Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

АНТРОПОЛОГИЯ

ВОСТОЧНЫЕ ОТЦЫ И УЧИТЕЛИ ЦЕРКВИ V BEKA

К оглавлению

«КОРПУС АРЕОПАГИТИКУМ»

ИСТОРИЯ ПАМЯТНИКА

Многовековая история святоотеческой письменности не знает явления более загадочного, чем корпус сочинений, надписанных именем Дионисия Ареопагита. Влияние «Ареопагитик» на христианскую пись менность и культуру начиная с VI века вплоть до настоящего време ни было настолько беспримерным и широким, что трудно назвать какой-либо другой литературный памятник, сопоставимый с ними по масштабам духовного воздействия. Ни одно произведение христиан ской письменности патристического периода не породило столь об ширной научной литературы, столь разнообразных гипотез о своем происхождении и авторстве, чем «Корпус Ареопагитикум».

Дионисий Ареопагит жил в I веке. Он был обращен в христиан ство святым апостолом Павлом (см. Деян. 17, 34); по преданию, Дионисий стал первым епископом Афинским. Однако ни один из христианских богословов и историков древности нигде не говорит о том, что этот апостольский муж оставил какие-то литературные про изведения. О сочинениях Дионисия впервые было упомянуто на встрече православных с монофизитами в 533 г. в Константинополе. На этой встрече монофизиты-севириане, противники Халкидонекого Собора, в доказательство правоты своего учения сослались на выра жение «одна богомужная энергия», употребленное Дионисием Ареопагитом. В ответ представитель православной партии Ипатий Ефес ский выразил недоумение, сказав, что ни один из древнехристианских писателей не упоминал сочинений с этим именем - следовательно, их нельзя считать подлинными.

Если в 533 г. православный епископ мог не знать сочинений Дионисия Ареопагита, тогда как они уже пользовались авторитетом в монофизитской среде, то очень скоро, к середине VI в. , эти сочинения стали широко известны и среди православных. В 530-540 гг. схолии на сочинения Дионисия Ареопагита пишет Иоанн Скифопольский. Всем восточнохристианским писателям после VI в. «Корпус» известен: на него ссылаются Леонтий Византийский, Анастасий Синаит, Софроний Иерусалимский, Феодор Студит. В VII веке сочи нения Дионисия толковал св. Максим Исповедник; позднейшими переписчиками его схолии были соединены со схолиями Иоанна Ски фопольского. Преп. Иоанн Дамаскин (VIII в. ) ссылается на Диони сия как на общепризнанный авторитет. Впоследствии комментарии к «Корпусу» писали Михаил Пселл (XI в. ) и Георгий Пахимер (XIII в. ). В VIII в. схолии к «ареопагитикам» были переведены на сирийский язык; сами трактаты без комментариев были переведены Сергием Ришайнским значительно раньше - не позднее 536 г. Не позднее

VIII в. появляются арабский и армянский переводы «Корпуса», к

IX в. - коптский, к XI - грузинский. В 1371 г. сербский инок Исаия заканчивает полный перевод «Корпуса Ареопагитикум» вместе со схолиями Иоанна-Максима на славянский язык; с этого времени сочинения Дионисия Ареопагита становятся неотъемлемой частью славяноязычной, в первую очередь русской, духовной культуры.

На Западе «ареопагитики» известны с VI века. На них ссылают ся папы Григорий Великий, Мартин (на Латеранском Соборе 649 г. ), Агафон (в письме VI Вселенскому Собору). К 835 г. появляется первый латинский перевод «Корпуса». Вскоре Иоанн Скотт Эриуге на вторично переводит «Корпус» на латынь - с этого времени сочи нения Дионисия получают такую же известность на Западе, какой они пользовались на Востоке. Автор ареопагитских творений был отождествлен со св. Дионисием Парижским, просветителем Галлии, вследствие чего к его сочинениям относились с особым вниманием в Парижском университете. На Западе «Корпус» многократно ком ментировали. Гуго де Сен-Виктор писал схолии к «Небесной иерар хии», Альберт Великий истолковал весь «Корпус». В «Сумме теоло гии» Фомы Аквинского насчитывают около 1700 цитат из трактатов Ареопагита; Фома также составил отдельный комментарий к «Боже ственным именам». Далее Бонавентура, Мейстер Экхарт, Николай Кузанский, Хуан де ла Крус и многие другие выдающиеся духовные писатели Западной Церкви испытали на себе сильнейшее влияние ареопагитских сочинений.

В течение всего Средневековья трактаты Дионисия Ареопагита признавались подлинными и пользовались непререкаемым авторите том. Однако начиная с эпохи Возрождения сомнения в подлинности «ареопагитик» высказываются все чаще: на Востоке Георгий Трапе зундский (XIV в. ) и Феодор Газский (XV в. ), а на Западе Лоренцо Балла (XV в. ) и Эразм Роттердамский (XVI в. ) были первыми, кто усомнился в автентичности «Корпуса». К концу XIX в. мнение о псевдоэпиграфическом характере сочинений Дионисия Ареопагита почти полностью восторжествовало в научной критике.

Сомнения в подлинности «Корпуса Ареопагитикум» строятся на следующих основаниях. Во-первых, сочинения Дионисия не были известны ни одному христианскому писателю ранее VI в. : даже Евсевий Кесарийский, рассказавший в своей «Церковной истории» обо всех крупных богословах, и бл. Иероним, перечисливший в «Жизни знаменитых мужей» всех известных ему церковных писа телей, ни словом не упоминают об ареопагитских творениях. Во-вторых, в самом тексте «Корпуса» налицо хронологические неувязки: автор называет апостола Тимофея «чадом», тогда как реальный Дионисий Ареопагит был намного моложе Тимофея; автору извес тны Евангелие и Апокалипсис Иоанна, написанные, когда Диони сий должен был находиться в глубокой старости; автор цитиру ет Послание Игнатия Богоносца, написанное не ранее 107 - 115 гг. В-третьих, автор ссылается на некоего Иерофея - ниоткуда боль ше эта личность неизвестна. В-четвертых, автор, будучи якобы со временником апостолов, говорит в трактате «О церковной иерар хии» о древних учителях и древних преданиях. В-пятых, описания богослужебных обрядов у Ареопагита не соответствуют аналогич ным описаниям раннехристианских авторов («Дидахи», св. Иппо лит Римский) - такого чина пострижения в монашество, о кото ром говорит Ареопагит, не было не только в I в. , но, по-видимому, даже в IV, а сложился он позднее; также и описанный Ареопаги том чин Литургии с чтением Символа веры весьма далек от евха ристических собраний апостольских времен (Символ веры введен в Литургию в 476 г. ). В-шестых, богословская терминология «Кор пуса» соответствует периоду христологических споров (V -VI вв. ), а не раннехристианской эпохе. В-седьмых, наконец, философская терминология памятника находится в прямой зависимости от нео платонизма: автору «ареопагитик» известны сочинения Плотина (III в. ) и Прокла (Vb. ), имеются даже текстуальные совпадения между трактатами Ареопагита и книгами Прокла «Первоосновы теологии» и «О сущности зла».

Попытки угадать настоящего автора «ареопагитик» предприни мались неоднократно - назывались, в частности, имена Севира Ан тиохийского, Петра Монга, Петра Ивера и других монофизитских деятелей послехалкидонской эпохи, но ни одна из этих гипотез не нашла подтверждения. По-видимому, имя человека, написавшего «ареопагитские» сочинения на рубеже V и VI в. и пожелавшего остаться неизвестным, так никогда и не будет открыто. Намерен но псевдоэпиграфический характер памятника, однако, нисколько не умаляет его значения в качестве важного источника христиан ского вероучения и одного из самых ярких, глубоких и значитель ных в богословском и философском отношении произведений свя тоотеческой литературы.

СОСТАВ ПАМЯТНИКА

Трактаты

Все сохранившиеся трактаты Дионисия Ареопагита адресованы «со пресвитеру Тимофею». Трактат О Божественных именах состоит из 13 глав и посвящен рассмотрению наименований Бога, встречающихся в Ветхом и Новом Заветах, а также в античной философской традиции. В гл. 1 Ареопагит говорит о необходимости основываться на Священном Писании при исследовании того, что относится к «сверхсущностному и потаенному Божеству»; имена Божий, встречающиеся в Писании, соот ветствуют божественным «выступлениям» (πρόοδοι - исхождениям), т. е. тому, как Бог проявлял Себя вне Своей сущности, ad extra. Бог является безымянным как превосходящий любое слово, и вместе с тем Ему подобает всякое имя, поскольку Он везде присутствует и все на полняет Собою. Во 2-й главе речь идет о «соединяющем и различаю щем богословии» - это попытка философского осмысления тайны Святой Троицы. В 3-й главе говорится о молитве как условии богопоз нания; автор ссылается на своего наставника - блаженного Иерофея и обещает следовать ему в своих богословских изысканиях. В гл. 4 говорится о Благе, Свете, Красоте, Любви (Эросе) как именах Бога, об экстатичности Божественного эроса; приводятся пространные цитаты из «Гимнов любви» Иерофея; значительную часть главы составляет экскурс о природе зла: Ареопагит вслед за неоплатониками, а также христианскими богословами (в особенности Великими каппадокийца ми) утверждает, что зло не является самостоятельной сущностью, а лишь отсутствием блага. В гл. 5 рассматривается ветхозаветное имя Божие Сущий, в гл. 6 речь идет о Жизни, в 7-й - о Мудрости, Разуме, Смысле, Истине и Вере, в 8-й - о Силе, Праведности (справедливости), Спасении, Искуплении и о Неравенстве, в 9-й - о Великом и Малом, Тождественном и Ином, Подобном и Неподобном, Покое и Движении, а также о Равенстве, в 10-й - о Вседержителе и Ветхом Днями, в 11-й - о Мире, Бытии-в-Себе (самобытии), Жизни-в-Себе (саможизни), Силе-в-Себе (самосиле), в 12-й - о Святом святых, Царе царей, Господе гос подствующих, Боге богов. Наконец, в 13-й главе рассматриваются име на Совершенное и Единое. Все перечисленные Ареопагитом наименова ния Бога в той или иной форме встречаются в Священном Писании. Однако если некоторые имена заимствованы непосредственно из Биб лии (Ветхий Днями, Царь царей), то в других прослеживается неоплато ническое влияние: триада имен Благо - Жизнь - Премудрость соответ ствует прокловской триаде Благо -Жизнь -Разум. Некоторые наиме нования характерны для обеих - библейской и античной - традиций (Сила, Мир). Понятие Единого, которое Ареопагит считает наиболее важным из имен Бога, восходит к философии Платона («Парменид») и мистике Плотина, а рассуждения о Вечном и Временном напоминают подобные рассуждения в «Первоосновах теологии» Прокла. Восприни мая и синтезируя наследие неоплатоников, Ареопагит, однако, придает ему христианизированное звучание: те наименования, которые в антич ной традиции принадлежали «богам», он относит к единому Богу.

Трактат О небесной иерархии состоит из 15 глав и является систе матическим изложением христианской ангелологии. По Дионисию, ан гельские чины составляют иерархию, цель которой - уподобление Богу: «Иерархия, по моему мнению, есть священный чин, знание и деятель ность, по возможности уподобляющаяся божественной красоте, и при озарении, сообщаемом ей свыше, направляющаяся к возможному бого подражанию.. . Имея Бога Наставником во всяком священном ведении и деятельности и постоянно взирая на божественную Его красоту, она по возможности отпечатлевает в себе образ Его и своих причастников делает божественными подобиями, яснейшими и чистейшими зерцалами, приемлющими в себя лучи светоначального и богоначального света так, что, исполняясь священным сиянием, им сообщаемым, они сами нако нец.. . обильно сообщают его низшим себя» (гл. 3, 1-2). Дионисий пользуется названиями ангельских чинов, встречающимися в Библии, - серафимы, херувимы, архангелы и ангелы (в Ветхом Завете), престолы, господства, начала, власти и силы (Кол. 1, 16 и Еф. 1, 21) - и распола гает их в трехступенном иерархическом порядке: высшую иерархию составляют престолы, серафимы и херувимы (гл. 7), среднюю - начала, власти и силы (гл. 8), низшую - начала, архангелы и ангелы (гл. 9). Хотя нам открыты имена девяти ангельских чинов, их настоящее коли чество известно только Богу и им самим (гл. 6). Божественное «свето литие» (излияние света) передается от высших ангельских чинов к низшим, а от них -людям. Этот порядок, по Дионисию, не должен нару шаться - так, чтобы светолитие передавалось от высших чинов к лю дям, минуя посредствующие звенья иерархии. В гл. 13 Ареопагит дока зывает, что пророку Исаии являлся не серафим, а один из низших анге лов под видом серафима. Тем более невозможно непосредственное от кровение сущности Божией человеку: «Бог являлся святым в извест ных видениях», однако «эти Божественные видения славным отцам на шим были открываемы посредством небесных сил» (гл. 14). Исчислить ангелов невозможно - их «тысячи тысяч» (гл. 14). В заключительной главе Дионисий говорит об антропоморфических изображениях ангелов в Священном Писании (гл. 15).

В трактате О церковной иерархии Дионисий говорит об иерархичес кой структуре христианской Церкви: во главе всех чинов - и небес ных, и земных - стоит Иисус, затем следуют ангельские чины, передающие божественное светолитие «нашей иерархии». Церковная иерархия, будучи продолжением небесной, состоит из девяти чинов: высшую иерар хию составляют три таинства - Просвещение (Крещение), Собрание (Евхаристия) и Миропомазание: среднюю -иерархи (епископы), пре свитеры и диаконы: низшую - «чины совершаемых», т. е. ферапевты (монахи), «священный народ» и оглашенные. Трактат состоит из семи глав: в 1-й говорится о смысле существования церковной иерархии, во 2-й - о таинстве Просвещения, в 3-й - о таинстве Собрания, в 4-й - о Миропомазании, в 5-й -о рукоположении в священный сан, в 6-й опи сывается чинопоследование монашеского пострижения, в 7-й говорит ся о погребении усопших. Каждая глава (за исключением 1-й, вступи тельной) делится на три части: в первой излагается смысл таинства, во второй - его чинопоследование, в третьей автор предлагает «фео рию» - аллегорическое и символическое толкование каждого священ нодействия. Таинство Крещения, по Дионисию, является «богорождени ем», т. е. началом новой жизни в Боге. Таинство Собрания (Евхарис тия) - это средоточие христианской жизни, «завершение единения с Богом». Благоухание мира в Миропомазании символически означает божественную красоту, к которой приобщается принимающий таин ство. Говоря о посвящении в иерархические степени, Дионисий под черкивает близость священнослужителей к Богу: «Если кто произно сит слово "иерарх", он говорит об обоженном и божественном чело веке, овладевшие всем священным знанием» (гл. 1,3). Пострижение в монашество в соответствии с древней традицией тоже названо таин ством; монахи-ферапевты - высший чин в иерархии «совершаемых»: они должны устремляться умом к Божественной Единице, преодоле вать рассеянность, объединять свой ум, чтобы в нем отображался еди ный Бог. Последование погребения усопших, по Дионисию, это торже ственная и радостная молитва иерарха вместе с народом о переходе скончавшегося христианина из земной жизни в «пакибытие» - «жизнь невечернюю», наполненную светом и блаженством.

Трактат О мистическом богословии состоит из пяти глав: в 1-й Дионисий говорит о Божественном мраке, окружающем Троицу; во 2-й и 3-й - об отрицательном (апофатическом) и положительном (катафа тическом) методах богословия; в 4-й и 5-й - о том, что Причина всего чувственного и умственного трансцендентна всему чувственному и ум ственному и не является ничем из этого. Бог положил тьму Своим покровом (2 Цар. 22, 12; Пс. 17, 12), Он живет в сокровенном и таин ственном мраке молчания: к этому мраку можно взойти через освобож дение от словесных и умственных образов, очищение ума и отрешение от всего чувственного. Символом такого мистического восхождения к Богу является Моисей: он должен сначала очиститься и отделиться от неочищенных и лишь потом «отрывается от всего видимого и видяще го и проникает в поистине таинственный мрак незнания, после чего оказывается в совершенной темноте и безвидности, весь будучи вне всего, не принадлежа ни себе, ни чему-либо другому». Это единение с Богом во мраке молчания есть экстаз - познание сверхразумного че рез абсолютное незнание (гл. 1). В богословии апофатизм следует пред почитать катафатизму (гл. 2). Апофатизм заключается в последова тельном отказе от всех положительных характеристик и имен Бога, начиная от наименее соответствующих Ему («воздух», «камень»), вплоть до наиболее полно отражающих Его свойства («жизнь», «благость») (гл. 3). В конечном счете Причина всего (т. е. Бог) не есть ни жизнь, ни сущность; Она не лишена слова и ума, но не есть тело; Она не имеет ни образа, ни вида, ни качества, ни количества, ни величины; Она не ограничена местом, не воспринимается чувствами, не имеет недо статков, не подвержена изменению, тлению, разделению и чему-либо другому из чувственного (гл. 4). Она не есть ни душа, ни ум, ни слово, ни мысль, ни вечность, ни время, ни знание, ни истина, ни царство, ни мудрость, ни единое, ни единство, ни божественность, ни благость, ни дух, потому что Она выше всякого утверждения и отрицания, превос ходит все Свои имена и свойства, «от всего отрешена и для всего запредельна» (гл. 5). Таким образом, трактат «О мистическом бого словии» является как бы апофатическим коррективом к катафатичес кому трактату «О Божественных именах».

Письма

«Корпус Ареопагитикум» включает 10 писем, адресованных разным лицам. Письма 1-4 обращены к Гаию ферапевту (монаху): в 1-м Дионисий говорит о богопознании; во 2-м подчеркивает, что Бог пре вышает всякое небесное богоначалие; в 3-м - что Бог живет в сокро венной тайне; в 4-м рассуждает о воплощении Господа, ставшего истин ным человеком.

Темой письма 5, к священнейшему Дорофею, является, так же как и в 1-й главе «Таинственного богословия», Божественный мрак, в котором живет Бог.

В письме б Дионисий советует Сосипатру иерею удаляться споров на почве богословия.

7-е письмо адресовано священноначальнику Поликарпу. В нем ав тор просит Поликарпа обличить язычника Аполлофана, обвинявшего Дионисия в том, что он «пользуется греческим образованием против греков», т. е. употребляет свое знание античной философии на пользу религии, отрицающей язычество; Дионисий, напротив, утверждает, что «греки неблагодарно пользуются Божественным против Божественно го, когда Божией мудростью стараются разрушить Божию же рели гию». Тематика данного письма близка произведениям апологетов II в. , выступавших с обличениями против язычников за то, что последние неправильно пользуются своим собственным богатым философским наследием. В конце письма Дионисий повествует о солнечном затме нии, которое произошло в момент распятия Спасителя и которое он вместе с Аполлофаном наблюдал в Илиополисе (Египет). Этот рас сказ из 7-го письма противниками отрицательной критики приводится в пример подлинности «ареопагитик». Однако, как отмечал В. В. Боло тов, евангельское выражение «солнце померкло» (Лк. 23, 45) не следу ет понимать в астрономическом смысле: полное затмение, как оно опи сано у Ареопагита, могло иметь место только в новолуние, а не в полно луние (14-го Нисана), когда был распят Спаситель.

Письмо 8 адресовано Демофилу ферапевту. Дионисий советует мо наху подчиняться своему местному священнику и не осуждать его, так как суд принадлежит только Богу. Доказывая свои мнения, автор ссы лается на истории ветхозаветных праведников - Моисея, Аарона, Да вида, Иова, Иосифа и др. , а также своего современника Карпа - воз можно, того самого, о котором упоминает апостол Павел (1 Тим. 4, 13).

В письме 9 Дионисий обращается к Титу иерарху и объясняет ветхо заветные символы - дома, чаши, пищу и пития Премудрости. Посколь ку в Священном Писании речь идет о вещах таинственных и невырази мых, для более ясного понимания их он переводит духовную реаль ность на язык символов. Все антропоморфизмы Библии, в том числе «чувственную и плотскую страсть», описанную в Песни Песней, следует, по Дионисию, толковать аллегорически.

10-е письмо адресовано Иоанну Богослову, апостолу и евангелис ту, во время заточения его на острове Патмос. Автор приветствует Иоанна, говорит об «ангелоподобной» жизни некоторых христиан, которые «еще в настоящей жизни являют святость жизни будущей», и предсказывает Иоанну освобождение от уз и возвращение в Азию.

Утраченные трактаты

Автор ареопагитских трактатов часто ссылается на свои сочинения, которые до нас не дошли. Дважды (О Божеств, именах, 11, 5; О мис тич. богословии, 3) он упоминает трактат Богословские очерки, в ко тором с многочисленными ссылками на Писание говорилось о Троице и о воплощении Христа. О Символическом богословии Дионисий упоминает четыре раза (О Божеств, именах, 1, 8; 9, 5; О церк. иер. , 15, 6: О мистич. богословии, 3): в этом большом трактате речь шла о символических изображениях Божества, встречающихся в Библии. В сочинении О Божественных гимнах говорилось об ангельском пении и были изъяснены «высочайшие славословия пренебесных умов» (О неб. иер. , 7,4). Трактат О свойствах и чинах ангельских (см. : О Божеств, именах, 4, 2) представлял собой, по-видимому, не что иное, как О небесной иерархии. В трактате Об умопостигаемом и чувственном (см. : О церк. иер. , 1, 2; 2, 3 - 2) говорилось о том, что чувственные вещи являются образами умопостигаемых. В сочинении О душе (см. : О Божеств, именах, 4, 2) говорилось об уподоблении души ангельской жизни и приобщении к божественным дарам. Сочинение О праведном и Божием Суде (см. : О Божеств, именах, 4, 35) было посвящено нрав ственной тематике и опровержению ложных представлений о Боге. Ввиду общего псевдоэпиграфического характера «Корпуса Ареопаги тикум» в науке неоднократно высказывались сомнения относительно существования упоминаемых автором, но не дошедших до нас произве дений: прот. Г. Флоровский считает их «литературной фикцией» (Виз. Отцы V -VII вв. , с. 100). Такой же фикцией могут быть сочинения Иерофея и сам Иерофей, на которого часто ссылается Ареопагит.

БИБЛИОГРАФИЯ

Оригинальный текст

Corpus Dionysiacum I: Pseudo-Dionysius Areopagita. De divinis nominibus. (Ed.

B. R. Suchla). // Patristische Texte und Studien, 33. - Berlin - New-York,

1990. Corpus Dionysiacum II: Pseudo-Dionysius Areopagita. De coelesti hierarchia. De

ecclesiastica hierarchia. De mystica theologia. Epistulae. (Ed. G. Heil,

A. M. Ritter). //Patristische Texte und Studien, 36. - Berlin-NY, 1991. Migne,PG. - T. 3-4. SChr. : Denys 1'Areopagite. La hierarchie celeste. - T. 58 (bis). - Paris, 1987.

Русские переводы

Дионисий Ареопагит. О Божественных именах. О мистическом богословии. Изд. подгот. Г. М. Прохоровым. - СПб. , 1995.

Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии. / Пер. Н. Г. Ермаковой под ред. Г. М Прохорова. - СПб. , 1996.

О небесной иерархии. - М. , 1839. - Тоже. - 2-е изд. - М. , 1843. - Тоже. - 3-е изд. - М. , 1848. - Тоже. - 4-е изд. - М. , 1881. -То же. - 5-е изд. - М. , 1893. - То же. - 6-е изд. - М. , 1898.

О церковной иерархии (с комментариями). // Писания святых отцев, относящиеся к истолкованию православного богослужения. - СПб

1855. - Е. 1. - С. 1-260. Псевдо-Дионисий Ареопагит. О Божественных именах. / Пер. игумена

Геннадия Эйкаловича. - Буэнос-Айрес, 1957. Об именах Божиих. // Крючков В. Богословие «Корпуса

Ареопагитикум». - Загорск, 1984. Св. Дионисий Арепагит. К Тимофею о таинственном богословии. //

Христианское чтение. - СПб. ,1825. - Ч. 20. - С. 3-14. Дионисий Ареопагит. О таинственном богословии и Послание к Титу иерарху, (славян, текст и рус. перевод). // Прохоров Г. М. Памятники

переводной и русской литературы XIV -XV веков. - Л. , 1987. -

С. 158-299. О мистическом богословии и Послание к Титу (пер. священника

Л. Лутковского). // Мистическое богословие. -Киев, 1991. Св. Дионисий Арепагит. Письма 1-6, 8. //Христианское чтение. -

СПб. , 1825. - Ч, 19. - С. 239-266. Св. Дионисий Арепагит. Письма 10 и 7. //Христианское чтение. -

СПб. , 1838. -Ч. 4. - С. 281 -290. Св. Дионисий Арепагит. Письмо 9. // Христианское чтение. -

СПб. ,1839. - Ч. 1. - С. 3-18.

Литература

Безобразов М. В. Творения св. Дионисия Ареопагита. // Богословский вестник. - Сергиев Посад, 1898. - № 2. - С. 195 - 205.

Болотов В. В. К вопросу об ареопагитских творениях. (Оттиск из журнала «Христианское чтение»). - СПб. , 1914. - С. 556 - 580.

Бычков В. В. Corpus Areopagiticum как один из философско-эстетичес ких источников восточнохристианского искусства. - Тбилиси, 1977.

Геннадий (Эйкалович), иеромонах. Положительное и отрицательное богословие в «Именах Божиих» Дионисия Ареопагита. //Богословский сборник. - Саут Канаан, 1954. -Вып. 1. -С. 27 - 56.

Данелия С. К вопросу о личности псевдо-Дионисия Ареопагита. // Византийский временник. - М. , 1956. - № 8. - С. 377 - 384.

Иванов В. Христианская символика в богословии «Корпуса Арео пагитикум». - Загорск, 1975.

Иванов С. Мистика Ареопагитик. //Вера и разум. - Харьков, 1914. - № 6. - С. 695-795; - № 7. - С. 19-27.

Киприан (Керн), архимандрит. Вопрос об авторе и происхождении памятника. // Псевдо-Дионисий Ареопагит. О Божественных именах. - Буэнос-Айрес, 1957.

Крючков В. Богословие «Корпуса Ареопагитикум». - Загорск, 1984.

Лосский В. Апофатическое богословие в учении св. Дионисия

Ареопагита. // Богословские труды. - М. , 1985. - № 26. -

С. 163-172. Малышев Н. Догматическое учение Ареопагитик. //ГБЛ. Музейное

собрание. - Ф. 172. (Рукопись).

Махарадзе М. Философские источники ареопагитик. - Тбилиси, 1983. Нуцубидзе Ш. Тайна псевдо-Дионисия Ареопагита. // Известия Инсти тута языка, истории и материальной культуры имени академика Н.

Марра. - № 14. - Тбилиси, 1944. О святом Дионисии Ареопагите и его творениях. // Христианское чтение.

- Ч. 2. - СПб. , 1848.

Прохоров Г. Корпус сочинений с именем Дионисия Ареопагита в древне русской литературе. // Труды Отдела древнерусской литературы. -

Л. , 1976. - № 31. - С. 351-361. Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы XIV -

XV веков. - Л. , 1987. Прохоров Г. Послание Титу иерарху Дионисия Ареопагита в славянском

переводе и иконография «Премудрость созда себе дом». //Труды

Отдела древнерусской литературы и искусства. - Т. 38. - С. 7 - 41. Розанов В. О сочинениях, известных с именем святого Дионисия

Ареопагита. //ГБЛ. Музейное собрание. - Ф. 172 (рукопись). Салтыков А. О значении ареопагитик в древнерусском искусстве

(к изучению «Троицы» Андрея Рублева). // Древнерусское искусство

XV-XVII веков: Сб. статей. - М. , 1981. - С. 5-24. Скворцов К. Исследование вопроса об авторе сочинений, известных с

именем св. Дионисия Ареопагита. - Киев, 1871. Скворцов К. О творениях, приписываемых св. Дионисию Ареопагиту.

//Труды Киевской духовной академии. - Киев, 1863. - № 8. М

С. 385-425. - № 12. - С. 401-439. Таврадзе Р. К вопросу об отношении Давида Анахта к псевдо-Дионисию

Ареопагиту. - Ереван, 1980. Хонигман 3. Петр Ивер и сочинения псевдо-Дионисия Ареопагита. -

Тбилиси, 1955.

BallH. Byzantinische Christentum. Drei Heiligenleben. - Munchen - Leipzig, 1923. BallH. The Mystical Theology of Dionysius the Areopagite. - London, 1923. Ball H. , Tritsch W. Dionysius Areopagita: Die Hierarchien der Engel und der

Kirche. - Munchen, 1955. Balthasar H. U. von. Kosmische Liturgie, Maximus der Bekenner und Krise des

griechischen Weltbildes. - Freiburg im В. , 1941. Brons B. Gott und die Seienden. Untersuchungen zum Verhaltnis von

neuplatonischer Metaphysik und christlicher Tradition bei Dionysius

Areopagita. - Gottingen, 1976.

Chevallier Ph. Dionysiaca. V. 1-2. - Paris, 1937 - 1950.

Chevallier Ph. Jesus-Christ dans les oeuvres du Pseudo-Areopagite. - Paris,

1951.

DaeleA. van den. Indices Pseudo-Dionysiani. - Louvain, 1941. Darboy M. (Euvres de saintDenys l'Areopagite. - Paris, 1887. Denysl'Areopagite(Lepseudo). //Dictionnaire de spiritualite. - Paris, 1957. --

T. 3. -P. 244-318. Every G. Dionysius the Areopagite. One yet Two, Monastic Tradition in East and

West. - Michigan, 1976. Fowler J. The Works of Dionysius, Especially in Reference to Christian Art. -

London, 1872. Gersch St. From Iamblichus to Eriugena: An Investigation of the Prehistory and

Evolution of the Pseudo-Dionysian Tradition. - Leiden, 1978. Godet P. Denys l'Areopagite. //Dictionnaire de theologie catholique. - Paris,

1911. -T. 4. -P. 429-436. Golitzin А. С Mystagogy. Dionysius Areopagita and His Christian Predecessors.

- Oxford, 1980.

Goltz H. Hiera Mesiteia: Zur Theorie der hierarchischen Sozietät im Corpus

Areopagiticum. - Erlangen, 1974. Hausherr I. Dogme et spiritualite Orientale. // Revue d'ascetique et de mystique.

- Paris, 1947. - T. 23. - P. 3-37.

Hausherr/. Doutes au sujet du divin Denys. // Orientalia Christiana Periodica. -

Paris, 1936. - T. 2. - P. 484-490. Hausherr I. Le pseudo-Denys est-il Pierre l'Iberien? // Orientalia Christiana

Periodica. - Roma, 1953. - T. 19. - P. 247-260. Hausherr I. L'influence de Denys Г Areopagite surla mystique byzantine. // Sixieme

Congres internationale d'etudes byzantines. - Alger, 1939. Hipler Fr. Dionysius der Areopagite: Untersuchungen über Aechtheit und

Glaubwürgkeit der unter diesem Namen vorhandenen Schriften. -

Regensburg, 1861.

Hipler Fr. Dionysius der Areopagita. - Ratisbon, 1865. Honigman E. Pierre l'Iberien et les ecrits du Pseudo-Denys l'Areopagite. //

Memoires de l'Academie Royale de Belgique. - Vol. XLVIII. - Fase. 3. -

Bruxelles, 1952. Ivanka E. von. But et date de la composition du Corpus Areopagiticum // Actes

du 6e Congres internationale des etudes byzantines. - Paris, 1950. - P. 239

-240. Ivanka E. von. Dionysius Areopagita: Von den Namen zum Unnennbaren. -

Einsiedeln, 1959.

JahnA. Dionysiaca. - Altona - Leipzig, 1889. Kanakis I. Dionysius der Areopagite nach seinem Charakter als Philosoph

dargestellt. - Leipzig, 1881.

Kempf N. Tractatus De Mystica Theologia. - V. 1-2. - Salzburg, 1973. Kern, Cyprien P. La structure du monde d'apres le pseudo-Denys. // Irenikon. -

Louvain, 1956. - T. 29. - P. 205-209. Koch H. Pseudo-Dionysius Areopagita in seinem Beziehungen zum Neoplatonismus

und Mysterienwesen. - Mainz, 1900. Krynen J. La theologie du baroque: Denys le mystique et saint Jean de la Croix. -

Paris, 1955. Lossky V. La notion des analogies chez Denys Pseudo-Areopagite: Archives

d'histoire litteraire et doctrinale du moyen-age. // Bibliotheque thomiste. -

Paris, 1930. - T. 14. - P. 22-30. Lossky V. La theologie apophatique dans la doctrine de Denys Γ Areopagite. //

Seminarium Kondakovium. - Prague, 1929. - T. 3. - P. 133-144. Louth A. Denys the Areopagite. - Wilton, 1989. Louth A. The Origins of the Christian Mystical Tradition: From Plato to Denys. -

Oxford, 1981.

Marcus L. Plato and Dionysius: Α Double Biography. - New York, 1947. Meyendorff J. Christ in Eastern Christian Thought. - NY, 1975. P. 91 -112. Meyendorff J. Notes sur l'influence dionysienne en Orient. // Studia Patristica. -

' Berlin, 1957. - T. 2. - P. 546-552.

Montet L. Des livres du Pseudo-Denys Г Areopagite. -Paris, 1848. Morel F. Essai sur Г Introversion mystique: Etüde psychologique de Pseudo-Denys

l'Areopagite et de quelques autres cas de mysticisme. - Geneve, 1918. Müller H. F. Dionysius, Proclus, Plotinus. - Münster, 1918. Neidl W. M. Thearchia. Die Frage nach Gott bei Pseudo-Dionysius Areopagita

und Thomas von Aquiη. - Innsbruck, 1974. Parker J. H. Are the Writings of Dionysius the Areopagite Genuine? - London,

1897. Pera C. Denys le mystique et la theomachia. // Revue des etudes philosophiques

ettheologiques. - Paris, 1936. - P. 1 - 75. Pseudo-Dionysius. The Complete Works. - London, 1987. Pronoia et contingence chez Proclus et Denys l'Areopagite. - Neuchatel -

Fribourg, 1977.

Putnam С. С Beauty in Pseudo-Denis. - Washington, 1960. Rolf E. C. Dionysios the Areopagite on the Divine Names and the Mystical

Theology. - New York, 1966. Roques R. Le primat du transcendant dans la purification de l'intelligence selon

le Pseudo-Denys. //Revue d'ascetique et de mystique. - Paris, 1947. -

T. 23. - P. 142-170.

Roques R. L'Univers Dionysien. Structure hierarchique du monde selon le Pseudo Denys. - Paris, 1954. Roques R. Pierre l'Iberien et le Corpus dionysien. // Recherches de science

religieuse. - Paris, 1954. - T. 145. - P. 69-98.

Roques R. Purification et la conversion selon le pseudo-Denys. - Toulouse, 1947. Roques R. , Cappuins M. , Aubert R. Denys le Pseudo-Areopagite. // Dictionnaire

d'histoire et de geographie ecclesiastique. - Paris, 1958. - T. 13. - Col.

257-768. Rorem P. E. Biblical and Liturgical Symbols within Pseudo-Dionysian synthesis.

- Toronto, 1984.

Rutledge D. Cosmic Theology. The Ecclesiastical Hierarchy of Pseudo-Denys. -

London, 1964. Schneider C. M. Areopagitica: die Schriften des heiligen Dionysius vom Areopag.

- Regensbul, 1884.

Semmelroth O. Das ausstralhlende und emporziehende Licht. Die Theologie des

Pseudo-Dionysius Areopagita in systematischer Darstellung. - Bonn, 1947. Siebert O. von. Die Metaphysik und Ethik des Pseudo-Dionysius Areopagita. -

Jena, 1894.

Spearritt Ρ. Α Philosophical Enquiry into Dionysian Mysticism. - Fribourg, 1968. Steenberghen F. van. Autour de la docte ignorance, une controverse sur la theologie

mystique au quinzieme siecle. - Münster, 1914. Stein E. Ways to Know God. The «Symbolic Theology» of Dionysius the

Areopagite and Its Factual Presuppositions. //Thomist. - 1946. - T. 9. -

P. 379-420. Stiglmayr J. Des heiligen Dionysius Areopagita angebliche Schriften über die

beiden Hierarchien aus dem griechischen übersetzt. - München, 1911. Stiglmayr J. Des heiligen Dionysius Areopagita angebliche Schriften über göttliche

Namen. - München, 1931. Thery G. Etudes dionysiennes: Hilduin, traducteur de Denys. - V. 1 - 2. - Paris,

1932-1937. Tritsch W. Dionysius Areopagita. Mystische Theologie und andere Schriften mit

einer Probe aus der Theologie des Proklus. - München, 1956. Vanneste J. Le mystere de Dieu. Essai sur la structure rationnelle de la doctrine

mystique du Pseudo-Denys l'Areopagite. - Paris, 1959. Völker W. Kontemplation und Ekstase bei Pseudo-Dionysius Areopagita. -

Wiesbaden, 1958. Watts A. W. The Mystical Theology of Dionysius the Areopagite and Letters 1

and 5. - New York, 1944. Weertz H. Die Gotteslehre des Ps. Dionysius Areopagita und ihre Einwirkung auf

Thomas von Aquin. - Cologne, 1908.

И блистающий ум ты оставил, и знание сущих Ночи ради бессмертной, которой нельзя называть

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова