Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Четыре повести о начале Москвы

 

Повести о начале Москвы печатаются по рукописи Государственного Исторического музея (Уваровское собр., № 670; у Леонида - 1308 1)Рукопись представляет собой «Хронограф Дорофея Монемвасийского» с добавлениями, в 1°, на 353 листах, скорописью конца XVII в. Четыре повести помещены на листах 287-298 об; первая называется «О зачале царствующего великого града Москвы, како исперва зачатся», вторая - «О создании царствующего града Москвы», предание о Букале; третья - «О зачале царствующего града Москвы» (повесть о Данииле и Улите); четвертая повесть начинается без заглавия - «...ин летописец повествует». Такое собрание повестей о Москве в виде четырех сказаний («переводов») известно пока только по этой рукописи 2).

О ЗАЧАЛЕ ЦАРСТВУЮЩЕГО ВЕЛИКОГО ГРАДА МОСКВЫ, КАКО ИСПЕРВА ЗАЧАТСЯ

Вся убо християнская царьства в конец преидоша и снидошася во едино царьство нашего великого государя по пророческим книгам, то есть Российское царство: два убо Рима падоша, третий же стоит, а четвертому не быти. Поистинне же сей град именуется третий Рим, понеже и над сим бысть в начале то же знамение, яко же и над первым и вторым; и аще и различно суть, но едино кровопролитие. Первому бо Риму зиждему от Рома и Ромила, и егда мастеры начата созидати и ров копающе, обретоша главу внове закланна человека, нову и теплу, кровь точащу и лице являющу к живым прилично, ея же увидевше ентинарий искусний знамением смотритель и рече, яко сей град глава будет многим, но во времени и по заклании и по пролитии кровей многих. Такожде и второму Риму, си речь Констянтину полю здания зачало бысть не бес крове же, но по заклании и по пролитии кровей многих. Сице же и нашему сему третиему Риму, Московскому государьству, зачало бысть не без крове же, но по пролитии же и по заклании кровей многих. Аще бо нецыи от окрестных стран, враждующе, поносяще ему сице глаголюще: «Кьто убо чая или слыша, когда яко Москве (л. 287 об.) граду царством слыти и многими царствы и странами обладати, и сии убо немощию человеческою. О бложены суть не разумеюще силы Божия, ни пророческих речений, яко всемощен Бог и от несущаго в сущее привести, яко же искони во вселенную. В лето убо 6633 (1125.- М. Т.), по преставлении благоверьнаго царя и великого князя Владимира Всеволодича Монарха, седе на великом княжении в Киеве сын его князь Юрьи Владимировичь Монамах 4), а сынов его, Всеволод Юрьевич з братиею, с ним быша, а старейшаго сына своего князя Андрея Юрьевича Боголюбиваго посади на Суждале и Владимире. В лето 6666 (1158. - М. Т.) 5) великому князю Юрью Владимировичю грядущу ис Киева во Владимир град к сыну своему князю Андрею Юрьевичю и прииде на место, иде же ныне царьствующий град Москва, обо полы Москвы реки села красныя, сими же селы владающу тогда болярину некоему богату сущу, имянем Кучку Стефану Иванову. Той же Кучка возгордевься зело и не почте великого князя подобающею честию, яко же довлеет великим князем, но и поносив ему к тому ж. Князь великий Юрьи Владимирович, не стерпя хулы его той, повелевает того болярина ухватити и смерти предати. И сему тако бывшу, сыны же его, видев млады суща и лепы зело, имянем (л. 288) Петр и Аким, и дщерь едину такову ж благообразну и лепу сущу, именем Улиту, отосла во Владимир, к сыну своему ко князю Андрею Юрьевичю. Сам же князь великий Юрьи Владимировичю взыде на гору и обозрев с нея очима своима семо и овамо по обе страны Москвы реки и за Неглинною, и возлюби села оныя и повелевает на месте том вскоре соделати мал древян град и прозва его званием реки тоя Москва град, по имени реки текущия под ним. И потом князь великий отходит во Владимир к сыну своему князю Андрею Боголюбскому и сочетовает его браку со дщерию Кучковою, с нею же князь Андрей и сыны приживе, но млады отьидоша к Богу. И быв у него отец его великий князь Юрьи Владимирович довольно время и заповеда сыну своему князю Андрею Боголюбскому град Москву людьми населити и распространити. И паки возвращается великий князь Юрьи Владимирович в Киев, с ним иде и сын его князь Андрей Юрьевич Боголюбский. И того ж лета ис Киева возвратися паки князь Андрей Юрьевич во Владимир и принесе икону с собою ис Киева во Владимир пресвятыя Богородицы, ею же прежде сего принесена из Царя града, и украси ю боле 30 гривен злата, кроме сребра и драгаго камения и жемчюгу, и созда церковь каменную Успение, пречистыя Богородицы и верх ея позлати и постави в ней икону пречистыя Богородицы, и вда ей села лутчая и десятая (л. 288 об.) во всем. Сей убо благоверный великий князь Андрей все упование свое возложи на господа Бога и на пречистую его матерь, ни о чесом земном печашася, но токмо достизаше небесная и яко орел ношашеся перием высокопарным и лехце возношашеся по воздуху к добродетелем и во устех его бе глагол медоточный, и долу легание на жестокой посланней постели и плотскаго смешения с женою до конца ошаяся, ниже во снех ему соблазны женская мечтахуся, паче же рещи, яко звездам уподобляшеся всяким сладкодушевным, церкви созидая и нищих удовляя, удаляясь убо удалися от нея и отбежа бегая и особяшеся назде бысть птица, и нощный вран на нырищи, но сия вся неугодная бысть жене его, требоваше бо пригорковения и плотскаго смешения. И присно преж помяным шурьям его Кучковичем возрастшим и живущим у великого князя Андрея Юрьевича в велицей чести. С ними убо жена его совещася зломыслием на господина своего великого князя Андрея Юрьевича. И по некоем времени отай приведе их к ложу мужа своего и предаде в руце врагом супружника своего, яко Далида Самшона и яко убивственная Тиндарида сожителя своего храбраго Ироя. Кая убо щенца кормящая лвица дерзну когда таковая сотворити или кая злогневная мечка сице содея? Вскочиша убо убийцы онии окаяннии Кучковичи со оружием к нему, яко злейший пси, и обретают великого (л. 289) князя на худе лежаща долу легании. В лето 6683 (1175.- М. Т.) июня в 29 день убивают его немилостивно. Имяше же во устех божественная словеса и кровь убо течаше по земли праведного, яко же древле Авелева, еще же и ино зло приложиша к тому и тело его предати водам, но убо сие не утаися всявидящему оку Божию, но вскоре на убийцы они суд постиже еже явленно есте всем. В лето 6684-го (1176.- М. Т.) прииде ис Киева во Владимир брат его князь Михайло Юрьевич и изби убийц оны брата своего, и телеса их вверже во езеро, а сноху свою, жену брата своего, повеле повесити на вратех и растреляти изо многих луков, да накажутся и протчии впредь таковая творящий. И сяде на великом княжении во Владимире великий князь Михайло Юрьевич, лето едино пребысть на великом княжении и умре. И в лето 6685-го (1177.- М. Т.) (седе) на великое княжение во Владимире великий князь Всеволод Юрьевич и пристави к церкви святыя Богородицы 4 верхи, ю же брат его созда князь великий Андрей Боголюбский, и позлати я, а на своем дворе постави церковь каменну великомученика Димитрия и верх ея позлати. И бысть имя его славно во всей земли и на татарех дань имал и владяше всею землею Рускою, и до моря Волгою, 35 лет княжив и преставися в лето 6720-го (1212.- М. Т.) апреля в 25 день (л. 289 об.). И по нем начаша княжити сынове его и сродичи его и быша между ими брани мнози, и нахождение поганых татар на Рускую землю, и пленение Руской земли, и побиение многих князей русских от татар. И бысть княжение их лет 25. По сем начат княжити во Владимире великий князь Юрьи Всеволодович, при нем же бысть Батыевщина. В лето 6745-го (1237.- М. Т.) за умножение грех ради наших приходил на Рускую землю злочестивый царь Батый. Тоя же зимы взяша татарове град Москву и князя Владимера Юрьевича и воеводу его Филиппа Нянина убиша и вся люди посекоша и поплениша. И в лето 6746-го благоверный великий князь Владимирский Юрья Всеволодович убиен бысть от безбожных татар на реке на Сите. Кирил же епископ, иде з Бела озера, взят тело великого князя и положи е(го) в Ростове в церкви у пресвятыя Богородицы. Сынове же его после осташася: Всеволод, Мстислав, Владимир. Того ж году 6746-го прииде из Великого Новаграда брат великого князя Юрья Ярослав Всеволодович и седе на великом княжении (в) Володимере, а сына своего князя Александра остави в Великом Новеграде, и повеле привести тело брата своего князя Еоргия, и стрете его сам и весь град. Сей убо великий князь Еоргий Новеград Нижней созда и монастырь пречистыя Богородицы Печерския. Пребысть же на отчи престоле во Владимире 24 лета. Того же (л. 290) году 6746-го преставися князь великий Ярослав Всеволодович во Орде нужною смертию. И прииде из Великого Новаграда во Владимер великий князь Александр Ярославич и поиде к Батыю во Орду. Видев же его Батый удивися величеству и доброте его и почтив его отпусти. В лето 6771-го (1262.- М. Т.) ноября в 14 день преставися великий князь Александр Ярославичь Невский во иноцех и в схиме, и положен бысть во Владимире в церкви пресвятыя Богородицы, сынове же его Василий, Димитрей, Андрей, Данило Московский. И потом начаша княжити в Руской земли братия и сынове его, сын его великий князь Данило Московский. В то же лето быша на Рускую землю от татар насильства и зла многа. Быша же сынове великого князя Данила Московского: Юрий, Александр, Борис, Иван, Афонасей. Бысть же княжение сынов Александровых у великого князя Данила Московского лет 40. Сей князь Данило Александрович паче возлюби в Москве жительствовати, и созда его паче перваго, и гражданы насели, бе бо добродетелен и нищелюбив по премногу и к Богу имяше веру и молитву и слезы велия, и от того прославися наипаче Москва град. Поживе ж на Москве князь великий Данило Александрович лет 12 и преставися в лето 6811 (1303.- М. Т.) марта в 4 день, и положен бысть в своем ему Даниловском монастыре. По нем начаша княжити в Руской земли сродники и сынове (л. 290 об.) его. Бысть княжения их лет 25. В лето 6813-го (1305.- М. Т.) прииде на Русь Петр митрополит, поставлен Афо-насием патриархом цареградцким. В лето 6834-го (1326.- М. Т.) заложена бысть на Москве церковь каменная соборная Успение пресвятые Богородицы. Той же зимы преставися преосвященный Петр митрополит Московский и всеа Росии декабря в 21 день в 3-м часу нощи и положен бысть в церкви святыя Богородицы, ю же сам созда. В лето 6836-го (1328.- М. Т.) седе на великом княжении владимерском и московском сын его князь Иван Данилович, зовомы Калита. Того же лета заложена церковь каменна святаго Иоанна Спасителя лествицы. Того ж лета 6838-го (1330.- М. Т.) великий князь Иван Данилович построил на Москве церковь каменну Преображения господня у своего двора. В лето 6841-го (1333.- М. Т.) единем летом князь великий Иван Данилович построил на Москве церковь каменну архистратига Михаила. В лето 6847-го (1339.- М. Т.) великий князь Иван Данилович содела около Москвы новый древян град и укрепи его паче перваго. Во дни ж княжения его бысть на Руси тишина велия и начаша ему писати величество - великий князь Иван Данилович Владимирьский и Московский и всея Росии. В лето 6859-го (1351.- М. Т.) преставися князь великий Иван Данилович Калита марта в 31 день, и положен бысть на Москве в церкви архистратига Михаила (л. 291). Сынове же его осташася Симеон, Иван.

О СОЗДАНИИ ЦАРСТВУЮЩЕГО ГРАДА МОСКВЫ, 2-Й ПЕРЕВОД, КОЕ ПРАВЕЕ ВСЕХ СКАЗАНИЙ ИЗВЕСТНО, ЧТИ СИЕ

В лето 6714 (1206.- М. Т.) князь великий Данило Иванович после Рюрика короля римского 14 лето пришед из Великого Новаграда в Суздаль, и в Суздале родися ему сын князь Георгий, и нарече и созда во имя его град Юрьев-Польской. И в том граде церковь велелепную созда во имя святаго Георгия Страстотерпца каменную на рези от подошвы и до верху. И по создании храма того поехал князь великий Данило Иванович изыскивати места, где ему создати град престольный к великому княжению своему. И взя собою некоего греченина именем Василия млада и знающа зело и ведающа чему впредь быти. И въехав с ним во остров темен и непроходим зело, в нем ж бе болото велико и топко, и посреде того болота и острова узре князь великий Данило Иванович зверя превелика и пречюдна троеглава и красна зело. И вопросиша Василия греченина, что есть видение се пречюднаго зверя. И сказа ему Василий греченин: «Великий княже, на сем месте созиждется град превелик и распространится царьствие треугольное, и в нем умножатся разных различных орд люди, то есть прообразуют зверя сего троеглавого.

О ЗАЧАЛЕ ЦАРСТВУЮЩЕГО ГРАДА МОСКВЫ, 3-Й ПЕРЕВОД

Лето 6889-го (1380.- М. Т.) октября в 29 день в Володимере граде по державе князя Владимера державствовал князь Андрей Александровичь Невский, а во граде Суздале державствовал князь Данил Александрович Невский. Почему было государству Московскому царству быти и кто то знает, что Москве государством слыти? Были на сем месте по Москве реке села красныя, хорошия болярина Кучка Стефана Ивановича. И были у Кучки болярина два сына красны зело, не бысть таких красных юношей во всей Российской земли. И сведа про них князь Данил Суздальский и проси у Кучки болярина князь Данил сынов ево к себе во двор с великим прением. И глагола ему: «Аще не отдашь мне сынов своих во двор мой, и аз на тя прииду с воинством и тебя велю мечю предати, а села твоя красныя огню предам». И болярин Кучка Стефан Иванович, убояся страха князя Данила Александровича, и отдаде сынов своих обоих князю Даниилу Суздальскому. И те два брата князю Даниилу полюбилися, и нача их князь Даниил (л. 292 об.) любить и жаловати, единаго пожаловал в стольники к себе, а другаго пожаловал в чашники. Те же два брата полюбилися князя Даниила жене его княгине Улите Юрьевне, и уязви ю враг на тех юнош блудного страстию, возлюби бо красату лица их, и дияволим разжением смесися с ними любезно. И умыслиша они со княгинею, како бы им предати князя Даниила смерти. И начаша звати князя Даниила в поле, еже обычай бывает ездити утешения ради, смотреть зверска лова зайцев. И бывше ему на поле и егда въехавшу в дебрии, и нача они, Кучковичи, предавати его злой смерти. И князь Даниил ускочив от них на коне своем в чашщу лесу, часты бо леса. И бежа от них подле Оки реки, оставя коня своего. Они же злии убийцы, аки волцы люти напрасно хотя восхитити его. И сами быша ужаснии, много же искавшие его и не обретоша, но токмо нашедше коня его. Князь же добежав с нуждею до перевозу, и не имея что дати перевозчику, токмо бе у него на руке перстень злат, и тот перстень обещается дати за перевоз. Перевозчик же глаголаше к нему: «Лихо де вы люди обманчивы, как де вас перевезешь реку, и вы де, не дав перевозу, так и уходите». А узнал его перевозчик, что он князь Даниил Александрович. Он же обещал, что дать тот перстен злат за перевоз, аще перевезет его Оку реку (л. 293). Перевозчик, приехав близ к берегу от другия страны Оки реки, и быв против князя и протяже весло князю и рече: «Подай мне перстень на весло, перевозного наперед, и аз тя перевезу Оку реку». Князь же Даниил мнев его правдива человека, и мня яко не солжет ему, и возложи ему на весло преже перевозу перстень свой злато (й). Перевозчик же то взяв на весле от князя перстень к себе и отторжеся от берега в перевоз не за Оку реку и не перевезе его. Князь же Даниил побеже подле Оки реки, бояся за собою гонивших людей его. И преиде день той к вечеру темных осенних нощей. И не имея где прикрытися: пусто бе место в дебрии, и по прилучаю найде в той дебрии струбец мал стоит, под ним же преже погребен бысть ту некоторый мертвы человек. Князь же влезе в струбец тот, закрылся в нем, забыв страх от мертваго. И почи ту нощь темную осеннюю до утрия. Сынове же болярина Кучки Стефана быша в сетовании и в великой печали, что упустиша князя Даниила жива от рук своих, ранена. И приидоша в раскаяние и реша друг ко другу: «Лутче бы нам не мыслити и не творити над князем таковаго дела смертнаго, понеже утече от нас князь Даниил ранен во град Владимер к брату своему князю Андрею Александровичь. И приидет к нам за то зло князь Андрей с воинством, и будет нам от них принять злая смерть казнь, и различная и лютая, а княгине Улите бысть (л. 293 об.) от него повешеной на вратех и зле разстреляне, или в земли по плечи живой быть закопаной, что мы напрасно умыслили зло на князя неправедно». И злая княгиня Улита, наполни ю диявол в сердце злыя мысли на мужа своего князя Даниила Александровича, аки лютую змию ядовитою, распали бо ю сатана на возжделение блудныя тоя похоти, возлюбив бо окаянная малодобрых наложников Кучковых детей и любовников своих, и поведа им вся тайны мужа своего по ряду, глаголя: «Есть де у мужа моего пес выжлец. И как де он, князь Даниил, ездит против врагов своих на грозныя побоища, на татар или на крымских людей, приказывает мне, поедя на брань: «Егда я от татар или от крымских людей убит буду, или иным каким случаем приидет мне смерть безвестная, или на бою в трупиях человеческих сыскати и познати меня не мочно, или в полон буду взят жив от татар или от крымских людей и которым путем, в которую землю сведут мя, и ты пошли на взыскание по мне дворян своих с тем псом и вели им пустити того тай перед собою проста, а самем ехати за ним, и где буду жив сверен, и тот пес тою дорогою дойдет до меня, или на поле буду мерьтв безвестно, или на бою убит (л. 294) и во многом трупием человеческом, и образ мой от кровавых ран переменится, или не дознают меня, а той пес взыщет меня неложно, и мертвому мне учнет радоватися, и тело мое лизати начнет радостно». И на утрия та окаянная княгиня Улита того тай дав тем своим любовником и твердо им приказывает, где вы его с сим псом ни обрящете, и там его скоро смерти и предайте без милости. Они же злии убийцы злаго ума тоя злоядницы княгини Улиты наполнившеся, взявше вскоре того пса и приехавше на место, где князя Даниила ранили, и от того места пустиша наперед себя того пса. Той же пес бежа пред ними. Они же за ним скоро ехавше, и бежал той пес по брегу Оки реки скоро и набежал он струп, где ухоронился князь Даниил, увидел князя Даниила и нача опашию своею махати, радуяся ему. Те же исками его убийцы, увидевше то пса радуящеся и хвостом машуща, скоро скочивше, скрывают покров струпца того и обретоша тут князя Даниила Александровича, и скоро князю смерть дают лютую, мечи и копии прободоша ребра ему и ссекоша главу ему и паки в том же струбце покрыта тело его. Сей благоверный князь Даниил бысть четвертый новый мученик, прият мученическую смерть от прелюбодеев жены своея (л. 294 об.). Первии мученицы Борис и Глеб убиены быша от брата своего окаянного Святополка рекомаго Поганаполка. Кучковыи же дети приехавше во град Суздаль, привезоша ризу кровавую великого князя Даниила Александровича и отдаше ю княгини Улите, жене его, князя Даниила, и живяху с нею те убойцы в том же беззаконии любодейном по-прежнему. Не скоро же убо доходит весть во Владимер град ко князю Андрею Александровичю, что сотворися таковое убийство над братом его князем Даниилом Александровичем. Сыну же его Иоанну Даниловичю, внуку Александрову, оставшуся младу сущю токмо пяти лет и трех месяцев от раждения его, храняще его и соблюдяше верный раб отца его Давыд Тярдемив. По смерти же Даниилове прешедшу уже два месяца и сжалися той верный слуга Давыд о Князеве сыне Иоанне Даниловиче и взяв его отай нощию и паде на коня и гнав с ним скоро ко граду Владимеру, ко князю Андрею Александровичю, к стрыю его. И сказав все слуга его тот, Давыд, по ряду, что сотворися во граде Суздале над великим князем Даниилом, злое таковое убийство на(д) братом его князем Даниилом. Князь же Андрей сжалися по брате своем, аки князь Ярослав Владимерович по братии своей Борисе и Глебе, на окоянного злаго убийцу Святополка рекомаго Поганополка. И собрав войска себе Ярослав (л. 295) новъгородцов, и Бога себе в помощь призвав ратию отмстити кровь праведных братии своих Бориса и Глеба, победи окаяннаго Святополка. Такоже и сей новый Ярослав, великий князь Андрей Александрович, прослезился горце по брате своем князе Даниле Суздальском, и воздев руце свои на небо и рече со слезами: «Господи владыко и творче всех, создателю наш, отмсти кровь праведных Бориса и Глеба князю Ярославу на окаяннаго Святополка, тако господи и владыко отмсти кровь сию неповинную брата моего князя Данила на злых сих блудников и наложников тоя блудницы несытых плотц-ких блудных скверн кальных похотей, бесовских угодных дел связанных сатанина закона. Святополк бо окаянный братоубиство сотвори, очи его злы прельстишася несытии сребра и злата, имения многаго, власти и царства сего света на един час насладитися, а небеснаго царствия во веки отпаде и во дне адове во веки мучение восприять. Такоже и сия скверная несытая блудница княгиня Улита блуднаго сквернения похоти несытствовала. На един час насладися скверный и не токмо небесного царствия лишися, но и сего света власти и злато и сребро и ризи драгия и многоценныя отринув и вослюби скверность, злую похоть блудную и угото-вися дияволя невеста быти» (л. 295 об.). И собра князь Андрей во граде Владимере своего войска пять тысящ и поиде ко граду Суздалю, и слышаху во граде Суздале Кучка болярина Стефана дети его, что идет на них из Владимера града князь Андрей Александрович с вои(н)ством своим на отмщение неповинные крови великого князя Даниила Александровича, брата своего, и прият тех убийц страх и ужас, что напрасно пролили кровь неповинную, убили господина своего, великого князя Даниила. И не возмогоша стояти оне, против князя Андрея ратоватися, и побежаша ко отцу своему болярину Кучку Стефану. Князь же Андрей с воин(н)ством своим пришел в Суздаль град. Граждане же суздальцы князю Андрею не противяста ни в чем ему и покоришася и глаголюща ему, государю: «Князь Андрей Александровичь. Мы тем убийцам не советницы были на смерть брата твоего, а нашего государя великого князя Даниила Александровича, и не приложихомся совету их, но мы вемы, яко же на его злую тое смерть ему умыслила с любовники своими Кучковичи, и мы тебе, государю, будем пособствовати на тех злых изменников на отмщение великаго государя князя Даниила». Князь же Андрей повеле княгиню Улиту взять и умучити розными муками лютыми и предаша злой смерти, понеже она, злая таковая княгиня Улита, безстудное дело сотворила, а не устрашилася Бога и создателя, всех вельможей (л. 296) и великих людей, и не устрамилася, а добрых жен укора и посмеху не постыдилась, мужа своего великого князя Данила злой смерти предала, и сама окаянная тую же лютую смерть прияла. И собрашася суздальского воинства граждане в помощь к великому князю Андрею числом 3000, и поиде князь Андрей со всем своим войском на болярина Кучку Стефана и на убийц. И не было у Кучки Стефана круг красных его сел ограды каменныя, ни острога деревянаго, и не возможе Кучко болярин против князя Андрея боем битися. И вскоре князь Андрей всею своею силою емлет приступом села и слободы красныя, и самого Кучку болярина Стефана и сь его детьми в полон взял, и повеле их князь Андрей оковати в железа крепкими, и потом повеле его, болярина Стефана, казнити, а сынов его лютыми муками умучити разными. И тут Кучко болярин и з детьми злейшую кончину восприяша. В лето 6890 (1382.- М. Т.) месяца марта в 17 день князь же Андрей Александрович отмсти кровь неповинную брата своего великого князя Даниила Александровича Суздальского, победи Кучка болярина Стефана и злых убийц, детей его, Стефановых, умучил розными муками, и все имение их, злато и сребро богатство розграбив, отослал к себе, а сел и слобод красных не велел разорить. И о том (л. 296 об.) воздал хвалу Христу богу и Богородицы и всем святым, что дал Бог помощь победити и отмстити кровь брата своего Кучка болярина Стефана и детей его убийцы и блудников, и препочи тут. И на утрии востав и посмотрев по тем красным селам и слободам, и вложи ему Бог в сердце князю Андрею, и те красныя села и слободы ему, князю Андрею, вельми полюбилися, разсмотрев и помышляше во уме своем, како бы ему Бог подал помощь, еже в том месте граду быти. И воздохнув из глубины сердца своего, воздев руце на небо молящеся Богу со слезами и рече: «Боже вседержитель, творче всем и создателю. Прослави, господи, место сие и подаждь помощь, исполни хотение желание моего, еже устроить град на сем месте и возградити святыя церкви». И оттоле князь Андрей сяде в тех красных селах и слободах жительствовати, а во граде Суздале и Владимере посадил державствовать сына своего Георгия Андреевича, а племянника своего, Иоанна Даниловича, братня сына, к себе взял и воспитал его до возраста его в добром наказании. Той же благоверный князь Андрей Александрович воздвиже церковь пречистыя Богородицы честнаго и славного ея Благовещения невелику сушу древяну и Бога на помощь себе призывая и пречистую его Богоматерь владычицу Богородицу. Та же повеле и град основати около тех красных сел по Москве (л. 297) реке, с ним же пособствовавше суздальцы и володимерцы и ростовцы и окрестный веси. И тако соверши град Божию помощию и Богородицы и всех святых устро-иша все градное дело в лето 6891-го году месяца июля в 7 день, на память великомученика Пантелеймона. И оттоле нача именоватится новосозданный град Москва. Поживе же той благоверный князь Андрей во граде Москве и устрой в нем многия Божия церкви и преставися в лето 6892-го году, во граде Москве державствовати благословил племянника своего Иоанна Даниловича. Сыну же его Андрееву Георгию, наричему Юрью Андреевичю Суздальскому и Владимерскому, преставльшуся прежде смерти отца своего Андрея Александровича Московского единем летом, но токмо остася у него, Георгия, наследник по нем, сын его Димитрий Георгиевичь, еще бо малу сущу ему, яко 4 лет и дву месяцов. Той же князь Иоанн Данилович доиде полнаго возраста своего, и дарова ему Бог добр разум и премудрость, и бысть благодарствен, и верен, и благочестив, и нищелюбив, аки златы сосуд наполнен доброго и чистаго бисера. И взя к себе Димитрия Юрьевича Суздальского и Владимерского, сродича своего, и воспита его в добром наказании, а град Суздаль и Владимер под сию же область Московскую державствовати прием. В та же времена при (с) ем владыце верном и благочестивом (л. 297 об.), князе Иоанне Даниловиче Московском в лето 893-го (1385.- М. Т.) году марта в 22 день прииде из Киева града к Москве по Божию благоволению преосвященный Петр митрополит, и благослови князя, и нарече его великим князем Московским и всеа Росии и пророчествова Петр митрополит о сем граде Москве сице: «Яко по Божию благоволению будет град сей царствующий Московское государство и всеа Росии, град сей царьствующи(й) велми распространится, и устроится в нем дом всемогущия и живоначалныя святыя Троицы и пречистыя его матере пресвятыя Богородицы, и церквей Божиих будет множество, и монастырей святых безчисленно многое множество, и наричется сей град вторый Иерусалим, и многим державством обладатель, не токмо всею Росиею, но и всеми странами прославится, восточною и южною и северною, и пообладает многими ордами до теплого моря и от студеного окияна, и вознесется рука высока Богом дарованная отныне и до скончания миру». Князь же великий Иоанн Данилович даде Петру митрополиту пасти церковь Божию, престол господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа, дом всемогущия и живоначальныя свя-тыя Троицы и пречистыя его Богоматере, и поставляется митрополитом Московским и всеа Росии. И прославиша вси жители господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа и пречистую его Бого (л. 298) матерь владычицу Богородицу и всех святых, и воздаша хвалу Богу в Троицы славимому, сотворше молебное пение, и оттоле назвася и прославися имя твое, отца и сына и святаго духа, ныне и во вся веци. Аминь.

ИН ЛЕТОПИСЕЦ ПОВЕСТВУЕТ, 4-Й ПЕРЕВОД

Лета 6388-го (880.- М. Т.) по смерти велико(го) 7) новгороцкого князя Рюрика, остася по нем сын его Игорь в дозоре Ольгови, вельможи сродникови своему, со всеми княжствы российскими, понеже Игорь млад еще бе, промыслом же Ольговым восприя княжение киевское, а Оскольд и Дир, князи киевстии, убиени быша. И тако княжение киевское скончася, которое от Киа, Щека и Кореа и сестры их Либеди начася. А от князей варяжских, от Игоря Рюриковича прочий князие даже до великих князей московских родство свое изведоша. Сей же Игорь Рюрикович и весь род его от колена Августа кесаря тивириадцкого римского. Вышепомянутый же Ольг, имея в дозорстве князя Игоря, облада странами многими по всей земли Росийской. При княжении же своем Ольг прииде на Москву реку, в нея же текут Неглинна да Яуза, и постави ту(т) град именова Москва, и посади ту князя, сродника своего, и ины многи грады постави во странах Российских (л. 298 об.). По смерти Ольговы великий князь Игорь Рюрикович нача сам княжити в Киеве, в Великом Новеграде, Пскове и на Белом озере, и на всех княжениях и землях и на полудне лежащих. Сей же Игорь еще живу сущу бысть Ольгу счетася со Олгою, премудрою красною девицею, правнукою Гостомысловою, от Пскова. Сия же Олга бысть баба великому князю Владимеру Киевскому. И по сему летописцу град Москва создан бысть.

ПЕРЕВОД

Текст перевода приводится по изданию: Повесть о начале царствующего града Москвы // Изборник: Повести Древней Руси. М., 1987. С. 295-300.

Cм. библиографию.

<…> Почему бы Московскому государству царством быть и кто то знал, что Москве государством слыть?

Были на этом месте по Москве-реке села красные, хорошие боярина Стефана Ивановича Кучки [1]. И были у Кучки дна сына красы удивительной; не было столь красивых юношей по всей Российской земле. И узнал про них князь Даниил Суздальский [2]. И стал просить у боярина Кучки князь Даниил сыновей его к своему двору с большим упорством. И сказал ему: "Если не отдашь мне сыновей своих к моему двору, то я приду на тебя с войском и велю тебя мечу, а села твои красные огню предать". И боярин Стефан Иванович Кучка, испугавшись угроз князя Даниила Александровича, отдал обоих сыновей своих князю в Суздаль. И те братья князю Даниилу полюбились, и стал их князь Даниил любить и жаловать, одного пожаловал он в стольники, а другого — в чашники [3]. Те же два брата полюбились и жене князя Даниила княгине Улите Юрьевне [4]. И уязвил ее враг любовной страстью к тем юношам. Возлюбила она красоту лиц их и, разжигаемая дьяволом, вступила с ними в связь. И задумали они с княгинею, как бы им предать князя Даниила смерти. Тогда стали они звать князя Даниила в поле посмотреть на заячью охоту, как то бывает обычно для потехи. И когда был он на охоте и заехал в дебри, напали те Кучковичи на князя, чтобы предать его злой смерти. А князь Даниил ускакал от них на своем коне в чащу лесную, ибо густы были здесь леса. И бежал он от них вдоль Оки-реки, бросив коня своего. Злые же убийцы, словно волки лютые, тщетно пытались захватить его. Разъяренные, долго искали они его и не нашли, только набрели на коня его.

Князь же добежал до перевоза, и, не имея, что дать перевозчику, кроме золотого перстня, бывшего у него на руке, обещается он тот перстень отдать за перевоз. А перевозчик говорит ему: "Лихие-де вы, люди, обманчивые. Как-де перевезешь вас через реку, так вы, не отдав за перевоз, и уйдете". А перевозчик узнал, что был то князь Даниил Александрович. Князь же обещался, что отдаст перстень золотой перевозчику, если перевезет его через Оку-реку. Перевозчик, с другой стороны Оки-реки подъехав близко к берегу, протянул весло к князю и говорит: "Подай мне перстень на весло вперед за перевоз, и я тебя перевезу через Оку-реку". Князь Даниил, приняв его за человека правдивого, что не обманет, положил на весло до перевоза перстень свой золотой. А перевозчик, получив на весле от князя перстень, оттолкнулся от берега и переехал на другую сторону Оки-реки, не перевезя князя.

Князь же Даниил побежал вдоль по Оке-реке, страшась гнавшихся за ним людей его. И клонился день уже к вечеру. А ночи были тогда уже темные, осенние. И не находил места князь, где бы укрыться в пустынной дебри. Случаем набрел лишь князь на стоявший в той дебри небольшой сруб, под которым погребено было в прежние времена некое мертвое тело. Князь забрался в этот сруб и закрылся в нем, позабыв страх перед мертвецом. И проспал там темную осеннюю ночь до утра. А сыновья боярина Стефана Кучки были в большой печали, что упустили из своих рук князя Даниила живым, раненного. И стали они каяться, говоря друг другу: "Лучше бы нам не замышлять и не сотворить над князем такого смертного дела, затем что ушел от нас князь Даниил раненым в город Владимир к брату своему, князю Андрею Александровичу [5]. Придет к нам в злобе князь Андрей с войском, и придется нам принять от них злую смертную казнь, лютую, с разными муками. А княгине Улите быть от него повешенной на воротах и убитой стрелами или живой в землю по плечи быть ей закопанной за то, что жестоко задумали мы зло против князя неправедное".

А злая княгиня Улита, в сердце коей вложил дьявол злые замыслы против мужа ее, князя Даниила Александровича, стала словно лютая змея ядовитая оттого, что распалил ее сатана вожделением страстной той похоти, оттого, что полюбила она, окаянная, недобрых наложников тех, детей Кучки, а своих любовников, и передала она им все тайны мужа своего. Сказала она им: "Есть-де у мужа моего пес-выжлец. И как-де он, князь Даниил, ездит против врагов своих на грозные побоища, на татар или на крымских людей, приказывает мне, выезжая на брань: "Коли буду я татарами или крымскими людьми убит, или от иного какого случая придет мне смерть безвестная, или на поле боя средь трупов человеческих невозможно будет сыскать и опознать меня, иль живым в плен буду взят я татарами или крымскими людьми, и каким бы путем, в какую бы землю ни увели меня, ты пошли разыскивать меня дворян моих с тем псом и вели им пустить его тайно впереди себя без привязи, а самим ехать за ним. И где бы я, живой, ни оказался, дойдет тот пес дорогою до меня, а коли на поле буду мертв лежать безвестно или в бою убитый среди многих трупов человеческих, и вид мой от кровавых ран переменится, и не узнают меня, то пес найдет меня без ошибки, и начнет радоваться мне, мертвому, и тело мое начнет лизать он радостно".

И наутро та окаянная княгиня Улита, тайно дав своим любовникам пса, жестоко приказывает им: "Где вы его с этим псом ни найдете, там его немедля и смерти предайте без милости". А злые убийцы, исполнившись злой волей злодейки-княгини Улиты, взяли поспешно пса и приехали на место, где князя Даниила ранили. И от того места пустили вперед себя пса. А пес побежал перед ними. Они же за ним поехали. И бежал быстро тот пес по берегу Оки-реки и набежал на сруб, где укрылся князь Даниил. Увидев князя Даниила, начал он хвостом своим махать, обрадовавшись ему. А убийцы, искавшие его, увидев, что пес радуется и машет хвостом, быстро соскочили с коней и, разобрав крышу сруба, нашли тут князя Даниила Александровича. И поспешно предали князя они смерти лютой. Мечами и копьями пронзили грудь его, отсекли голову ему и опять в сруб спрятали тело его.

Благоверный тот князь Даниил стал четвертым новым мучеником, приняв мученическую смерть от прелюбодеев жены своей. Первыми же мучениками были Борис и Глеб, убитые братом своим, окаянным Святополком, названным Поганополком. Дети же Кучки, приехав в город Суздаль, привезли одежду окровавленную великого князя Даниила Александровича и отдали ее княгине Улите, жене князя Даниила. И стали жить с нею убийцы в том же любострастном беззаконии по-прежнему.

Многое же время спустя доходит во Владимир-город весть к князю Андрею Александровичу, что совершилось такое убийство брата его князя Даниила Александровича. Сын его, Иоанн Данилович [6], внук Александра Невского, остался после него ребенком, только пяти лет и трех месяцев от рождения. Охранял его и уберег верный раб отца его Давыд Тярдемив.

По смерти Даниила прошло уже два месяца. И сжалился тот верный слуга Давыд над княжеским сыном Иоанном Даниловичем: взял его тайно в ночь, вскочил на коня и помчался быстро с ним к городу Владимиру, к князю Андрею Александровичу, дяде его. И рассказал тому подробно слуга Давыд, как совершилось в городе Суздале над братом его князем Даниилом злое убийство.

Князь же Андрей опечалился о брате своем, как князь Ярослав Владимирович [7] по братьям своим Борису и Глебу, и ожесточился против убийцы, как тот против окаянного злого Святополка, нареченного Поганополком. Собрав войско из новгородцев и призвав Бога в помощь себе, пошел ратью Ярослав мстить за кровь праведных братьев своих Бориса и Глеба и победил окаянного Святополка. Так и теперь, новый Ярослав, великий князь Андрей Александрович прослезился горько о брате своем князе Данииле Суздальском и, воздев руки свои к небу, сказал со слезами: "Господи, Владыка и Творец всего, создатель наш, Ты помог князю Ярославу отмстить окаянному Святополку за кровь праведных Бориса и Глеба. Так отмсти теперь, Господи и Владыка, за кровь неповинную брата моего князя Даниила этим развратникам и наложникам блудницы, оскверненным грязною похотью ненасытного разврата и приверженным по закону сатанинскому к делу, бесам угодному. Святополк окаянный затем братоубийство совершил, что очи злые его прельстились, ненасытные, на приобретение во множестве серебра и золота, чтобы властью и царством на этом свете в один день насладиться, а от Царствия Небесного навеки отпасть и на дне адском вечное мучение приобрести. Так и эта скверная ненасытная блудница, княгини Улита, не могла насытиться похотливой скверною разврата. На один час насладилась она в скверне своей и не только Небесного Царства лишилась, но отвергла и земную власть, и золото, и серебро, и одежды драгоценные, возлюбив скверну злой развратной похоти и готовясь стать невестой дьявола".

И, собрав в городе Владимире пять тысяч войска своего, пошел князь Андрей к городу Суздалю. И услышали в Суздале дети боярина Стефана Кучки, что идет на них из Владимира-города князь Андрей Александрович с войском своим для отмщения за неповинную кровь брата своего, великого князя Даниила Александровича. И объял тех убийц страх и ужас, что жестоко пролили они кровь неповинную, убили господина своего князя Даниила. И не смогли противостоять они в ратном поле князю Андрею и побежали к отцу своему, боярину Стефану Кучке. Князь Андрей с войском своим вошел в Суздаль-город. Горожане же суздальские ни в чем князю Андрею не противились, покорились, говоря ему, государю: "Князь Андрей Александрович! Мы тем убийцам советчиками не были на смерть брата твоего, а нашего государя, великого князя Даниила Александровича. И не причастны сговору их. Но знаем мы, что злую ту смерть задумала ему жена с любовниками своими Кучковичами. И мы тебе, государь, будем помогать против тех злых изменников, в отмщение великого государя князя Даниила".

Князь же Андрей повелел княгиню Улиту взять и мучить ее разными муками лютыми, а затем предал ее злой смерти, ибо совершила она, злая княгиня Улита, бесстыдное дело и не устрашилась Бога и Создателя, вельмож и знатных людей не постеснялась, добрых жен укора и насмешки не устыдилась, мужа своего, великого князя Даниила, злой смерти предала. Зато и сама окаянная княгиня лютую смерть приняла.

И собралось войску великого князя Андрея на помощь из суздальских граждан 3000. И пошел князь Андрей со всем своим войском на боярина Стефана Кучку и на убийц. А у боярина Стефана Кучки не было вокруг сел его красных ни ограды каменной, ни частокола деревянного, и не смог боярин Кучка против князя Андрея боем биться. И вскоре князь Андрей со всей своею силою захватывает приступом села и слободы красные. И самого боярина Стефана Кучку с детьми его в плен взял. И повелел князь Андрей заковать их в оковы крепкие, а потом приказал его, боярина Стефана, казнить, а детей его замучить лютыми разными муками. И тут боярин Кучка и сыновья его злейшую кончину приняли.

Так в 6790 (1282) году в семнадцатый день марта месяца князь Андрей Александрович отмстил за кровь неповинную брата своего, великого князя Даниила Александровича Суздальского, победил боярина Стефана Кучку, а злых убийц, детей Стефана, замучил разными муками и все имение их, золото, серебро и прочее богатство, разграбив, отослал к себе; села же и слободы красные не велел разорять. И воздал он хвалу Христу-Богу, и Богородице, и всем святым за то, что помог ему Бог победить и отмстить за кровь брата своего боярину Кучке и детям его, убийцам и развратникам, и опочил тут. А наутро, встав, осмотрел красные села и слободы. И, по Божьему внушению, полюбились князю Андрею эти красные села и слободы. Осмотрев их, подумал он, как бы Бог помог ему еще и в том, чтобы город стал на том месте. И, вздохнув от глубины сердца своего, воздев руки к небу, молился он Богу со слезами, говоря: "Боже Вседержитель, Творец всего и создатель! Прославь, Господи, место это и помоги; исполни желание мое, чтобы устроить в этом мосте город и поставить святую церковь". И с тех пор князь Андрей остался в тех красных селах и слободах жить, в городе же Суздале и во Владимире посадил править сына своего Георгия Андреевича, а племянника своего Иоанна Данииловича, сына брата, к себе взял и воспитал его до совершеннолетия его, добру наставляя.

И воздвиг благоверный князь Андрей Александрович церковь небольшую деревянную, во имя Пречистой Богородицы, честного и славного Ее Благовещения, призывая на помощь себе в том Бога и Пречистую Богоматерь. Также повелел он и город основать около тех красных сел по Москве-реке, и помогали ему и суздальцы, и владимирцы, и ростовцы, и окрестные села. И так построил он город помощию Бога, Богородицы и всех святых, закончив градостроительство в 6791 году в седьмой день июля. И с тех пор стал именоваться новосозданный город Москвою.

Перевод Т. А. Ивановой и Ю. С. Сорокина

Образец исторической беллетристики XVII в. Эта "Повесть" сложилась между 1652 и 1681 гг. в составе летописца, но впоследствии стала распространяться как отдельное произведение. Излагаемая в ней история основана на фольклорных мотивах и устных преданиях и имеет мало общего с действительными событиями XIII в.; в повествовании своеобразно претворилась историческая и народная память об основании Москвы в XII в. Юрием Долгоруким, соединенная с преданием об убийстве Андрея Боголюбского. Сообщаемые сведения о князе Данииле, сыне Александра Невского, княжившем в Москве с 1272 по 1303 гг., очень далеки от реальных фактов его биографии. Автор сумел создать занимательное сочинение в форме исторического рассказа.

[1] О Стефане Ивановиче Кучке не сохранилось никаких подлинных сведений, однако в летописях упоминаются Аким Кучкович и Петр - "Кучков зять", участвовавший в заговоре против Андрея Боголюбского. Имя Кучки долго сохранялось также в названиях местностей Суздальской и Московской земель. (Видимо, в легендарном рассказе об этом боярине отразилась историческая реальность.)

[2] Скорее всего, имеется в виду князь Даниил Александрович (1261-1303), сын Александра Невского. Все рассказанное о нем ничего общего с его подлинной биографией не имеет

[3] Чашник - "придворный виночерпий. У него напитки в ведении и чарочники под рукою" (Вл. Даль)

[4] Княгиня Улита - очевидно, это лицо легендарного происхождения, ибо в исторических источниках оно не упоминается

[5] Сын Александра Невского, брат Даниила Александровича. В действительности не имел никакого отношения к Москве, а будучи великим князем во Владимире (с 1282 по 1304 гг.), постоянно боролся за власть со своим братом Даниилом

[6] Сыном князя Даниила Александровича был будущий великий князь московский Иван Данилович Калита (ум. 1341), но он не воспитывался у князя Андрея Александровича

[7] Имеется в виду Ярослав Мудрый

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова