Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

СТРАХ БОЖИЙ

 

СЛОВАРЬ БИБЛЕЙСКОГО БОГОСЛОВИЯ

Ср. катехизис. Человек.

Cм. заметку Аверинцева, 1995.

"Боящиеся Бога" (1 в.).

ВЗ часто определяют как Закон С., а НЗ как Закон любви. Такое определение не вполне точно, и оно упускает из виду многогранность данной темы. Хотя С. имеет очень большое значение в ВЗ, Закон любви берет уже там свое начало. С другой стороны., С. не отвергается новым законом, поскольку он лежит в основе всякого подлинного религиозного чувства. В обоих Заветах С. и любовь сочетаются в реальном плане, хотя и по-разному. Важно уметь отличать религиозный С. от С-ха, к-рый испытывает всякий ч-к перед стихийными бедствиями или вражеским нападением (Иер 6.25; 20.10). Только С. в первом смысле имеет свое место в библ. откровении.

I. ОТ СТРАХА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО К СТРАХУ БОЖИЮ

Перед явлениями грандиозными, необычайными, ужасающими ч-к инстинктивно испытывает чувство некоего присутствия, к-рое его превышает и перед к-рым он ощущает свое полное ничтожество. Это двойственное чувство, в к-ром священное вызывает трепет (tremendum), не открывая еще своей глубинной природы. В ВЗ это чувство уравновешивается подлинным познанием Бога живого, проявляющего Свое грозное величие посредством знамений, изобилующих в Его творении. Причина С. Израиля перед явлением Бога на Синае (Исх 20. 18 сл) - прежде всего в величии Единого. Подобный же С. испытывал Моисей перед Неопалимой Купиной (Исх 3.6) и Иаков после своего ночного видения (Быт 28.17). Однако, когда такой С. рождается во время космических явлений, напоминающих о Гневе Божием (грозы, землетрясения), к этому С. примешивается другой С., порядка менее высокого. Он имеется обычно в виду при пророческих изображениях Дня Ягве (Ис 2.10,19; см Прем 5.2). Это также испуг стражей гроба в пасхальное утро (Мф 28.4). Напротив, благоговейный страх, выражающийся в поклонении, есть нормальный рефлекс верующих перед проявлением силы Божией: таковы страх Гедеона (Суд 6.22 слл), Исайи (Ис 6.5), а также свидетелей чудес, совершенных Иисусом (Мк 6.51 п; Лк 5.9-11; 7.16) и Апостолами (Деян 2.43). Следовательно, С. Божий обладает различными модальностями и каждая их них в своем плане направляет ч-ка к углублению веры.

II. СТРАХ БОЖИЙ И ДОВЕРИЕ К БОГУ

В жизни подлинно верующего С. уравновешивается противоположным чувством: доверием к Богу. Даже когда Бог является людям, Он не хочет вызывать у них С., а успокаивает их: «Не бойся!» (Суд 6.23; Дан 10.12; см Лк 1.13,30). Эти слова говорит затем и Христос, идущий по водам (Мк 6. 50). Бог не есть ревнивый к своему могуществу властелин. Люди окружены Его отеческим Провидением, заботой об их нуждах. «Не бойся»! говорит Он патриархам, давая им Свои обетования (Быт 15.1; 26.24); такое же выражение сопровождает эсхатологические обетования, даваемые страдающему народу (Ис 41.10,13 сл; 43.1,5; 44.2), и обетования Иисуса «малому стаду», получающему Царство от Отца (Лк 12.32; Мф 6.25-34). Подобными же словами Бог ободряет пророков, поручая им трудную миссию: при столкновении с людьми они не должны их бояться (Иер 1.8; Иез 2.6; 3.9; см 2 Цар 1.15). Т. обр. вера в Бога есть источник уверенности, отгоняющей всякий ч-ский страх. Когда во время войны Израиль должен встретиться с врагом, Бог снова говорит: «Не бойся!» (Числ 21.34; Втор 3.2; 7.18; 20.1; Ис Нов 8.1). При самой большой опасности Исаия повторяет то же самое Ахазу (Ис 7.4) и Езекии (Ис 37.6). Апостолам, к-рых ждет гонение, Иисус говорит: «Не бойтесь убивающих тело» (Мф 10.26-31 п). Этот столь часто повторяемый урок в конце концов проводится в жизнь. Подлинно верующие, укрепленные доверием к Богу, изгоняют из своих сердец всякий С. (Пс 22.4; 26.1; 90.5-13).

III. СТРАХ КАРЫ БОЖИЕЙ

Есть, однако, некий аспект Бога, способствующий пробуждению у людей спасительного С. В ВЗ Бог проявляет Себя как Судия, и провозглашение Синайского закона сопровождается угрозой кары (Исх 20.5 слл; 23.21). В течение всей истории пророки представляют горести Израиля как провиденциальные знамения гнева Божия: достаточная причина, чтобы трепетать перед Ним! В таком смысле закон Бога представляется как закон С. Второй псалом, напоминая об угрозе кары Божией ( наказание), призывает подчиниться Помазаннику Божию (Пс 2.11 сл).

Этой стороны учения нельзя удалить, т.к. и в НЗ отведено большое место гневу и Суду Божию. Но перед этой грозной перспективой трепетать следует только грешникам, закоренелым ожесточение) во зле (Иак 5.1; Откр 6.15 сл). Что касается тех, кто сознают свою глубокую греховность (см Лк 5.8), но уповают на оправдание по благодати (Рим 3.23 сл), то для них НЗ положил начало новому чувству: это уже не С. раба, а принятие Духа усыновления (Рим 8.15), внутреннее расположение любви, исключающей страх, т.к. страх предполагает наказание (1 Ин 4.18); тот же, кто любит, не боится кары, даже если его сердце и осуждает его (1 Ин 3.20 сл). И в таком смысле НЗ есть закон любви. Но и во времена ВЗ уже были люди, к-рые жили по закону любви, как в наше время есть и такие, к-рые не переросли закона страха.

IV. СТРАХ БОЖИЙ И РЕЛИГИЯ

Итак, С. Божий можно понимать в таком широком и глубоком смысле, что он отожествляется с религией. Уже во Втор, мы видим характерное сочетание С. с любовью к Богу и служением Ему (Втор 6.2,5,13); Исаия же (11.2) видит в С. один из плодов Духа Божия. Пророки говорят, что С. Господень - начало Премудрости (Притч 1.7; Пс 110.10), а Сын Сирахов сложил об этом молитву, показывающую фактическое тождество С. Божия с благочестием (Сир 1.11-20). Ч-к, испытывающий такой С., в нек-рых псалмах называется блаженным (Пс 111.1; 127.1), ибо « милость Бога в роды родов к боящимся Его» (Лк 1.50; см Пс 102.17). Время Страшного Суда, перед к-рым вострепещут от С. грешники, будет также и временем, когда Бог вознаградит боящихся Его (Откр 11.18). Хотя в НЗ слово С. иногда сохраняет оттенок боязни, ассоциируемой с мыслью о Боге-Судие (2 Кор 7.1; Еф 5.21; Кол 3.22), в особенности, если это касается людей, к-рые «не боятся Бога» (Лк 18.2,4; 23.40), С. все же понимается в том глубоком смысле, в к-ром он представляется одной их главных добродетелей: «Бог не лицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему» (Деян 10.34 сл). С., понятый в таком смысле, есть путь спасения через веру.

РА & PC

Cм. Авраам I 2 - благочестие ВЗ 2, НЗ 2 - блаженство ВЗ I 2 - доверие - заботы 2 - мудрость ВЗ I 3 - поклонение - присутствие Божие ВЗ II - святой ВЗ II - страх (ужас)


СТРАХ (УЖАС)

Кроме страха-боязни, вызываемого существами мира сего, кроме страха-заботы, свидетельствующего о чрезмерном беспокойстве за выполнение определенной работы или актуальной задачи, существует более глубокий и неопределенный С. - страх-тоска или страх-ужас, к-рый возникает где-то в глубинах ч-ского«я», неуверенность перед лицом смерти или вообще перед будущим. В Библии, по крайней мере в ее греч. переводе, это чувство появляется в развитии повествований, где встречается одно или другое из нижеприводимых слов. Словом άγωνία обозначается чувство осажденных, ожидающих исхода битвы (2 Макк 3.17), что в русском переводе передано: «его объял ужас»; то же греч. слово в других случаях переведено: «беспокойство» (см 2 Макк 15.19) или «предсмертное борение» (Лк 22.44). В тупике, при невозможности найти выход, одолевает растерянность (άπορέω, άπορία: LXX -Ос 13.8; 2 Макк 8.20; Прем 11.4 слл; Лк 21.25). Глагол συνέχομαι содержит мысль о запирании, заточении (1 Цар 23.8; 2 Цар 20.3): люди схвачены, зажаты, сдавлены, парализованы страхом (Лк 8.37) или болезнью (Мф 4.24; Лк 4.38); в других случаях они угнетены, находятся в стеснении, как бы в отчаянии (στενοχωρία: Втор 28.53; 2 Кор 4.8; 6.4,12...).

1. Союз-Завет Ягве со своим народом обеспечивает присутствие Господа обетовании; но этот союз зависит от верности ч-ка в соблюдении 3акона, и поэтому такая обеспеченность постоянно находится под угрозой «выветривания».

Иаков, придя к броду на Иавоке, думает, что он в безвыходном положении (ήποιρεĩτο: Быт 32.7), хотя за ним стоят все союзы, заключенные между Ягве и его отцом Исааком (22.16 слл) и Ягве и им самим (28.14). Находясь перед лицом своего брата Исава, он попадает в положение, к-рое его ужасает. Он борется с ангелом Господним и так получает уверенность, что Бог с ним (32.23-32).

Илия, сидя под можжевеловым кустом, отчаивается и «просит смерти себе» (3 Цар 19.3 сл). Видя (правда, ошибочно) общее отступничество народа, он считает свою жизнь неудавшейся. Но, как позднее Иисуса в Гефсимании, его укрепляет Ангел Господень, и он продолжает свое путешествие, пока не встречает Ягве, К-рый направляет его на верный путь (19.5-18).

Весь народ погружен в горе и мрак, в густую тьму (στενοχωρία: Ис 8.22 сл; άπορία: 5.30; 24.18). Иеремия тоже подавлен, он теряется перед лицом голодающего народа (άπορία: ужас объял меня; сердце изныло; - Иер 8.18,21): здесь речь идет о Иеремии как хранителе Союза-Завета. Но когда дело касается его лично, он воспринимает это иначе: если при виде гонений ему и случается проклинать день своего рождения (15.10; 20.14), то он все же находит выход, прибегая к Тому, Кто может отомстить за него и защитить его (11.20; 20.12).

В словах Иова (согласно только греч. тексту: συνέχομαι) чувствуется неотвязная мысль о личном спасении: «Вздохи мои предупреждают хлеб мой и стоны мои льются как вода» (Иов 3.24); «Ибо ужасное, чего я ужасался, то и постигло меня; и чего я боялся, то и пришло ко мне» (3.25) - говорит он, предавшись горести душевной (10.1; см 7.11): «Страшно для меня наказание от Бога» (31.23). И наконец, в тех же выражениях, праведный взывает о своем С. к Богу, К-рый может его вывести из тупика или угнетенного состояния (6X194; Пс 21; 30; 34; 37; 56; 68; 87; 101 ...).

Во всех этих случаях ч-к занимает центральное место, ибо его подстерегает смерть. Его С. имеет двойной смысл, т.к. дело Божие связано с его личным делом. Моисей тоже сначала призывает смерть (Числ 11.11-15). Но впоследствии он испытывает С. только из-за отступничества народа. Прося Бога «изгладить» его из Книги Жизни вместе с народом, он присоединяется из чувства солидарности к своим грешным братьям, но в то же время сохраняет уверенность во всепобеждающей любви Господней (Исх 32.31 сл).

2. Каждый ч-к мог испытывать подобный С. в душе, но причины, вызывающие его, изменились с пришествием Иисуса. Он принял на Себя не только С. перед лицом смерти, но и страшное сознание двойственности, неуверенности. В Гефсиманни Он был охвачен ужасом и тоской, страхом и скорбью (Мк 14.33 сл), переживая в Себе одном С. праведных всех времен (Пс 41.6,12; 42.5...), взывая и проливая слезы, обращая моления к Тому, Кто мог Его спасти от смерти (Евр 5.7), и постепенно отождествляя Свою волю с волей Отца (Мк 14.36). И на этот раз явился Ангел с небес, чтобы укрепить Того, Кто в борении молился до кровавого пота и затем встал как победитель, имеющий силы безбоязненно встретить Свою судьбу (Л к 22.41-45).

Погрузившись на самое дно ч-ского С., Иисус становится «для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр 5.9); Он создает новое, необратимое время. Событие, к к-рому обращается верующий, чтобы утвердить на нем ценность переживаемого им ныне, конечно, совершилось в прошлом (7.27), но оно переходит границы времени и господствует над течением истории (Откр 1.5). В Иисусе С. не был упразднен, но поставлен на свое место, ибо отныне надежда стала уверенностью, а смерть стала плодоносной.

3. В С., владеющем сердцем верующего, можно различить две степени: глубина С. и его охват. Вот Павел перед лицом смерти: «не надеялись остаться в живых, но сами в себе имели приговор к смерти, для того чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых» (2 Кор 1.9; 5.4). Действительно, он знает, что ничто «не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе», ни терзания, ни С. (Рим 8.35-39), к-рый исчезает от полной уверенности, что во Христе смерть побеждена (1 Кор 15.55). Даже сама смерть обретает смысл и искупительное значение, если она приобщена к предсмертному борению Иисуса: «смерть действует в нас, а жизнь в вас» (2 Кор 4.12).

Но С. может вновь возникнуть на более глубоком уровне. Тогда он относится не просто к смерти ч-ка, ни к его личному спасению, т.к. ч-к знает, что «мы спасены в надежде» (Рим 5.1-5; 8.24); С. возникает перед лицом свободы ближнего, перед лицом спасения других. Именно о нем говорит Павел, когда, подобно Моисею, он желает «быть отлученным от Христа за братьев» своих (Рим 9.3). Он хочет страдать, «сострадать» (συνπάσχειν) со Христом (8.17). «Вся тварь совокупно стенает» до самого конца (8.18-23), и тогда надежда обнаруживает еще одно из своих свойств: она не только уверенность, но и ожидание и постоянство, благодаря Духу Св. (8. 24 слл). И вот Павел побуждается любовью ко Христу (2 Кор 5.14), подобно тому как Иисус был побуждаем предвидением Своей жертвы (Лк 12.50); и Апостол предается скорби и С. (στενοχωρία 2 Кор 6.4), не будучи, однако, ни подавленным, ни отчаявшимся (άπορία 4.8). «Предсмертное борение Христа длится до скончания века» (Блез Паскаль).

Следовательно, если хр-нин может верой преодолеть С., к-рый его охватывает при мысли о смерти и спасении, он может одновременно переживать неописуемый С., приобщаясь к совокупности членов Тела Христова. Уверенность и неуверенность в душе верующего находятся в разных планах и не относятся к одному и тому же предмету.

XLD

см. заботы 2 - Иисус Христос I 3 - смерть НЗ III 4 - страдание - страх Божий I, III

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



пенекрит цена

mastikof.ru