Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Арсеньев К. Царствование Петра II. СПб., 1839.159 с.

Опись А, №1520.

Арсеньев К. Статистические очерки России.СПб., 1848. 512 .

Опись А, №1521.

Арсеньев, Константин Иванович

 

— географ и статистик, родился 12-го октября 1789 года в селе Мироханове, Костромской губ., в 15 верстах от города Чухломы; ум. 29-го ноября 1865 года в Петрозаводске. Сын сельского священника, Арсеньев получил первоначальное образование в Костромской семинарии, куда поступил в конце 1799 года. Отсюда он в числе лучших воспитанников был послан в 1806 году в Петербург, в Педагогический институт. Тут он особенно усердно занимался историей, географией, статистикой и политической экономией и скоро обратил на себя самое лестное внимание профессоров. В 1810 году Арсеньев блестяще сдал выпускные экзамены, и его предполагали отправить для усовершенствования в науках за границу, но стечение разных обстоятельств помешало этому. Зато Арсеньев был оставлен при институте и преподавал там латинский язык и географию, а в конце 1811 года утвержден был преподавателем географии, в помощь профессору Зябловскому, который сначала покровительствовал Арсеньеву, но потом сделался его заклятым врагом, когда Арсеньев отказался жениться на родственнице этого профессора. В то же время он сблизился с профессором статистики Германом, который предложил ему заниматься статистическими работами в министерстве полиции. В 1812 году, во время нашествия Наполеона, Арсеньев, вместе с педагогическим институтом отправился в Петрозаводск. Здесь он составил Статистический очерк Олонецкой губернии и, под руководством начальника Олонецких горных заводов Армстронга, "Описание Олонецких заводов с самого их основания до последних времен, с кратким обозрением Олонецкой губернии". Эта работа появилась лишь в 1830 году в "Трудах минералогического общества", том I, стр. 281—333, и представляет свод исторических известий, которые могут быть интересны и теперь по некоторым любопытным подробностям, почерпнутым из рукописных источников. Вернувшись, 3-го января 1813 года, в Петербург, Арсеньев, по совету директора Педагогического института Энгельгардта, написал диссертацию на получение звания адъюнкта. Диссертация была признана удовлетворительной, но, по проискам Зябловского, повышение Арсеньева в адъюнкты нашли преждевременным. В 1815 г. Арсеньев был гувернером и учителем в пансионе пастора Муральта, где в следующем году с ним познакомился гр. Егор Карлович Сиверс и предложил ему место преподавателя в инженерном училище. Здесь Арсеньев обратил на себя милостивое внимание Великого Князя Николая Павловича, бывшего тогда генерал-инспектором по инженерной части. 4-го сентября 1817 года Арсеньев был утвержден адъюнктом по части географии и статистики и вслед за тем выпустил в свет несколько крупных работ. Так, в 1818 году явилась "Краткая всеобщая география" и первая часть "Начертания статистики российского государства"; в 1819 году вышла вторая часть "статистики". Учебник географии Арсеньева, выдержавший в 30 лет 20 изданий, был для того времени вполне удовлетворителен и стоял гораздо выше всех бывших до него руководств, но в "Духе Журналов" появилась рецензия, принадлежащая по всей вероятности Зябловскому и наполненная резкими и придирчивыми выходками. Отвечая на нее, Арсеньев оправдался в большинстве обвинений, взводимых на него рецензентом, но сознался, что в его работе, действительно, есть промахи, которые объясняются тем, что книга его составлена в 3 месяца по поручению начальства. Столь же неблагосклонно был принят "Духом Журналов" и второй труд Арсеньева, который, по словам рецензента, списан со "Статистического описания" Зябловского. Действительно, в работе Арсеньева фактическая сторона не отличается самостоятельностью разработки, но зато он привел в систематическое целое весь материал, собранный до него. Еще важнее то, что в труде Арсеньева отразились взгляды и убеждения передовых людей первой половины царствования Императора Александра І, и с этой стороны "Начертание статистики" чрезвычайно любопытно для изучения умственного развития тогдашнего общества. По этой книге Арсеньев читал лекции в Педагогическом институте, который в 1819 году преобразован был в университет, и, следовательно, либеральные идеи, которых держался молодой адъюнкт, провозглашались им с университетской кафедры. Это обстоятельство послужило поводом к истории, чуть не погубившей Арсеньева. В сентябре 1821 года управляющий Петербургским учебным округом Дмитрий Рунич собрал профессорские лекции и студенческие записки, извлек из них вредные, по его мнению, места и донес об этом министру народного просвещения князю Голицыну. 4 заподозренным в неблагонадежности профессорам, в том числе и Арсеньеву, запрещено было читать лекции, и над ними был наряжен университетский суд, с Руничем во главе. Арсеньев был обвинен в том, что многие места из его курса клонятся к ниспровержению православной веры и рекомендуют революцию. Он оправдывался, указывая, что курс его напечатан и пропущен цензурой, на что Рунич возразил: "Это не послужит вам оправданием, что книга напечатана и одобрена от правительства, — то было время, а теперь другое!". Вообще, по словам самого Арсеньева, "озлобление Рунича во время суда доходило иногда до неистовства. Он позволял себе самые язвительные насмешки и сарказмы, хотел подавить в нас чувство человеческого достоинства. Такие выходки и такой безумно горделивый тон его и такая очевидная незаконность суда возбудили против него открытое негодование некоторых благородно мыслящих членов конференции". Но их протест не помог: неблагонамеренность обвиняемых была признана доказанной, и дело пошло на рассмотрение главного правления училищ, а оттуда в комитет министров. Тем не менее, Арсеньев не только продолжал преподавать в главном инженерном и артиллерийском училищах, но даже получил новое доказательство расположения Великого Князя Николая Павловича, который однажды сказал ему: "что с тобой, Арсеньев? За что на тебя такое гонение? Мы тебя знали чистым и честным. Будь спокоен, ты у нас останешься и ничего не потеряешь". A Греч сообщает еще, что Николай Павлович благодарил Рунича "за изгнание Арсеньева, который мог теперь посвятить все свое время инженерному училищу, и просил выгнать из университета еще несколько человек подобных, чтоб у себя с пользою употребить их на службу". Благодаря этому высокому покровительству, Арсеньев, состоявший еще, в сущности, под судом, получил разрешение посвятить имени Государя Императора свой труд, написанный в 1822 году, а напечатанный в 1825: "История народов и республик древней Греции". Мало того: в августе 1823 года учреждена была школа гвардейских подпрапорщиков, и главный начальник ее, Великий Князь, назначил туда Арсеньева профессором истории с жалованьем по 3 тысячи рублей в год. Затем 25-го февраля 1824 года Арсеньев получил должность редактора в комиссии составления законов. Пристроил его туда А. И. Тургенев. В этой комиссии, преобразованной в 1826 году во II Отделение Собственной Его Величества канцелярии и перешедшей в ведение Сперанского, Арсеньев оставался до 1828 года и за этот короткий промежуток времени был "троекратно удостоен высочайших наград". Еще в феврале 1828 года Император Николай собирал комитет из приближенных к нему лиц для обсуждения вопроса: кому поручить преподавание наук Наследнику престола? При этом случае Его Величество выразился: "для истории у меня есть надежный человек, с которым я служил в инженерном училище — Арсеньев. Он знает дело, отлично говорит и сыну будет полезен". Кроме того, Арсеньеву было поручено и преподавание статистики. Ho так как печатных материалов по статистике России тогда почти не было, то 19-го апреля 1828 года был дан следующий указ министру внутренних дел: "по требованию коллежского советника Арсеньева повелеваем доставлять ему все из всех министерств сведения, нужные к составлению статистики Российской империи для преподавания Его Императорскому Высочеству Великому Князю Наследнику престола". "По собрании сих сведений, — пишет Арсеньев в одном из своих писем, — Государю угодно было отправить меня по важнейшим губерниям России, чтоб я все видел собственными глазами, и потом послать меня в чужие края для сравнения отечественного с иностранным". Мы не имеем точных данных, чтобы судить о том, какое влияние Арсеньев оказал на своего высокого питомца, но несомненно, что и в придворных сферах Арсеньев оставался все тем же глубоко гуманным человеком, поборником свободы и света, и, конечно, он старался всеми силами подготовить почву, на которой зародились планы великих реформ Царя-Освободителя. Личные отношения Наследника к Арсеньеву, как видно из писем первого, были самые сердечные и близкие. Со 2-го мая по 14-е ноября 1837 года Наследник путешествовал по России, и Арсеньев находился в свите, сопровождавшей Великого Князя. По этому поводу Арсеньевым был составлен указатель, в котором изложены были исторические и промышленные достопримечательности каждого встречавшегося на пути города или селения, с поименованием частных лиц, живших там и сделавшихся известными какими-либо полезными предприятиями. Этим путешествием воспитание Наследника закончилось, и Арсеньев всецело отдался своим служебным и научным занятиям. Еще 11-го апреля 1832 года Арсеньев, по представлению Блудова, был назначен членом совета Министерства Внутренних Дел, а 24-го января 1835 года он был сделан членом статистического отделения, и вместе с тем ему поручено управление делами и работами его. На этой должности Арсеньев состоял до 1853 года, и его деятельность тут была столь важна, что он по справедливости может быть назван одним из отцов нашей официальной статистики. В "Журнале Министерства Внутренних Дел" им было опубликовано несколько важных статистических работ. Так, в 1832 году появилось: "Гидрографическо-статистическое описание городов Российской империи, с показанием всех перемен, происшедших в составе и числе оных в течение двух веков, от начала XVII столетия и доныне". Во времена Арсеньева этот труд требовал больших усилий и делает честь его автору, но теперь, после того как издано много памятников для изучения старинной русской жизни, исследование Арсеньева особенного значения не имеет. В 1833 году Арсеньевым напечатаны "Отрывки из путевых записок", где помещены беглые заметки, исторические и промышленные, о городах и селениях, лежащих на пути из Петербурга в Казань. В другом подобном отрывке, напечатанном в "Библиотеке для Чтения" в 1834 году, описаны Арсеньевым преимущественно в историческом отношении губернии: Петербургская, Псковская и Лифляндская. В I томе "Энциклопедического лексикона" Плюшара (1835 года), в предисловии было объявлено, что помещаемые там статьи по части русской географии и статистики будут редактироваться Арсеньевым и А. Л. Крыловым, но во II томе имени Арсеньева уже нет. В изданных в 1839 году "Материалах для статистики Российской империи" помещены две статьи Арсеньева: "Об устройстве управления в России с XV до исхода ХVІІІ столетия" и "Мысль об усовершенствовании полотенного производства в России". В 1844 году Арсеньев поместил в "Журнале Министерства Внутренних Дел" — "Исследования о численном отношении полов в народонаселении России" и в том же году объехал значительную часть России, имея в виду собирание сведений для статистического комитета. Некоторые выдержки из путевых его заметок тогда же были напечатаны в том же журнале. В 1848 году Арсеньев напечатал "Статистические очерки России". Это один из самых ценных его трудов. В первом очерке определяются выгоды и невыгоды границ России в отношениях: физическом, коммерческом, политическом и военном. Во втором — "постепенное приращение России в пространстве" — объясняется, в чье Царствование и на сколько квадратных миль увеличивалась русская территория. В третьем очерке на основании различных актов, указов и инструкций излагается "Постепенное устройство губерний". В четвертом — "топографическое рассмотрение России по климату и качеству почвы" — автор исчисляет все видоизменения условий климата и местности по пространствам и губерниям. Этот очерк, по богатству собранных в нем статистических материалов, превосходит все прочие. Главный научный интерес очерков заключается в том, что автор пользовался неизданными сведениями горного департамента, Министерства Внутренних Дел и других ведомств, документы которых сообщались ему, как наставнику Наследника. Благодаря этой же обязанности Арсеньева, ему разрешено было еще в 1835 году заниматься в архивах — государственном и иностранных дел. Арсеньев знакомился тут с материалами XVIII столетия до царствования Императора Павла, преимущественно относящимися до истории двора и управления России в означенное время. Результатом этих работ был труд Арсеньева: "Царствование Петра II", напечатанный в 1839 году в "Трудах Российской Академии", членом которой Арсеньев был выбран 14-го марта 1836 года. Нося строго фактический характер, "Царствование Петра II" заключает в себе необыкновенное богатство данных, дотоле решительно никому неизвестных; потому труд Арсеньева произвел необыкновенно сильное впечатление на его современников, да и до сих пор он остается необходимым пособием при всякой работе по первой половине ХVIII века. В том же году приготовлен был Арсеньевым к печати другой труд одинакового характера, и одинаковой важности: "Царствование Екатерины I", но, по цензурным соображениям, этот труд был напечатан лишь в 1856 году. Подобные преграды и затруднения охладили в Арсеньеве охоту заниматься долее новейшей русской историей. Ввиду этого много очень важных материалов, выписанных им из государственного архива, остались в его портфелях не обработанными и изданы в 1872 году в "Сборнике отделения русского языка и словесности Императорской академии наук" (том ІХ). В 1841 году из российской академии образовано было отделение русского языка и словесности при Академии наук, и в число ординарных академиков его назначен был тогда же и Арсеньев. В 1845 году он вместе с графом Ф. П. Литке и некоторыми другими лицами положил основание Географическому обществу, в котором с 1850 по 1854 год занимал место помощника председателя. В I томе записок этого общества помещена статья Арсеньева: "Историко-статистическое обозрение монетного дела в России". В "Ученых Записках" отделения русского языка и словесности Академии наук Арсеньев поместил в 1854 году "Историко-статистический очерк народной образованности в России", а в 1858 — статью: "Высшие правительственные лица времен царя Михаила Феодоровича". Это был последний его печатный труд: в 1861 году его разбил паралич, после которого он не мог уже оправиться. В 1864 году Арсеньев перевезен был в Петрозаводск к старшему своему сыну Юлию Константиновичу, где и скончался. Он похоронен в кладбищенской церкви в Петрозаводске. Кроме званий, о которых упомянуто выше, Арсеньев состоял: членом-корреспондентом Академии Наук с 29-го декабря 1826 года, действительным членом общества истории и древностей в Москве с 25-го февраля 1833 года, почетным членом Петербургского и Казанского университетов с 20-го декабря 1837 года. По службе он достиг чина тайного советника.

Все отзывы о трудах Арсеньева указаны в "Словаре" Венгерова; там же указаны и источники для его биографии. Самой важной в последнем отношении является статья П. Пекарского: "О жизни и ученых трудах академика Константина Ивановича Арсеньева", напечатанная в девятом томе "Сборника отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук". Пекарский пользовался ненапечатанными записками Арсеньева и его перепиской. Кроме того, о статистической деятельности Арсеньева много данных есть в труде Варадинова: "История Министерства Внутренних Дел", часть III.

С. Адрианов.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова