Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ

Мф. 1, 5Салмон родил Вооза от Рахавы; Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея;

Лк. 3, 32 Иессеев, Овидов, Воозов, Салмонов, Наассонов,

№3 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая.

См. оглавление истории до Христа.

САЛМОН И РАХАВ

Опять появляется проститутка, на этот раз не фальшивая, как Фамарь, а самая настоящая Сонечка Мармеладова, с большим семейством, которое она очень любит. Рахав (Раав) жила "в стене" города. Это немного странно для жителя Москвы, потому что в стене московского Кремля и таракану не прожить. Но если учесть, что это Восток, что "городская стена" это, в сущности, брандмауэр, как в Таллине -- просто стоят вплотную дома, а та сторона, что в чистое поле, лишена окон -- тогда сердце успокаивается: нормально жили проститутки.

Однако, затем понимаешь, что это была не вообще стена вообще города, а стена конкретно Иерихона -- и сердце опять падает.У Раав оно тоже упало: она видела, что ее соотечественники боятся евреев, как французы немцев в 1939-м, как москвичи чеченцев в 1999-м: боятся до одури, заранее сдались заведомо, между прочим, слабейшему противнику.

Испуганная Раав изменила Отечеству и спрятала двух еврейских шпионов у себя, и за это ей было обещано, что во время разорения города ее с родными не тронут. Что и было исполнено. Но, позвольте: ведь во время штурма Иерихона иерихонские трубы известно что сделали с иерихонскими стенами -- как же уцелела семья, которая в этой стене жила?

Видимо, опять сказался журнализм, столь отравляющий существование библеистов: рассказы о завоевании Обетованной Землицы написаны словно для дембельского альбома, словно рассказаны темным вечером обихаживаемой девушке с целью отвлечь ее внимание от того, что делают руки рассказывающего. Какой-то кусок стены, конечно, был разрушен под звуки труб, но не вся стена, не вся, что и говорить.

А двое шпионов были юноши, и они не придумали лучшего знака для обеспечения безопасности Раав, кроме красной веревки из окна. Еще бы израильский флаг вывесила! Понятно, что бегоний и гортензий в тогдашней Палестине не разводили, но все-таки неужели нельзя было найти какой-то менее вызывающий знак? Ясно, что красная веревка -- намек на кровь. Изображение крови защищает от кровопролития -- тоже понятно, мы хоть Гарри Поттера не читали, а про магию слышали. И можно сравнить эту красную веревку в окне с дверями, чья притолока была выкрашена кровью агнцев для защиты от чумы, но что-то вспоминается история с прапращуром Салмона, когда одному из близнецов на руку повязали красную нить, едва она показалась из того места, откуда дети берутся. Ох, бурлила кровь у этих "разведчиков", и лезли им в голову всякие неприличные ассоциации -- иначе попросили бы привязать веревку хоть бы к дверной ручке, хоть к телеантенне, а не к дыре в стене.

Раав стала женой Салмона. В Библии не говорится, как звали двух шпионов, которых укрывала Раав. Но если один из них был не Салмон -- нет в мире поэзии и романтики!

Бедная Раав! Она ведь, как ни крути, предательница. Прадедушка ее мужа, Иуда, предал брата, а она как раз братьев (и прочее семейство) спасла от смерти, но предала родной город. Ее рассказы о том, что иерихонцы ужасно испугались евреев, абсолютно противоречат истории об осаде Иерихона: никто из жителей города не дрогнул. Так что, похоже, еврейские разведчики получили от нее не информацию, а бабью болтовню, и оправдать эту болтоню и их доверие можно лишь, предположив, что Раав просто влюбилась в одного из этих разведчиков -- Салмона. В любом случае, библейский рассказ считает ее предательницей и наивно хвалит ее за предательство. Если бы еврейка предала Иерусалим, речи были бы другие.

Восхваление предательства -- цветочки. Ягодки -- это спор апостолов Иакова и Павла о том, за что именно следует хвалить предательницу Раав. Именно предательство стало аргументом в споре о том, что важнее: вера или дела. Иаков: "Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем?" (Иак. 2, 25). Павел: "Верою Раав блудница, с миром приняв соглядатаев (и проводив их другим путем), не погибла с неверными" (Евр. 11, 31). А что: укрыла шпионов -- это дело (кстати, подсудное), но ведь укрыла, потому что поверила в силу вражеской армии -- или поверила в то, что один из шпионов ее любит.

Кстати, видеть в упоминании Раав проявление вселенскости христианской любви (так у Баркли) -- мол, вот и иноплеменницу, и женщину, а включили в родословие -- все равно, что считать победой антиклерикализма готовность первосвященника воспользоваться услугами мирянина Иуды для захвата Иисуса.

Так что спор о том, что вперед -- вера или дела -- достаточно бессмысленный, потому что разделение человеческого (именно человеческого) существование на веру и дела слишком условно. Твердо можно выделить безверие и безделье, это особые категории, а вот вера и дела -- одно. Делая что-то по заповедям Христа, мы всегда предаем "здравый смысл", интересы семьи, рода, самосохранения -- потому что верим, что все это уже само сдалось Христу. Увы, в отличие от Раав, люди редко верят (веруют), что окружающий их плотный, устойчивый мир -- всего лишь гнилая стена, которая может рухнуть от звука саксофона или, во всяком случае, от любви женщины и мужчины.

Поскольку истории Руфи посвящена целая книга Библии, тут, конечно, раздолье для комментаторов. Христианские подчеркивают, как и в случае с Раав, торжество универсализма: нееврейка становится членом избранного Богом народа. Разумеется, для правоверного иудея это лишь еще одно исключение, подтверждающее правило: у еврея мать должна быть еврейка. Разумеется, если мать еврейка, а сын верует в Иисуса Христа, то все отменяется. Впрочем, критериев ортодоксии у христиан в сотни раз больше, так что нечего придираться.

Примечательно другое: какая правдивая книга Библии. Обетованная земля описывается беспощадно: голодно. Отцы кровь проливали, а дети голодают. Родственник Вооза переселяется в Моав, где посытнее, тут женит обоих сыновей. Когда в Израиле становится посытнее, семейство возвращается -- точнее, возвращается "вдовий пароход". Вооз -- внук "князя сынов Иудиных", а ничего "княжеского" и в помине нет, просто крестьянин (впрочем, у Иуды столько было внуков, что на всех никакой обетованной земли не хватило бы).

Главный вопрос, конечно, вовсе не в том, какой национальности была Руфь, а в том, полюбила она Вооза или так -- "за колоски".

Про Вооза (кажется, что он был толстячок лет сорока -- для русского уха две буквы "о" создают ощущение упитанного и основательного эстоонца) можно почти наверное сказал, что он в Руфь влюбился уже потому, что считал себя обреченным холостяком, стариком, бедняком и неудачником даже по скромным израильским стандартам, и был бесконечно благодарен, что сравнительно молодая дама "не пошла искать молодых людей, ни бедных, ни богатых" (Руфь, 3, 10). Уж ему-то было точно наплевать, иностранка она или нет. Он и был стариком, бедняком и неудачником, но это, между прочим, совершенно не означает, что любовь его была картонная, потому что - а не для того ли его замариновали в таком состоянии, чтобы его сердце открылось навстречу избраннице? Будь Вооз богатый и знатный фат, он бы мог и не заметить своего счастливого билета.

А про искренность чувств Руфи ничего узнать нельзя, потому что непонятно, был ли у нее выбор. Она не протестует, когда Вооз идет предлагать ее другому мужику, имеющему "больше прав" по идиотским и давно упраздненным законам левирата. В знак отказа от "прав" на эту женщину, мужик снимает сапог и отдает Воозу -- и кажется, что саму женщину считают чем-то вроде сапога, и женщина на это согласная. Кажется, что она пошла бы за любым -- от нужды. Вооз угощает ее хлебом с уксусом -- но в Притч. 10, 26 сравнивается "уксус для зубов" что "дым для глаз". Конечно, вспоминается, как уксусом поили умирающего Христа (Мф. 27, 34).

В общем, не случайно назвали "книга Руфи", а не "книга Вооза". Загадочна Руфь как загадочен Бог. Что Он к нам пришел? Есть ли у Него выбор: жить с людьми или нет? Плохо Ему без нас или просто не нашел никого лучше?

ОВИД

Между завоеванием Палестины, в котором участвовал Наассон, и царём Давидом - 3 поколения и эпоха не в одну сотню лет, описываемая книгой Судей. Маловато! Длительность жизни при этом значения не имеет. Иисус Навин дожил до 111, но никто не утверждает, что он сыновей рожал после 100. Либо приходится предполагать, что 7 человек подряд рожали своих первенцев в очень позднем возрасте, в 50, а то и в 60 лет. Впрочем, почему бы и нет?

 

Все смешалось в доме Давидове! Дедушка Давида, Овид, по рассказу книги Руфь, не столько сын Вооза и Руфи, сколько сын Ноемини. "Соседки нарекли ему имя и говорили: "у Ноемини родился сын" (Руфь, 4, 17). При этом Ноеминь свекровь Руфи не по Воозу, а по дальнему родственнику Вооза. Так что не только мужчины страдали от жажды -- не потомства, нет, дети как таковые их не интересовали -- а вечной жизни в потомстве. Уж как они это себе представляли!.. Но Господь нас на это купил, пообещав многочисленное, как песок, потомство. Вместо того, чтобы из камней делать людей, давайте людей превращать в песок. Разумеется, остается в результате такого фокуса сплошная условность, когда за потомство идут и приемные дети, и духовные.

"И говорили женщины Ноемини: благословен Господь, что Он не оставил тебя ныне без наследника! И да будет славно имя его в Израиле! Он будет тебе отрадою и питателем в старости твоей, ибо его родила сноха твоя, которая любит тебя, которая для тебя лучше семи сыновей. И взяла Ноеминь дитя сие, и носила его в объятиях своих, и была ему нянькою" (Руфь 4, 14-16).

Современная история тоже знает множество бабушек, которые конфисковывали внуков: в России самая знаменитая Екатерина Секунда, отобравшая у Павла внука Александра. Не поэтому ли Александр вырос с такой слабиной в женском вопросе? Во всяком случае, с Овидом соседки ошиблись. Библия ничего не говорит о том, как Овид кормил бабушку на закате ее дней. Пожелание "да будет славно имя его" не сбылось. Зато Библия сообщает, что сын Овида Иессей пользовался довольно жалкой репутацией, напоминающей о Воозе.

"Сын Иессеев" звучало оскорбительно: голытьба, голь перекатная. Неизвестно, были ли у Овида другие дети, но от Иессея у него было восемь внуков и две внучки (причем внучки приемные -- возможно, Иессей тоже исполнял обычай левирата). Ну зачем иметь потомство как песок -- это же какое-то песочное потомство!

Благословенны предохраняющиеся, ибо благодаря им обнаружилась глубина человеческой свободы! Выяснилось, что нет никакого такого неодолимого "инстинкта размножения", что забота о карьере, деньгах и пр. и пр. ("пр." - может быть и "православие", в его монашеской форме) без особых затруднений преодолевают позывы к размножению -- если только они есть. Секс - да, размножение - надо подумать. В крайнем случае, человек уступает общественному мнению. Конечно, это такая же крайность, как сверхозабоченность Ноемини "размножением" своей семьи -- совершенно фиктивным, символическим. Истина лежит где-то посередине как Даная, заплесканная серной кислотой человеческого безумия.

ИСТОРИЯ ГЕДЕОНА

Приходится считать, что сын и внук Салмона были свидетелями всей эпохи Судей - а это не одно столетие. Что ж, остаётся приглядеться, "а судьи кто".

Судью Гедеона Павел называет пророком, но Гедеон пророк своеобразный. Да, он взялся за меч не из милитаризма, а по велению Божию. Да, богоявление Гедеону было одно из самых милых: роса выпадала там и только там, где просил Гедеон, а просил он дважды в противоположных местах. Только уж очень радикально он взялся за меч. Точнее даже, за "молотильные зубчатые доски" - не хочется даже выяснить, как выглядели эти доски, на которых Гедеон замучал врагов. С любовью к врагам замучал, не сомневаюсь, бесстрастно, но всё-таки молотильные зубчатые доски... МТЗ... Конечно, можно сказать про пресловутый Дух Времени, но Библия - про Дух Времени или про Дух Божий? А уж согражданам Гедеона как понравились эти МТЗ... Совсем как древние славяне возопили: "Владей нами!" Ответ Гедеона, пожалуй, есть единственное, что напоминает о Евангелии: "Ни я не буду владеть вами, ни мой сын не будет владеть вами; Господь да владеет вами". Как к Иисусу сколько раз приставали: будь нам царём; а то и прямо - ты Царь, давай! А Он всё отрицает и отрицает, и на Небо показывает. И то сказать: нам нужен царь или титул? Как в анекдоте: вам доехать или вам шашечки? "Христианское богословие" есть рисование шашечек - и это милость Божия, что в данном случае шашечки рисуют на такси, хотя вероятность подобного совпадения исчезающе мала. Ведь на Небо может довезти одно-единственное такси, а машин с шашечками легион.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова