Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая история
 

Яков Кротов

СЛОВАРЬ СВЯТЫХ

Кирилл Иерусалимский (р. ок. в 315 г., в Иерусалиме - там же, 386). Человек мягкого характера, склонный к миротворчеству, Кирилл был рукоположен во священника еп. Иерусалимским Максимом, который доверил ему готовить к крещению “катехуменов” (“слушателей”). С 350 года он сам был архиепископом Иерусалима, но трижды его сгоняли с кафедры, так что он провел в изгнании в общей сложности шестнадцать лет. Первый раз причиной конфликта был спор Кирилла с митрополитом Кесарийским Акакием, считавшим, что епископ Иерусалима обязан ему подчиняться; Кирилл же подчеркивал, что Иерусалимская церковь восходит прямо к апостолам, и этим выше Кесарийской. С этим доводом Акакий вынужден был считаться, и это помогает понять особое отношение к Риму, появившееся уже в ту эпоху: тут к авторитету Римской церкви как основанной апостолом, добавлялось и незаурядное положение Петра среди учеников Спасителя. Современному человеку понять такое отождествление организации с ее далеким основателем нелегко, но легко понять, что в течение первого тысячелетия церковной истории именно такой взгляд на соотношение достоинства той или иной Церкви с ее основателем был господствующей. Акакий собрал собор (только из верных себе епископов), который осудил Кирилла за нерадивое отношение к церковной собственности: во время голода святой начал продавать церковные вещи, покупая на выручку хлеб для голодающих. Покинув Иерусалим, Кирилл нашел прибежище в Тарсе у епископа Сильвана и жил здесь, пока его апелляция рассматривалась высшим судом. Примечательно, что Сильван обвинялся в склонности к арианству (Акакий же вообще считался законченным арианином); самого Кирилла считали симпатизирующим арианам. Действительно, в своих катехизических беседах он ни разу не употребил слово “единосущный”, которое тогда повторяли горячие противники арианства. Но Кирилл и не обличал защитников учения о “единосущии”. Он принадлежал к тому большинству восточных епископов, которые видели, что конфликт искусственно развит, что обвинения в ереси часто безосновательны. Через два года после низложения Кирилла его апелляция была рассмотрена на поместном Селевскийском соборе, который Кирилла оправдал, а Акакия низложил. Тот отправился в Константинополь и убедил императора Констанция созвать новый собор; в частности, на повелителя подействовал рассказ о том, что Кирилл продал драгоценное одеяние, пожертвованное его отцом Константинопом Иерусалимской церкви, и это-де одеяние купили актеры и в него наряжались на представлениях. Так, через год после оправдания Кирилла, он был осужден и вторично изгнан. Но в 361 г. после смерти Констанция его преемник Юлиан вернул из ссылки всех епископов, изгнанных предшественником. Именно в Иерусалиме Юлиан, ненавидевший христианство, начал работы по восстановлению Храма Соломонова, чтобы посрамить христиан. Кирилл отнесся к этому спокойно, и оказался прав, работы окончились неудачей. А вот после смерти Юлиана новый император Валенс опять приказал вернуть в ссылку всех, кого Юлиан освободил. Так в 367 году Кирилл вновь покинул Иерусалим. Но совсем через короткий срок восшедший на престол император Феодосий окончательно признал Кирилла невиновным и последние восемь лет своей жизни он провел в относительном спокойствии. Его не судили, не обвиняли в ереси, зато сам Иерусалим его глубоко возмущал. Превратившись в центр паломничества, город стал прибежищем алчных и порочных людей. Кирилл обратился за помощью к Антиохийскому собору, и ему прислали Григория Нисского, который, однако, ничего не смог сделать и только написал острую сатиру, бытописующую нравы “святого града”. Вместе с Григорием в 381 г. Кирилл присутствовал на втоом Вселенском соборе и принял введение слова “единосущный” в Символ веры. Церковные историки той эпохи описывали этот его поступок как акт покаяния. Кирилл, действительно, прославлен в истории Церкви своими катехизическими беседами, но в них он ни разу не употребляет термина «единосущный», и, принимая никейский символ, предпочитает употреблять древний иерусалимский, который не содержит анти-арианских добавлений. Но вовсе не обязательно активно бороться с ересью, чтобы не быть еретиком. Более того: как раз катехизаторы, просвещающие новоначальных, редко бывают самыми активными борцами с ересями, потому что просвещение и борьба плохо совмещаются, и люди предпочитают видеть в своем непосредственном учителе кротость, а не бойцовские качества: они боятся не за еретиков, разумеется, а за самих себя, сознавая собственное невежество - нравственное, но и богословское. Православие же Кирилла достаточно засвидетельствовано его участием во Вселенском соборе, тем, что в его катехизических беседах нет ничего, близкого ереси, и тем, что в 1882 году Папа Римский включил его в числе Учителей Церкви (Святым Отцом его почитали издревле). Память 18 марта, 18/31 марта.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова