Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

Вера

АГНОСТИЦИЗМ И ВЕРА

или

В КАКУЮ СТОРОНУ ТОЛКАТЬ ЗЕЛЁНУЮ ДВЕРЬ

«Если ты не найдёшь Бога раньше смерти, как Бог найдёт тебя после смерти?»

Есть много подобных изречений – «хиазмов», популярностью пользуются, кажется, больше у протестантов. Подростковая набожность. Это – в лучшем случае. В худшем…

Бог не зеркало, вопреки атеистам и ханжам. Он не отражает человеческие поступки и мысли. Симметричный Бог – это дьявол. Бог, строго отмеряющий каждому по заслугам. Бог, обращающий внимание лишь на тех, кто обратил внимание на него. Впрочем, даже дьявол не таков – всё-таки он бывший ангел, а «бывший ангел» это как «бывший князь» или «бывший сенбернар».

Искать Бога – позорище и преступленьице. Не верит человек в Бога – так чего он будет Его искать? Пусть лучше космический дуршлаг ищет или сепульки.

По-честному ищут что-то потерянное или что-то обязанное быть. Нормально, если брошенный ребёнок ищет родителей, потому что отец и мать должны быть у любого человека. Но Бог не должен быть, не обязан. Он же Бог – Он никому ничего не должен.

Если человек спрашивает, как найти Христа, бессмысленно предлагать ему обратиться ко Христу. Как обратиться к Тому, с Кем не встречался? А представляете, какой может быть ужас, если человек от нечего делать или в отчаянии станет молиться Христу, в Которого совершенно не верует, и решит, что – домолился. Потихонечку втянется, станет какие-то свои ощущения интерпретировать как религиозно-мистические… Нет уж, лучше я, верующий, буду вновь и вновь отвергать знакомое мне чувство богоприсутствия и требовать у Бога не чувств, а Его Самого.  Это, знаете ли, смиряет. А вот «втянувшиеся» - а они бывают – из них и получаются инквизиторы, преподаватели религиозных основ и прочая мертвечина.

Не надо искать Христа. Истину надо искать. Правду. Справедливость. Бессмертия (ну, это такая скука, что лучше его не искать). Человека искать – очень почтенное занятие, днём с огнём искать человека. Себя искать. А Бог… Бог Сам попробует найти своих. Говорить о Боге, конечно, всё равно надо, но надо понимать, что наши слова о Боге – не Бог, не благодать, а лишь… Кому доводилось давать показания на допросе – не писать, а говорить следователю  – и потом прочитывать протокол допроса, тот знает пропасть между Словом и Протоколом. Так вот Бог – Слово, а верующий в Бога, даже самый красноречивый – Протокол. Ничего страшного, протоколируем дальше, моля Бога, чтобы наш протокол не превратился в дырокол.

*

Встреча с Богом – и событие, и явление. Всякое явление – событие, не всякое событие – явление. Один из лучших рассказов Герберта Уэллса – настоящая притча, стихотворение в прозе – описывает человека, который подростком шёл по тихому переулку, увидел в стене приоткрытую зелёную дверь и вошёл в нее. Попал в чудесный сад (рай, попросту говоря). Он там наслаждался игрой, общением, весёлым покоем, но потом вынужден был оторваться и пойти домой к родителям. Он не сомневался, что вернётся сюда – и вернулся, но безрезультатно. Переулок был на месте, стояла стена, в которой была дверь, а двери не было. В русском языке слово «явление» обозначает и этот сад как нечто, существующее вне зависимости от того, есть в нём человеку или нет, обозначает и явление этого сада человеку («Богоявление»).

Удивительно много верующих, которые полагают, что вера – воспоминание о саде или даже доверие к тем, кто рассказывает о своём опыте пребывания в саду, а то и доверчивое принятие рассказов о том, что зелёная дверь существует, хотя войти в неё никому не дано – во всяком случае, не дано никому из «обычных людей».

Нет «обычных людей», «простых людей». Есть «обычный Бог», «простой Бог». Эта зелёная дверь может не только явиться каждому, - она может открыться каждому. Рассказ Уэллса ведь лишь комментарий к словам Иисуса – «ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».

Во времена Иисуса беда была в том, что большинство людей были убеждены: войти в зелёную дверь имеют право лишь особым образом подготовленные – или особым образом избранные – люди.

В наше время большинство людей убеждены: нет никакой зелёной двери, нет и сада за ней, реален лишь переулок между пустотой и небытием. Да нет такого убеждения, есть душевная леность и конформизм, - те же самые свойства, которые раньше подпитывали дешёвую набожность, теперь подпитывают дешёвый атеизм, заношенный антиклерикализм.

Только это – беда, а страшнее вина. Беда становится виной там, где человек начинает убеждать себя, что иначе быть не может. Это может быть неверующий человек, это может быть верующий, неважно – человек наваливается на приоткрывшуюся было зелёную дверь в своей душе и, напрягая все силы, закрывает её. Если это верующий человек, он предоставляет другим рассказывать ему о саде, выполняет их рекомендации. Он верит – но верит не Богу, а людям, не Богу, а своему небольшому опыту встречи с Богом и своему большому опыту жизни без Бога. Здесь и обнаруживается, что вера противоположна не знанию, вера противоположна самоуверенности – этой высшей, наиболее агрессивной форме отчаяния.

Вера неотделима от незнания – и не только того высшего незнания, когда в саду за зелёной дверью теряет дар речи, приобретая дар жизни и уже не знает, «на земле или на небе» он находится (фальшивые мистики, кстати, опознаются именно по тому, что твёрдо знают, когда они на небе). Вера неотделима от незнания низшего, незнания как метода – «агностицизма». Ложь не выдержит сомнения, реальность – в том числе, Божия – не выдержит отказа от сомнений, ускользнёт, уйдёт. Ведь реальность бесконечна, она лишь со стороны человечества огорожена стеной, и войдя в неё, надо двигаться вглубь и ввысь, а для этого и надо сказать: «Не могу знать, точно ли испытанное мною и виденное мною – это всё. Может быть, это лишь начало, лишь визитная карточка реальности, лишь эхо».

Знать – не могу, - вот главное условие для открытия себя бесконечному познанию, для преодоления не только лжи, заблуждений, иллюзий, но и для преодоления правды – но правды неполной, идолизированной человеческой инертностью. Да, тут возникает риск подмены познания – всё теми же иллюзиями, псевдо-мистической болтологией, шарлатанскими схемами. Так без риска никуда! Агностицизм лечит веру от шарлатанства – настоящий агностицизм (шарлатанский объявляет саму веру шарлатанством). Всё иллюзии конечны, вот в чём утешение, Бог же бесконечен. Вечность – и средство достижения истины, и сама Истина.

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова