Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

К ЕВАНГЕЛИЮ


 

ВОЗНЕСЕНИЕ

Мк 16,19; И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога.   См. подробнее о проблеме Эпилога Евангелия от Марка.

в Лк. 24, 51: И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо.

Деян 1, 4-11 И, собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, 5 ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым. 6 Посему они, сойдясь, спрашивали Его, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю? 7 Он же сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти, 8 но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли. 9 Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их. 10 И когда они смотрели на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде 11 и сказали: мужи Галилейские! что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо. 12 Тогда они возвратились в Иерусалим с горы, называемой Елеон, которая находится близ Иерусалима, в расстоянии субботнего пути. 13 И, придя, взошли в горницу, где и пребывали, Петр и Иаков, Иоанн и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеев и Симон Зилот, и Иуда, брат Иакова. 14 Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами и Мариею, Материю Иисуса, и с братьями Его.

№175 по согласованию Четвероевангелия. - Предыдущий стих - Следующий стих.

Ср. Ио. 6, 61.

Словарь библейского богословия, 1970. Джилс, 1992;

В иудеохристианстве, анализ Даниелу.

Проповеди: Златоуста. Златоуста цикл бесед; Шмеман.

Стихотворение Херсонского, 2014. Хоникова, 1679.

Иллюстрации.

Sleeman, Matthew. Geography and the Ascension Narrative in Acts Cambridge, Cambridge University Press, 2009, hardback Series: Society for New Testament Studies Monograph Series (No. 146)

Вознесением Иисус подвергает Себя риску быть забытым, Свое учение - риску быть искажённым. Вознесение есть проявление веры Бога в людей.

*

Ахматова - вспоминал Бродский в разговорах с Волковым - "говорила примерно так: "Отсутствие - лучшее лекарство от забвения; а лучший способ забыть навек - это видеть ежедневно". Вознесение - лучшее средство от опускания. Не стоит думать, что в Раю Иисус будет рядом. Это Он здесь рядом, за пазушкой, а то и ближе. А в Раю Он будет возноситься - и мы будем возноситься вместе с ним.

*

Вознесение, как и Воскресение, событие неудобное для веры - слишком материалистичное. Хорошо веровать в духовное, в невидимое. Конечно, без благодати и это невозможно, но веровать в видимость невидимого трудно даже с благодатью. Легче вознестись, чем представить вознесение. Боговдохновенность Евангелие в том, что такие моменты, когда невидимое и видимое нахлёстываются друг на друга, говорится в самых общих чертах. "Стал удаляться" - и всё. Никаких там колесниц, сияний, ангельских голосов.

Вообще-то "стал удаляться" - это зависит от системы отсчёта. Если не быть антропоцентричным, то Иисус не вознёсся - Он просто перестал приспосабливаться. Рождество - Бог вскочил на покривившуюся, разболтанную карусель, которую мы считаем настоящей жизнью. Вознесение - соскочил. А уж что мы с Ним на этой карусели учудили, это вообще...

Вознесся, но "пребывает неотлучно с любящими Его". Неотлучность не в том, что Дух - с нами. Точнее, Дух с нами не во вдохновении, как это обычно понимается, а в любви. Поэтому где любовь, там неотлучно пребывается Христос. Где пророчества, где догматические рассуждения, - там, скорее, отлучения и разлучения, а отлучить ближнего ещё не означает быть неразлучным со Христом.

Что такое "не разлучаться" яснее от противоположного. Разлучаются люди, когда перестают любить друг друга. Сидят рядом, а желает каждый своего. Не обязательно разводятся - может начаться дипломатия, приспособленчество, медленное самокалечение ради выживания.

Христос возносится, чтобы христиане не возносились. Чтобы отвечали за себя, говорили от себя, любили сами, а не посылали к Богу. Конечно, всё равно умудряемся посылать, всё-равно отвечаем за других, а не за себя, всё равно говорим от авторитета, а не от сердца. Но это уже опасно для нас, не для окружающих.

Вознёсся Господь - вознесись и ты над своим эгоизмом. Погляди на мир сверху, не ищи в нём места для себя, а просто радуйся и старайся помочь. Возносится тот, кто поднимается, а потом пикирует за своим куском. Глагол и, что хуже, человек оказывается несовершенного рода. Совершенно же - вознестись, уже не возвращаясь, не превращая подарки благодати в инструменты выживания и самоутверждения.

*

Вознесение - не такое уж радостное событие. Всё-таки оно есть прежде всего расставание. Однако, расставание людей может не быть просто механическим разлучением, разъединением, обоюдной потерей. Так расстаются две половины расколотого камня, так разлучаются две обезьяны, два расходятся два опустившихся до обезьяны человека - два грешных человека. Люди же как люди, как носители неописуемого Нечто, при расставании обмениваются самым сокровенным.

Тот, кто умер - в вечности, перед Богом существует и сам, но внутри себя держит часть жизни того, кого любил. Кто остался жить на земле, живёт уже и жизнью ушедшего. Любя то, что любил бы он, делая то, что сделал бы он, делая так, как сделал бы он.

С важным ограничением: солидарность тут - лишь в добре, не в грехе и не во зле. Умерший, если бы остался жить, мог бы грешить, но не его "заместитель". Так Христос вверяет апостолу Петру ключи от рая, а от ада - не даёт. Причина в том, что грех в принципе антисолидарен, по определению - разъединяет, и не может быть единства в грехе, но лишь в добре.

Таково и единство людей со Христом после Вознесения. "Уже не я живу, но живёт во мне Христос", как сказал Павел. Это единство не образуется само собой, не поддерживается силой инерции. Оно даётся Богом, но составляет основу, на которой строится единство со всеми людьми.

1514.

* * *

Не люблю море. Пару дней пожить - мило, но не более. В-первых, оно мокрое и шумит так, что постоянно хочется проверить, что же протекло в ванной. Во-вторых, прогулки по берегу моря - как похоронная процессия: вот была земля, и вдруг половина затонула, и бегаешь как таракан, недоумевая, куда все подевалось. Можно, конечно, повернуться к морю спиной и пойти прочь, но зачем тогда оно вообще нужно?

Вот Вознесение я люблю - по прямо противоположным причинам... Так что всех с праздником!

Я в Израиле не бывал, но предполагаю, что Галилейское море - это такой хитрый еврейский компромисс между морем и не морем.

ВОЗНЕСЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

(По проповеди на Вознесение)

Сорок дней Иисус говорит ученикам о царстве небесном, и на сороковой они Его спрашивают, не пора ли заняться царством Израиля. Как об стенку горох? Путают земное с небесным? Да мы не лучше, и мы не считаем нашу жизнь (а «царство» это всего лишь псевдоним жизни) не земной, а небесной, и беспокоимся, будут ли на «небе» кошечки с рюшечками.

Может, и будут – в вечности будет всё, кроме того, что и сейчас-то не «есть», а лишь пустая кажимость. Другое дело, какие будут пропорции, какое место. Вот древние гимны говорят о торжестве Божием, когда все народы поклонятся Богу, себя называют собственностью Божьей – «достояние Твое». Этому соответствуют образы с вавилонских и персидских стел, где крошечные рабы под огромными ступнями владык наслаждают – у них крыша есть… Небо тогда – это Бог и ноги Божии, вид снизу. Конечно, при этом Вознесение воспринимается как потеря – но потеря такая… со вздохом облегчения. Присутствие Христа давило бы, как присутствие британской королевы в пабе или камина в клозете.

А Христос возносится – как ноги моет. Он возносится, чтобы вознести нас – Дух ведь нас несёт. Без вознесения и Пятидесятница была бы не к добру. Дух Божий – как планер, и мы в этом планере, но Христос – ветер, и этот ветер подымает и планер, и нас. И мы другим должны делать так же – подыматься, чтобы нести других.

Иисус возносится не потому, что Ему неважна земля, материя, плоть. Важны – и Он апостолам все сорок дней напоминал, что Он – плоть и кровь, как и они. Это напоминание о том, что материя для нас – препятствие в любви, а для Бога – субстрат любви, её основа. Вознесение – не отрыв от материи, а подъём материи. Его вознесение – чтобы мы могли опереться на Него, где бы ни находились. Чтобы не какая-то группка имела Христа и от Него транслировала умные словеса, а чтобы каждый человек, из любой точки мироздания был со Христом в Духе. Левитировали и давали левитировать другим. Не ходить по головам, а лететь, чтобы другой мог лететь, опираясь на нас. Как за литургией – священник возносит Тело Христово, чтобы потом каждый причастившийся возносился к Отцу.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова