Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Андрей Лызлов

СКИФСКАЯ ИСТОРИЯ

Ответственный редактор доктор исторических наук Е. В. ЧИСТЯКОВА

Подготовка текста, комментарии и аннотированный список имен

А. П. БОГДАНОВ

ИЗДАТЕЛЬСТВО       //    НАУКА  //

МОСКВА       1990

Знаком || обозначены в оригинале границы страниц в рукописи, в фигурные скобки {} здесь помещены номера страниц (окончания) оригинала. (Ю. Ш.)

Исследование о Лызлове Е.В.Чистяковой. Комментарии А.Богданова.

л. 1

ИСТОРИЯ СКИФИЙСКАЯ,

содержащая в себе: о названии Скифии, и границах ея, и народех скифийских монгаллах и прочих, и о амазонах мужественных женах их, и коих времен и яковаго ради случая татаре прозвашася и от отеческих своих мест в наши страны приидоша, и яковыя народы во оных странах быша, и идеже ныне татарове обитают. И о начале и умножении Золотыя орды и о царех бывших тамо. О Казанской орде и царех их. О Перекопской или Крымской орде и царех их. О Махомете прелестнике агарянском и о прелести вымышленной от него. О начале турков и о салтанах их.

От разных иностранных историков, паче же от российских верных историй и повестей, от Андрея Лызлова прилежными труды сложена и написана лета от Сотворения Света 7200-го, а от Рождества Христова 1692‑го.

л. 1 об

л. 2

Разделяется же в четыре части, к тому приложена повесть о поведении и жителстве в Константинополе султанов турецких, еже || преведена а от славенополского языка в славенороссийский язык им же, Андреем Лызловым. ||

Часть 1

Глава 1. О названии Скифии, и границах ея, и народех скифийских монгаилах или мунгалах и прочих, и о амазонах мужественных женах их, и чесо ради татаре прозвашася, и киих татар суть сии татарове, иже в Европу приидоша.

Глава 2. Коих времен и яковаго ради случая татарове от отеческих своих мест подъемшися в Европу приидоша, и о брани их с половцы и россианы, и о разорении градов половетских от татар.

Глава 3. Яковыя народы во оных странах быша, отнюду же их татарове изгнавши сами теми странами обладаша.{5}

Часть 2

л. 2 об.

Глава 1. О Батые царе татарском, и о пленении от него на Московское царство и прочих государств, и о исчезновении его, и о начале и умножении || Болшия или Золотыя орды.

Глава 2. О царех, бывших в Великой орде по Батые, и о Темир-Аксаке.

Глава 3. О царех, бывших по Темир-Аксаке во орде, и о опустошении ея от московских великих государей.

Часть 3

Глава 1. О начале и населении града Казани и потом о разорении его от московских великих государей.

Глава 2. О обновлении Казани от царя Улумахмета, и о прочих царех по нем бывших в Казани, и о многократном покорении и отступлении казанцев от Московскаго государства.

л. 3

Глава 3. О покорении Казани к Московскому государству, и о двократном послании в Казань царя Шигалея, и о многих бранех за Казань. ||

Глава 4. О походе под Казань царя и великаго князя Иоанна Васильевича всеа России самодержца, и о поставлении града Свияжска, и о мученицех и чудесных делех, бывших прежде взятия в Казани.

Глава 5. О походе царя и великаго князя Иоанна Васильевича под Казань, и о совершенном взятии ея, и о покорении всего того царства.

Глава 6. О взятии царства Астараханскаго и о приходе под Астарахань турецкаго воинства.

Часть 4

Глава 1. О Таврике Херсонской, идеже ныне Крымская орда за Перекопом обретается, и о градех обретающихся тамо, и о пришествии тамо татар.

л. 3 об.

Глава 2. О вере и обычаех татарских во время войны и во время покоя. ||

Глава 3. О начале ханов крымских, и како под область турецкаго султана приидоша, и о крепостях, учиненных на реках, текущих в Понтийское море.

Глава 4. О Махомете прелестнике агарянском и о прелести, вымышленной от него.

Глава 5. О начале и селениях турецкаго народа, и о разпространении их, и о султанах их некоторых, бывших до Отомана Перваго султана, прародителя султанов турецких.{6}

л. 4

Глава 6 О Отомане Первом султане турецком, и о прочих наследниках его, и о пришествии турков из Асии в Европу, и о обладании от них многих христианских государств, паче же Константинополя и всего греческаго царства. ||                      

Глава 7. О пространстве обладателства турецкаго, и о богатствах, и о доходах государственных, и о суде, и воинской можности государства того.

Глава 8. Описание Константинополя и в нем обретающихся зданий, и о житии в нем, и о всяком поведении султанов турецких, яже называется Двор турецкий. Преложена от полскаго языка в российский.

***

Книги историй, от них же сия История сочинися и написася: Степенная, Хронограф, Синопсис, Летописец, Историа, жития святых. Бороний, Плиниус, Курций Квинт, Длугош, Меховский, Кромер, Стрийковский, Бельской, Гвагнин, Ботер. ||

***{7}

л. 1

ИСТОРИИ СКИФИЙСКИЯ

ЧАСТЬ 1-я

Оназвании Скифии, и границе ея, и о народех скифийских названных монгаилах и прочиих, и о амазонах мужественных женах их, и коих татар суть сии татарове, иже в Европу приидоша                 

л. 1 об.

Глава первая ||

Гвагнин, О татарех, лист 1.

Диодор Сикулюс, историк вельми старовечный, иже писал книги о деяниях разных народов во время кесаря Августа, поведает скифом 1 начало имети от Скифа, перваго князя их, рожденнаго от Еови и девицы. Иже бяше до пупа человек, останок же его наподобие б змии обретается, такожде и матерь Скифову, самородно из земли своея произведшуся. О сем иныя летописцы сумневаются и глаголют, что бы то за дивы были? [Ибо о таковых, кроме Мелюзины морской 2, не обретается.] И мнят повесть то быти лживую или басни в себе содержащую.

л. 2

Иныя историки глаголют, яко Скифиа названа есть от Скифа, сына Геркулесова 3, и есть двояка: едина европейская, в ней же мы жителствуем, тоесть москва, россиане, литва, волохи и татарове европския 4. Вторая ассийская, в ней же вси скифския народы обитают, от полунощи на восток седящия. Сии ассийския скифи премного разплодишася и различными именовании прозвашася. Едини тауресы, иже у горы Таурус жителствуют, инии агатырси, еще эсседони [иже родителем своим вместо земли в себе чинили погребение, ибо мертвых || их ядяху] и массагети, арисмани, сакеви или саги 5.

Кромер, книга 7, лист 166.

* Часть I, лист 165.

Сии вси скифийские народы бяху потаени и незнаеми греком и латинником. Границы же скифийския з запада от реки Дону [а Ботер *, описатель всего света, полагает от Волги, еже и приличнее имать быти]. На {8} восток солнца до пределов хийских, иже со Индиею. С полудня от моря Меотскаго, то есть Азовскаго, и Каспийскаго, то есть Хвалисскаго. На полнощь даже до океана скифийскаго Ледоватаго.

Ботер, там же.

Разделяется же на четыре части. Едина имеет в себе Орды все. Вторая загатаи и все народы, иже суть при Уссоне и пустыни Лопской. Третия обдержит Китай, и еже обретается в помянутой пустыни, и Хинское государство. Четвертая содержит страны мало нам ведомыя, яко Белгиан, Аргон, Арсатер, Аниа 6.

Ботер, там же. Стрийковский, лист 258.

л. 2 об.

Но от пятисот лет и больши, егда скифове народ, изшедши от страны реченныя их языком Монгаль, ея же и жители назывались монгаилы или монгаили, поседоша некоторыя государства [яко о том будет ниже], измениша и имя свое, назвашася тартаре, от реки Тартар или от множества народов своих, еже и сами любезнее приемлют или слышат 7. ||

Гвагнин,

О татар<ех>.

лист 3.

И меньшая половина Скифии, яже над морем Ассийским, называется Тартариа великая. Разделяется же Тартариа великая от Скифии Имаусом горою великою и знаменитою 8: еже со одну страну — то Тартариа, а еже от сея страны — то Скифиа. Идеже обретается гора каменная Кауказ названная, блиско моря Хвалисскаго. С другую же страну, от полудня и востока, разделяет их гора великая, Быкóва реченная, по латине — Монс Таурус, на ней же первое стал ковчег Ноев по потопе.

О сих татарех монгаилех, иже живяху в меньшей части Скифии, которая от них Тартариа назвалась, множество знаменитых дел историкове писали, яко силою и разумом своим, паче же воинскими делы на весь свет прославляхуся. Сии ничто же особное, кроме жен, и детей, и оружия имяху, и ничто же начинали, еже бы во тщету им было. Денег никаких, ниже злата и сребра знали, менами токмо потребы своя исполняли. Ибо, глаголаху, идеже есть в чести злато, тамо желателство, а идеже желателство, тамо сребролюбие, а идеже сребролюбие, тамо прелести, и таковых <людей> удобно сребром одолети.

л. 3

Не бяше ничтоже у них добрейшаго паче славы, и их грубому прирождению || много даде им природа. Первое, за едино удивление Иустин об них пишет, яко они будущи грубыми без наук, не знали злостей, тако грецы от великих наук исполнени суть невоздержания. Аще бы христианский который народ имел в себе такую мерность, яко они, не точию земля, но и небо любило бы их.

Квинт Курцый, книга II, лист 259.

Никогда побеждени бывали, но всюду они побеждаху. Дариа царя перскаго из Скифии изгнаша; и славна-{9}го перскаго самодержца Кира убиша; Александра Великаго гетмана именем Зопириона с воинствы победиша; Бактрианское и Парфиское царство основаша9. Никогда же чуждему народу попущаху к себе входити, а своими довольно [кроме греков и и<н>дян] всю Асию населиша.

Стрийков<ский>, лист 262.

Турки, парфы, персы, венгры, сыкабры от их народу изыдоша. Асию Малую и Великую, вторую и величайшую часть света, мужеством обладаша, и обладаху ею с полторы тысящи лет: наченши от Вексора царя египскаго — даже до веку и государствования Нина царя ассирийскаго. В соседстве и в прилеглости с ним всегда жили славяне, прародители наши — москва, россиане и прочие, их же древния историки для общих границ единако и обще скифами и сарматами 10 называли.

л. 3 об.

Оному египетскому царю || Воксе пригодный ответ учинили; егда велел им себе дань давати, сице отвещали: удивляемся глаголюще тако великому и богатому государю, яко от нас убогих хощет приобрести богатства, идеже их несть никогдаже; пристойнее нам убогим для таковых обещается быти; срамно есть государю великому к нам убогим ездить — приличнее мы убогие к государю будем. И тако прежде, даже царь не уготовился на войну к ним, ускориша нань, и до конца его победиша, и из Африки изгнаша.

Гвагнин,

О татар<ех>,

лист 4.

Марса хвалили за бога, а за богиню Весту. Солнце, месяц, огнь в великом почтении имели. Хана великаго царя своего, иже зовяшеся Гог и Магог, то есть государь над государи и царь над царми, на свете вельми почитали, и вместо святаго имели, и чтили, и величали. В мужестве же и воинских делех тако искусни, яко не точию сами, но и жены их в великую славу превзыдоша, о них же хошу зде нечто написати.

И дивное дело есть, кому бы те дары и деяния воинская знаменито оказалыя приписати имамы, мужем ли, или женам их? Ибо они тако знатныя дела по себе оставили, яко никаким забвением веки наступающиа заперти их возмогоша.

О амазонках в .

л. 4.

Курцый, О Александре Македон-<ском>, книга 7, лист 127.

О них же сице история починается 11. Во едино время несогласия || ради некоего из воинства онаго татарскаго изгнани были два знаменитыя юноши, Плинос и Солопин, иже изведоша с собою немало иных юношей. И обиташа при границе каппадокийсте<й> над рекою Фермодонтою, и обладаша полями темискирийскими в пограничии греков, и оттуду воеваху прочия царства.{10}

Потом собравшися окрестныи народы и пришедши безвестно поразиша их до единаго. Жены же, видевши двое бедствование на себе: из отеческих мест изгнание и мужей своих избиение — прияша на себе оружие мужей своих, луки, сабли, и копиа, и прочее, начаша сами обронятися и стрещи пределов своих.

И тако добре онаго краю стрегоша, яко тамо распространишася и царство основаша. И дабы народ их женский не изгибл, совокупляхуся со окрестными народы, и потом с пастырьми своими, в год единою. И аще сын раждашеся им — убиваху его, аще же дщерь — соблюдаху, учаще не писанию, ниже женским художеством, но воинским делам приучаху их12. Правыя сосцы им прижигали, дабы стрелянию из лука не чинили помешки; и того ради достоит звани их маммазони, а не амазоны, ибо мамма греческим языком перси называются.

л. 4 об.

И егда им всюду благополучно повождашеся, яко истинно || страхом всему свету быша, избраша ис посреди себе две кралевни, имены Мартесию и Лампеду. Сии поведаху яко от бога Марса уродишася, ему же жертвы, яко и мужие их творяху. Потом обладаша множайшую часть Европы. Бяше сие от Сотворения Света, яко древние историки описуют, около лета 2825-го (2722 г. до н. э.). Потом основаша Эфес град великий во Греции, такожде иных градов много. Последи, многую корысть от окрестных народов приобретши, возвратишася с пленом в землю свою.

Мартесиа убо остася в Греции обороны ради, но недолго тамо повелителствова, ибо вскоре по отъехании прочих к Термодонтии в поля темирскирийския собрася на них безвестно народ Малыя Асии, Мартесию убиша и воинство ея поразиша. А Лампеда во отечествии умре. На ея место наступила Ортигиа, над прирождение женское мужественна. Сия долго в девстве соблюдашеся и изрядно обиды сестер своих воздаде, ибо неколико лет мужественно и крепко, иде же обращашеся, супостатов побеждала.

л. 5

По сем в небытность Ортигии Геркулес греческий, согласяся с клевреты своими, пришед на амазоны безвестно и множество их победи и в плен взя. Ортигия, доведавшися о побеждении сестер своих, с великою || жалостию посла к Согéллу царю татарскому, дабы отдал греком возмездие за кровь свою, сице прилагающи: аще того не учинишь, мы саблями своими греком путь во всю Асию отворим. Подъятся убо Согелл на греки, обаче не сотвори с ними брани некоторый ради предъутверженныя между собою дружбы.{11}

Амазоны обаче составиша брань и мужественно против греков сташа. Всяко же без оных <татар> помощи принуждени быша уступити. Потом послаша к Согеллу царю, вопрошающи: «Чего бы ради тако к ним неприятен явился?» Отвеща, яко то ко иному времяни оставити умыслил есмь, ибо ныне тому есть потребная причина. И тако Ортигиа множество знаменитых воинских дел по себе, паче обычая и крепости женския, оставльши, от сего света отъиде.

Белский, книга 1, лист 59.

Последи сея бысть Пентесилиа, яже во время Троянской брани пришедши в помощь трояном со многим девическим воинством зело мужественно доказовала и брань со греки чрез целый день имела. И потом на кийждо день тако творящи сильна им бяше. Даже сразившися един на един с преславным богатырем Пир<р>ом сыном Ахиллесовым, убиена от него бысть, обаче со тщетою ево, ибо Пирр от нея смертно бысть ранен.

л. 5 об.

Гваг<нин>, О татарех, лист 4.

О них же Омир || во Илиадах и Виргилиус во Ансадах своих сицевыми словесы поминают:

Ведéт амазóнка полк неизочтéны,

Мéсячными же щит цвéтно облечéны:

Смéла Пентеслиа, стáвя от охóты

Протв мужéй дерзновéнно девчьи рóты.

Бельский, книга  1, век 5, лист 113.

Гваг<нин>, там же.

И живуще бяху тии в преждереченных местех своих даже до царицы своея Тамирис имянем, яже имеющи брань с преславным перским самодержцем Киром — порази его, и самаго емши, главу отсещи и в своей его крови омочати повеле, глаголющи: Желал еси кровей человеческих до смерти — пей же свою по смерти! 13

Во время же властельства Великаго Александра царя македонскаго бяше у них царица имянем Талестра. С ними же Александр Великий войну хотяше начинати. Они же ему отвещаша: Царю Александре! Слава твоя велика есть, но достоит ти блюсти ея, еже бы не изгубити, ибо какую славу приобрящешь, аще нас, жен сущих, победишь? Аще же мы победим тя, тако великаго царя, то множае славнейши будем. Царь же сия слышав, остави их в покою. Потом Талестра сама прииде ко Александру со тремясты девиц вооруженных, просящи, дабы от него зачала сына. Александр же почудився ей и собранию ея, держав || у себе дванадесять дней, отпусти ю. И тако от него покой приобретоша.

Курцый, О Александре Макед<он-ском>, книга 7, лист 127

л. 6

Потом, егда тяжко бысть им от окрестных народов, принуждены быша утещи к татаром помощи ради, мужей оттуду вземлющи. Обаче кто своей воли приобыкнет — трудно тому от нея престати. Прилучися убо во {12} едино время, яко от продолженных и далеких войн татарских, десять лет не бяше их в домех. И того ради жены их с пастырьми своими общатися начаша, мняще мужей своих погибших. Егда же приидоша мужие, жены с пастырьми не восхотеша их слушать, даже нуждею и казнию к тому привлечени быша. И от того времяни амазонки престаша воевати, егда им мужие роги сотроша.

Гваг<нин>, О Татарех, лист 5.

От сих убо татар монгаилов изъидоша сии татарове, иже суть к нам, савроматом 14, пришельцы, их же называем крымския, монконския, перекопския, белгородские, очаковские и все те народы, иже обитают около езера Палюсмеотис, то есть Азовскаго моря.

* Часть 4, книга 2, лист 142.

Неции же историки сих татар мнят быти еврейска племене, яко о том Ботер * в книгах своих знаменито утверждающи пишет сице. По разделении царства Иудина Исраилева, их же цари быша в Самарии, яко о том явственно в Библии обретается. || Последи первых пленов, еже от царей ассирийских на евреев, наступила война Салманасара царя ассирийскаго. Той в два прихода свои, еже на царя Иосию, егда и Самарию взят, разори и опроверже до конца царство Исраилево, и народ заведе во Ассирию 15.

2* Мингрелиа страна у Хвалнсского моря, близко   Персии.

3* Белгиана область есть блиско Индии.

л. 7

И оттуду в полтораста лет, яко пишет Есдра, убозии жидове, прейдоша горы перския и медския, приидоша во страну Арсатер. Где бы сия страна Арсатер обреталася, различно о том списатели домышляются. Нецыи утверждают, яко то была страна колхийская, яже ныне зовется Мингрелиа 2*, ибо Иродот пишет, яко народ той детей своих обрезывали. Обаче множайшая часть списателей глаголют сице: яко Арсатер страна область есть Белгиана 3*, отнюду же жидове под имянем татарским изыдоша 16 лета от воплощения Божия 1200, во время великаго Кингиса, иже утвержаше царство Китайское. И яко тии тогда еще обрезование содержали и нечто иных чинов Моисеева закона, того ради нетрудно прияша закон Махометов. И далее тамо же на листу 152 пишет: Егда повелением Салманасара царя ассирийскаго заведени быша исраилтене за Индию, в землю Арсатер, и тамо изродишася во обычаи глупыя и || грубыя, и забыша множайшую часть или и обще вся чины Моисеова закона, едва соблюдаху токмо обрезание едино.{13}

Глава 2-я

Коих времен и яковаго ради случая татарове от отеческих своих мест подъемшеся, в Европу приидоша; и о брани их с половцы и россианы; и о разорении градов половецких

* часть 3, книга 2,

лист 82.

Вину или причину порушения их от своих мест и в сия страны пришествия различно списатели описуют. Первое Ботер * полагает 17 сицевую. Егда быша оные татарове под властию государя страны тоя именем Ункама, ему же давали десятину от всех прибытков своих. Егда же во время наступающия тако разплодишася, яко некогда жидове во Египте, яко Ункам нача от них опасение имети. Того ради хотя их умалити и отъяти крепость от них, разсылаше единою тамо, и паки инуде на войны далекия и небезстрашныя. В чем тии подстрегишися — совокупишася вкупе, и советоваша оставити природную страну свою, и сотвориша тако.

л. 7об.

Ибо воздвигшися поидоша || от отеческих мест своих. И тако удалишася от онаго Укнама, яко к тому не бояхуся его. Идеж по неколиких летех избраша ис посреди себе царя Хингиса, ему же благочастныя победы и мужество придаша имя Великий. Ибо той изшедши от страны своея лета от воплощения Слова божия 1162 с жестоким воинством покори под себе, ово силою, ово славою, новыя области.

Последи же, егда восхоте у онаго Укнама едину от дщерей его поять г себе в жену и не возможе того мирно учинити, начат войну противу его и, во брани победив, государство его прият.

Ботер, часть 4, книга 2,

лист 152.

л. 8

По смерти онаго Хингиса наследники ево в малом времяни толико быша страшни всем странам восточным, не менши же и полунощным д, с погублением неисчетных народов, яко трепетала от них вся Европа. Егда и Инокентий IV папа римский ужасшися тоя лютыя бури, яже висела над христианы [ибо яко саранча разбегошася даже до Дуная], от собора Лугдунскаго посла мниха Анеелна доминикáна со иными мнихи францышканами к великому хану татарскому в лето 1246-го — имяни же его не описуют — наказующи его, дабы принял имя и веру христианскую или бы точию оставил христиан в покое || пребывати 18.

Он же не соизволи имяны и веры христианския прияти, обаче обещася со христианы пять лет в покое пребыти. Нецыи же пишут, яко обратися в веру христианскую и яко воюющи к потребе христианской повеле {14} уморити гладом Мустяцена калифу богдатскаго между богатствы его, их же собра.

* лист 62.

Историк же полский Александр Гвагнин *, о разных странах пишущи, поведает, яко Алляус царь татарский лета 1250 взят град Суссу 19, между Персидою и Вавилоном, и тамо града того держателя калифу уморил гладом, замкнув его во единой башне, которая была у того калифы полна злата, и сребра, и вещей драгих, глаголя: «Аще бы ты то сокровище раздал воином, то бы ты, и град, и народ твой в целости могли соблюстися». И сей имать быти царь татарский, к нему же папа посылал послов своих, и калифа Мустацена уморил.

2* Часть 3, лист 129.

л. 8об.

Еще Ботер 2* пишет, яко царь татарский Алляку разлучал <со> светом калифа Мустацена Мумбли лета 1255-го. Ин же списатель, Жигмунт Герберштейн, описуя землю татарскую пишет и приводит на свидетельство Мефодиа Патавскаго, иже поведает, яко бысть некто в них муж Гедеон имянем, иже имущи некую ведомость || о скончании света и о погублении на нем всех живущих, поведающи же им сие, и некакими писании утверждаше, и советоваше, дабы о том прежде времени вразумилися и сокровища, и богатства мирския, иже вкупе со светом погибнути имут, ни во что вменили.

Кромер, книга 7, лист 165 и 167.

Стрийк<овский>, лист 258.

На сие они соизволивши, подъяшася со безчисленным множеством народу своего от Татарии, от оных каменных гор Каукасийских, и от горы великия Имаус реченныя, и от поль Евтейских, и приидоша ко Индии, идеже царя Индийскаго, ему же служаху, убиша и области яко ево, тако и иныя при реке Ефрат и у моря Перскаго обретающиеся поплениша и опустошиша. И Асию Малую и Великую с великими победами в долготу и широту преидоша. Такожде обе Сарматии, асийскую и европскую, идеже множество царств, княжений и областей, яко христианских, тако и поганских повоевали и ни во что истинно обратили.

Той же, лист 259.

л. 9

В наши же европския страны пришествие сих незванных гостей знаменовала и яко бы провозвещала великая и необычная комета, явльшаяся лета от Сотворения Света 6719, а от воплощения Слова божия 1211, месяца маиа, яже осмьнадесять || дней пребысть, на восток Солнца к половцом и ко странам Российским хвост обращающи.

И аще в хождении ея некоторыя историки и не соглашаются, обаче была явное знамение пришествия тех злых прилежащих нам соседей. Ибо они яко послушн<и> будущи тоя кометы во второе лето по том, то есть 1212 20, со царем своим Егуханом, его же Гваг{15}нин * Батыевым отцом называет, прешедши Волгу реку, идеже она в Каспийское, то есть Хвалинское море под Астараханью впадает, великою силою идяху на запад.

Кромер, книга 7, лист 167.

Книга 8, часть 2, лист 17.

И прежде с половцы 21, о них же ниже речется, брань составиша, идеже им половцы мужественно отпор давали и воинства их побеждали. На останок же от множества татарскаго в крепости своей ослабеша. И того ради аще и главные супостаты бяху россианом, обаче наглою потребою принуждени будучи, помощи от них против татар просили, разсуждающи и глаголющи им сице: «Что нам от татаров ныне, то вам будет от них утро».

л. 9об.

Того ради россиане, видящи общее бедство, не отрекошася и татарских послов [советующих им, дабы в ту войну не вступали и половцом, вечным своим супостатом, не помогали] чрез законы гражданския, поимав умучили 22. И вси || землею и Чорным морем от Ачакова, также реками Волгою, Доном, Ворсклом, и Днепром, и Богом на помощь половцом поидоша с воинствы.

Князь Мстислав Романович с воинством киевским, князь Мстислав Мстиславич с воинством галичским, князь Владимир Рюрикович с воинством Смоленским и прочие князи российстии: черниговские, переяславские, владимирские, новгородские.

* Калка недалеко Дону — Стрий-ковский, лист 277, в приписке.

Стрийк<овский>, на листу 263, в приписке.

И случившися со всеми воинствы половецкими приидоша на урочище Протолцы и оттуду двенадесятью днями приидоша на реку названную Калку *, где уже татарове под наметами своими стояли и не попустивше пришедшим опочинути, но вскоре свежия на ослабелых и путем утружденных удариша, и побиша и разгнаща половцев первое, потом российския воинства дерзновеннее поразиша и двоих князей — Мстислава киевскаго и князя черниговского поимаша, яко Меховский пишет — а Бельской глаголет убили.

л. 10

Бысть сия брань россианом и половцом с татары лета Христова 1224 23. Иных же разгнанних [дело истинно тяжкое изречению] сами же изменники половцы, чрез их же землю бегоша, товарищей военных и помощников своих, у конных коней поотъимающе, с пеших же одеяния || грабяще побиваху, иных же в реках утопляху.

Синопсис киевской, лист 117.

Храбрый же князь Мстислав Мстиславич галицкий, иже победил Коломана краля венгерскаго и поляков, егда прибежал к реке к лодиам своим и превезшися чрез реку, повелел все лодии потопити, и посещи, и попалити, боящися погони татарской, и тако исполнен страха пеш к Галичу прииде е. Владимир же Рюрикович князь смо{16}ленский такожде здравие свое бегством спасе и к Киеву пришел престол киевский облада.

И ниже множайшая часть полков российских бежаши к лодиям своим доспеша, и узревши их потопленных и пожженных до конца, от печали, и нужды, и глада не могущи чрез реки преити, тамо помроша и погибоша 24, кроме некоторых князей и воинов, иже на плетеных таволжаных снопах чрез реки преплыша.

На той-то брани между безчисленными российскими воинствы убиени быша славныя богатыри и знаменитыя победоносцы Добрыня Золотой Пояс, и Александр Попович со слугою своим Торопом, и иных славных богатырей российских много 25.

Кромер, книга 7, лист 167.

л. 10 об.

* Вел<икий> князь Владимер у <г>енуенсов   Кафу взял Стрийк<ов-ский>, лист 137.

2* товаришстве

3* Торговица на усть реки Бога, за Уманую 25 верст —

Татарове же по той победе твердыни, и грады, и селения половецкия до основания разорили. И вся страны около Дону, и моря Меотскаго, и Таврики Херсонския, || еже до днесь от прекопания междумория называем Перекопом, и окрест Понта Евксинскаго, то есть Чорнаго моря, татарове обладаша и поседоша. Точию осташася грады, яже суть в самой Таврике Херсонской, в содержании генуенсов италеян * под державою греческих царей. И доныне в оных полях градов, и твердынь, и башен каменных давних, иже италиане генуенсы с половцы в соседстве 2* будучи созидали, старыя падшия стены, паче же у Торговицы 3* и на прочих местех явным свидетельством суть.

о том Стрий-к<овский>, лист 417.

Такожде и в полях Мажарских [отнюду же венгры изыдоша] и доныне множество стен, и градов, и твердынь разореных. А гробы свидетельствуют, яко тамо жили не <которые> ж христиане, ибо суть на могилах столпы каменные резные мужей честных во оружиях и кресты малыя на них, обаче некоторыя от древности мхом обрастоша и инии же падоша. Отнюду же познати мощно, яко живяху тамо некогда греки, италиане и генуенсы с половцы.

л. 11

И тако от того времяни татарове, народ прежде сего мало нам слышанный, половцев выбивши, нам соседми нелюбезными учинишася. ||

Глава 3-я

Яковыя народы во оных странах быша, отнюду же татарове их изгнавши, сами теми странами обладаша

Соглашаются на сие мнози древнии и новейшия историки, яко тамо, то есть по обе страны реки Волги,{17}ниже реки Камы, между Великия Волги и Белыя Воложки до болшой Нагайской орды 26 [тая мнится быти Заволская орда 27 иностранными названа], живяше народ болгарский, а ниже их по реке Волге, даже до моря Каспийскаго, со ону страну Волги, жили татарове, иже иностранными называлася Заволская орда.

По сей же стране Волги, еже есть вниз идущи по правому брегу, в полях от полунощи к востоку, даже до Дону, и над морем Меотским, еже ныне Азовское называется, и над Понтом Эвксинским, еже ныне Чорное море, и в Таврике, идеже ныне Крымская орда, живяху печенези 28 и половцы.

Стрийк<ов-ский>, лист 97.

л. 11об.

О начале же сих народов повествуется. Страна, именуемая Болгары 29, обретающаяся по левой стране реки Волги вниз идущи, аще иностраннии и по обе страны Волги полагают ю, обаче есть на единой стране. Та же есть ниже града Казани, про||должающися до большой Нагайской орды, яже иностранными Заволская называлася, между реками Великия Волги, и Белыя Волошки, и Яиком.

Кромер, книга 1, лист 12.

Название свое восприяла от народа, живущаго тамо еще прежде крещения Российския земли, названнаго от реки Волги волгоры или болгары, которыя имели начало свое от преславнаго и многонароднаго народа славенскаго.

Живущи же тамо многа лета и слушавше о некоторых соплемянных своих народех словенских, яко вандалах з, цымбрах, готфах30, имя свое прославляющих, и в делах воинских цветущих, и победы восприемлющих, елики содеяша они с Римскою монархиею, и с цари греческими, и с прочими прилеглыми соседи, о их же славных воинских делех многия историки пишут, ревнующи тому и болгары воздвигшеся мнози от стран своих и жилищ, ищущи мест прохладнейших и славу обрести хотяще, приидоша первое над Черное море и над Меотское и прежиша тамо немало время в покое.

Стрийк<ов-ский>, лист 98.

л. 12

В лето же от Рождества Христова 420 со князем своим Дербалом подъяшася и оттуду и придоша за реку Днестр во область названную Дацыю 31, идеже ныне волохи и мултани 32, между реками Днестром и Дунаем. Яже || тогда бяше под державою Римскою. Отнюду же жителей тамошних даков изгнавши, сами ону страну населиша. И оттуду исходяще Греческое царство пленяху и победы восприимаху, яко о том довольно пишет Стрийковский в выводе народов славенских на листу 98 и дале.{18}

Оставшии же от оных в странах своих соединишася с татарскими народы, живущими близко их. Татарове же, иже назывались Заволская орда, живяху по той же реке Волге ниже болгарских границ даже до моря Каспийскаго. Приидоша ис пустыней, отстоящих к Китайским странам, и начаша жити около великих рек Камы и Яика. И з болгары вышними оставльшимися, яко народом таким же диким, соседства ради единонравнии быша.

Сии вси в российских летописцах назвалися нижние болгары, с ними же князь Владимир Святославич, самодержец росский, многи брани имев, покори их и дань наложи. Но обаче множицею от подданства отступоваху, аще и последи от прочих великих князей российских побеждаеми бываху, о чем свидетелствуется в Степенной Российской книге на различных местех 33.

* О татарех, лист 16.

л. 12об.

Иностраннии же историки называют страну ту Заволская орда, яко Гвагнин * пишет, глаголя: Орда || татар Заволских названа есть от реки Волги, за нею же ю обитали; граничится та страна от востока морем Хвалиским и прочее. Сия орда бяше некогда славнейшая и сильнейшая паче иных орд, кроме Астраханскаго государства.

А о начале своем те ординцы сице повествуют. Яко во странах тех, отнюду же изыдоша, бяше некая вдова, породы между ими знаменитыя. Сия некогда от любодеяния породила сына, имянем Цынгиса 34, юже первые ее сынове прелюбодейства ради хотеша убити. Она же обрете вину ко оправданию си глаголющи: «Аз от лучей солнечных зачала есмь сына».

И тако той ея сын время от время мужественным возрасте юношею и ту Заволскую орду распространил и умножил, яже множеством жителей, и дел мужественных деянием, и самого краю изобилием едва не все тамошныя орды превосходит. И совершенно от сея вси иныя диких поль жителие народ той производящии мужеством и воинскими делы славу свою размножили.

Степенная книга, степень 1, глава 47.

л. 13

От сих татар, их же российския летописцы называют болгарами от имяны прежних болгаров живших тамо, приходили к великому князю Владимиру, веру свою махометскую похваляющи; от них же последи || четыре князя пришедшие в Киев крестишася.

2* Цыммерий Босфор — пролива ис Чорнаго моря в Азовское.

Стрийк<овский>, лист 186.

Половцы же и печенези бяше народ военный и мужественный, изшедший от народа готфов и цымбров, от Цыммериа Босфора 2* названных, от них же гепидов, и литву, и прусов старых изшедших явно произведе{19} Стрийковский в начале книг своих, еже и Ваповский свидетелствует. Такожде и Белский, в Деяниях Казимера Перваго, краля полскаго, на листу 239 сице глаголя: Народ печенегов, и половцев, и ятвижев истинныя суть литва, точию имяху между собою в наречии малую разность35, яко поляки и россианы; житие имуще в Подлесии, где ныне Дрогичин.

Кромер, книга 7, лист 167.

Сии половцы и печенези, изшедшии оттуду во времена оныя, селения своя от полунощи к востоку наклоняющися над морем Меотским и Понтом Эвксином к, такожде около Волги, и около Танаиса, и в Таврике, юже ныне называем Перекопскою ордою, коши своя поставляюще.

Стрийк<овский>, лист 176.

л. 13об.

Идеже побратовшися, для прилежащаго соседства, и с италианы генуенсы, иже Таврику содержали36, которые в те времена силными на море быша, такожде с волохи и бессарабы. И содеяша грады Манков, Керкель 37, Крым 38, Азов, Кафу [юже греки и латинники Феодосиею называли], Килию или || Ахилию 39, Монкаструм или Белград40, и Торговицу соделаша41.

* страны

Стрийк<овский>, лист 186.

Зде может быти читателю усумнение, яко един историк во единых местех изъявляет двоих народов жителей, болгаров и половцов, яко о сем выше в сем писании. Еже может тако разуметися, яко той болгарский народ или прежде сих в тех странах жили, а по них на те места половцы и печенези из-за Днепра л, идеже Полесие и Дрогичин, приидоша; или, яко пространны суть поля * те, оба народа, един в полях, то есть половцы и печенези, а другии, то есть болгары, ближши подле моря жителствовали.

2* Книга 3, глава 36, лист 120.

Яко и сам сей историк, то есть Стрийковский, ниже пишет сице. Ибо сами половцы множае в полях под наметы жили, на возах вся своя имения превозящи, яко ныне татарове, наместницы их, — яко пишет Меховский 2*.

Стрийк<овский>, лист 187.

Иныя историки тех половцов называли готфами, еже и истинно есть, ибо егда были в соседстве российским странам, греческим же, и волосским, и полским странам погранични, великия им пакости наездами своими чинили. Ибо чуждими трудами и граблением непрестанно жили.

л. 14

Стрийк<ов-

ский>,

лист 201 и 202.

Паче же со князи российскими величайшия брани составляли 42. Их же грады || бяху не давных времен — то есть лета от Христа 1103-го, и 107‑го, и 108-го— Схутен, и блиско Дону Рукан, Суворов, Азов, его же{20} владетель половецкий князь Азуп убиен от князей российских.

Того же 1103-го лета и прозваша их россиане половцами, зане в полях болши пребываху или зане полеванием, то есть ловитвами зверей кормилися, или половцами — то есть грабительми, яко чужим полоном и граблением жили.

Гваг<нин>, О татарех, лист 5

Язык же с российским, и с полским, и с волоским смешан имели. Се же тако творящеся от тех народов историки мнят от того быти, яко по писанию Птоломеову и Филидиеву обладает над теми странами планета Сатурнус непостоянный, иже по принуждению творит люд мучителный, страшный и жестокий. Того ради истинно тако творяшеся от половцов народом российским и иным пограничным — яко отвсюду им обиды творяху.

л. 14об.

Егда же приидоша на них татарове, и яко не в равности им быша, не возмогоща им нашествия возразити. Принуждени быша оным уступити, яко о том выше изъявися, и даже и доныне от оных стран происходят народы жестокия, прилежащия к ним страны нахождении своими пустошающи и разоряющи, по оным словесем || пророка Иеремии глаголющи: «От полунощи много зла изыдет на всех обитающих на земли».



а В тексте ошиб.: преведены.

б Испр. ред. из: подобие.

в Вставлено на левом поле

г В тексте ошиб.: поята.

д В тексте ошиб.: полунощных.

е В тексте ошиб.: прииду.

ж Пропущено писцом.

з В тексте ошиб.: в вандалах.

и В тексте ошиб.: бодъяшася.

к В тексте ошиб.: Эвксаном.

л В тексте ошиб.: непра.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Справка в бассейн 200 руб с доставкой

Поможем оформить мед справку в бассейн. Возможен выезд. Быстро. Звоните

spravka-basseyn.com

Школьная мебель

Продажа мебели. Металлокаркасная мебель

microcompany.com.ua

Упаковка и этикетка призводство

Разработаем и напечатаем этикетки быстро и качественно

onika-ch.ru