Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Джером Горсей

ПУТЕШЕСТВИЯ

Рассказ, или Воспоминания сэра Джерома Горсея,
 извлеченные из его путешествий, занятий, служб и переговоров, в которых он провел большую часть из восемнадцати лет, собранный и записанный его собственной рукой. Рассказ, посвященный ранее достойному, блаженной памяти сэру Френсису Уолсингему, рыцарю, главному государственному секретарю, и другим достойным, любимым друзьям и родственникам, желающим прочесть этот отчет, был им признан достойным публикации для всех, кто находит удовольствие в чтении иностранных историй.
 Дж. Горсей.


Джером Горсей Записки о России. XVI - начало XVI в. М., изд-во МГУ, 1990.Горсей Д. 288 с.

Комментарии и пер. А. А. Севастьяновой

Главы: 1 (Ливонская война) - 2 (Опричнина) - 3 (посольство в Англию и вторая поездка в Россию).


 ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Англичанин Джером Горсей известен как автор нескольких сочинений о России, в которой он прожил почти два десятилетия с 1573 по 1591 г. по делам коммерческой и дипломатической службы. Он происходил из старинного Дорсетширского рода. Его отец, Уильям Горсей (отсюда, кстати, имя Еремей Ульянов, данное Горсею в официальных русских посольских документах) имел влиятельных родственников при дворе королевы Елизаветы. Благодаря этому родству Джером Горсей был обязан покровительством Фрэнсиса Уолсингема, могущественного государственного секретаря периода расцвета правления Елизаветы.

Почти ничего не известно о деятельности Горсея до отъезда его в Россию в 1573 г., вероятно, в качестве "слуги" Московской компании. Нет документальных свидетельств и о первых семи годах его службы в России. Знающий русский язык Горсей привлекает к себе внимание московского правительства. В 1580 г. его, занимающего в то время должность управляющего московской конторой Компании, посылают к королеве Елизавете с секретным и важным поручением. Затянувшаяся Ливонская война потребовала больших расходов. Россия остро нуждалась в военных припасах: порохе, селитре, меди, свинце и т. п. Горсей должен был договориться со своим правительством о доставке их из Англии.

Весной 1581 г. Горсей вернулся в Россию с 13 кораблями, нагруженными затребованными царем товарами. С этого времени его положение при царском дворе становится едва ли не исключительным: он выдает себя за важное должностное лицо английской конторы Компании в Москве; его знают видные русские деятели, бояре Иван Федорович Мстиславский, московские соседи английского подворья Никита Романович Юрьев и князь Иван Иванович Голицын. В это время Горсею, видимо, покровительствует сам царь.

За первой успешной миссией последовала вторая: в сентябре 1585 г. Горсей был вновь направлен русским правительством в Англию с известием о воцарении Федора Ивановича. Летом 1586 г. он возвратился в Россию, выполнив щекотливые поручения своего нового покровителя Бориса Годунова. Но когда в августе следующего 1587 г. он вновь приезжает в Англию посланником русских, то на родине на него обрушивается поток жалоб со стороны "слуг" и купцов Московской компании. Его обвиняли в использовании своего положения в России для личного обогащения, в том, что торговые операции он развернул в ущерб Компании и ее служащих, подрывая тем самым национальные интересы Англии.

Эти обвинения сделали неизбежным разбирательство в английском Верховном суде. И в этот критический момент (в конце 1587 или самом начале 1588 г.) Горсей непостижимым образом вновь оказывается в России. Можно вслед за некоторыми исследователями считать это тайным бегством, или отъездом, подготовленным Уолсингэмом, но в России Горсей уже не встретил прежнего приема. Теперь московские власти, раздраженные злоупотреблениями английских купцов, обвиняли Горсея в долгах частным лицам и царской казне, запрещенной самостоятельной торговле на русском побережье.

В результате Горсей был арестован и выслан (в мае 1589 г.) из Москвы в Англию под присмотром посланника Джильса Флетчера. Долгий совместный путь домой (в Вологде их задержали до августа) прошел не без пользы для обоих англичан. Флетчер узнал от Горсея множество сведений, которые позднее использовал в своем трактате о России, а Горсей убедил Флетчера в своей невиновности настолько, что по возвращении тот защищал Горсея в особой записке, доказывая, что "вины" Горсея выдуманы его русским недругом, дьяком Андреем Щелкаловым.

Распря Компании с Горсеем между тем продолжалась. Еще более тяжкие обвинения содержались в царской грамоте, адресованной королеве: "…мы того Еремея (т.е. Джерома Горсея) с послом твоим, с Елизаром (т.е. Джильсом Флетчером), к тебе ... послали; а Еремей за свое воровство жив быть не достоин, как меж нас, великих государей, и меж тебя ... смуты делал ... . И вперед бы такие воры с гостми твоими в наше государство не ездили, чтоб в таких ворех смуты меж нас такими воры порухи не было". Однако вопреки такой нелестной характеристике покровители Горсея - Уолсингем и Берли - убедили королеву послать его с новой миссией к царю Федору и правителю Борису Годунову весной 1590 г. (а не 1589 г., как в записках Горсея). Впоследствии королева Елизавета назовет среди мотивов своих действий и такие: "...Мы решились употребить службу (Горсея )... и по причине знания им нравов и обычаев вашей страны, с которой он хорошо знаком".

В России Горсея встретили крайне недружелюбно. Его ссылают в Ярославль как лазутчика. Высказываются сомнения в подлинности привезенных им королевских грамот. В 1591 г. Горсей был вынужден покинуть Россию, чтобы больше уже никогда сюда не возвращаться. На родине он поселился в Букингемском графстве. В 1603 г. он получил рыцарское звание, между 1592 и 1620 гг. заседал в парламенте от различных местечек, в 1610 г. стал шерифом Букингемского графства. Точная дата смерти Горсея не установлена, хотя известно, что в 1626 г., когда впервые было изданы извлечения из его трудов о России, он находился в добром здравии.

Горсей оставил три самостоятельных сочинения о России: "Путешествия сэра Джерома Горсея", "Торжественная коронация Федора Ивановича", "Трактат о втором и третьем посольствах сэра Джерома Горсея", а также несколько писем, посвященных русским делам. "Путешествие", самое значительное из этих произведений, автор писал на протяжении почти двух десятилетий, неоднократно возвращаясь к редактированию уже подготовленного материала. Вероятно, самым ранним слоем "Путешествия" является повествование о царствовании Ивана Грозного, завершающееся драматическим рассказом о последних днях жизни и смерти царя. Позже был написан фрагмент, посвященный "князю-правителю" Борису Годунову еще до его восшествия на престол. И наконец, Горсей добавляет в свое сочинение рассказ о Смуте начала XVII в. - событиях, известных ему уже не как непосредственному очевидцу, а лишь с чужих слов.

В своем посвящении к "Путешествие" автор обозначил главную задачу своего труда - сообщить сведения о России государственному секретарю Уолсингему, своему благодетелю и покровителю. Кроме того, Горсей явно хотел оправдаться от обвинений, возведенных на него служащими Английской компании. А еще "Путешествия" - это мемуары, которые историк Н. И. Костомаров охарактеризовал как "воспоминания старика о прошлом". Следует заметить, что имя Джерома Горсея окружено у историков фейерверком эпитетов. Его называли "высокомерным софистом" и "простодушным чванливцем", "плохим миссионером цивилизации" и "хвастливым корыстолюбцем". Но это нисколько не умаляет ценности его сочинений. Записки Горсея привлекают к себе как свидетельства очевидца и осведомленного наблюдателя, человека, оказавшегося в самой гуще событий в России 70-80-х годов XVI в., о которых русские источники умалчивают.

Первый краткий вариант "Путешествия" был издан в 1626 г. под названием "Извлечения из обзора сэра Джерома Горсея, посвященного семнадцатилетним путешествиям и деятельности в России и примыкающих странах". Полное издание на английском языке появилось лишь в середине XIX в. и было опубликовано вместе с трактатом "О государстве Русском" Джильза Флетчера, английского посла в России, современника и знакомого Горсея. На русском языке сочинения Горсея (в переводе Ю. В. Толстого) были опубликованы в 1907 г.

 


Достопочтенному сэру Фрэнсису Уолсингему1 , рыцарю,
главному государственному секретарю ее величества

С той счастливой поры, когда мой достойный друг и родственник сэр Эдвард Горсей2 впервые познакомил меня с вашей милостью, я сумел почувствовать, как много ваша любовь и расположение способствовали моему благополучию и дальнейшему продвижению; зная ваше благородное стремление понять дела иностранных государств, я, согласно вашему совету и наставлениям, прежде данным мне, счел долгом благодарности изложить свой отчет (accounte) о таких делах, которые наиболее заинтересовали бы вас на занимаемом вами посту, и о других достойных упоминания; кроме того, этим изложением я надеюсь поощрить других, желающих идти по, моим стопам. Я счел полезным посредством повести или трактата прежде всего для вашей милости, а затем для вас, мои добрые друзья, изложить все то, что вы жаждали узнать о моих наблюдениях во время путешествий, служб, переговоров, о самых редких и значительных явлениях в известных странах и королевствах северной и северо-западной частей Европы и Скифии (Sithia), а именно в России, Московии (Moscovia, Татарии (Tartaria)  со всеми примыкающими к ним территориями и государствами — Польше (Pollonia), Трансильвании (Transilvania), Литве и Ливонии; Швеции и Дании, расположенных между Северным океаном и Балтийским морем; в Империи и обширных имперских княжествах Верхней Германии, в пяти верхних и нижних союзных кантонах, Клеве (Clevia), Вестфалии (Westphallia), Фрисландии (Fresland); в нижних странах Нижней Германии, обычно называемых Фландрией, Брабантом, Зеландией и Голландией и состоящих из 17 Объединенных Провинций3. Столицы и главные торговые города, как внутри этих стран, так и приморские, их предметы потребления, их университеты, старинные памятники, их климат и расположение, их право, язык, религию, положение церкви и государства, природный нрав их людей — все это я предполагаю изложить в четырех отдельных и особых трактатах, настолько полно и последовательно, насколько мне позволят мои наблюдения и опыт семнадцатилетней службы4

Прежде всего после моего посещения и осмотра части Франции и Нидерландов (Low Countries) в их цветущем, но тревожном по причине войны состоянии, я прибыл в Московию5, обычно называемую Россией (Russia). Хотя я плохой грамматик, но, имея некоторые познания в греческом, я, используя сходство языков, достиг за короткое время понимания и свободного использования их разговорной речи; славянский язык — самый обильный и изящный язык в мире. С небольшими сокращениями и изменениями в произношении он близок польскому, литовскому, языку Трансильвании и всех соседних земель; он может служить также в Турции, Персии, даже в известных ныне частях Индии и т. д. Я читал в их хрониках (cronickells), написанных и хранимых в секрете великим главным князем (a great priem prince) страны по имени Князь Иван Федорович Мстиславский (Knez Ivan Fedorowish Mstisloskoie) 6, который по любви и расположению ко мне доверял мне многие секреты, хранимые им в памяти на протяжении 80 лет его жизни7,— о положении, природе и управлении этого государства; все это было особенно мне полезно во время бесед с русскими о делах прошедших лет, о последних годах правления Василия Андреевича (Vazillie Andreowich)8, именуемого тогда только великим князем Владимира (Vollademeria, России, Московии и проч. (название титула я приведу в другом подходящем месте)9, этот правитель значительно увеличил свои владения и княжества как за счет поляков, шведов, так и особенно за счет татар, великого скифского Крыма (Cithian Crim) или хана (Came) 10; он оставил свои владения и людей в великом мире и спокойствии, сильными и богатыми, а своих князей оставил управлять и защищать владения, разделенные на четыре части 11. Из двух его сыновей старший, пяти лет, названный Великим Князем Иваном Васильевичем (Velica Knez Ivan Vazilewich), остался после него княжить и управлять, другой сын, двух лет, стал князем земли, называемой Вага (Vaga)12. Этот великий князь всей России, Иван Васильевич, вырос красивым, был наделен большим умом, блестящими способностями, достойными для управления столь великой монархией; в двенадцать лет он женился на Настасии Романовой (Natacia Romanova)13, дочери дворянина высокого звания (gentilman of good ranck); ее брат, Микита Романович (Mekita Romanowich), сильно выдвинулся благодаря этому браку14. Эта царица была такой мудрой, добродетельной, благочестивой и внимательной, что ее почитали, любили и боялись все подчиненные. Он [Иван Васильевич] был молод и вспыльчив, но она управляла им с удивительной кротостью и умом, в результате он с помощью своих храбрых князей, священнослужителей и совета сбросил ярмо дани, тяготившей его предшественников под властью Скифского Царя Крыма (Cithian Empero of the Crymes) 15, завоевал царство и царей Казани и Астрахани, в 2700 милях от его столицы Москвы, вниз по великой реке Волге (Volga), близ Каспийского моря, вскоре после этого покорил всех татарских князей и их земли и обратил в свое подданство многих знатных людей; это разорение до сего дня служит темами для скорбных рассказов и песен среди тех народов. Посредством этих завоеваний он приобрел могущество и славу, присоединив к своим владениям два отдельных венца и царства и [поэтому] общим советом (>by a generall counsall) всех своих князей, бояр, духовенства и людей был венчан и принял титул царя16, государя (Great Monnarch) и великого князя Казанского (Cazan), Астраханского (Astracan), Московского (Musco), Владимирского (Vollademeria), Новгородского (Novogorodia), Русского с длинным перечнем наименований его провинций; этот титул должны были признавать и полностью называть все послы королей, с которыми он имел сношения. Все же он не переставал воевать с крымскими татарами (Crimme Tartor), которые крайне беспокоили его и его подданных своими ежегодными вторжениями.


1) Уолсингем Френсис (1530?—1590)—крупный английский политический деятель, государственный секретарь (1573—1590) в правительстве Елизаветы Тюдор (см.: Лурье Я. С. Английская политика на Руси в конце XVI века // Учен. зап. Ленингр. гос. ун-та. Серия ист. наук. Л., 1947. Т. 61. С. 128—129; Штокмар В. В. Очерки по истории Англии XVI в. Л., 1957. С. 66—67; Rеаd С. Мг. Sесгеtаrу Walsingham & thе роlicу оf quееn Еlizabeth. Охfоrd, 1925. Vоl. 2. Сh. X).
2)Горсей Эдвард (ум. 1583) — член английского Тайного Совета при королеве Елизавете, военачальник, посол в Нидерландах (DNВ. 1891. Vоl. XXVII. Р. 377—378).
3)Наименование имперских княжеств (Германия).
4) О продолжительности пребывания Горсея в России см. Предисловие.
5) На полях рукописи Горсея запись — «в 1572».
6) Мстиславский Иван Федорович (ум. 1586) — воевода, князь, боярин, один из крупных военачальников 50—60-х годов, глава земщины в период опричнины; в 1571 г. был обвинен Иваном IV в «крымской измене», но избежал расправы и оставался одной из самых видных фигур в правительстве Федора Ивановича; при Борисе Годунове был сослан в монастырь, где и умер (ДРВ. М., 1791. Т. XX. С. 62; 3 и м и н А. А. Состав Боярской Думы в XV—XVI веках // АЕ за 1957 г. М., 1958. С. 61; о н ж е. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964. С. 463—464). Остается неясным, что имел в виду Горсей, сообщая о своем чтении «хроник кн. Мстиславского». Чтение русских летописей при его знании русского языка (письменного) было бы явно затруднительно. Возможно, Горсею читали что-то из русских летописей, поскольку русский источник чувствуется в «Коронации», а также в отдельных известиях «Путешествий», рассказывающих о событиях последней четверти XVI в.
7) Fowerscore — восемьдесят. Перевод этой фразы у Белозерской содержит ошибку: «...последних шестидесяти лет» (Белозерская Н.А. Записки. С. 20). Мстиславский упомянут рындой в 1547 г., в 1549 г. он уже стал боярином, а в 1586 г. он умер (см.: Зимин А. А. Состав Боярской Думы... С. 61). Рындами (телохранителями-оруженосцами), как правило, назначали юношей примерно от 14 до 17 лет, следовательно, Мстиславский умер примерно 56-летним. Ошибка Горсея отразилась на трактовке фигуры Мстиславского в последней книге А. А. Зимина, где неверно, вслед за Горсеем, указан возраст Мстиславского (см.: Зимин А. А. В канун грозных потрясений. М., 1986. С. 42, 57, 108—109; 122; см. также: Севастьянова А. А. Рец. на кн.: Зимин А. А. В канун... //История СССР. 1988. № 2. С. 183. Примеч. 3).
8)Ошибка автора: Василий III Иванович (1505—1533).
9) Горсей несколько раз приводит титулатуру русских царей. Наиболее полно это сделано в «Трактате о втором и третьем посольствах».
10) В период правления Василия III к Москве были присоединены Псковская феодальная республика (1510), Смоленск (1514), Рязанское княжество (1521), прекратили свое существование уделы Волоцкий, Калужский, Углицкий. Предпринимались также походы на Казань (1506, 1524, 1530), которые, возможно, и имеет в виду Горсей; походы эти были безуспешны и не привели к присоединению Казанского ханства, а крымские татары в 1521 г. совершили опустошительный набег, дойдя до подмосковных окраин (см.: Зимин А. А. Россия на пороге нового времени: (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М., 1972. С. 112—124, 142—168, 240—266, 396—425).
11)К моменту смерти Василия III сохранились лишь два удела его братьев — Дмитровский и Старицкий. Возможно, Горсей имел в виду здесь эти уделы и земли царевичей Ивана и Юрия (Ср.: Герберштейн С. С. 35—36).
12)Удел Юрия Васильевича, брата Ивана Грозного, включал Углич, Бежецкий Верх, Калугу, Малоярославец, Медынь, Мезецк. Прекратил свое существование в 1563 г. (см.: Веселовский С. Б. Последние уделы в Северо-Восточной Руси // Исторические записки. М., 1947. Т. 22. С. 101; Каштанов С. М. Из истории последних уделов//Труды МГИАИ. М., 1957. Т. 10. С. 299. Вага — область на северо-востоке русских земель — в удел Юрия не входила.
13)Иван IV женился в возрасте 16 лет в феврале 1547 г.
14) Юрьев Никита Романович (ум. 1586) — воевода, боярин и дворецкий; рындой стал с 1547 г., сразу после свадьбы Анастасии Романовны и Ивана IV (РК 1475—1598. С. 111; Сборник материалов по истории предков царя Михаила Федоровича Романова. СПб., 1901. Ч. 1. С. 282— 311).
15) Ошибка автора: освобождение от монголо-татарского ига произошло в правление деда царя, великого князя Ивана III (1480).
16) Перепутана последовательность событий. Присоединение Казанского ханства произошло в 1552 г., Астраханского — в 1556 г., а венчание Ивана IV на царство — в 1547 г.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова