Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Яков Кротов. Богочеловеческая комедия. Вспомогательные материалы.

ПАМЯТНИКИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЛАТИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.

X - XI века

К оглавлению

Аббон Флерийский

Аббон, один из великих ученых Европы X в., родился недалеко от Орлеана. Точная дата его рождения неизвестна (ок. 945-950), но известно, что он учился в Париже, Реймсе и Орлеане. В результате он стал многогранным ученым, прекрасно знающим дисциплины как тривиума, так и квадривиума, и оставил сочинения по вычислениям календаря, логике, грамматике, кано-

507

ническому праву, исторические и агиографические сочинения. Вместе с Гербертом Орильякским1, с которым он учился в Реймсе, Аббон был одним из первых ученых в Европе, знавших сочинения Боэция о логике. Сам Аббон составил трактат о силлогизмах. В 985 г. Аббон пытался стать настоятелем Флери, но попытка не удалась, и он был вынужден на два года покинуть Францию. Он уехал в Англию преподавать в монастыре Рэмси, провел там два года (985-987) и тем оказал большое влияние на развитие образования в этой стране, как при помощи книг, привезенных с собой, и дисциплин, которые он преподавал, так и посредством учеников, которых он обучал в Рэмси. Самым ярким из его англосаксонских учеников был Бюрхтферт (ок. 970-ок. 1020), математик, поэт, историк, агиограф, подобно своему учителю. Хотя сам Аббон рассматривал эти два года как ссылку, он, однако, успешно преподавал в Рэмси правила составления календаря, что, возможно, нашло отражение в сочинениях его ученика Бюрхтферта. В Рэмси он составил "Страдание св. Эдмунда", рассказ об убийстве короля Восточной Англии Эдмунда викингами в 869 г. Другие его сочинения, относящиеся к этому же времени, представляют собой корпус небольших стихотворений, в основном, акростихов. Находясь в Англии, Аббон посетил св. Дунстана, архиепископа Кентерберийского, и св. Освальда, архиепископа Йоркского, а также такого влиятельного мирянина, как король Этельред. Когда в 987 г. пост настоятеля Флери снова освободился, Аббон вернулся во Францию и настоятельствовал во Флери с 988 года до своей кончины. После возвращения во Флери он по просьбе своих учеников из Рэмси составил трактат "Грамматические вопросы", подробный трактат о латинском стихосложении. Аббон вел обширную переписку по вопросам экзегезы с Одилоном Клюнийским2, выступал как посредник во время церковных беспорядков в Туре (конфликт каноников св. Мартина с архиепископом), в Мармутье и Миси (возмущение братии против правящего настоятеля), в монастыре св. Киприана в Пуатье (обвинение братией настоятеля на светском суде), состоял в переписке с папой Григорием V, королем Робертом, со многими своими учениками. Аббон сохранил тесные связи со своими друзьями в Англии и свою репутацию поэта и знатока стихосложения, так что настоятель монастыря Св. Августина в Кентербери просил именно его переложить гекзаметрами анонимное "Житие св. Дунстана"3, но Аббон умер прежде, чем успел осуществить этот замысел. Он был убит восставшими монахами монастыря Ла Реоль, куда приехал усмирять мятеж, 13 ноября 1004 г.

Перевод сделан по изд.: PL 139, 419^61: 507-520.

Страдание св. Эдмунда4, короля и мученика

Господину святой Доробернской Метрополии5, архиепископу Дунстану6, истинно зрелому обычаями и возрастом, Аббон Флерийский, хотя и недостойный монах и левит, желает во всем насыщения от Господа Христа.

После того как я удалился от тебя, досточтимый отче, с великой бодростью сердца и поспешно вернулся в монастырь, который ты знаешь, начали

508

меня всеми силами те, в гостях у которых я, удерживаемый братской любовью, пребывал до сих пор, подталкивать меня рукой святого желания к тому, чтобы я привел в порядок страдание чудотворца Эдмунда, короля и мученика, изложив их на письме, и объявили, что оно будет полезно потомкам, приятно тебе и небесполезно как воспоминание обо мне, ничтожном, в Церкви англов. Ибо они слышали, что в моем присутствии страдание сего короля весьма многим неизвестное и никем не записанное, святость твоя пересказывала наподобие истории, взятой из памяти древности, господину епископу Рофенской Церкви7 и настоятелю монастыря, который зовется Мальмесбу-ри8, и прочим вокруг стоящим братиям, каковых, как у тебя заведено, ты не перестаешь питать пищей Слова Божия на латинском языке и на языке отечества. Ты не отрицал при них, с глазами, полными слез, что, будучи еще юношей, ты узнал о страдании короля Эдмунда от некого дряхлого старца, который о нем просто и с твердой верой рассказывал славнейшему королю Англов Ательстану, под клятвой объявляя, что в тот именно день он был оруженосцем блаженного мужа, мученически умершего за Христа.

Ты сослался на столь достоверное свидетельство, чтобы рассказ этот, надежно и неизмененно скрытый в хранилище памяти, после передать более молодым братиям медоточными устами своими. Братия же начали настоятельно подгонять меня, ничтожного, чтобы я удовлетворил их пылкое желание и по возможности таким деяниям не позволил бы совершенно пропасть. Из почтения к ним я не хотел противоречить их просьбам, и после того как я приложил немного усердия к мирским писаниям, я посвятил себя словно бы внутренней философии души, предложив описать чудеса того, кто поистине философствовал на престоле царства, особенно же те чудеса, о которых не слыхали веками после его кончины, каковым никто не поверил бы, если бы неопровержимое свидетельство твое не послужило им доказательством. Когда ты, которому принуждает верить белоснежная седина, рассказывал о том нетлении останков короля, что и доныне существуют, некто допытывался знать, может ли так это быть. Желая рассеять неясность, ты, сокровищница огромного знания, прибавил ради примера то, что гораздо более потрясает пораженные сердца слушающих, а именно: святой муж Господень Катберт9, несравненный исповедник и епископ не только до сих пор ожидает дня воскресения, имея совершенно нетленное тело, но даже его члены исполнены некой приятной мягкости. Дивясь сему примеру, я взял его как доказательство, когда, наконец, более решительно приступил к тщательной отделке деяний святого короля, уповая на его и твои несравненные заслуги. Посвящая тебе начатки своего труда, смиренно умоляю, чтобы ты ради меня хотя бы однажды обратил свой досуг в честной труд, удаляя отсюда лишнее, восполняя бессвязное, так как из уст твоих, за исключением отрывка о последнем чуде, я, следуя правдивому рассказу, все правдиво расположил в положенном порядке, поощряя всех возлюбить столь великого мученика. Будь здоров, отец во Христе.

509

1. Привлеченные некогда по просьбе бриттов в Британию, на службу и на помощь, позже оказавшуюся губительной, три германских народа, то есть саксы, юты и англы, сперва в течение долгого времени были им защитниками. В то время как германцы, часто тревожимые войной, мужественно защищали себя и своих, бритты, предаваясь праздности, словно люди самого низшего сословия, оставались на своей земле для своего удовольствия. Они сделались легкой добычей для непобедимого мужества своих наемников, которых сами же и призвали, и те решили изгнать несчастных местных жителей из их домов и с родной земли; и это было сделано. Изгнав бриттов, чужеродные победители постановили между собой поделить остров, изобилующий всякими благами, полагая недостойным, чтобы под властью праздных удерживалась земля, которая может предоставить достаточно пропитания и лучших мужей для ее обороны тем, кто на это способен. По сему случаю в восточную область этого острова, которая до сего дня на языке англов зовется "Эастэнгле"10, по жребию, который выпал на их имя, пришли саксы, а юты и англы направились в другие области, в которых каждый народ по своему жребию завладел своей долей, чтобы между союзниками, которым было достаточно земли для успешного правления, не было никакого раздора о владениях. Потому случилось так, что одна и та же Британия, разделенная на края и области, стала достаточной для правления сперва для многих вождей, а затем королей.

2. Вышеназванная восточная часть Британии славится как многими иными достоинствами, так и тем, что почти отовсюду омывается водами, ибо с востока и юго-востока она окружена океаном, а с севера огромными болотными трясинами, которые начинаются из-за равнинности земли от серединных областей почти по всей Британии, весьма часто тянутся на сто и более миль и, питая величайшие реки, впадают в море. Начиная от этой же области, в которой солнце поворачивает на запад, сам остальной остров равнинный и поэтому удобопроходимый. Чтобы часто набегавшие враги не вторгались в Британию, рвы укрепляются земляным валом наподобие высокой стены. Внутри край весьма богат плодородной землей, приятен прелестью садов и рощ, славен охотой на диких зверей, изобилен плодородными пастбищами для скота и лошадей. Умолчим о реках, богатых рыбой, ибо здесь эту область огибает морской залив, там через обширные болота, полные стоячих вод, которые простираются на две или три мили, протекает бесчисленное множество речек. Эти болота доставляют великому множеству монахов желанные убежища для уединенного жития, затворившись в которых отшельники не были лишены уединения; среди них безбрачные киновиты святого отца Бенедикта были тогда известны в тех местах.

3. Но вернемся к нашему рассказу: этой столь плодородной провинцией, которая, как мы сказали, называлась именем Эастэнгле, правил святейший и Богу любезный Эдмунд, происходивший из знатного рода старых саксов, с очень раннего возраста истинный последователь христианской веры.

510

 

 


Произведенный на свет предками-королями, он не столько был избран по наследованию рода единогласным одобрением всех жителей одной с ним области, сколько был захвачен ими, чтобы он возглавлял их со властью, как скиптродержец, так как его очень ценили за добрые обычаи. Ибо облик его, непрестанно украшаемый мирной преданностью безмятежного сердца, был достоин власти. Он говорил со всеми ласково и приветливо, был весьма славен благодатью смирения и, отличаясь среди своих ровесников удивительной кротостью, жил как повелитель без какого-либо презрения или гордости. И уже в своем облике святой муж предвосхищал то, что после было явлено Божественным велением, ибо тот, о мученическом конце которого предузнало Божественное Милосердие, еще отроком приложил все усилия, чтобы одолеть стезю добродетели.

4. Мы, чья речь менее богата, чем подобает, не можем рассказать, сколь велика была его благосклонность к подданным, сколь велика его суровость к злодеям, когда он достиг вершины власти. Поскольку он кротостью голубиной простоты так умерял хитрость змеиной находчивости, чтобы ни быть пойманным обманным притворством древнего врага, ни принимать мнения злых людей вопреки справедливости, и усерднеише исследовал дело, которое не знал; шествуя царским путем, не уклонялся направо, возносясь по причине заслуг, ни налево, уступая порокам человеческой немощи. Он был также, как подобало, кормильцем для нуждающихся, милостивейшим отцом сиротам и вдовам, всегда имея перед глазами речение того мудреца: "(Князем) тебя поставили? Не возносись, будь между другими как один из них" [Сир 32, 1]. И когда он стал отличаться столь заметными украшениями, то есть добрыми делами, во Христе и в Церкви, враг рода человеческого, который тем сильнее завидовал праведным, что не имел стремления к доброй воле, приступил испытать его терпение, как и терпение святого Иова.

5. Потому диавол послал одного из противников Эдмунда, из своих приспешников, чтобы тот, уничтожив повсюду все, что Эдмунд имел ранее, подстрекал, если сможет, к неповиновению, хотя этот богоотступник внешне был доброжелателен. Противника того звали Хингвар11, который с другим столь же испорченным человеком, имя которого Хубба12, попытался погубить все пределы Британии, если бы не воспрепятствовало ему Божие милосердие. Неудивительно, ибо они пришли, закаленные холодом своей злобы, с самой вершины земли, где свой престол расположил тот, кто чрез превозношение пожелал быть подобным Всевышнему. Ибо известно, по предсказанию пророка, что с севера приходит все зло, как правильно узнали, опрометчиво позволив противникам начать войну те, кто испытал на себе свирепость северных народов. Несомненно, что они до такой степени жестоки из-за врожденной злобности, что не умеют смягчаться, видя несчастья людей, так как некие из их народа питаются человеческой плотью и по причине такого деяния именуются по-гречески "антропофаги". Весьма многие подобные народы во множестве обитают далее Скифии около Гиперборейских гор13, и, как мы читаем,

572

 

 


дома, младенца, отнятого от груди матери, умерщвляли у нее на глазах, чтобы был больший плач. Нечестивый воин свирепствовал в опустошенном городе, страстно желая преступлений, чем мог угодить тирану, который только лишь из стремления к жестокости приказал, чтобы погибли невинные.

6. И когда Хингвар не столько насытил уже множеством убийств свое
Ахименеево15 бешенство, сколько, утомившись, отложил на будущее, он при
звал неких людей из простонародья, который почитал недостойными своего
меча, и, как озабоченный изыскатель, постарался разузнать, где жил тогда их
король. Ибо до него дошла молва о том, что этот славнейший король, а имен
но: Эдмунд был в расцвете лет и был во всем деятелен, имея крепкие силы
для войны; и потому Хингвар поспешил в разных местах предать смерти тех,
кого смог повсюду отыскать, чтобы король не смог ему сопротивляться, соб
рав дружину воинов для защиты своих подданных. В то время король пребы
вал далеко от города в поместье, которое на их языке называется Хэгилисдун
(по которому тем же именем называется и соседний лес); нечестивец пола
гал, что истинное положение дел таково, что сколько воинов короля его оск
верненный кровопролитием сотоварищ до этого привел к гибели, настолько
меньше войска король соберет для ответного удара, если будет сеча. Хингвар
также не дерзал оставлять флот без сильной руки, ибо, как у волков есть обы
чай вечерней порой тайно выходить на равнины и как можно скорее возвра
щаться в известные им лесные логова, так и у того же народа данов и аланов
был обычай, в то время как они всегда стремились воевать, но никогда не сра
жались с врагом в назначенных битвах, если не предваряли бой хитростями, а
когда они теряли надежду на победу, они возвращались в гавань на корабли.

7. Вот почему, проведя весьма много времени в поисках, Хингвар призвал
одного из своих соратников, направил его, освободив его от беспокойства та
кого рода забот, к королю Эдмунду, чтобы он разведал, как тот воспринял, что
делалось в его стране, и чтобы схватил короля неожиданно, даже заставил
его подчиниться под пытками, если Эдмунд не захочет слушаться гибельных
приказов. Сам он, окруженный великой свитой, двинулся вслед медленным
шагом и приказал вестнику нечестивого посольства, чтобы тот, ни о чем не
беспокоясь и ничего не боясь, начал свою речь так: "Господин наш Хингвар,
которого боятся земля и море, непобедимейщий король, подчиняя себе ору
жием различные земли, пристал к желанному берегу этой области со многи
ми кораблями, чтобы перезимовать здесь, и потому приказывает, чтобы ты
разделил с ним древние сокровища и отеческие богатства и в будущем пра
вил, подчинившись его власти. Если ты презришь его власть, опирающуюся
на многие легионы, из-за своего неправильного решения будешь считаться
недостойным как жизни, так и царства. И кто ты, если ты осмеливаешься
дерзостно противоречить такой мощи? Натиск морской бури служит нашим
веслам, не препятствует намерению стремиться вперед тем, кому ни ужасный
гром с неба, ни частые удары молнии никогда не причиняли вреда, в то время
как стихии нам благоприятствовали. Итак, приди со всеми своими поддан-

574

ными под власть этого величайшего правителя, которому служат стихии ради свойственной ему от рождения милости: ибо милосерднейший властитель умеет во всяком труде щадить подданных и одолевать гордых".

8. Услышав это, святейший король восскорбел в глубокой печали сердца, и, призвав одного из своих епископов, который был из его доверенных лиц, попросил его посоветовать, что ему на это должно отвечать. И когда тот, боясь за жизнь короля, склонял его к согласию, ссылаясь на многие примеры, король, склонив голову и устремив взор в землю, недолго помолчал и отверз уста только таким образом: "О, епископ, мы будучи живыми, дошли до того, чего никогда не боялись! Вот, варварский пришелец, обнажив меч, грозит нашим земледельцам, и местный житель, некогда счастливый, безмолвствует, вздыхая и плача. И о если бы ныне, каждый из живых плакал, что не погиб в кровавой резне, и потому на милых нивах отчизны, даже если я умру, до сих пор оставшиеся в живых жили бы и после достигли прежней славы и счастья!" Епископ ему говорит: "Ты желаешь, чтобы кто-то остался в живых в отчизне, когда враждебный меч едва ли уже оставил кого-нибудь в целом городе! После того как секиры притупились о мертвые тела твоих подданных, тебя, оставленного без помощи, придут и повяжут. Потому, король, половина души моей, если не убережешься, прибегнув к бегству, или не защитишься, сдавшись в плен, сюда немедленно придут мучители, за ужасное подчинение которым ты заплатишь мучениями". На это блаженнейший король говорит: "Вот чего я желаю, вот чему отдаю предпочтение перед всеми обетами: чтобы не пережить моих возлюбленных верных, которых с детьми и женами на ложе их, похищая их души, погубил грозный разбойник. А ты что предлагаешь? Чтобы в конце жизни, оставленный своей дружиной, я бегством бы нанес ущерб нашей славе? Я всегда избегал клеветы наушнического обвинения, никогда не претерпевал позора оставшихся воинов, потому что честью мне было бы погибнуть за отчизну; и ныне по своей воле я буду сам себе предатель, ибо мне по причине утраты дорогих мне людей сам свет дневной отвратителен. Да будет мне свидетелем Всемогущий Судия всяческих, что меня ни живого, ни мертвого ничто не отделит от любви Христовой, ибо в исповедании крещения я принял кольцо веры в Спасителя, отрицаясь сатаны и всего блеска его. Вследствие этого отречения мне выпадает на долю в третий раз удостоиться освящения во славу и хвалу Вечной Троицы, приняв ради кратчайшего пути к вечной жизни помазание священной хрисмы. Во-первых, это случилось, когда я принял крестильное платье Спасительной Купели; во-вторых, чрез подтверждение, явленное большим знаком предстоятельской власти, в-третьих, когда я воспользовался властью этого преходящего царства, благодаря вашему и всего народа общему крику одобрения. И так, трижды орошенный помазанием таинственного освящения, я решил скорее принести пользу государству англов, чем управлять им, не желая склонить шею ни под какое иное иго, кроме служения Господу. Ныне лукавый с притворным благоволением протягивает мышеловку своей хитрости, при помощи кото-

17* 575

рой он решает уловить, как сетью, раба Христова, особенно, когда обещает то, что нам уже даровала Вышняя Щедрость. Он дарует жизнь, которой я еще не лишен, обещает королевство, которым я владею, весьма желает принести богатства, в которых я не нуждаюсь. Неужели из-за этого ныне я начну служить двум господам, я, в присутствии своих приближенных давший обет жить только под властью Христа?"

9. Тогда, обернувшись к вестнику, который был прислан к нему от не-честивейшего Хингвара, чтобы беседовать об условиях королевства, Эдмунд сказал: "Орошенный кровью моих подданных, ты достоин смертной казни; но, открыто следуя Христу, Который является для меня примером, не желаю осквернить чистые руки. Если таковое мне выпадет на долю, я охотно готов умереть за Имя Его от ваших стрел. Потому, быстро отправляйся назад и сообщи как можно скорее такой ответ: "Ты, сын диавола, хорошо подражаешь отцу своему, который, гордясь, надмевался и пал с неба, и, весьма желая своей ложью очернить человеческий род, очень многих сделал подвластными своей муке. Ты, его последователь, не имеешь столько сил, чтобы угрозами меня напугать, или, обольстив, обмануть вкрадчивыми соблазнами погибели, думая, что найдешь меня не вооруженным повелениями Христа. Пусть твоя ненасытная алчность возьмет и истребит сокровища и богатства, которые нам до сего времени даровал Благословенный Бог; если даже ты уничтожишь это бренное и немощное тело, как глиняный сосуд, никогда, хотя бы на мгновение, тебе не подчинится истинно свободный дух. Ибо больше чести защищать вечную свободу если не оружием, то хотя бы смертельными ранами, чем, потеряв, требовать ее обратно со слезными стенаниями; ибо, с одной стороны, славно умереть, с другой же, противопоставляется тому неповиновение невольника. Конечно, невольник принял все условия господина, а принятые условия приличествует сохранять. Если невольник отвергает условия, сколь угодно непосильные, он, виновный в оскорблении своего господина, присуждается к наказаниям, невольнику подобающим. Но да будет так: тяжел обычай этого служения, и тяжелее уязвление, которое обычно происходит от несчастья такового рода. Как знают те, кто часто принимал участие в судах, определенно, что следствие, к которому приводят противоречащие друг другу выводы, таково: если добиваются свободы, то, без сомнения, своим пренебрежением наносят оскорбление Господу. Потому или по своей воле, или против желания мой свободный дух, незапятнанный никаким видом отречения от Божественной власти или отчуждения от нее, возлетит из своей темницы к небу: ибо ты, дан, никогда не увидишь, чтобы король, потерявший свои права и свободы, пережил твою победу. Ты убеждаешь меня и предлагаешь мне надежду на царствование, убив всех моих, как если бы я столь страстно желал править, что хотел бы быть главой домам, лишенным благородного обитателя и драгоценной утвари. Пусть твоя свирепая жестокость завершит то, что начала, пусть, убив слуг, свергнет с престола короля, волочит его по земле, изгонит, убьет его ударами кулаков и, наконец, зарежет. Царь царей

516

 

 


 

 


посмеяния, все его тело пронзили стрелами, увеличивая жестокость пытки частыми ударами дротиков, так что раны накладываются на раны, ибо дротиками наносили удар за ударом. И получилось, что, окруженный тьмой стрел, пронзенный их остриями со всех сторон, он ощетинился, содрогаясь, словно колючий ёж или шершавый от колючек чертополох, уподобившись в страдании славному мученику Себастиану18. И когда негодяй Хингвар увидел, что Эдмунд и так не поддается разбойникам, а непрерывно призывает Христа, он немедленно приказал палачу, отрубить королю голову. Палач оторвал от дерева полумертвого и обагренного кровью Эдмунда, в охладевшей груди которого до сих пор еще дрожало тепло жизни, так что он едва мог сопротивляться. Отведя короля от дерева, он прежде ободрал ему бока, как если бы король был подвешен на дыбе или жестоко терзаем когтями, и приказал поднять его голову, всегда славившуюся королевской диадемой. И кротчайший Эдмунд стоял, как овен, избранный из всего стада, желая блаженной куплей отдать жизнь за мир сей. Он, заботясь о Божиих благодеяниях, уже подкреплялся видением внутреннего света, которым, находясь на поприще борьбы, желал насытиться более полно; потом, в то время как он молился, палач схватил короткий меч и, одним ударом отрубив ему голову, лишил его жизни. Итак, в 12-ый день декабрьских календ19 король и мученик Эдмунд, испытанный в огне страдания, приятнейшая Богу жертва всесожжения, с пальмовой ветвью победы и в венце праведности вошел в сенат Небесной Курии.

11. Таковым исходом король претерпел крестную муку, которую он непрерывно переносил во плоти своей, идя по стопам Господа своего Христа. Господь, незапятнанный преступлениями, у столба, к которому был привязан, не за Себя, но за нас оставил Кровью знаки Своих бичеваний; Эдмунд претерпел сходные муки у обагренного кровью дерева, чтобы достигнуть неувядающей славы. Благодетельнейший Господь, непорочный в жизни, чтобы очистить пороки наших злодеяний, принял в ладони и ступни жестокую муку чудовищных гвоздей; Эдмунд ради любви к имени Господню терпеливо упорствовал в исповедании веры всем телом, тяжко исколотый стрелами и полностью растерзанный свирепостью мучений. Получив смертный приговор, он исповедал веру до конца. Оставив тело короля Эдмунда, изувеченное таким образом и растерзанное остриями, даны, служители диавола, вместе со своим вождем главу святого, которую не масло грешника, но святыня несомненного Таинства умастила, унесли в лес, имя которому Хэглесдун, и забросили ее далеко, в густые кусты терновника. Они старались в особенности, чтобы не допустить положенного погребения христианами, которых осталось совсем немного, священнейшего тела мученика вместе с его главой.

При этом столь ужасном зрелище присутствовал, спрятавшись, один человек нашей веры, которого Божественное провидение, спасши, сохранило, как верим, от языческих мечей для того, чтобы показать, где искать святыню, хотя он вообще достоверно не знал, что было сделано со главой мученика, кроме того, что видел, как истязатели-даны устремились с нею в глубь леса.

579

12. Поэтому, как только хотя бы в некоторой степени был возвращен церквям мир, христиане начали выходить из потаенных мест, прилагая много усилий к розыскам главы своего короля и мученика, чтобы, найдя ее, соединить с остальным телом и похоронить по возможности с достойной почестью. Когда язычники ушли, предав опустошению всю местность, это святейшее тело, до сих пор лежавшее под открытым небом, быстро отыскали на том же поле, где король погиб, завершив свой поединок. Ради памяти о прежних благодеяниях короля и о его врожденном милосердии народ, никем не принуждаемый, сходясь в печали духа отовсюду, обнаружил с тяжкой скорбью, что недостает части его тела. Вышняя Милость вдохновила их души, после чего они выслушали того, кто, как сказано, был свидетелем страшного зрелища, и потом, собрав весьма большую толпу, стали искать повсюду в бездорожье лесов, не случится ли им прийти к тому месту, где лежит глава святого мужа. Ибо всем разумным людям было совершенно понятно, что приверженцы чуждого верования из зависти к нашей вере унесли главу мученика и бросили в чаще, но не просто так, а или забросав дерном, или оставив на съедение птицам и зверям. И тогда все посоветовались и единодушно решили, что каждый будет подавать знак тягучими звуками труб или рогов с тем, чтобы, обходя местность во всех направлениях, голосами или этими звуками труб дать понять друг другу, что они не возвращаются туда, где уже были, или чтобы не пропустить какого-либо места, где они еще не проезжали. А после того произошло неслыханное в веках дело, о котором удивительно рассказывать, а именно: глава святого короля, далеко унесенная от своего тела, внезапно подала голос, который зазвучал при отсутствии жил и артерий груди. В то время как многие, словно исполняя обязанность гробовщиков, шаг за шагом осматривали чащу и уже могли слышать речь друг друга, то голосам поочередно друг друга окликающим и попеременно кричащим: "Где ты?" глава восклицала, указывая место свое, на родном языке: "Her, her, her!", что в переводе на латинский языке означает "Здесь, здесь, здесь!". И она не переставала восклицать, повторяя одно и то же до тех пор, пока не привела всех к себе. Плектр мертвого языка дрожал, двигаясь в глотке, показывая на себе чудеса Рожденного Словом, Который ревущей ослице вложил человеческие слова, чтобы та порицала неразумие пророка20. Творец вещей прибавил к этому чуду другое, даровав небесному сокровищу необычного стража. А именно, по милосердию Божию, в том месте обнаружили огромного волка, который лежал на земле, обхватив лапами священную главу и охраняя останки мученика; улегшись так, он не позволял никому из зверей причинить ей вред и, прямо на земле простершись, забыв голод, внимательно сберегал ее в неприкосновенности. Увидев это, собравшиеся люди поразились и посчитали блаженного короля и мученика Эдмунда подобным тому "мужу желаний"21, который, будучи невредимым среди пастей голодных львов, презрел угрозы злоумышляющих.

13. Признав с единодушным благоговением, что они нашли эту бесценную жемчужину, они, пролив от радости ливни слез, принесли ее к телу, благослов-

520

ляя Бога в гимнах и хвалах, и волк, страж и хранитель тех мощей, следовал за ними вплоть до места погребения. Он следовал за ними по пятам и, словно бы плача о потерянной святыне, никому даже он, злобный, не причинил вреда, ни к кому не был беспощадным и после невредимым возвратился в известное убежище любезного ему уединения; в этих местах волк столь ужасного вида больше не появлялся. Когда зверь, наконец, ушел, те, кому это было поручено, с высшим усердием и всяческой бережностью приспособив голову к святому телу, сообразно с обстоятельствами предали, соединив вместе, и то и другое достойной гробнице. В ней святой король Эдмунд еще много лет покоился в земле, ибо после над гробницей была построена скромного вида базилика. Когда окончательно успокоились пожары войны и буря преследований, религиозное благочестие христиан, выбравшись из тягот испытаний, начало приходить в себя. Тогда благочестивые христиане нашли благоприятное время и многообразно выразили на деле ту преданность и любовь, которую они испытывали по отношению к блаженнейшему королю и мученику. Ибо этот же святой, покоясь в крипте под освященным зданием, более похожим на бедную хижину, являл частыми знамениями чудес, сколь велики перед Богом были его заслуги. Побужденные чудесами, жители этой же провинции, не только простолюдины, но и знатные мужи, в королевском поместье, которое называется на языке англов "Бедрикесйеорд"22, а по-латыни "Бедрицикуртис", выстроили большую церковь, отделанную замечательной деревянной обшивкой, куда перенесли св. Эдмунда, как и подобало, с великой славой.

14. Но, - удивительно молвить!, - хотя все полагали, что это драгоценное тело мученика подверглось тлению, поскольку прошло весьма много времени, оно было обнаружено целым и невредимым, так что не только оказалось, что было восстановлено соединение тела и головы, но вообще на теле не обнаружилось никаких ран и никаких рубцов. И так с почтением Эдмунд, кого должно называть святым королем и мучеником, невредимый и на вид, как живой, переносится в вышеназванное место, где до сих пор в том же виде ожидает обещанных радостей блаженного воскресения. Только на шее его алеет один рубец, словно красная нить, в знак мученичества, как имела свидетельствовала не раз некая блаженной памяти женщина, которой было дано имя Освен. Незадолго до наших теперешних времен она провела много лет у его священной могилы, предаваясь бдениям и постам. Эта досточтимая женщина имела обычай, который она получила или в Божественном откровении, или по причине необыкновенной преданности святому, а именно: ежегодно в день Тайной Вечери, открыв гробницу, она постригала ему волосы и обрезывала ногти. Усердно собирая все и складывая в шкатулочку, она почитала эти реликвии в течение всей своей жизни с достойной удивления любовью, возложив на алтарь этой же церкви, где до сих пор они сохраняются с должным почитанием.

15. Блаженной же памяти Теодред, благочестивый епископ этой области, который за замечательные заслуги свои прозывался Добрым23, узнал таким

521

образом то, что мы сказали о нетлении мощей святого короля. Тогда, как мы взялись рассказывать, многие благочестивые люди приносили в вышеназванное место, достойное погребения мученика, драгоценнейшие дары и украшения из золота и серебра, но некие злоумышленники, не помнящие никакого добра, в ночной тишине приступили, чтобы вломиться в эту базилику, намереваясь учинить там грабеж. А было их восемь, решивших без всякого почтения к святому удовлетворить намерение своего безумия и тайно похитить все, что бы ни нашли для себя полезного внутри монастырской ограды. Потому, взяв всевозможные устройства и приспособления, чтобы достигнуть своей цели, однажды ночью они отправились на заранее обдуманное злодеяние. Они оказались в атрии церкви и уже приступают к своему нечестивому замыслу, действуя в разных местах: один из них приставил лестницу к дверям, чтобы, выставив окно, залезть внутрь; другой, взяв напильник или ремесленный молоток, занялся засовом; остальные мотыгами и кирками начали подкапывать стены. И пока они, каждый по отдельности, распределив труд, изо всех сил трудились, святой мученик их повязал прямо на месте, так что они не могли ни ноги сдвинуть, ни прекратить то занятие, за которое взялись; но один со своей лестницей повис высоко в воздухе, а другой, землекоп, остался наклоненным, - тот, кто тайком пришел на это дело, оказался на глазах у всех. Тем временем один из служителей, который находился внутри базилики, пробужденный ото сна, неожиданно упал с ложа. Власть мученика удержала его своим усилием, чтобы он не помешал совершению его чудес, и звук частых ударов и шума не дошел до ушей стража, находящегося внутри. Но что говорить, что он не мог подняться, если он не мог и слова вымолвить? Наконец, утром, люди крепко повязали воров, до сих пор там остававшихся и схваченных на месте злодеяния, и, наконец, отдали на суд вышесказанному епископу Теодреду. Он быстро вынес приговор и после во все время своей жизни раскаивался из-за того, что он его вынес. Ибо приказал повесить их на виселице всех вместе, потому что дерзнули тайно войти в атрий святого мученика, не вспомнив, что Господь чрез пророка увещает: "Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?" [Притч 24, 11], а также пророка Елисея, который отпустил восвояси разбойников из Самарии, накормив хлебом и водой, и сказал царю, хотевшему немедленно убить их, что он не захватил их своим мечом и луком; а еще предписание Апостола, в котором сказано: "А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляйте своими судьями ничего не значащих в церкви" [1 Кор 6,4]. Потому суждение канонов запрещает, чтобы какой-нибудь епископ или кто-нибудь из клира исполнял обязанность обвинителя, ибо совершенно не приличествует служителям Небесной Жизни подавать согласие на смерть какого-нибудь человека. По этой причине вышеназванный епископ, опомнившись, тяжко сокрушался и долго предавался горьким рыданиям, наложив на себя епитимью. Когда, наконец, епитимья была исполнена, Теодред повелел объявить свой приказ жителям своей диоцезы, и, объявив, призвал их, призвав же, смиренно уговаривал,

522

чтобы они трехдневным постом отвратили от себя гнев Божий и, затем позволили бы ему, Теодреду, удалиться от них до тех пор, пока Господь, умиротворенный приношением в жертву сокрушенного духа, не дарует ему Свою милость, чтобы он дерзнул коснуться тела блаженного мученика и омыть мощи того, кто содержался в жалкой и не подобающей ему гробнице, хотя столь великими добродетелями процвел в мире; и это было сделано. И так он, как уже мы рассказывали, обнаружил тело святейшего короля, прежде растерзанное и изувеченное, целым и нетленным, он прикоснулся к нему, омыл его и снова, облаченное в новые и лучшие одежды, положил в деревянный ковчежец, благословляя Бога, Который дивен во святых Своих и славен во всех делах Своих.

16. Не лишне будет еще рассказать об одном муже, обладающем немалой властью, по имени Леофстан. Не привыкший обуздывать порывы юного возраста, он дерзнул забавы ради на столь бесчестное дело, что потребовал, пользуясь своим влиянием и исключительной властью, чтобы ему открыли и показали тело великого мученика. И хотя многие удерживали его, в особенности, те, кто был ему верен, но его повеление возобладало, так как все опасались его, кичившегося своей знатностью. Когда ковчежец с мощами был открыт, Леофстан стал подле, взглянул, и в тот же миг впал в безумие - его "предал Бог превратному уму" [Рим 1, 28]; тем наказанием юноша получил урок, ибо дерзнул сделать то, что было запрещено.

Услышав об этом, отец его, муж, в полной мере благочестивый, имя которому было Эльфгар, ужаснулся позорнейшему деянию и принес мученику благодарение, а сына от себя удалил. В конце концов, дойдя до крайней бедности Леофстан, по суду Божию, окончил жизнь, съеденный червями. И так святой король и мученик Эдмунд дал всем понять, что он не менее славен заслугами, чем блаженный диакон и мученик Лаврентий - на чье тело, как рассказывает блаженный папа Григорий, некие люди (были ли они достойными, или нет), желая поднять его, взглянули, и случилось, что семеро из них прямо на месте внезапно умерли. О, сколь великого благоговения достойно было это место, где пребывал, будто спящий, свидетель Христов! Рассказывали, что в этом месте происходят и происходили такие чудеса, о каких в то время у англов никогда в другом месте мы не слышали! Из стремления к краткости я обхожу их молчанием, чтобы не навлечь на праведника оскорблений от какого-нибудь гордеца, и полагаю, что достаточно тех чудес тем, кто страстно желает покровительства этого мученика и никого, кроме Бога, ему не предпочитают. О святом Эдмунде, как и о всех других святых, уже со Христом царствующих, известно, что, хотя его душа пребывает в Небесной славе, она, посещая место своего упокоения и днем, и ночью, не далеко отстоит от тела, вместе с которым она заслужила те радости блаженного бессмертия, которыми уже наслаждается. Ибо когда в Вечной Отчизне с душой святых соединяется Господь, Сущий повсюду, от Него святой получает все, что может получить и что желает, кроме лишь одного того,о чем он всегда и неустанно жаждал, - при воскресении мертвых быть облеченным в одеяние измененной

523

плоти; ибо тогда блаженство святых будет совершенно и полно, когда они по щедрости Христовой этого достигнут.

17. Впрочем, о высоте святости этого мученика в жизни сей, можно судить по тому, что умершая плоть его уже явила в некотором смысле славу [телесного] воскресения своей неповрежденностью. Поскольку Отцы Вселенской Церкви при перечислении ликов святых тех, кому даруется сей дар, прославляют по обретенному ими праву личного целомудрия, полагая, что по справедливому воздаянию Божию даже здесь уже вкушают радость от неповрежденности, вопреки обычаю плоти те, кто до смерти своей сохраняют его даже в суровом преследовании и мученичестве. Есть ли что большее в любви веры Христианской, чем человеку достигнуть по благодати того, что ангел имеет по природе? Потому Божественное предсказание обещает, как некий особенный дар, что "девственники следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошел" [Откр 14, 4]. Итак, следует размыслить, кто был этот вот святой муж, который на вершине правления, среди стольких богатств и роскоши века сего, победив буйство собственной плоти, стремился одержать победу, что открыто показала его нетленная плоть. Оставаясь по уделу человеческому в плотском плену, такие люди стараются сохранить для Господа ту чистоту, которая Ему угодна в вечности, как являют их нетленные члены, и если не могут угодить девственным цветом стыдливости, по крайней мере, отягощают себя умерщвлением плотских желаний. Так как если это невидимое и не имеющее места присутствие святой души оскорбляется иногда нечистотой служащих, должно бояться страшных и грозных слов пророка: "Будет злодействовать в земле правых, и не будет взирать на величие Господа" [Ис 26, 10]. Ужасом этого речения побуждаемые, испросим и мы заступничества святого короля и мученика Эдмунда, чтобы он очистил нас, как достойно ему служащих, от грехов, по которым мы заслуживаем наказания, чрез Того, Кто живет и Царствует во веки веков. Аминь.

Послания

Послание к Мицианским монахам24

Управитель флерийцев приветствует в Господе братией мицианских, в особенности их главу Константина.

В то время как любовь есть благо-желательность, удивительно мне, что вы не постыдились открыто показать, что вы лишены такого блага. Вы признаетесь прямо в своей зло-желательности не столько на словах, сколько самими теми письмами, которые вы направили нашим братиям; этого вы особенно не должны были делать. Ибо их благоволение неохотно принимает тех, кто одобряет преступления, предает обвиняемых, обвиняет братии, в особенности, если обвиненный изгнан, если его отказываются выслушивать, в то время как написано, что никто в свое отсутствие не может быть осужден. Прямо

524

заявляю, своими восхвалениями вы желали запятнать вместе с собою и наших братии и присоединить их, как если бы они были с вами связаны, одобряли вашу клевету, были судьями унижения, предстоятелями обвинения. Истинно, до какой степени такого рода пагуба им чужда, свидетельствует ничтожный писец Фредерик, который за лживые свои вымыслы, и за невероятные истории о никогда не бывших пороках его братии, ныне живет в изгнании в Иерусалиме. Также и выдающийся в нашем образе жизни управитель Клюнийцев Одилон25, совсем недавно обнаружив у себя подобных "историографов", высек их плетьми и, изгнав из своего монастыря, страшно заклеймил железом отсечения. Должны же христиане гнать вон "сатерриков"26, которых даже язычники преследовали; множество этих сатерриков народилось ныне, - да истребит их из мира поднебесного милосердная благость Божия! Да и ересь акефалов27, которая недавно возникла, должна быть осуждена вместе с са-террамщ так как они без головы властвуют, без духовного отца, а своих братии растерзывают вопреки законам человеческим и Божиим, кусаясь, проповедуют мир, хотя ни один род звериный не обращает свою свирепость на себе подобных, а только на других животных, отличных от себя. А потому, вспомнив о своем монашеском житии, возвратитесь сами к себе; вспомните, какой обет принесли вы пред Богом и святыми Его; пожелайте, чтобы настоятель, которого вы изгнали с одной овечкой, главенствовал над вами по уставу; по его суждению простите провинности братии ваших, и, если вам не угодно правило Бенедикта, законодателя монахов, пусть, по крайней мере, будет вам угодно речение Апостола: "Кто ты, осуждающий чужого раба? Пред своим Господом стоит он или падает; и будет восставлен, ибо силен Бог восставить его" [Рим 14, 4]. Наконец, если заносите на пастыря руку порицания, знайте, что ответом вам пример Пастыря пастырей Иисуса Христа, Которому и следует подражать; вас Он оставил в горах как ни в чем не нуждающихся, и ищет одну заблудившуюся овцу, чтобы возвратить ее в стадо. Я полагаю весьма тяжким в вашем мятеже также и то, что благосклонность господина Фулькона, епископа Орлеанского, к вашему настоятелю вашими усилиями переменилась на раздражение, и даже своим наущением вы склонили епископа к немилости, вооружили против невинного вопреки канонам. Я признаю настоятеля вашего невиновным потому, что он, по его заверению, имеет чистую совесть, пытается ответить на упреки, признает, что кто-то из вас некогда это подслушал; потому заключаем, что зависть диавола, которой "вошла в мир смерть" [Прем 2, 24], снедает душу злоумышляющих против стада, так как обвиненному не дают возможности для защиты, что до сих пор в Кафолической Церкви никому не было позволено.

Наконец, ныне слово обращается к тебе, некогда мне близкий Летальд28, чьи выдающиеся знания в другое время я, в малости своей, весьма ценю и готов превозносить высшей похвалою. Зачем твоя мудрость приняла участие в том, чтобы разрушать жизнь одного несчастного, указывать на пороки, которых не было, одного слабого человеческого создания, когда написано, что мудрый не совершает того, в чем должно каяться29? Но, быть может, в твоих

525

деяниях каяться не нужно. Однако кто же тогда с такой охотой принял на себя служение диавола, чтобы указывать на людские пороки, сидеть "в собрании развратителей" [Пс 1, 1] и тем самым устраивать сборища злоумышленников? Увещаю и заклинаю, дражайший, припомни свою немощь, проникнись глубоким милосердием, своих же братии "обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием" [2 Тим 4, 2], но так, конечно же, чтобы увещевание не довело до отчаяния, а долготерпение не поддалось труту30 пороков. Ведь ты будешь назван главой этого тайного сговора: ты, что и сказать грешно, дерзко присвоил служение господина Ротберта, твоего настоятеля, и не устрашился кары доносчику. Да дарует всемогущий Бог, чтобы ты вновь, выпутавшись из всех зол без смуты и мятежа, обрел единодушие и с отцом и с братией. Будь здоров.

Послание к Одилону31

Одилону, замечательному благодатью Божией отцу Клюнийцев, любящий любящих Христа Аббон, управитель флерийцев, желает спасения в Господе.

Когда я отправился в Васконию32, чтобы научать монашескому житию, случилось мне попасть в монастырь святого мученика Киприана, расположенный в пригороде славнейшего города Пиктавийского33; когда же я узнал, что этот монастырь подчинен Вашей власти, то решил, что и нашей, поскольку у друзей все общее, как говорит пословица. По этой причине меня весьма опечалила молва, распространявшаяся в то время повсюду. Опровергая слухи по очереди, я весьма скорбел о Вас, ибо диавольская зависть подкрадывается к мужам нашего образа жизни чрез тех, кто не послушен уставу, и потому называющиеся монахами, становятся, уподобляясь сатирикам, обвинителями братии, подстрекателями пороков и разрушают змеиными зубами недра Матери Церкви. Необходимо удерживаться от их безумия, досточтимый отче, чтобы не обесценились драгоценные камни святилища, поскольку уже во многих охладевает любовь34, и дурные люди, носящие монашеские одежды, объединяются друг с другом ради взаимной помощи и общих замыслов, как написано о чешуйках брони Левиафана35, "из каковых одно к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними" [Иов 41,8]. Доносчики же по мирским законам караются смертью. С каковым безрассудством дерзают несчастные открывать уста на умерщвление братии, на злословие ближнего, беря на себя служение предателя, - те, чья обязанность в нашем житии умалчивать даже и о делах добрых? Возлюбленный, в благоразумии своем остерегайся лукавства тех, кто уязвляет скромную жизнь добрых людей и при этом, словно волк под овечьей шкурой, проповедует мир. Когда это слыхано, чтобы монахи и священники Господни осуждались по обвинению блудницы? Какой монах, ссылаясь на авторитет отцов, настоятеля своего принуждал идти на светский суд? Какой из клириков или епископов выносил приговор в суде? Прямо заявляю, что такого рода дерзость должна обуздываться со всей суровостью; ибо, как сказано всем известным законодателем монашеского жития Бенедиктом, тот монах, который пренебрег своим правилом жизни, свой или

526

чужой грех должен был поведать лишь настоятелю или духовному из старцев, а не раскрывать и не оглашать на площадях, ибо не вам дана власть произносить суд над вашими братиями, когда она вручена Другому. Наконец, так как при обвинении в грехе, по свидетельству Григория Великого, одни, суть обвинители, другие - свидетели, третьи - судьи; сделай так, муж благоразумнейший, чтобы возрадовался невиновный, избавленный от обвинения, а безрассудный обвинитель почувствовал себя виноватым, дабы не смеялся он над мучениями невинных. Будь здоров.

Послание Льву, настоятелю монастыря св. Бонифация36 в Риме Господину Льву, возлюбленнейшему из возлюбленных, авве обители св. Бонифация, дивным образом прогремевшему повсюду своим первенством в красноречии, прославленному заслугами жизни и учением премудрости, Аббон, смиренный настоятель Флерийской киновии желает, чтобы Дух Господень, Который исполнил круг земной, исполнил бы и его самого знание и понимание.

Когда любовь, скрепляющая завершения дела, в то время как мы оба находились в области Ремов, соединила наши речи в частных беседах, то из Ваших молниевидных уст и в присутствии других, и со мною наедине лились в благом рвении столь обильные потоки красноречия, столь многие соты изливали мед Священного Писания, что мне ничего не оставалось, как воскликнуть: "благодать излилась из уст Твоих; посему благословил Тебя Бог навеки" [Пс 44, 3]. Итак, в изумлении слушая, как подобно молниям сыпались, хлесткие удары, я был принужден в дальнейшем открыто признать, что Вы - гром Святого Духа, сошедшего на апостолов в виде огненных языков, и что Дух Святой, благодатный семью дарами, достойно наделил еще и Вас пылающим огненным мечом для изгнания нечестивых из храма Своего. В таком случае, напрягши очи души своей, я пожелал наконец узреть орлиным взором солнечные лучи Вашего красноречия; и как говорит священно-писец: "Брат, помогающий брату, подобен укрепленному городу" - [Притч 18, 17, пер. наш. - М.Н.], я понял, что для Вас, если Вам будет угодно, навечно я стану посохом крепкой помощи и столпом неразделимой дружбы. Ради этого преклоняю колена свои к Отцу, чтобы дал Вам чрез Господа нашего Иисуса Христа ощутить то же желание, чтобы соты уст Ваших истекали медом в воспоминание о нас на вечные веки. Среди дружеских сокровенных бесед Ваше Великолепие источило слуху нашему одно желание, которое, если Богу будет угодно, я постараюсь исполнить не менее, чем желаю обрести по обету вечную жизнь. Вы попросили отправить Вам частицы драгоценных мощей св. отца Бенедикта, ибо у нас, несомненно, хранятся его святейшие мощи, а вы имеете ревностное желание в его честь построить часовню, и Вы обещали также нам прислать взамен частички мощей св. Бонифация или от святых членов иных святых. Кроме того, Ваша несравненная доброта прибавила, что, если какая-либо нужда в домашних делах понудила бы нас укре-

527

пить наши права апостолическим посланием от Римской власти, Вы во всем и во всех отношениях будете нам вернейшим сотрудником. Я дал обет привести все это в исполнение, когда я со смирением прибыл к славным останкам князя Апостолов, но - увы, о скорбь! - неожиданно нашел Римскую Церковь овдовевшей и лишенной достойного пастыря. Я открыто скажу, что Ваше отсутствие на меня столь пагубно подействовало, сколь обыкновенно отсутствие курицы действует на цыпленка, громко жалующегося осипшим голосом, что его насильно унесли от единственной защиты - его матери. А недавно я услышал весть, которая меня обрадовала больше злата и топазов, что апостолическая диадема была возложена на некого мужа императорской крови, всего состоящего из добродетелей и мудрости. Ваше же возвращение возгремело уму нашему, словно невыразимая гармоническая музыка возвращенного Рая. Итак, ныне, поскольку мы словно побеседовали друг с другом и это послание находится пред Вашим взором, да будет Вам угодно выслушать этих монахов св. отца Бенедикта и услышанное привести в исполнение, как вы обещали с высшей верой и преданностью. Пусть Тот же Самый Дух, вдохновивший цветом всего красноречия Григория, вдохновит и этого досточтимого апостолического папу Своей Святой Римской Церкви и Вам дарует, чтобы Вы были ему самым любезным из всех приближенных, для вящего укрепления пошатнувшейся апостолической власти. Будьте здоровы.

1 См. «Герберт Орильякский» в наст. изд.

2 См. «Одилон Клюнийский» в наст. изд.

3 См. «Житие св. Дунстана» в наст. изд.

4 Эдмунд Мученик (841-869) - король Восточной Англии с 855 г.

5 Дороберн - ныне Дувр, т.е. Кентерберийская диоцеза.

6 См. «Житие св. Дунстана» в наст. изд.

7 Рочестерская дицеза.

8 Ныне Мальмсбери.

9 Св. Катберт (ок. 635-687) - епископ Линдисфарнский, один из трех наиболее почитаемых
святых на севере Англии наряду со св. Айданом и св. Бедой Досточтимым.

10 То есть Восточная Англия.

11 Ивар. Рагнарссон (ум. ок. 873 г.) - язычник, предводитель датских викингов, по преданию,
берсерк, возглавивший вместе со своими братьями Халфданом и Уббе (Хубба) войско, кото
рое англосаксонские хронисты назвали Великим Языческим, или Датским, Войском, и втор
гшийся в Восточную Англию в 865 г. Прозван он был Хромым.

12 Уббе Рагнарссон (ум. в 878 г.) - брат Ивара Рагнарссона, один из предводителей Великого
Языческого Войска при нападении на Восточную Англию в 870-х годах, погиб в битве при
Кинвите в Соммерсете.

13 То есть, по античным представлениям, в северных областях Европы, на краю цивилизован
ного мира. Гиперборейскими горами предположительно считали северный Урал, а также
сопки на Кольском полуострове, в районе Сейдозера.

14 Область в Англии к северу от р. Хамбер.

15 Аббон уподобляет Хингвара, возглавлявшего большое войско, персу Ахемену. Ахемен (ум. в
675 г. до н.э.) - основатель династии Ахеменидов, создавших первую из персидских импе
рий, куда входили обширные земли от Греции и Ливии до Индии. Эта империя просущест
вовала около 300 лет.

16 Св. Эдмунд был схвачен в местечке Хоун (Суффолк).

528

17 Место мученичества св. Эдмунда- Брэдфилд Сент-Клэр, ныне деревня в окрестностях го
рода Бэри Сент-Эдмундс (Суффолк).

18 Св. Себастиан (ум. ок. 300) - римский мученик, пострадавший во время Диоклетиановых
гонений. Его расстреляли из луков.

19 Память 20 ноября.

20 Имеется в виду заговорившая, по воле Бога, ослица прорицателя Валаама (см. Чис 22,
21-33).

21 Библейский пророк Даниил был так назван архангелом Гавриилом, явившимся ему в виде
нии (см. кн. Дан 9, 21-23; 10 11-19).

22 Ныне Бэри Сент-Эдмундс (Суффолк).

23 Теодред II Добрый (ум. между 995 и 997 гг.), ставший епископом Эльмхама между 979 и
982 гг.

24 Послание к братии монастыря Миси. См. «Летальд из Миси» в наст. изд.
ь См. наст. изд.

26 Искаженное (возможно, переписчиком) "сатирики", т.е. актеры, шуты, или "сатиры", - упот
реблено иронически (ср. следующее Письмо к Одилону).

27 Букв, "безголовые", зд. монофизиты в целом.

28 Летальд из Миси - занял место изгнанного настоятеля; см. «Летальд из Миси» в наст. изд.

29 Ср. Марк Туллий Цицерон. Тускуланские беседы, 5, 81.

30 Трут - легко воспламеняющийся материал; образно - возбуждение; в более поздних бого
словских текстах используется устойчиво как метафора плотских пороков.

31 Одилон Клюнийский - один из главных проводников так называемой "клюнийской рефор
мы" в монастырях; о нем см. «Одилон Клюнийский» в наст. изд.

32 Область вокруг р. Гарона, ныне Гасконь во Франции.

33 Ныне Пуатье.

34 Ср. Мф 24, 12: "по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь".

35 Левиафан - название огромного чудовища, змея или крокодила. В Св. Писании аллего
рически изображает жестокосердого фараона [Пс 73, 14], а также царство Вавилонское
[Ис27, 11].

36 Монастырь св. Бонифация и церковь св. Алексия, основанная в III—IV вв., выстроенная,
по преданию, на месте дома св. Алексия (см. наст. изд. "Житие Алексия человека Божия").
до сих пор находится на Авентинском холме в Риме. В 981 г. Лев стал вторым настоятелем
после Сергия, бежавшего из Дамасска митрополита и возродившего, по разрешению папы
Бенедикта VII монастырь в 977 г.

 

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова