Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов

Живая вечность

Освящение

Исторически освящение воды – часть "белой магии", огромного комплекса религиозных действий, который был достаточно сознательно заимствован церковными лидерами у язычников в середине I тысячелетия.

Логика заимствования проста: демоническое не в конверте, а в адресе на конверте. Меняем адресата – и получаем не суеверие, а веру.

На самом деле, это просто чудо, что в конверте не так уж часто бывали и бывают дьявольские заявочки. Хотя и в наши дни ползают муравьишки по коже от освящения какой-нибудь атомной ракеты "Сатана". Так ведь оно и не у язычников есть! Рассказы о завоевании Палестины переполнены освящением – освящением как посвящением Богу трофеев. "Спасибо Деду за победу – всё и всех уничтожаем, принося Тебе!" Это – "святая война", когда ничего себе, всё – Богу. И можно написать "Б-гу", но святее это безобразие не станет.

На этом фоне как-то приятнее смотрится освящение не как уничтожение, не как благословение оружия или какой-нибудь другой дряни, а как молитва над водой, молитва смирения, телесное выражение простой мысли "не мы, а Ты". Не мы спасаем – Ты спасай! Не наши слова, а Твоя воля!

Да, эту волю загоняют в бутылку. Ну не человека же – значит, допустимо. Важно, что освящение – это проявление прежде всего человеческой воли уступить Богу место. Могли бы и от себя возгласить: "Освящаю и благословляю!" Нынче тоже много таких… освятителей… И не они рождают спрос, спрос рождает их… Нет уж, христианская воля – это воля уступить место Божьей воле. И на вопрос "а когда ж пить эту освященную воду" – ответ прост: "а когда захочется". Потому что молитва об освящении – это молитва о том, чтобы в мгновение, когда человеку что-то захочется, он захотел этого от Бога. "Хотение" – ключевое слово. Вера не приходит к тому, кто ничего не хочет – уже или ещё. Без духа – духа желания, духа ярости, духа страсти – богач и нищий равны. Оба апатичны.

Любой материальный, физический религиозный акт – крестное знамение, коленопреклонение, подымание рук, наклонение головы, питьё освященной воды, приход в храм – помогает внутренней жизни. В физическом мире – большой взрыв, из которого целая вселенная. В духовном мире – крохотный огонёк, и чтобы он не потух, иногда нужно и водой его полить. А что она "святая" – буквально, "Божия" – это, конечно, символ, но как на автотрассе символ – дорожный знак – выполняет отнюдь не символическую роль, так и в духовной жизни символ помогает реальности. Реальности Божьего присутствия и человеческого принятия этого присутствия.

"Святая вода" - смешнее этого словосочетания только "водянистый бог". Так ведь есть и такой - это каждый человек. Две трети воды - Боже, неужели нельзя было если не из мрамора, то хотя бы из целлюлозы? Вон, у Толкина ходящие деревья симпатичнее даже эльфов. На худой конец, человек может пофантазировать о жизни в воде - русалкой или ихтиандром. Но быть в воде и быть водою - большая разница!

Освящение воды - и освящение чего угодно, но особенно воды - воспринимается как язычество, "дикость" (дикарство), подмена духа материей. Возвращение к какому-то культу духов. В крещенской проруби просматриваются наяды, к тому же побеждаемые силой животворящего креста, что даже как-то неучтиво, раз, и неэкологично, два.

Современная российская дикость явила уж такую безумную пародию на святую воду - веру в воду заряженную - что после этого как молиться Богу об освящении воды?

Как-как - от сердца молиться. От сердца - значит, понимая, что молишься о невозможном. Зарядить воду - а кто его знает, может, это и реально. Серебрящиеся ионы по воде расползаются, это уж точно. Поэтому да здравствует бедность, когда погружаешь в крещенскую воду жестяной крест. Тут уж без сомнения - если кому-то крещенская вода поможет, то не от материальных обстоятельств.

Конечно, можно прожить без святой воды. Точнее, можно прожить со святой водой, не осознавая её освящённости. Когда молятся об освящении воды, то в качестве прецедентов вспоминают воды, которые никто не освящал. Разве Иоанн Креститель освящал воды Иордана? Нигде ничего такого не сказано. Моисей разве освящал воды Красного моря перед спринтом, который потом окрестили исходом? Точно нет, он слишком спешил. Спаситель не молился над водой, которая стала вином. Слава Богу, что наша святая вода не превращается в вино и что нам не от кого бежать через моря, потому что бежать нам надо от самих себя. Вот поэтому лучшее, что можно сделать со святой водой - выпить её. Где грехи ваши, там и святая вода ваша!

Тончайшая грань отделяет суеверное и верное отношение к святой воде - как и обезьяну от человека. Это даже не грань, это порядок слагаемых. Если переставить местами веру в Бога и веру в святую воду, то из христианства выходит язычество. Если просто вылить святую воду, то - нет, всё останется на месте, вера, благодать, набожность... Только будет зудеть вопрос: почему остановились? Почему не выкинуть крестное знамение, поклоны, молитву губами, хоть вслух, хоть шёпотом? Долой корабль с корабля современности, пусть остаётся одна "глубина души".

Святая вода - не консерв Святого Духа, не губка, которую надо сперва намочить, чтобы потом можно было ею что-то протереть. Конечно, обычно с нею обращаются именно так, и это очень плохо.

Святая вода называется так не потому, что вода - свята, а потому что Дух - Свят. Человек разумный называется так не потому, что человек - разумен, а потому что разум - человечен. А если не человечен, то это не разум.

Человек - носитель разума, не наоборот. Чудо освящения воды - лишь повторение в миниатюре чуда человека. Правда, человек - дух, освятивший прах - это уж такое чудо, что оно даже в миниатюре святой воды не вмещается в разум. Зато вмещается в бутылку, и это куда лучше! Чтобы, когда уже и разум не помогает (а это бывает чаще, чем хотелось бы), помог Тот, кто освящает воду, очеловечивает обезьяну и никогда не загоняет в бутылку, но всякому готов из бутылки помочь, не будучи ни в малейшей степени рабом ни воды, ни бутылки, ни её хозяина.

Только - чур не жаловаться, потому что Бог не джинн, и помощь Божия такова, что лучше всегда хорошенько подумать, готовы ли мы к ней. Он, конечно, выполнит нашу молитву... Как гениальный музыкант может сыграть "Чижик-пыжик", только чижик-пыжик может не узнать себя в этом исполнении - он-то привык пить совсем другое...

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова