Ко входуЯков Кротов. Богочеловвеческая история
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Оглавление книги


Ио 8, 7. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.

№95 по согласованию. Иллюстрации. Фразы предыдущая - следующая.

Хорошо, что в толпе не было православных, католиков, протестантых, - в общем, тех последователей Христа, которые по разным причинам считают себя вправе бросаться камнями. Протестант - чтобы блудница лучше запомнила, чего стоит прощение. Католик - чтобы блудница знала, что Церковь стоит на камне. Православный - чтобы избавиться от камней. "Безгрешный" означает, видимо, и без конкретных грехов и без греховных помышлений. Иисус забрасывает сеть, в которой нет вообще ни одной ячейки, из которой никто не должен ускользнуть. Но такие штуки хорошо работают лишь в первый раз. Почему Спаситель и смотрит вниз. Толковали это так, что Ему стыдно за людей. Стыдиться за другого часто считают неплохим свойством, вроде сострадания. Может быть, хотя опыт показывает, что и без стыда за других можно быть святым. А вот стыдиться за другого и сердиться на другого можно. Лучше уж каяться за другого, страдать за другого (физически страдать, не "душевно"), чем за другого "стыдиться". Стыд - компас, не паруса и уж подавно не корабль. Стыдливые грешники бывают, стыдящие других грешники - классика. Может, Спаситель смотрит в землю прагматически: чтобы хулиганам от богословия легче было разойтись? Ему было важно не победить ханжей, а спасти женщину. Почему, собственно, это происшествие остаётся прекрасным, но совершенно неэффективным средством борьбы с ханжеством. Бросали, бросаем и будем бросать. До тех пор, пока брошенное не начнёт возвращаться. Хоть бы поскорее это было! А пока - Церковь стоит на камне, который мы не бросили в другого.

*

Верно подметила Ирина Горбунова-Ломакс: обычно это помнят как «Кто без греха – пусть кинет в неё камень».

"Формула типа «кто с такими визами – подходите к этой стойке». Я могу прекрасно понимать, что в смысле безгрешности (или в смысле греховности) я ровно такой же, как каждый из толпы. Но если мы одновременно возьмём по камушку, то моё «я – такой же» никак не пострадает. ... Я не первый, но и не последний, закон-то сполнять надо, законы для толпы и пишутся".

Любопытно, что женщина написала комментарий в мужском роде. В женском вряд ли бы получилось. Справедливость, строгость - женского рода ("милосердие" - среднего), изображают их в виде женщины с завязанными глазами. Женского рода и совесть. Если бы к Иисусу привели мужчину, изнасиловавшего девушку, и привели бы женщины, то на предложение первой бросить камень - посыпался бы град. Да хотя бы и одна привела - бросила бы. Не потому что личное самосознание сильно развито, а потому что... Греховность у людей общая, но в каждом гендере проявляется на свой лад. Женская жестокость подчас беспощаднее мужской - соответственно, и бессмысленнее (любая жестокость бессмысленна) - медведица в определённых ситуациях опаснее медведя.

На самом деле, слово "первый" вполне можно исключить. Исключить из текста невозможно лишь Иисуса. Ведь это рассказ не о милосердии, а о чудотворце. Чудо в том, что Иисус - как и в других ситуациях - "ведает помышления сердец" (Мф 9,4; 12,25). Он знал, что каждый в данной конкретной толпе грешил прелюбодеянием. Это далеко не тривиально - все мужики по сути козлы и свиньи, но не все мужики реализуют свою суть. Неверно было бы понимать происшедшее как триумф цинизма или духовного понимания порока - мол, в мыслях все прелюбодействовали... Человек, который прелюбодействовал только в мыслях, спокойно бросит камень, он знает разницу между фантазией и реальностью. Этим и отличается от Христа - и от женщины, которую похотливый взгляд оскорбляет так же, как похотливое пошлёпывание. Поэтому так бессильны всевозможные морализаторства и взывания к совести. Спасает не совесть, спасает Воскресший. А то у Понтия Пилата не было совести! Он, кстати, ни в кого даже галечки не бросил.

P.S. Для невегласов (невежд) расскажу притчу. Жил был царь, и у него была красавица дочь, а рядом с его дворцом был лес, а в лесу жила лисица. Вышла лисица замуж за волка, а в положенный срок родила поросёнка. Волк её выгнал. Вышла за медведя, а родила поросёнка. Медведь её выгнал. Вышла за жирафа, а родила поросёнка. Мораль: все мужики - свиньи.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова