Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая история
 

ЛОРД ЭКТОН

Его: Очерки становления свободы.

Джон Эммерих Эдвард Дальберг Актон (Acton), барон Актон. Написание традиционное, но правильнее, конечно "Эктон".  

О нем рецензия Хайека на новые книги об Э., 1953

Курьезный элемент: интернетный конспиролог пишет: "Такие известные организации как австрийская школа фон Мизеса; общество Мон Пелерин; фонд "Heritage", выпускающий ежегодный "индекс экономической свободы"; институт Като, Всемирный банк и др. прямо связывают свою тесно координируемую политическую и экономическую деятельность c наследием барона Актона. Вместе с тем барон Актон не оставил после себя многотомных собраний сочинений, его имя никогда не было на слуху у широкой публики. При всем его колоссальном влиянии на премьера Великобритании Глэдстона (говорили, что Глэдстон держит в руках всю Великобританию, за исключением Актона, который в свою очередь полностью контролирует Глэдстона) барон Актон не занимал видных официальных должностей. Понять и ощутить роль барона Актона можно только косвенным образом, на основе доступных биографических фактов". 

Мать, графиня Мария Луиза де Дальберг (Dalberg), родом из рейнской аристократической семьи ... При коронации императора, глашатаи спрашивали присутствует ли в зале де Дальберг. Только после утвердительного ответа церемония коронации могла быть продолжена. Дед по отцу занимал пост премьер-министра в неаполитанском королевстве".  

Учеба в Бирмингеме под руководством будущего кардинала Виземана, в Европе - историка фон Диллинджера (Ignaz fon Dillinger). 

"Поездка в США, о деталях которой известно мало, сделала его убежденным сторонником американской модели общества. Впоследствии он приложил немало усилий, чтобы решение о посылке английских войск для поддержки сепаратистов Юга в гражданской войне США не было принято. Несмотря на это, парадоксальным образом, политически он был сторонником южан и рабства, слабо связанного центральной властью федерализма ... Имея тесные связи со многими аристократическими семьями Европы и будучи убежденным, хотя и крайне либеральным, католиком, барон Актон высоко оценивал и поддерживал идеи и деятелей французской революции, включая таких кровавых палачей как Марат". 

Эктон в своей библиотеке. На рубеже 1889-1990 г. Эктон почти разорился, взял огромную сумму в долг у банка Ллойда, дав под залог свой дом в Олденхэме, бриллианты и библиотеку. В библиотеке было ок. 60 тысяч томов (точно не считали), ее продаже наметили на 16 июля 1890 года с целью взмещения хотя бы части ссуды. Был опубликован каталог, о продаже узнал Гладстон, который решил, что для Эктона это будет трагедия (он ошибся, Эктон к тому времени переключился с занятий 16 веком, которому была посвящена библиотека, на 19). Гладстон как частное лицо пришел в отель "Метрополь" в Лондоне к Эндрю Карнеги, знаменитому благотворителю. 10 июля 1890 г. Карнеги написал от руки письменную гарантию Ллойду на 10 тысяч фунтов и проценты с условием, что до конца жизни Эктон будет пользоваться библиотекой, не платя за нее ни копейки. Эктон был Мюнхене, разбирал бумаги Доллингера, чью биографию хотел написать. Гладстон шлет ему телеграммы, письма, а он нее не приезжает - занят. В конце концов, Карнеги плюнул и подписал гарантийное обязательство, даже не подвиав Эктона. Библиотека попала в Кембридж, причем, по иронии судьбы, через посредство Джона Морли, который поставил условие, что на место Эктона не будут назначены те, кто Морли не нравился - по иронии судьбы, это были те, кто когда-то нравился Эктону.

"В 1865 году Актон женится на графине Марии фон Арко-Валли (fon Arco-Valley) из знатного баварского рода. В историю Европы позднее вошло имя некоего графа фон Арко-Валли (члена секретного общества Туле (Thule), еврея по матери) как убийцы Курта Эйснера (Соломона Кошмаровского), захватившего власть в Мюнхене (1918 г.). Интересно, что на прошедших в Баварии выборах Эйснер (Eisner) получил примерно 2% голосов и был застрелен графом фон Арко-Валли на пути в магистратуру, где Эйснер собирался объявить о своей отставке.".  



  Портрет работы Ленбаха, одного из популярнейших художников того времени, автора 4000 работ.

Хронология событий в жизни лорда Актона

 
1834 Актон родился в Неаполе
1837 Умер отец, сэр Ричард Актон
1840 Мать Актона выходит замуж за лорда Левесона Говера, будущего министра иностранных дел Великобритании
1843-48 Актон обучается в Оскотте под руководством Виземана
1850 Поездка в Мюнхен для обучения под руководством Игнатия фон Доллинджера
1853 Поездка в США
1857 Поездка в Рим вместе с Доллинджером
1858-62 Совладелец и автор либерального католического журнала Рэмблер
1864-68 Обширная работа и поиск в европейских архивах
1865 Актон женится на графине Марии фон Арко-Валли
1869 Глэдстоун присваивает Актону баронский титул
1880-85 Советник при втором правительстве премьера Глэдстона (Gladstone) 
1892-95 Лорд в ожидании при королеве Виктории
1895 Назначен королевским профессором современной истории в Кэмбридже. Читает курс лекций по современной истории и французской революции. Редактор Кэмбриджской серии по современной истории 
1902 Умер в своем баварском имении Тагензее


Эктон крайний справа,слева от него Доллингер, крайний слева Гладстон.

Очерк Рассела Кирка об Эктоне как революционере. От среды революционной был далек: поместье Альденхэм в Шропшире, баварское поместье Хернсхейм под Вормсом, дворец в Неаполе, вилла в Тегернзее - не сталкивался с "прозой жизни". Только в 1870 г. в Риме был свидетелем захвата города и неблагожелательным наблюдателем Ватиканского собора. Но к концу жизни стал благожелательнее относиться к революциям, даже к Французской. В 1853 побывал в США. Враждебно относился к национализму и с подозрением к демократии. Был потрясен коммуной: учил своих детей ежедневно молиться за убитого коммунарами архиеп. Дарбо. Вместе с Доллингером стал ценить Бэрка и с ним считал 1789 г. "врагом свободы". Но полагал, что время от времени революции ведут к росту свободы - свободы в цицероновско-христианском смысле: порядок, управляемый сознанием. Отличие свободы от воли (разудалой). Презирал деспотические режимы - монархии. Из неопубликованных рукописей: "Свобода есть условие долга. ... Свобода есть защита от всего, даже от греха. Итак, Свобода приводит к Свободной Воле". Из-за свободы совести не принял папской непогрешимости и др. итогов Первого Ватикана.

В эссе "Политические причины американской революции" (май 1861) хвалил амер. демократию, но бранил Джефферсона за учение о том, что "у мертвых нет прав". Считал, что в США было две революции - второй считал Гражданскую войну. Революционеры - южане, восставшие против северян-фанатиков национализма, аболиционизма и пр. Но в 1889 сделал разворот и стал хвалить амер. революцию 1775 г. как проявление закона сопротивления. В конце века хвалил и пуританскую революцию за свержение абсолютизма, в общем - полевел, вопреки обычной тенденции.

1895 год, лекция в качестве Regius Professor of Modern History at Cambridge: "that history will aid you to see that the action of Christ who is risen on mankind whom he redeemeth fails not, but increases; that the wisdom of divine rule appears not in the perfection but in the improvement of the world; and that achieved liberty is the one ethical result that rests on the converging and combined conditions of advancing civilization. Then you will understand what a famous philosopher said, that History is the true demonstration of Religion." Последнее отсылает к Лейбницу. И при этом сокрушался, что к свободе путь лежит через революционное насилие - к веротерпимости через восстание Нидерландов и т.п. Революция "отвергает историю". "Триумф Революционеров превращает историка в ничто". Отдалился от Берка, приблизился к Джефферсону - против всевластия прошлого.


Эктон о профессии историка - Джозеф Алтхолц (Josef L. Altholz). Сформировался в Мюнхене в нач 1850-х под влиянием Игнаца фон Доллингера, ведущего католич. историка Германии. Эктона и Доллингера критиковали за вольность мыслей, и в 1864 г. Эктон прекращает свою журналистскую карьеру. Боролся за свободу ученого от церковных властей. В Германии проблема светских властей не стояла (академическая свобода). В 1870 г. требовал от Гладстона выступить против папской непогрешимости. В 1871 стал свидетелем отлучения Доллингера (он сохранил профессорскую кафедру в Мюнхене). В 1860-е в турне по европ. архивам, обнаруживает неимоверное количество лжи у католических историков. Особенно против оправданий всякого убийства - убийство есть убийство, даже если совершается по приговору Церкви и с благословения богословов. Винил и Церковь, и абсолютистские монархии. Исайя Берлин сравнил Эктона и Доллингера с дикобразом и лисой. Лиса знает много мелочей, дикобраз только одну - но большую (?). (It was a difference that Isaiah Berlin was to illustrate by the analogy of the hedgehog and the fox: The fox knows many little things, but the hedgehog knows one big thing). Эктон видел стратегически, Доллингер погряз в мелочах. В 1867 г. Пий 9 канонинизировал инквизитора Педро Арбуэграве - Эктон увидел в этом еще один пример развращенности церкви. После Ватикана Доллингер предпочел отлучение, Эктон считал, что 1870 не сделал Церковь сильно хуже - она была скверной и до этого, а все-таки единственной. "Вера Эктона превосходила историю". Разрыв с Доллингером - из-за разного понимания профессии историка. Кризис, из-за которого он не написал историю свободы. Считал необходимым суровее судить лучших, кому больше дано - поэтому более критиковал католиков, чем протестантов, священников, а не мирян, пап и святых - более всего. Из-за этого "ригоризма" и порвал с Доллингером - из-за слишком хорошего некролога еп. Дупанлу, которого Э. считал гонителем свободы. На несколько лет был так потрясен ссорой, что перестал писать до середины 1880-х. Далее: историк должен ставить проблему ответственности, судить всех одинаково:

"I cannot accept your canon that we are to judge Pope and King unlike other men, with a favourable presumption that they did no wrong. If there is any presumption it is the other way against holder of power, increasing as the power increases. Historic responsibility has to make up for the want of legal responsibility. Power tends to corrupt and absolute power corrupts absolutely. There is no worse heresy than that the office sanctifies the holder of it. The inflexible integrity of the moral code is, to me, the secret of the authority, the dignity, the utility of history. If we may debase the currency for the sake of genius, or success, or rank, or reputation, we may debase it for the sake of a man's influence, of his religion, of his party, of the good cause which prospers by his credit and suffers by his disgrace. Then history ceases to be a science, an arbiter of controversy, a guide of the wanderer, the upholder of that moral standard which the powers of earth, and religion itself, tend constantly to depress."

Автор полагает, что это противоречило профессионализации историч. науки. В объективность. Эктон поэтому был в изоляции. Лишь в 1895 получил свое - самый почетный для историка пост в Кембрдже профессора совр. истории. Но и в Кембридже восторжествовала объективность, которую Эктон величал "безучастностью" ("impartiality"). Хотя на практике выступал за нейтральность историка - колективный труд дб написан так, чтобы было неясно, историками какой страны он написан.

Josef L. Altholz is professor of history at the University of Minnestora.


Чэдвик об Э.

Э. был депутатом-либералом, но почти не посещал парламент. Не оставил книг - но Гиббон и Маколей оставили, да их не читают, а Э. читают и брошюры. Ученик Ранке. Назначили профессором, хотя как католик он не имел степени и потому не мог быть назначен. Дали гонорис кауза. Конкуренты в этот момент имели другие заботы. Премьер тоже был либерал. Пэр нуждался в зарплате, а в те времена пэру было трудно айти работу. Сыграли роль его антипапские тирады. Был счастлив в Кембридже ("наконец"). Не разделял взгляда Ранке на историю как сухое повествование, бесцветное. Когда в 1846 г. итальянцы ликовали выбору либерального папы, Эктон был угрюм, и его спросила одна сеньора, почему. "Потому что я был в Версале в 1789 году", - ответил он. Его лекции не столько готовили к экзаменам, сколько открывали личность лектора. Поэт истории. История "не бремя памяти, а озарение души". Ненавидел тори - развращены властью. Принцип безучастности, бесстрастности. Принцип: люди всегда хуже своих репутаций. Обычный человек видит конверт, историк должен прочесть письмо, содержащееся в конверте - истиннго человека. Любил отвечать на вопросы и никогда не заставлял человека чувствовать себя идиотом или невежей. Мог быть свирепым со студентами, но говорил: "Я довольно одомашненное животное, не такой дикий зверь, каким кажусь".

He tabulated his advice to his pupils; and one or two of the wise sayings are still familiar to some who do not know what is their source, like "learn as much by writing as by reading" or "be more severe to ideas than actions" or "suspect power more than vice" or "study problems in preference to periods."

Т.е. - Чедвик - меня должна больше ужасать нацистская теория расизма, чем Холокост сам по себе.

Считал, что всякая демократи д.б. сама себя ограничивать какой-то формой смешанного правения. Высшая роль личности - государство же "всегда больше ценит корабль, чем команду".

Во время поездки в США в 1853 остался недовольно - слишком много анархии потом примирился. Свобода хрупка "нежный плод зрелой цивилизации".

Инициатива создания Кембриджской истории исходила не от Эктона, но он ее возглавил. Проект свел его в могилу.

Считали его злым гением Гладстона - писал письма Мэри Дрю, она читала их Гладстону при случае.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова