Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


Мф 4, 25 И следовало за Ним множество народа из Галилеи и Десятиградия, и Иерусалима, и Иудеи, и из-за Иордана.

№41 по согласованию. Фраза предыдущая - следующая. Ср. о том же у Лк. 4, 42.

Кажется совершенно несомненным, что эта же фраза у Марка в 3, 7-8: "Но Иисус с учениками Своими удалился к морю; и за Ним последовало множество народа из Галилеи, Иудеи, 8 Иерусалима, Идумеи и из-за Иордана. И [живущие] в окрестностях Тира и Сидона, услышав, что Он делал, шли к Нему в великом множестве". Однако, у Марка этой фразе предшествует очень подробный рассказ о чудесах, а у Матфея описание чудес умещается в одну фразу и затем идёт Нагорная проповедь. Выражение "множество народа" Матфей употребляет очень часто, у Марка и Луки оно тоже встречается, только в русском переводе этот оборот иногда передаёт разные греческие словосочетание - иногда "народ многочисленный", иногда "многое множество". Русский человек, наверное, сказал бы "все": все пришли. Имея в виду, что кто в России живёт, те и все, а кто не в России живёт, того и не надо иметь в виду.

Любопытно, что выражение "множество народа" в переводе Матфея почти всегда передаёт выражение оригинала "многие толпы". 31 один Матфей употребляет этот оборот. Ни один другой евангелист не употребляет его вообще. В Евангелии от Марка 37 раз говорится о "толпе", "многочисленной толпе", и лишь один раз (Мк. 10,1) - о "толпах", но в рукописях понадёжнее всё-таки и в этом стихе - единственное число. Дело, видимо, в том, что у Матфея тут типичный "мишнаизм" - выражение, характерное для иврита эпохи Иисуса. Забавно, что это выражение попало в иврит из греческого же - "уклус", так евреям слышалось греческое "толпы", "охлос", и к этому слову приставили арамейское окончание множественного числа - "уклусин". Так что когда в Мф. 13,2 говорится, что к Иисусу собирались "многие толпы", а в Мк. 4,1 - "многочисленная толпа" ( то же в Мф. 14, 22 и Мк 6, 45) - это разница стиля, а не факта. Придавать этому большого значения не следует, хотя любопытно, что и в русском языке "толпа" - это очень плохо, это - если кто пообразованнее - "охлос" и "охлократия", бездумная масса, а "толпы" - это уже не так страшно. Могут быть "толпы интеллигентов", не может быть "толпа интеллигентов". Кружки плохо, но всё-таки интеллигентские кружки лучше казачьего круга. У Матфея "толпы" приобретают ещё дополнительную индивидуальность, потому что каждая - из определённой области. Это и в Церкви сохраняется: Церковь не всемирная толпа (это было бы ужасно - какое-то желе из миллиардов), Церковь - толпы. Сектантство не там, где маленькие кружки, а там, где безликая сплочённость.

*

Перечисление мест, откуда пришли "толпы", вполне можно было бы перенести в следующую главу, чтобы Нагорная проповедь начиналась с описания аудитории. Вопрос в том, описывает ли евангелист тех, кто обратился ко Христу или тех, к кому обратился Христос? С одной стороны, ко Христу обратилось множество людей, поучений Его не слушавших и вообще Его не видевших. С другой стороны, люди, получившие исцеления - не самая благодарная аудитория, они слишком заняты собой. Иисус, конечно, обращается и к ним, но ведь Нагорная проповедь звучит для всего человечества. На гору можно подняться, чтобы тебя лучше видели - или чтобы свысока поглядывать на тех, кто остался у подножия - или чтобы, как Иисус, оказаться вровень со всем миром.

*

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Колготки колготки

Детские колготки и пижамы оптом

leggins.su