Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Иванов Ю. В., г. Москва, 1999 г.

ЦЕРКОВЬ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА ПРИ ГОСПИТАЛЕ
МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО КРЕДИТНОГО ОБЩЕСТВА

г. Москва, ул. Рождественка, д. 11

Первая мировая война, начавшаяся летом 1914 года, дала невиданный доселе поток раненых, двигавшийся с фронтов вглубь Империи. Помимо государственных госпиталей и больниц эффективная помощь больным и раненым воинам оказывалась в частных лазаретах, открывавшихся различными обществами, союзами, кружками, клубами, фабриками, заводами, церковными приходами и просто богатыми людьми. Среди крупнейших медицинских учреждений Москвы той поры был госпиталь Московского городского Кредитного общества [1].

Московское городское Кредитное общество родилось в эпоху александровских преобразований Российского государства. Законодатель счел за благо отказаться от государственной монополии в области кредита и предоставить дело долгосрочного земельного кредита общественной инициативе и самодеятельности. Первый шаг к возникновению общества был сделан 23 ноября 1860 года, когда появилось совместное постановление Московских Купеческого и Мещанского обществ просить Высочайшего соизволения на учреждение при Московской городской Думе Городского банка "для ссуды жителей под залог недвижимых имений". Хотя по воле представителей административной власти этот проект и не получил осуществления, но зато вскоре возникло Московское городское Кредитное общество. Его устав был Высочайшее утвержден 30 октября 1862 года, и вместе с Санкт-Петербургским обществом оно положило начало особой форме долгосрочного кредита на основах взаимности. Задача городских Кредитных обществ сводилась к посреднической роли между владельцами недвижимых имуществ и держателями облигаций без права самостоятельных операций предпринимательского, а тем более спекулятивного характера. Правление Московского общества открыло свои действия 2 июля 1863 года.

Первым явлением, привлекшим внимание общества к сфере филантропической, были неурожаи. Недород 1867 года уже возбудил внимание общества, которое отчислило 500 рублей в пострадавшие местности. В 1877 году было пожертвовано 1000 рублей в помощь голодающим в Самарской губернии. После освобождения крестьян университеты стали пополняться учащимися нового типа - студентами-разночинцами. Кредитное общество взяло за правило отпускать деньги Обществу для пособия нуждающимся студентам при Московском университете и тратить значительные суммы на различного ранга стипендии. Среди других добрых дел можно назвать ассигнование средств на памятник Александру II в Кремле и на храм в его память в Санкт-Петербурге, помощь церкви Рождества Богородицы в Столешниках, пожертвование на устройство иконы святого благоверного князя Александра Невского в строящемся соборе на Миусской площади, ассигнование в пользу домов трудолюбия и прочее.

Сложилось так, что основным направлением благотворительной деятельности Московского городского Кредитного общества стала помощь жертвам войн. Порыв, охвативший русских людей в пору освободительного движения славян на Дунае и Балканах, вызвал, между прочим, появление "Славянского Благотворительного Комитета", через который "в пользу бедствующих Славян" было передано уже 50 тысяч рублей. Новые пожертвования потребовала Русско-турецкая война: в распоряжение Общества попечения о больных и раненых воинах было отчислено 100 тысяч рублей. В 1878 году 25 тысяч ушли на приобретение судов Добровольного флота, потребность в которых болезненно чувствовалась в тяжелые дни борьбы за Дунаем.

Война с Японией вызвала в России сильное волнение. Московское городское Кредитное общество откликнулось полумиллионным пожертвованием: половина суммы направлялась на усиление флота, 200 тысяч - великой княгине Елисавете Феодоровне на нужды Красного Креста и остальные 50 тысяч - генерал-адъютанту А. Н. Куропаткину "на улучшение полевых лазаретов действующей армии". На средства, переданные Красному Кресту, было снаряжено четыре летучих отряда [2].

Началась первая мировая война. 13 августа 1914 года было созвано чрезвычайное собрание гг. уполномоченных общества, на рассмотрение которого был вынесен единственный вопрос о пожертвованиях на нужды военного времени. С докладом выступил председатель наблюдательного комитета В. В. Пржевальский. Обсудив доклад, решено было, прежде всего, повергнуть к стопам Его Императорского Величества Государя Императора выражение всеподданнейших чувств преданности всех членов Московского городского Кредитного общества. Постановлением собрания на дело помощи больным и раненым воинам и на иные нужды, связанные с войной, ассигновывалось до одного миллиона рублей. Соединенному присутствию наблюдательного комитета и правления в сотрудничестве с тремя избранными уполномоченными поручалось теперь же приступить к организации и открытию в Москве госпиталя для раненых, развив его до одной тысячи кроватей. На следующий день соединенное присутствие совместно с уполномоченными избрало из своей среды исполнительный комитет по устройству госпиталей Кредитного общества [3,4], который в поисках необходимых помещений через газеты обратился к москвичам [5]. В стремлении немедленно принять участие в неотложном деле помощи раненым, уже 16 августа общество вступило в соглашение с Иверской общиной сестер милосердия Красного Креста об открытии в ее хирургической больнице отделения госпиталя Кредитного общества на 130 кроватей для раненых офицеров и нижних чинов. Вслед за этим Кредитное общество приступило к устройству своего главного госпиталя во вновь строившемся здании мастерских Императорского Строгановского центрального художественно-промышленного училища на Рождественке, 23 августа предоставленном для этой цели с одобрения великой княгини Елисаветы Феодоровны [6] и с разрешения учебного отдела Министерства торговли и промышленности [7]. Являясь Августейшей покровительницей Строгановского училища, Елисавета Феодоровна соизволила принять под свое покровительство также и госпиталь Московского городского Кредитного общества [6].

Примечательно, что история владения Строгановского училища на Рождественке в течение многих лет была напрямую связана с медициной. Известно, что во второй половине XVIII века граф И. И. Воронцов, женившись, получил в приданое громадный участок земли между Неглинным проездом и Рождественкой. Вместо мелких строений служителей кремлевских храмов он возвел здесь усадьбу с регулярным садом, прудами, оранжереями и фонтанами. Главное здание, существующее до сих пор, было построено в 1775-1784 годах по проекту одного из архитекторов школы М. Ф. Казакова. В 1793 году наследник графа продал часть усадьбы с особняком казанской помещице И. И. Бекетовой, а через 15 лет земля и строения были, в свою очередь, приобретены у нее казной для московского отделения Медико-хирургической академии [8, 9]. По уровню преподавания это учебное заведение могло успешно соперничать с университетами. За время своего существования оно выпустило более 2 тысяч врачей, несколько сот фармацевтов и ветеринаров. Из числа воспитанников академии вышло много крупных ученых, известных практических врачей, деятелей здравоохранения, военных санитарных начальников [10]. В 1844 году академия слилась с медицинским факультетом Московского университета, а в бывшей усадьбе разместились хирургическая и терапевтическая клиники. В связи с переездом медицинского факультета в новый клинический городок на Девичьем поле, в 1889-1893 годах владение на Рождественке было поделено между двумя новыми хозяевами - Государственным банком и Строгановским училищем [8, 9].

К началу войны часть мастерских Строгановского училища ютилась в старых корпусах. Они обветшали настолько, что в 1912 году Государственным Советом и Государственной Думой был принят и Высочайше одобрен закон об ассигновании 550 тысяч рублей на постройку нового здания мастерских. Весной 1913 года после долгих хлопот был начат снос старых строений. Образцовое здание, возводившееся по проекту гражданского инженера профессора Императорского технического училища Александра Васильевича Кузнецова стало, вероятно, первой в Москве крупной постройкой из железобетона [7].

Торжественная закладка новых учебных мастерских Императорского Строгановского училища состоялась 2 февраля 1914 года. Среди собравшихся были московский градоначальник генерал-майор А. А. Адрианов, председатель совета Строгановского училища князь Юсупов, граф Сумароков-Эльстон, директор Румянцевского музея князь Голицын, строитель здания А. В. Кузнецов, преподаватели училища во главе с директором Н. В. Глоба. От середины двора был устроен покрытый темно-голубым ковром помост до шатра, красиво задрапированного снаружи и внутри коврами и материями национальных цветов и увенчанного двуглавым орлом. В два часа дня прибыла Августейшая покровительница училища великая княгиня Елисавета Феодоровна. Встреченная директором училища Н. В. Глоба и другими лицами, Ее Императорское Высочество проследовала в шатер, где приходским духовенством при пении хора певчих было совершено молебствие с провозглашением установленных многолетий. Закладка состоялась перед окончанием молебствия. Диакон прочитал текст, выгравированный на доске, которая была заложена в основание кирпичной колонны. Первый кирпич изволила положить Елисавета Феодоровна. По старому обычаю положены были также золотые и серебряные монеты. По завершении торжества Н. В. Глоба дал Высокой посетительнице объяснения по поводу сооружаемого здания и поднес ей икону Спасителя, усыпанную драгоценными камнями [11].

Строительство планировалось завершить к 1 августа того же года [12]. К сожалению, училищу не довелось воспользоваться новыми помещениями. С началом войны возникла мысль об устройстве в них приюта для семей призванных воинов с тем, чтобы старшие дети могли приобретать навык в ремеслах, однако вскоре здание было передано под госпиталь Кредитного общества [7]. Оснащая госпиталь без всякой внешней роскоши, общество вменило себе в обязанность по возможности полнее снабдить его всеми современными медицинскими приспособлениями, необходимыми для оперирования и лечения больных. В течение месяца обширное здание мастерских было переоборудовано, и к 29 сентября 1914 года было закончено обустройство помещений на 500 кроватей, которые с того же числа постепенно заполнялись ранеными воинами [6]. 6 октября 1914 года в присутствии Елисаветы Феодоровны госпиталь Московского городского Кредитного общества был освящен [7]. Последовательно отстраивая и приспосабливая все шесть этажей дома, к 1 декабря появилась возможность расширить госпиталь до состава 892 кроватей, расположенных в 28 палатах. Ввиду большой нужды в койках для раненых в Москве, госпиталь в дальнейшем был развернут до штата в 1000 кроватей.

В госпитале были устроены четыре операционных и пять перевязочных комнат, снабженных необходимым инструментарием, рентгеновский кабинет, кабинет для приема по болезням уха, носа, горла и зубов, кабинет для исследования нервных больных со всеми приспособлениями для применения различных методов лечения электричеством, аптека, баня, три ванных комнаты [6].    

Чтобы дать раненым воинам, находящимся на излечении, минуты отдыха и заставить их забыть пережитые мучения, в столовой госпиталя была устроена эстрада с небольшой сценой, где при участии известных артистов казенных и частных московских театров периодически давались музыкальные, литературные и театральные представления. Кроме того, в течение октября 1915 года ученым агрономом С. П. Фридолиным был прочитан ряд лекций по скотоводству и молочному хозяйству, а также состоялась актуальная лекция о вреде пьянства. Желающие могли пользоваться госпитальной библиотекой [6, 13].

Заботясь о духовных потребностях раненых воинов, Кредитное общество еще на первом году существования госпиталя трудами члена исполнительного комитета директора Строгановского училища Н. В. Глоба обратило одну из зал первого этажа в молитвенное помещение наподобие церкви древнего убранства. В этой часовне по субботам и праздничным дням духовенством из приходского храма Николая Чудотворца в Звонарях совершались всенощные бдения и обедницы для раненых и персонала [6].

28 января 1916 года на своем заседании исполнительный комитет по устройству госпиталей признал желательным устроить в помещении часовни госпиталя временную церковь [13]. На реализацию проекта было получено согласие состоящей при комитете великой княгини Елисаветы Феодоровны комиссии по удовлетворению религиозно-нравственных нужд раненых воинов (отношение комиссии от 8 февраля). 7 марта исполнительный комитет постановил устроить временную церковь при условии, что ее оборудование обойдется не дороже 200 рублей, а месячный расход на священника и псаломщика не превысит 50 рублей. В свою очередь, 24 марта правление Кредитного общества постановило выписать потребные 200 рублей из пособия, разрешенного Главным управлением Красного Креста [14]. Труд по устройству церкви вновь принял на себя директор Строгановского училища при энергичном содействии председателя исполнительного комитета В. В. Пржевальского [13, 14]. Надо полагать, именно Николай Васильевич Глоба оказал влияние на посвящение часовни, а затем и храма св. Николаю - своему небесному покровителю. Директор училища столь увлекся идеей сооружения временных госпитальных храмов, что вскоре стал членом комитета по устройству передвижных церквей для лазаретов города Москвы [15].  

Работы по приспособлению помещения часовни под временную церковь были произведены по испрошении разрешения и благословения епископа Можайского Димитрия. Московская Синодальная типография любезно пожертвовала для нужд церкви госпиталя полный круг богослужебных книг в прочных переплетах. А. И. Тупицына принесла в дар два воздуха с пеленою, М. П. Макаров - две пелены для престола и жертвенника и священническое облачение, а В. В. Пржевальский пожертвованием различных предметов церковного обихода довершил дело устройства и оборудования госпитального храма [13].

Субботним вечером 26 марта 1916 года настоятелем приходского Никольского храма протоиереем Богородицким с прочими священнослужителями было совершено освящение только что устроенной госпитальной церкви во имя святого Николая Чудотворца [13,16]. На следующий день в церкви госпиталя божественную литургию совершал Димитрий, епископ Можайский в сослужении госпитального и приходского духовенства при хоре певчих. На богослужение изволила прибыть Елисавета Феодоровна, присутствовали Главноуполномоченный Красного Креста внутреннего района Империи А. Д. Самарин, попечительница Иверской общины О. М. Веселкина, инспектор госпиталя генерал-лейтенант В. П. Зыков, члены исполнительного и наблюдательного комитетов Кредитного общества, раненые воины, служащие и персонал госпиталя.

Священником при госпитальной церкви состоял о. Леонтий Страшкевич. Отныне по субботам и в предпраздничные дни в церкви госпиталя совершались всенощные, а в праздничные и царские дни - обедни. Песнопения исполнялись хором певчих из раненных воинов под управлением псаломщика Г. О. Стамбульского [13].

Руководство госпиталя уделяло также большое внимание организации посильных трудовых занятий. Для выздоравливающих раненых были устроены мастерские, в которых ими производились сапожные, столярные и портновские работы [6].

Для незнающих ремесла были организованы рукодельные работы - плетение из веревок и шерсти сумок, поясов, гамаков, туфель, ковров, рукавиц и прочего. Ручные изделия поступали на комиссию для продажи в Экономическое общество офицеров МВО, в Кустарный музей, в общество "Союз" и частью продавались в госпитале, где для них была устроена специальная витрина. Сапожная мастерская работала под наблюдением инструктора, приглашенного из крупной оптовой фирмы. Столяры и портные работали под наблюдением своих более опытных товарищей, их труд использовался для удовлетворения нужд госпиталя. Излишек изготовленных сапог продавался Московскому городскому общественному управлению также для нужд раненых воинов [13]. При госпитале было учреждено особое попечительство, снабжавшее обувью, бельем и теплой одеждой выписывающихся, не имевших удовлетворительного обмундирования, а также искусственными конечностями и протезами увечных [6].

В течение теплых месяцев 1915 года в Белебеевском уезде Уфимской губернии близ станции "Давлеканово" на Зуровском хуторе действовало небольшое отделение госпиталя. Им руководила фельдшерица Екатерина Михайловна Нестерова [17].

К сентябрю 1915 года медицинский персонал госпиталя, кроме главного врача и двух старших врачей, заведующих каждый одним из трех отделений госпиталя, составлял: штатные врачи - 18 палатных ординаторов, один специалист-невропатолог, врач по болезням уха, носа и горла, врач по глазным болезням, врач-рентгенолог, 3 дежурных врача, 15 бесплатных врачей-консультантов по различным специальностям, 24 фельдшерицы, 4 старших сестры милосердия, 96 штатных палатных сестер милосердия, 110 сиделок, 41 санитар и до 100 добровольных сестер милосердия, бесплатно несущих уход за ранеными. Главным врачом состоял потомственный дворянин член Императорского Русского технического общества, член совета Московского Императорского общества воздухоплавания доктор медицины Алексей Ильич Бакунин [18]. Среди консультантов был знаменитый терапевт Д. Д. Плетнев [6,13]. В декабре 1916 года главный врач сменился - исполнять его обязанности стал Александр Абрамович Буслаев [19].

Через госпиталь в здании Строгановского училища с 29 сентября 1914 года по 1 ноября 1916 года прошло 8155 раненых, из которых 362 умерло. Общее число больничных дней составило 559222.

Содержание большого госпиталя было весьма накладным делом даже для Кредитного общества. 13 октября 1915 года В. В. Пржевальский обратился к Главноуполномоченному внутреннего района Империи с ходатайством о субсидии. Через четыре месяца был получен ответ, что со стороны Главного управления Российского общества Красного Креста не встречается препятствий к выдаче исполнительному комитету по устройству госпиталей Московского городского Кредитного общества посуточной платы за содержание больных и раненых воинов. Таким образом на 1-е ноября 1916 года от Красного Креста было получено свыше 610 тысяч рублей [13]. Позднее Красный Крест стал компенсировать также и затраты по аренде здания мастерских [20]. По мере расходования средств, ассигнованных на содержание госпиталей, Кредитное общество несколько раз дополнительно выделяло по 250 тысяч рублей [21,22].

Имена людей, благодаря которым необходимую квалифицированную медицинскую помощь получили тысячи больных и раненых воинов, заслуживают особого упоминания. Госпиталь находился в заведовании исполнительного комитета в основном составе: председателя - председателя наблюдательного комитета Московского городского Кредитного общества Владимира Владимировича Пржевальского, товарища председателя - председателя правления общества Сергея Дмитриевича Телешова; членов: директоров правления общества Николая Ивановича Астрова и Семена Ивановича Печкина, членов наблюдательного комитета князя Владимира Михайловича Голицына и Александра Павловича Осипова, уполномоченных общества Павла Дмитриевича Ахлестышева, Николая Ивановича Бландова и Карла Карловича Мазинг, и директора Строгановского училища Николая Васильевича Глоба; при секретарях комитета служащих общества: Семене Васильевиче Андрееве и Евгении Романовиче Мальмберг. Попечительницей, в ближайшем заведовании которой находилась хозяйственная часть, была Ольга Георгиевна Астрова [6]. По представлениям Главноуполномоченного внутреннего района Империи целый ряд работников госпиталя был удостоен Высочайших наград [13].

"Для запечатления в истории великой войны 1914-1915 годов скромной работы Московского Городского Кредитного Общества, с любовью принесшего свой труд и свои средства Отечеству" по постановлению исполнительного комитета в конце 1915 года был выпущен прекрасный альбом снимков госпиталя, выполненных фотографией П. П. Павлова [6]. 17 ноября В. В. Пржевальский поднес альбом Августейшей покровительнице Российского общества Красного Креста Государыне Императрице Марии Феодоровне и кратко доложил ей о госпиталях Кредитного общества [13,21]. Экземпляры альбома был также представлены Государю Императору, великой княгине Елисавете Феодоровне, Верховному начальнику санитарной и эвакуационной части принцу Ольденбургскому, министру финансов, разосланы начальствующим лицам, правительственным, общественным и медицинским учреждениям и гг. уполномоченным общества [13].

Перемены 1917 года скоро сказались и на жизни московских госпиталей. В связи с уменьшением потока раненых многие медицинские заведения стали сворачивать свою работу [23]. Была, к сожалению, и еще одна причина. К закрытию большого числа лазаретов, содержавшихся на средства частных лиц и учреждений, привели нарушения дисциплины и проступки как со стороны госпитальных команд, так и со стороны находящихся на излечении солдат, а также участившиеся случаи краж лазаретного имущества с целью его перепродажи [24].

Как бы то ни было, госпиталь и храм в здании мастерских Строгановского училища действовали до лета 1918 года [25-27]. Последнее отпевание в госпитальной церкви было совершено священником Иосифом Чумаковским. Скончавшийся воин был похоронен 18 июня на Московском городском Братском кладбище. Этой записью обрывается метрическая книга об умерших церкви Николая Чудотворца, что при госпитале Московского городского Кредитного общества [27].

С 5 по 12 июля в здании мастерских проходил первый съезд КП(б) оккупированной германцами Украины [8,9]. К этому времени, скорее всего, раненых здесь уже не оставалось.

Кредитное общество просуществовало несколько дольше. 29 марта 1919 года комиссар по ликвидации учреждений ипотечного кредита из Народного комиссариата финансов обратился в общество с предложением об организации ликвидационной комиссии. С этого момента перед названием Московского городского Кредитного общества появляется новое слово - "бывшее" [28]. Комиссия начала официально действовать со второго мая, ее председателем был избран С. Д. Телешов. В связи с ликвидацией общества было проведено сокращение штатов. Первым в списке увольняемых оказался не кто иной как В. В. Пржевальский. Комиссия проработала до конца мая 1920 года, а затем была преобразована в техническое бюро отдела сооружений. Получив в наследство огромный архив с планами московских зданий, бывшие сотрудники Кредитного общества могли весьма эффективно выполнять свою новую работу [29].

Что же касается Строгановского училища, то оно перенесло множество реорганизаций и переименований. В 1918 году на основе Строгановского училища и Московского училища живописи, ваяния и зодчества были образованы 1-е и 2-е Свободные художественные мастерские. В 1920 году 1-е и 2-е Свободные мастерские были преобразованы во ВХУТЕМАС (Высшие художественно-технические мастерские), которые в 1927 году был переименованы во ВХУТЕИН (Высший художественно-технический институт). В 1930 году постановлением ЦК ВКП(б) ВХУТЕИН был реорганизован в Архитектурно-строительный институт (АСИ), затем переименован в Архитектурно-конструкторский институт (АКИ), потом вновь в АСИ, который в свою очередь в 1933 году был преобразован в Московский архитектурный институт (МАИ, с 1970 года - МАрхИ).

Начиная с 1935 года два нижних этажа нового корпуса Архитектурного института были "временно" заняты Всесоюзным комитетом по делам высшей школы и Высшей аттестационной комиссией. Построенные ранее переходы в главный корпус и в правый флигель были закрыты. Институт оказался в очень стесненном положении. Добиться вывода соседей удалось лишь в 1978 году, после чего переходы между корпусами были открыты и вновь начал функционировать единый комплекс зданий МАрхИ [8, 9].

В настоящее время новое здание мастерских по-прежнему принадлежит Архитектурному институту. В комнате номер 103 - бывшем помещении храма - располагается кабинет дипломного проектирования кафедры Реконструкции и реставрации в архитектуре. Краска на стенах зала осыпается, конический световой фонарь разобран, на потолке видна большая круглая заплата. К сожалению, о бывшей здесь церкви решительно ничего не напоминает.

 

ИСТОЧНИКИ

1).

Список госпиталей, зарегистрированных в Городской Управе на 1-е ноября 1914 года. М., 1914, 80 с.

2).

Московское Городское Кредитное Общество. Очерк пятидесятилетия его деятельности. 1862-1912. М., 1912, XII+522 с.+52 л.

3).

Отчет о деятельности Наблюдательного Комитета Московского Городского Кредитного Общества. За LI-й (1913-1914) финансовый год. М., 1914, с. 17-20.

4).

Утро России. М., 1914, №189, с. 4.

5).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 39, л. 2, 2об, 17.

6).

Госпиталь Московского Городского Кредитного Общества для раненых воинов. Б.м., Б.г., 3 с.+1 л.+30 л.

7).

Отчет состоящего под Августейшим покровительством Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны Императорского Строгановского Центрального Художественно-Промышленного Училища за 1913-14, 1914-15, 1915-16 учебн. годы. М., Б.г., 168 с.

8).

Каждан Я. Дом на Рождественке. // Московский журнал. М., 1990, №9, с. 5-7; №10, с. 12-15.

9).

Каждан Я. Ш. Дом на Рождественке. М., 1998, 158 с.

10).

Прейсман А. Б. Московская Медико-хирургическая академия. М., 1961, 112 с.

11).

Московский листок. М., 1914, №28, с. 3.

12).

Московские ведомости. М., 1914, №28, с. 2.

13).

Соединенного Присутствия Наблюдательного Комитета и Правления Московского Городского Кредитного Общества доклад о продлении деятельности Московского Городского Кредитного Общества по оказанию помощи раненым воинам. 29 ноября 1916 года №45. Б.м., Б.г., 45 с.

14).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 43, л. 25.

15).

Московский листок. М., 1916, №77, с. 3.

16).

Московский листок. М., 1916, №71, с. 3.

17).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 42, л. 57, 59, 60, 70, 72, 77, 79, 91, 92об, 97, 97об, 98, 100, 104, 105, 105об, 106, 109об, 110, 110об, 112, 113.

18).

Вся Москва на 1916 год. М., 1916, отд. III, с. 31.

19).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 43, л. 136, 138.

20).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 47, л. 75, 133.

21).

Отчет о деятельности Наблюдательного Комитета Московского Городского Кредитного Общества. За LIII-й (1915-1916) финансовый год. М., 1916, с. 5-8.

22).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 44, л. 48, 70.

23).

Московский листок. М., 1918, №5, с. 3.

24).

РГВИА, ф. 582, оп. 1, д. 12, л. 152, 152об, 153.

25).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 52, л. 59.

26).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 19, д. 54, л. 9.

27).

ЦИАМ, ф. 2195, оп. 1, д. 1, 24 л.

28).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 27, д. 87, л. 20, 21, 64.

29).

ЦИАМ, ф. 117, оп. 27, д. 85, л. 19, 19об, 73, 137, 141, 154, 276, 276об.
  ПЕЧАТНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

1).

Иванов Ю. В. Церковь Николая Чудотворца при госпитале Московского городского Кредитного общества. М., 1997, 24 с.
  ИЛЛЮСТРАЦИИ

1).

Вид здания госпиталя со стороны двора Строгановского училища. Церковь помещалась в пристройке с коническим световым фонарем. 1915 год [6].

2).

Вид здания госпиталя из Сандуновского переулка. 1915 год [6].

3).

Перевязочная комната первого этажа. 1915 год [6].

4).

Палата №5. 1915 год [6].

5).

План первого этажа здания госпиталя. Показано местоположение часовни. 1915 год [6].

6).

Госпитальная часовня. 1915 год [6].

7).

Мастерские. 1915 год [6].

8).

Вид здания, где помещался госпиталь Кредитного общества. 1997 год.

9).

Вид пристройки, в которой размещалась временная госпитальная церковь во имя св. Николая Чудотворца. 1997 год.

10).

Внутренний вид бывшего церковного зала, ныне кабинета дипломного проектирования. 1997 год.
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Недвижимость Мальдивы тут

allbankrussia.ru