Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

ПРОРОКИ И ПРОРОЧЕСКИЕ КНИГИ

книги малых пророков; пророческие книги в целом; Авдий; Аггей; Амос; Аввакум; Даниил; Захария; Иоиль; Исайя; Михей; Иона; (см. "малые пророки" в целом). Софония. Неемия. Наум. Плач Иеремии; (особо у Ис. гимны Служителя Господня)

Ср. благодать ( дух пророчества).

"Великие пророки" -  название той части ВЗ, к-рая включает Книги пророков Исайи, Иеремии, Иезекииля, Даниила. Название «В. п.» обусловлено объемом книг.

В библейской теологии, 1970.

как облака, сравнение Афанасий Александрийского; - как психотерапевты Бога, Янси, 1999; Ср. профетизм. Популярно написанная книга Меня о пророках, 1970; малые пророки;

Предсказания: против них Григорий Нисский; Мефодием судеб Чехии; Монтень; прогнозы развития России к 2015 году, сделанные в 2001 г., Кротов.

Пророчество как служение людям, Кротов.

Prophets and Prophecy in Jewish and Early Christian Literature. Editors: Joseph Verheyden, Korinna Zamfir, Tobias Nicklas Tuebingen, Mohr Siebeck, 2010, 340 pp. Serie: Wissenschaftliche Untersuchungen zum Neuen Testament 2. Reihe, 286. Пророки и пророчеству в иудейской и раннехристианской литературе. Сб.сб.


Предсказуемость - имп. Юлиан обращается к оракулу, 363;

Lacy, John. The General Delusion of Christians. Boston, 2003. 586 pp.


Из "Библиологического словаря"
священника Александра Меня
(Мень закончил работу над текстом к 1985 г.; словарь оп. в трех томах фондом Меня (СПб., 2002)) 

К досье Меня

ПРОРОКИ, религиозные деятели, боговдохновенные учители и проповедники ветхозав. времени. Книги *пророков-писателей составляют значит. часть ветхозав. *канона (см. Пророческие книги).

1. Термин "пророк". Евр. слово наб? , пророк, не означает только предсказателя будущего. Хотя точная его *этимология не установлена, общий смысл термина может быть передан как "призванный посланник" (ср.аккадское набу, призывать). В греч. языке слово наби переводится как "prof"thj", тот, кто говорит от другого лица, вестник (отсюда и термин "профетизм", означающий пророч. движение в целом и его доктрину). Кроме слова наби, в ВЗ к П. прилагались и др. названия (напр., "человек Божий", "прозорливец", "провидец", 1 Цар 9:7-9; Ам 7:12).

2. П. как личности. Сведения о П. и их жизни содержатся как в *Исторических книгах, так и в их собств. писаниях. Порой составители пророческих книг включали в них эпизоды из биографий пророков (напр., Ис 36-39; Ам 7:10 сл.). Вероятно, такие биографии существовали и как отд. произведения. Сами П. иногда рассказывают о себе (см.Ис 6:1; Иер 1:4 сл.). П. не вышли из к.-л. одного класса общества: Амос был пастухом, Иеремия и Иезекииль принадлежали к духовенству. Хотя все они следовали определ. традиции пророч. речений (см. ст. Жанры литературные), каждый имел свои особенности как писатель (см. ст. Пророческие книги). Характер их личности и дарований проявляется также в их индивидуальном стиле, что было отмечено уже блж.*Иеронимом и др. отцами Церкви.

3. Пророческая харизма является уникальной даже в контексте самого Свящ. Писания. П. обладали особым, неповторимым опытом *Откровения, когда Слово Божье становилось внятным внутренним голосом, властно звучавшим в душе проповедника. Это Слово захватывало его, настойчиво требовало возвещать волю Божью людям. Но, в отличие от внебибл. мистиков, П. не переживали чувства "слияния с Божеством"; они отчетливо сознавали отличие собственных мыслей и желаний от того, что им открывалось. Подчас это вело к глубокому духовному конфликту, когда П. вынуждены были идти против самих себя и своего народа. Власть пророч. слова имела высшее происхождение, и именно поэтому П. дерзали возвещать волю Божью от Его лица, начиная речи формулой: Ко ам? р Яхв? , так говорит Господь. Это создавало бесконечное превосходство П. над средним уровнем их аудитории и обусловило трагическую судьбу многих из них. Как правило, они оставались плохо понятыми своими современниками, были одиноки, подвергались гонениям. Признание приходило к ним лишь посмертно, и тогда их книги собирались, бережно хранились и впоследствии были внесены в канон Свящ.Писания. Призвание быть носителями и провозвестниками Слова Божьего сочеталось у П. с многогранной человеческой одаренностью. Они были гениальными поэтами, народными трибунами, каждый из них обладал яркой индивидуальностью. Они не только предсказали мессианское Богоявление, но и предвосхитили многие аспекты евангельской этики. Поэтому их учение имеет непреходящее, а не только историч. значение.

4. П. в контексте религиозной истории. Хотя пророческое движение и носило уникальный характер, оно не было изолированным феноменом в мировой истории духа. Время деятельности П. (8-5 вв. до н.э.) совпадает с эпохой великих Учителей человечества, к-рую *Бердяев (1923) и Кристофер Даусон (1929) считали основополагающей для дохристианского мира, а *Ясперс (1949) называл "осевым временем". Почти одновременно с П. в Китае, Индии, Иране, Греции выступила плеяда мудрецов и основателей религий, возвысившихся над древним натуралистич. магизмом (см. ст. Магия и Библия). Они провозгласили примат этики и мышления, мистики и духовности над ритуализмом. Во многом "осевое время" приблизилось к идее *монотеизма. Речь идет о Лао-цзы и Конфуции, авторах Упанишад и Будде, Заратустре и греч. философах (см. ст. Сравнит.-религ. изучение Библии). Однако и среди этих великих Учителей П. занимают исключит. место. Не говоря об их чистом единобожии и решительной борьбе против народных полуязыч. верований, они имели совершенно иной опыт встречи с Богом, и Его деяния открывались им в событиях истории, имеющей целью Царство Божье, свершение всех замыслов Творца о человеке и мире.

5. Этапы пророческого движения. Истоки профетизма восходят к эпохе Моисея. Именно Моисей сочетал дар вождя и законодателя со специфич. пророч. харизмой. Не он обрел Бога, а Бог нашел его, призвал и сделал своим посланником, хотя сам Моисей страшился этой миссии.

В период судей и ранней монархии профетизм приобретает экстатические черты, причем П. часто выступают группами (Сыны Пророческие; см. ст. Пророческие школы). На этом этапе способ проповеди израильских П. еще во многом напоминает внебиблейских прорицателей. Главной задачей Сынов Пророческих и их вождей (Самуила, Ахии, Илии, Елисея) была борьба против языческого засилия и за национальное возрождение страны, переживающей религ.-политич. кризис.

С 8 в. до н.э. начинается деятельность *пророков-писателей, к-рые все больше отходят от чисто политич. целей и методов и сосредотачиваются на духовной проповеди. Правда, они не отказываются от попыток влиять на ход событий, но главное для них — религ.-нравств. очищение ветхозав. Церкви от пережитков идолопоклонства. Пророки-писатели порывают с религиозным национализмом и указывают избранному народу на его ответственность перед Богом. Они предрекают возмездие за нарушение *Завета (Плен, разрушение Храма и государства) и настаивают на верности высоким требованиям богооткровенной религии. П. ведут борьбу против ложных прорицателей, к-рые служат интересам царей, и ослепленных патриотов.

Когда предсказания П. сбылись и иудеи попали в изгнание, Бог продолжал призывать новых П. на служение (Иезекииль, *Второисайя). Они побудили изгнанников вернуться на родину и приступить к восстановлению Иерусалима. С 5 в. проявление ветхозав. пророч. харизмы становится все более редким, и в конце концов она полностью исчезает. В качестве наставников народа П. сменяют мудрецы (см. ст. Мудрецов писания) и авторы *апокалиптич. книг.

6. *Этический монотеизм П. и Закон. Основные принципы этич. монотеизма ВЗ наиболее ясно сформулированы П. (см., напр., Ис 45:18-19). Они первые выразили, хотя и не на филос. языке, идею абсолютности Сущего. На этом основании сторонники *исторического эволюционизма пытались представить П. как религ. реформаторов, создавших новую религию. Однако нигде в пророч. писаниях не утверждается, что они учили чему-то неслыханному. Отражая новый этап Откровения, они сознавали себя преемниками и продолжателями Моисея, исповедниками веры, ведущей свое начало от Завета с *патриархами. Достаточно указать, что прор.Амос обвиняет израильтян в том, что они "отвергли закон Господень" (2:4), а прор.Михей подчеркивает, что людям у ж е с к а з а н о, чего требует от них Господь (6:8).

7. П. и храмовый культ. П. резко обличали обрядоверие и культовый формализм. Они утверждали, что без чистого сердца никакая жертва не может быть угодна Богу; милосердие угодно Сущему больше, чем приношения на алтаре (Ис 1:12 сл.; Ос 6:6). Это нередко порождало конфликты с духовенством и толпой. Многие протестантские экзегеты пытались стилизовать профетизм в духе своей доктрины, изображая их антагонистами клира, людьми, радикально отрицавшими внешние символы благочестия. Однако, как показали новейшие исследования (особенно *скандинавской школы), такая трактовка профетизма неверна. Большинство П. произносило свои речи в Храме, и эти речи рассматривались как часть богослужения. Иногда их проповедь сопровождалась *символическими действиями. Ряд П. принадлежал к сословию духовенства. Пророки не выступали против культа самого по себе, а обличали его магическое, формальное понимание. В сущности же между традицией священников и П. противоречия не было. "Настаивая первоначально на святости, главным образом в ее аспекте ритуальной чистоты, ветхозаветное богослужение, как и пророческая проповедь, тоже способствовало созданию в Израиле идеала святости, как моральной чистоты, охраняемого предписаниями древнего Моисеева закона" (прот.*Князев).

8. Социальное учение П. В профетизме не разделения на "светское" и "религиозное". Все сферы человеч. деятельности протекают перед лицом Божьим и поэтому имеют духовное значение. Пророки учили, что высший долг человека перед другим человеком — гуманность. В свою очередь, нравств. заповеди, требования моральной правды должны отражаться в жизни всего общества. Этот взгляд делал П. социальными реформаторами. Они защищали права бедных слоев населения, указывали на опасности, к-рые влекут за собой богатство и роскошь. "Благодаря их социальному морализму, притом религиозно-углубленному, они видят в хозяйстве не только вопросы социальной техники, но и социальной правды" (прот.*Булгаков). Социальная справедливость в проповеди П. является осуществлением воли Божьей на земле, в человеческом социуме. Их страстные обличения власть имущих были направлены против злоупотреблений монархов, военачальников, знати.

9. Универсализм П. *Моногенизм Кн.Бытия рисует человечество как единокровную семью, имеющую общих предков. Обособление народа Божьего в ВЗ носило не национальный, а религ. характер: его целью было оградить избранную часть людей от воздействия язычества. Пророкам первым Господь открыл, что и язычникам принадлежит место в Его спасит. Домостроительстве. Израильтяне как таковые, как народ, ничем не лучше других (Ам 9:7). Их избрание, их превращение в Общину, предназначенную служить Богу, лишь повышает степень их ответственности (Ам 3:2). Наступит время, когда все народы будут приобщены к уделу Господню и примут учение, исходящее из Иерусалима (Ис 2:1-4; 18:7; 19:18-25; Соф 3:9; см. ст. Универсализм и партикуляризм в Библии).

10. Свящ. история и *мессианизм у П. Как было сказано, история для П. есть область, где осуществляются деяния Божьи; она устремлена к конечному торжеству высшей правды и гармонии. Эта цель будет достигнута не спонтанным ходом событий, а благодаря промыслительным актам вхождения Бога в мир. Бог, удаленный от человека, немощного и греховного, заключит с людьми Новый Завет (Иер 31:31). Несмотря на падения и неверность людей, Он будет пребывать с ними и очистит их от всякого зла. Восстановление гармонии между Богом и человеком приведет к гармонии между ними и всей тварью. Это Богоявление, воцарение Бога, истинное Его Царство тесно связано с грядущим Мессией, Христом, Помазанником Божьим (см. ст. Христология библейская). Уже современник царя Давида прор.Нафан предрекал вечное Царство Помазанника Божьего (2 Цар 7:4-17). Но первым о Мессии как личности со всей ясностью пророчествовал Исайя (главы 7, 9, 11), а за ним прор.Михей (5:2). У Второисайи открывается новый искупительный аспект мессианства. Помазанник изображен как страждущий *Служитель Господень, К-рый берет на Себя грехи мира (Ис 53).

У П. есть много прообразов и предсказаний евангел. событий. Не все они носят буквальный характер. Их необходимо интерпретировать в контексте всего библ. мессианизма и эсхатологии. Церковь рассматривает эти пророчества и прообразы в свете *полноты смысла Свящ.Писания, ибо "в пророческих прозрениях грядущего у пророков Израиля, подаваемых Духом Божиим, бывало содержание, превозмогающее их собственное, человечески ограниченное, разумение, для них самих не до конца понятное и восприемлемое" (прот.С.Булгаков. Радость церковная, Париж, 1938, с.33).

Следует отметить, что в провидческой харизме П. происходило своеобразное сокращение хронологич. перспективы. Возвышаясь над быстротечным *временем, П. видели грядущее настолько ясно, что оно казалось им ближе, чем должно было наступить в действительности. Эта черта сохранилась и в новозав. пророчестве (ср.Откр 1:1-2). Она объясняется различием между Божеств. и человеч. масштабами времени (см.Пс 90:5; 2 Петр 3:8).

11. Пророческая харизма в НЗ. На рубеже двух Заветов угасшая на неск. веков пророч. харизма возрождается вновь. Иоанн Креститель приходит в духе и силе пророка Илии. Сам Господь Иисус являет в Себе предреченного эсхатологич. Пророка (Втор 18:15 сл.; Ис 61:1 сл.; ср.Лк 4:16 сл.). Сошествие Св.Духа распространяет пророческую харизму не только на избранных, но и на всех призывающих имя Господне (Деян 2:14 сл.). Возрождается и особое пророч. служение в первых христ. общинах (см.Деян 11:27-30). "По аналогии с этим, — замечает прот.Князев, — надо искать проявления в Церкви дара пророчества в подобного рода эпохах ее истории". Роль П. в истории Церкви играют великие святые, носители Духа Божьего, обновители христианской жизни.

u С в я т о о т е ч. к о м м е н т а р и и: свт.*В а с и л и й Великий (на Ис); свт.*Г р и г о р и й Великий (на Иез); прп.*Е ф р е м Сирин (на всех П.); блж.И е р о н и м (на всех П.); свт.*И о а н н Златоуст (на Ис); *И с и х и й Иерусалимский (на Ис и *Малых П.); *О р и г е н (на *Великих П.); блж.*Ф е о д о р и т (на Малых П.); блж.*Ф е о ф и л а к т (на всех П.).

l Б е р н ф е л ь д С., Ч е й н Т.К., П. и пророчество, ЕЭ, т.13; Б о ш а н П., Пророк, СББ; Б у л г а к о в С., Еврейские П. и апокалиптики, в его кн.: Очерки по истории экономич. учений, М., 19182; В е р ж б о л о в и ч М.О., Пророч. служение в Израильском (десятиколенном) царстве, К., 1891; Ветхозав. пророчества об обращении язычников, "Вятские ЕВ", 1883, ? 5-12; свящ.*В о р о н ц о в Е., Учение Маймонида о ветхозав. пророчествах, ВиР, 1900, ? 10; е г о ж е, Откровение во пророках и откровение во Христе, ВиР, 1908, ? 1; Г а й з е б р е х т Ф., Профетизм, ОПЕК; *Д а р м с т е т е р Дж., Профетизм, "Восход", 1904, ? 7, 9; *Д ь я к о н о в И.М., Пророческое движение и его значение, в кн.: История древнего мира, М., 1983, т.2; прот.*Д ь я ч е н к о Г., Пророчества ветхозав. мессианские, ПО, 1884, т.II, ? 7; К е й т А., Доказательства истинности христ. веры, СПб., 1909; прот.К н я з е в А., П., Париж, 1972; *К о р н и л ь К., П., М., 1915; е г о ж е, Народная религия Израиля и П., в сб.: Христианство в освещении протестантских теологов, СПб., 1914; Л а б к о в с к и й С.Д., Поэзия П., Берлин, 1923; Л е ж н и н В., Христос во П., Саратов, 1912; *Л о п у х и н А.П., Ветхозаветные П., ХЧ, 1876, т.I; М а у р е н б р е х е р М., П., Пб., 1919; еп.*М и х а и л (Лузин), Библейская наука, кн.5: Пророч. книги ВЗ, Тула, 1901; М и ц к е в и ч А., П. и пророчества, Бвс, 1983, ? 3; *Н а р ц и с с о в Д.Н., Руководство к изучению пророч. книг ВЗ, Полтава, 1904; *Н е к р а с о в А., Предсказания о Мессии в книгах пророческих, Каз., 1902; Несколько правил руководствующих к чтению книг и мест содержания пророческого, ХЧ, 1843, т.4; Н и к о л о г о р с к и й В.А., Богодухнов. П. народа Божия, языческие прорицатели и поэты, "Вятские ЕВ", 1879, ? 3; *Н и к о л ь с к и й Н.М., Мотивы крестьянского мессианизма в пророчестве 8 в., "Ученые записки ин-та истории Росс. Ассоциации науч. ин-тов обществ. наук", М., 1928, т.7; Н и к о н о в В., Мессианское значение ветхозав. П., ЖМП, 1953, ? 1; Об истине и Божественности пророчеств ВЗ, ХЧ, 1839, т.2; О Пророческом служении в народе Иудейском, ХЧ, 1837, т.2; свящ.*О р д а Х., Руководство к последовательному чтению пророч. книг ВЗ, К., 18814; *П о к р о в с к и й А.И., Ветхозав. профетизм как основная типическая черта библ. истории Израиля, БВ, 1908, ? 4; е г о ж е, Библ. профетизм и языческая мантика, БВ, 1909, ? 9-10; П о л и к а р п о в Д., Предизображение Иисуса Христа в ветхозав. пророчествах и прообразах по святоотеч. пониманию их, СПб., 1903; П о п о в и ч П., Голос пророчеств (без м. и г.); *Р е й с с Э., П., "Восход", 1885, ? 7-10; Р и ж с к и й М.И., Библ. П. и библ. пророчества, М., 1987; *Р ы б и н с к и й В., Ветхозав. профетизм, Труды КДА, 1907, т.III, ? 12; С в е т л о в Э. (прот.А.Мень), Вестники Царства Божия, Брюссель, 1972; свящ.С о б о л е в М., Пророч. книги ВЗ, М., 1899; С п а с с к и й А., Отношение П. к обрядовому закону Моисея, ЧОЛДП, 1889, кн. 3; С.Ч., Грозные речи еврейских П. против языческих народов, ВиР, 1911, ? 22; *Т р о и ц к и й В., Основные начала ветхозав. священства и пророчества, ВиР, 1903, ? 9-10; митр.*Ф и л а р е т (Дроздов), Пророч. книги ВЗ, М., 1874; *Х е р г о з е р с к и й А., Обозрение пророч. книг ВЗ, СПб., 1899; свящ.Ч е в я г а С., Учение двенадцати Малых П. о Боге, ЖМП, 1976, ? 5; *Ю н г е р о в П., Частное историко-критич. введение в свящ. ветхозав. книги. Вып.2. Пророч. и неканонич. книги, Каз., 1907; A u n e D., Prophecy in Early Christianity and the Ancient Vediterranean, 1983; *B r i g h t J. (ed.), Prophets, 1971; B r u g g e r m a n n W., The Prophetic Imagination, 1978; *B u b e r M., The Prophetic Faith, N.Y., 1960; C a r r o l l R.P., When Prophecy Failed, N.Y., 1979; F o h r e r G., Die Propheten des Alten Testaments, Gutersloh, 1974-77, Bd.1-7; i d., Neue Literatur zur alttestamentlichen Prophetie, "Teol.Rundschau", 1980, Jg.45, H.2; F u g l i s t e r N., Prophet, HTG, 1970, Bd.3; H i l l D., New Testament Prophecy, Atlanta, 1979; M o w i n c k e l S., He That Cometh (transl. from Norw.), Oxf., 1959; *N e h e r A., L’essence du proph№tisme, P., 1955; R a d G. von, Die Botschaft der Propheten, Munch.-Hamb., (англ. пер.: The Message of the Prophets, N.Y., 1972); R o b e r t s W.P., The Prophets Speak Today, 1981; W c e l a E.A., The Prophets, 1980; W i l s o n R.R., Prophecy and Society in Ancient Israel, Phil., 1980; проч. библиограф. см. в JBC, v.1; IDB; NCCS; PCB; RGG, Bd.5 и в ст. об отдельных пророч. книгах.


ПРОРОКИ-ПИСАТЕЛИ, плеяда *пророков, к-рым принадлежат книги ветхозав. *канона, входящие в сборники *Великих и *Малых пророков. Почти все П.-п. происходили из южного, Иудейского царства; северянином был лишь прор.Осия. Прор.Амос, хотя проповедовал в Северном царстве *Ефрема, сам был родом из Иудеи. Он жил в 8 в. до н.э. и считается первым по времени П.-п. В том же столетии писали прор.Осия, Исайя и Михей. В 7 в. и в нач. 6 в. писали Софония, Наум, Аввакум и Иеремия. К *Плена периоду (6 в.) относятся книги Иезекииля и *Второисайи, а книги *Тритоисайи, Аггея, Захарии датируются началом *Второго Храма периода. В 5 в. писали Малахия и Авдий. Последними по времени П.-п. считается Иоиль и автор Зах гл.9-14 (4 в.).

l См. в ст.Пророки.


ПРОРОЧЕСКИЕ КНИГИ, собрание канонич. книг ВЗ, к-рое в рус. Библии следует за *Учительными книгами. В евр. традиции П.к. называются не только писания *пророков, но и *Исторические книги 1-го цикла (Ис Нав, Суд, 1-4 Цар). Согласно этой евр. традиции, Историч. книги 1-го цикла называются Древними, или Ранними, пророками, а собственно пророческие писания — Поздними пророками. Эти писания состоят из двух сборников: *Великие пророки (Ис, Иер, Иез; в христ. традиции к ним добавляется Дан) и *Малые пророки. К П.к. в рус. Библии примыкают Плач Иеремии и *неканонические Послание Иеремии и Кн. прор. Варуха.

Изучение П.к. В святоотеч. эпоху были сделаны первые шаги в изучении вопроса о лит. характере П.к. и их *атрибуции, но гл. внимание уделялось экзегезе текста в связи с мессианскими пророчествами. В П.к. искали прежде всего предсказаний о Христе и *прообразов Его жизни, смерти и Воскресения. До 18 в. авторство пророков, чьи имена стоят в заголовках книг, никто не подвергал сомнению. Исключение представлял иудаистский богослов *Ибн-Эзра (12 в.), к-рый предположил, что Кн.Исайи принадлежит не одному автору. Эта гипотеза была возрождена в 1775 нем. протестантским библеистом *Додерлейном. В том же столетии *Гердер положил начало исследованию *поэтики П.к. В 19 в. *историко-литературная критика пришла к заключению, что: а) Кн.Исайи была написана двумя или тремя авторами (среди католиков одним из первых этот взгляд признал *Кондамен в 1907), б) Кн. прор. Даниила относится не к эпохе Плена, а к 60-м гг. 2 в. до н.э., в) Кн. прор. Захарии имела двух авторов и, наконец, что г) хотя П.к. и принадлежат самим пророкам, но свою нынешнюю форму приняли в результате редакторской работы учеников пророков, к-рые составляли сборники их речений.

Протестантские экзегеты *либерально-протестантской школы и *религ.-историч. школы рассматривали пророков как реформаторов, создавших *этический монотеизм Библии. Их деятельность противопоставлялась традиции духовенства. В результате *сравнит.-религ. изучения П.к. нек-рые ученые попытались провести параллели между *профетизмом и институтом экстатических прорицателей *Древнего Востока (*Гёльшер). В 1923 работы *Мовинкеля показали тесную связь пророков с ветхозав. культом. *Рад и др. библеисты указали на глубокую связь П.к. с *историзмом Свящ. Писания.

На протяжении 19-20 вв. толкователи всех конфессий пришли к выводу, что учение пророков имеет целостное ядро, заключающее в себе более широкое содержание, чем только предвидение новозав. событий. Этот взгляд в 1-й трети 19 в. был сформулирован рус. мыслителем Чаадаевым П.Я., к-рый писал: "Те много ошибаются, кто пророчества Св.Писания почитают простым предсказанием, предвещанием будущего, и ничем более. В них заключается учение, относящееся ко всем временам".

Исторический фон. Первые П.к. появились в период конфликта *Разделенных царств. Ослабив Израиль, он сделал его легкой добычей более могущественных соседей: сначала сирийцев, а затем ассирийской военной державы. Угроза Ассирии как "бича Божия" является одной из главнейших тем пророческой проповеди 8-7 вв. Для ее понимания необходимо учитывать, что пророч. движение развивалось в атмосфере социальных и политич. катастроф. Разорение городов, угон мирных жителей, массовые пытки и убийства, тирания военных держав — таков был историч. фон П.к. "Читая отрывки из пророков, — замечает *Тиллих, — мы легко можем себе представить, что читаем отчеты очевидцев из Варшавы, Хиросимы или Берлина". Пророки требовали от власть имущих отказа от насилия, угнетения, военных авантюр. Они видели задачу ветхозав. Церкви в религиозно-нравств. оздоровлении народа, боролись против остатков *двоеверия, социальной несправедливости. Предсказав конец независимости еврейских царств (*Ефрема и Иудеи), пророки разделили с народом всю горечь историч. возмездия за нарушения Завета. Однако в изгнании, в Вавилоне, их проповедь приобрела иную тональность. В ней зазвучали слова утешения и ободрения. Последние из пророков-писателей жили уже в нач. *Второго Храма периода и содействовали восстановлению общины.

Лит. характер П.к. Основным жанром этих книг являются т. н. "пророческие речения". Как правило, это небольшие поэтич. композиции, состоящие из двустиший или трехстиший. Произведения пророков принадлежат к наиболее совершенным в худож. отношении частям ВЗ. Приемы воздействия на слушателей в П.к. весьма разнообразны: это и обзоры свящ. истории, и горестные песни (Ам 5:1-3), и страстные обличения (Ис 1:2 сл.), и покаянные псалмы (Ос 6:1 сл.), и поэтич. рефрены (Ис 5:8-30). Они изобилуют метафорами, игрой слов, риторич. вопросами (см. ст. Поэтика). Иногда речи пророков принимают форму поэзии или песни, иногда — проповеди (Иез 20), а в нек-рых случаях пророки прибегают к жанру послания (Иер 29). Интимные ноты звучат в пророч. псалмах, раскрывающих мир внутренних переживаний авторов. Классич. образцом таких псалмов являются "исповеди" прор.Иеремии (11:18-20; 15:10-21; 17:14-18 и др.). Эти автобиографич. отрывки очень важны для понимания личности пророков и их религиозного опыта.

Формирование и канонизация П.к. Пророки были деятельными участниками народной жизни. Стремясь оказать влияние на ход событий, они прибегали в первую очередь к личному воздействию. Их слово обычно звучало в Храме. С целью закрепить в сознании людей вверенное им Слово Божье, пророки записывали свои речения или диктовали их ученикам. Именно ученики собирали и сохраняли *свитки с пророчествами (Ис 8:16; Иер 36:32). Со временем отдельные речения соединялись в сборники. Редакторы располагали их не в хронологич. порядке, а по темам. Так, первая проповедь прор.Исайи включена в 6-ю гл. его книги, а одна из последних — в 1-ю главу. Из книг *допленного периода уцелели лишь те, что были увезены переселенцами в Вавилон. Нек-рые книги продолжали дополняться преемниками того или иного пророка. Так, Кн. прор. Исайи стала антологией целой пророч. школы. Невозможно точно установить, когда сборник П.к. получил окончат. форму. В любом случае, как явствует из свидетельства Сир 46-49, к 200 до н.э. сборник считался уже частью Свящ.Писания наряду с *Пятикнижием. В евангельскую эпоху понятие "Закон и Пророки" обозначало всю ветхозав. Библию (Мф 5:17).

Профетическая традиция и влияние П.к. У пророков прослеживается не только духовная преемственность, но и определенное единство лит. традиции. Каждое поколение пророков накладывало свою печать на последующее. Напр., у Амоса господствует тема Суда Божьего, у Осии — тема Его милосердия, а пророк Исайя соединяет эти два мотива, обогащая их мессианскими мотивами. Пророки оказали огромное влияние на *апокалиптическую лит-ру, на писания *Кумрана. Постоянные ссылки на них, особенно на Ис, встречаются в НЗ. *Христология и *сотериология Евангелий, Деяний, Посланий раскрывается в свете П.к. (см., напр., Мф 1:23; Деян 8:32-35). Обличительные речи Христа Спасителя и первых проповедников Евангелия тесно связаны с традицией П.к. (см.Мф 23:13 сл.; Деян 7). В дальнейшем влияние П.к. сказывается у отцов Церкви (напр., *Иоанна Златоуста) и у проповедников Запада и Востока (*Максим Грек, *Савонарола, *Гус, *Лютер). К образцам П.к. и их лит. приемам прибегали и христ. писатели Нового времени (такие, как *Ламенне, *Соловьев Вл.).

l См. в ст. Пророки.


ПРОРОЧЕСКИЕ ШКОЛЫ, термин, обозначающий: а) группы экстатических израильских прорицателей эпохи судей и первых царей и б) учеников и преемников *пророков-писателей.

Первые назывались Бней ха-нви? м, сынами пророческими. Они жили сплоченными общинами (4 Цар 2:15 сл.), иногда странствуя по *Палестине. Их прорицания сопровождались пением и музыкой (1 Цар 10:5 сл.). *Тураев отмечает их сходство с прорицателями *Древнего Востока и характеризует их как "патриотов-националистов, хранителей чистоты Моисеева учения, противников культурного влияния ханаанской среды, особенно в религиозной сфере, защитников неимущих и угнетенных". Эти П.ш. были предшественниками классич. *профетизма, к-рый отражает более высокую ступень пророч. движения. В деятельности сынов пророческих имелись и негативные черты, обусловленные уровнем религ.-нравств. представлений того времени (фанатизм, призывы к "священной войне" и т.д.). Примечательно, что уже первый пророк-писатель Амос не желал, чтобы его отождествляли с сынами пророческими (7:14).

Ученики пророков-писателей в ВЗ редко упоминаются по имени (таким учеником, напр., был Варух у Иеремии). Несомненно, существовал и целый круг учеников прор.Исайи (8:16). Но в целом пророки-писатели представляются скорее одинокими фигурами, рядом с к-рыми не было постоянного окружения. К П.ш. относились те преемники пророков, к-рые жили после их смерти и собирали их писания. Они стали носителями Свящ.*Предания профетизма. l *В е р ж б о л о в и ч М.О., Пророч. служение в Израильском (десятиколенном) царстве. К., 1891; Д - в П., О Сынах пророческих, "Вятские ЕВ", 1864, ? 19; Краткие сведения о пророч. школах, ЧОЛДП, 1879, ? 7; *Т р о и ц к и й В., Ветхозав. пророч. школы, ВиР, 1908, ? 18-20; проч. лит-ру см. в ст. Пророки.

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



купить половую доску в киеве

uliv.com.ua