый и продаваемый. Она способна принимать ответственные решения и от нее во многом зависит, будет ли брак удачным и какова будет репутация ее мужа (Притч 31.10-31). Любовь двух свободных существ изображается и в Песне Песней в страстном непосредственном диалоге; даже если эту книгу понимать аллегорически, как изображающую любовь между Богом и Его народом, ее слова и образы в те времена были словами и образами ч-ской любви (ср Песн 1.12-17; 6.4-8.4).

2. Многобрачие и единобрачие. - Забота о создании мощного рода вызывает желание иметь очень много детей (ср Суд 8.30; 12.8; 4 Цар 10.1), что естественно ведет к распространению многоженства. Ягвистский автор, идеалом к-рого остается единоженство (Быт 2.18-24), обличает этот обычай, приписывая его происхождение почину жестокого Ламеха (4.19). Тем не менее на протяжении всей Библ. встречается обычай иметь двух жен (1 Цар 1.2; ср Втор 21.15) или брать наложниц и жен-рабынь (Быт 16.2; 30.3; Исх 21.7-11; Суд 19.1; Втор 21.10-14). Цари заключают много браков по любви (2 Цар 11.2 слл) или из политических соображений (3 Цар 3.1); так появляются обширные гаремы (3 Цар 11.3; 2 Пар 13.21), в к-рых подлинная любовь уже невозможна (ср Есф 2.12-17).

Но и привязанность к одной единственной женщине встречается нередко, начиная с Исаака (Быт 25.19-28) и Иосифа (Быт 41.50) и вплоть до Иудифи (Иф 8.2-8) и обоих Товиев (Тов 11.5-15), включая Иезекииля (Иез 24.15-18) и Иова (Иов 2,9 сл). Кн. Мудр, упоминают и о радостях, и о трудностях единобрачия (Притч 5.15-20; 18.22; 19.13; Екк 9.9; Сир 25.13-26.18), а в Песни Песней любовь между двумя супругами, конечно, безраздельна. Все это указывает на несомненную эволюцию нравов. Ко времени НЗ единобрачие становится почти всеобщим правилом евр. Б.

3. Прочность брака и супружеская верность. - В том же желании иметь потомство мог корениться обычай отсылать бездетную (бесплодие) жену; но многоженство давало возможность разрешить эту проблему иначе (Быт 16). Устанавливая определенные правила для развода, Закон не уточняет, что именно «противное» в жене может позволить мужчине ее отвергнуть (Втор 24.1 сл). Однако после плена Мудр, воспевают верность «жене юности» (Притч 5.15-19) и хвалят прочный Б. (Сир 36.25 слл). Сближая брачный договор (берит) с союзом (берит) между Ягве и Израилем, Малахия даже утверждает, что Бог ненавидит отвержение жены мужем (Мал 2.14 слл). Несмотря на это приближение к более строгому идеалу, иудаизм времен НЗ допускает еще возможность развода и книжники рассуждают о причинах, дающих право на него (ср Мф 19.3). Что же касается супружеской верности, то обычай (Быт 38.24), впоследствии подтвержденный писанным Законом (Втор 22.22; Лев 20.10), наказывал смертью прелюбодейную жену, а равно и соучастника ее преступления. Но этот запрет прелюбодеяния (Исх 20.14) имел целью в первую очередь ограждение прав мужа, т.к. формально ничто не запрещало мужчине иметь связь со свободными женщинами или с проститутками: при многоженстве на такие явления смотрели довольно снисходительно. Но по мере развития тенденции к моногамии наблюдается прогресс в следующем пункте: прелюбодеяние запрещается также и для мужчины (Иов 31.9; Сир 9.5,8,9; 41.22 слл). Оно строго осуждается пророками (Иез 18.6), даже когда виновным оказывается сам царь Давид (2 Цар 12). К тому же Мудр, предупреждают молодых людей от прельщения падшими женщинами (Притч 5.1-6; 7.6-27; Сир 26.9-12), стремясь подготовить их к супружеской верности.

4. Религиозный идеал брака. - Хотя Б. и представляется прежде всего делом гражданского права, и древние тексты не упоминают по этому поводу ни о каком религ. обряде, Израильтянин все же знает отлично, что в выборе супруги его ведет Бог (Быт 24.42-52) и что Бог подтверждает именем Завета те правила, к-рые при Б. должны соблюдаться (см напр. Лев 18). Святость Б. закреплена в десяти заповедях, представляющих собою основной закон Израиля (Исх 20.14; ср Притч 2.17). После плена кн. Товита дает высоко-духовную картину семейного очага, подготовленного Богом (Тов 3.16), основанного на вере и молитве (7.11; 8.4-9), согласно примеру, начертанному еще в Бытии (8.6; ср Быт 2.18) и сохраненному благодаря повседневной верности Закону (14.8-13). Достигнув этого уровня, библ. идеал б. перерастает несовершенства, к-рые были временно утверждены Моисеевым Законом.

НЗ

Представление о Б. в НЗ определяется парадоксальностью в самой жизни Иисуса: «рожденный от женщины» (Гал 4.4; ср Лк 11.27), Он Своей жизнью в Назарете (Лк 2.51 сл) освящает семью такой, какой она была подготовлена всем ВЗ. Но, рожденный от Матери-Девы, Сам живущий девственником, Он свидетельствует об иной, высшей ценности Б.

I. ХРИСТОС И БРАК

1. Новый Закон. - Восходя далее Закона Моисеева и прямо ссылаясь на замысел Творца, согласно Бытию, Иисус утверждает абсолютность Б. и его нерасторжимость (Мф 19.1-9): мужчину и женщину соединяет Сам Бог, дающий их свободному выбору такое освящение, к-рое превосходит их самих. Перед Ним они - «одна плоть»; поэтому отвержение жены, допускавшееся ввиду ч-ского «жестокосердия», должно быть исключено в Царстве Божием, в к-ром мир возвращается к своему первоначальному совершенству. Изъятие из этого правила «случая блуда» (Мф 19.9) не означает, по всей вероятности, оправдания развода (ср Мк 10.11 сл; Лк 16.18; 1 Кор 7.10 сл); оно касается, вероятно, отпущения незаконной жены или такого разделения, после к-рого не может быть нового брака. Отсюда испуг учеников перед строгостью нового Закона: «Если так надлежит поступать ч-ку с женой, лучше не жениться» (Мф 19.10).

Эта принципиальная требовательность не исключает милосердия к грешным людям. Несколько раз Иисус встречается с прелюбодейцами или с людьми, неверными идеалу любви (Лк 7.37; Ин 4.18; 8.3 слл; ср Мф 21.31 сл). Он их принимает не для того, чтобы одобрить их поведение, но чтобы обратить их и даровать им прощение, подтверждающее ценность нарушенного идеала (Ин 8.11).

2. Таинство брака. - Иисус не ограничивается тем, что снова возводит брачное установление к первоначальному совершенству, к-рое было в нем затемнено ч-ским грехом. Он также дает ему новую основу, от к-рой и проистекает его религ. значение в Царстве Божием. И Сам Он становится Женихом Церкви, заключая Новый Союз-Завет в Своей Крови (Мф 26.28). Оттого и для христиан, становящихся после крещения храмами Св. Духа (1 Кор 6.19), Б. является «тайной великой применительно ко Христу и к Церкви» (Еф 5.32). Подчинение Церкви Христу и искупительная любовь Христа к Церкви, к-рую Он спас, предав Себя за нее, составляют поэтому живое правило, к-рому супруги должны следовать; и они будут на это способны, потому что благодать искупления распространяется на самую их любовь, указывая ее идеал (5.21-33). Половое начало, нормальным требованиям к-рого следует с должным благоразумием дать правильную оценку (1 Кор 7.1-6), отныне включено в священную реальность, к-рой оно преображается.

II. БРАК И ДЕВСТВЕННОСТЬ

«Не хорошо быть человеку одному», сказано в Бытии (2.18). В Царстве Божием, устанавливаемом Христом, выявляется новый идеал. Будут люди, к-рые для Царства Небесного «оскопят самих себя» (Мф 19.11 сл). Это парадокс христианской девственности. Между ВЗ-ным временем, когда чадородие было первой обязанностью в целях продолжения народа Божия, и Парусией, когда Б. будет упразднен (Мф 22.30 п), в Церкви сосуществуют два образа жизни: брачный, преображаемый тайною Христа и Церкви, и освященный - безбрачный, к-рый ап. Павлом считается за лучший (1 Кор 7.8; 25-28). Речь не о том, чтобы презирать брак (ср 7.1), но о том, чтобы переживать во всей ее полноте ту брачную тайну, к к-рой хр-н причастен уже своим крещением (2 Кор 11.2): безраздельно прилепляясь к Господу, чтобы угождать Ему Одному (1 Кор 7.32-35), ч-ская личность свидетельствует о том, что образ нынешнего мира, с к-рым связано установление Б., идет к концу (7.31). Под этим углом зрения Павел, конечно, желает, чтобы «имеющие жен» были «как не имеющие» (7.29) и чтобы вдовы не вступали снова в Б. Но в конечном счете все зависит от Господа: призвания в Теле Христовом различны и дополняют друг друга. В этой области, как и в других, «каждый имеет свое дарование от Бога, один так, другой иначе» (7.7; ср Мф 19.11).

CW

Cр.: Адам II 2 - бесплодие - вдовы 2 - девство - друг 3 - единство I, III - женщина / жена ВЗ 2, НЗ 2 - Мария II 4 - обрезание ВЗ 1 - одежда I 1 - плоть I 2 - прелюбодеяние 1


БРАТ

БРАЧНАЯ ОДЕЖДА см. белый 2 - одежда II 4 - супруг НЗ 3 бв - трапеза IV - царство НЗ II 3


БРАЧНЫЙ ПИР см. Агнец Божий 3 - брак - супруг - трапеза


БУДУЩЕЕ см. время - культ ВЗ И, НЗ III 0,3 - надежда - праздники ВЗ II 2


БУКВА И ДУХ см. Закон - Писание IV, V - Союз-Завет НЗ II 1


БУНТ, ВОССТАНИЕ см. власть ВЗ II 2, НЗ II 3 - грех - послушание II 1, IV


БЫТЬ cм. Бог ВЗ II 2, III 1 - жизнь - имя ВЗ 2 - присутствие Божие - сотворение - Ягве

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова