Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Александр Арапов

Контекстуальные подходы в современной библейской герменевтике.

Контекстуальная герменевтика исходит из того, что Библию следует интерпретировать таким образом, чтобы получить смыслы, наиболее актуальные в контексте современной ситуации. Контекстуальные подходы, с одной стороны продолжают традицию, идущую от П. Тиллиха, согласно которой богословие должно давать ответы на вопросы, которые ставит современная ему культура. С другой стороны, отказ от поисков изначального содержания библейского текста (и потеря интереса к такому содержанию) связан с постмодернистскими тенденциями в философии и богословии.

С точки зрения последователей контекстуальных подходов библейская герменевтика в любом случае не является беспристрастной наукой, свободной от политики и идеологии - она всегда находится или на стороне угнетателей или на стороне угнетенных. Традиционная библейская герменевтика, по их мнению, находилась на стороне угнетателей. Контекстуальная герменевтика должна стать на сторону угнетенных. Мы рассмотрим три разновидности контекстуальной герменевтики: либерационистскую герменевтику, феминистскую герменевтику и афроцентрическую герменевтику.

Либерационистская герменевтика.

Либерационистский подход возникает в связи с формированием "теологии освобождения" в начале 1970-х гг. Либерационистская герменевтика получила наибольшее распространение в Южной Америке в католических кругах (хотя среди ее представителей встречаются и протестанты). Священное Писание прочитывается либерационистскими герменевтами как "повествование об освобождении".

Либерационистский подход отвергает объективирующую интерпретацию, которая стремится определить, что говорил данный текст в своем оригинальном контексте. Либерационистская герменевтика стремится прочитать библейский текст исходя из той ситуации, в которой люди находятся здесь и сейчас. Если люди живут в ситуации угнетения, то следует направиться к Библии, чтобы найти в ней то, что может поддержать людей в их борьбе и в их надеждах. В герменевтическом процессе реальность настоящего времени не только не должна игнорироваться, но должна быть поставлена во главу угла. Необходимо пролить на сегодняшнюю реальность свет Слова. В результате этого должна возникнуть настоящая христианская практика, которая приведет к трансформации общества на основе справедливости и любви. В "теологии освобождения" Писание становится побудительным импульсом на пути к полному освобождению.

Основные принципы герменевтического подхода, характерного для "теологии освобождения" следующие:

-- Бог присутствует в истории его людей, неся им спасение. Он есть "Бог для бедных" и не терпит несправедливости и угнетения.

-- Отсюда следует, что интерпретация не может быть нейтральной. Она должна, подражая Богу, быть на стороне бедных и борющихся против угнетения.

-- Библейский текст должен быть прочитан в контексте солидарности с угнетенными. Участие в борьбе за их освобождение создает наилучшие предпосылки для соответствующей интерпретации библейских текстов.

-- Поскольку освобождение угнетенных - это общественный процесс, сообщество бедных - это привилегированный адресат Библии как "Слова освобождения". Божье слово полностью релевантно прежде всего потому, что в фундаментальных событиях библейской истории (исход из Египта, страдания и воскресение Христа) заложена возможность их многократного повторения.

Либерационистская герменевтика получила сдержанную оценку со стороны официальных органов Римско-Католической Церкви.

Феминистская герменевтика.

Феминистская библейская герменевтика возникла в Соединенных Штатах в конце 19 столетия. Ее социокультурным контекстом была борьба за права женщин. Ключевым моментом в истории феминистской герменевтики было издание "Женской Библии" ("The Woman's Bible") в двух томах (New York 1885, 1898). Новый этап в развитии феминистской герменевтики начался в 1970-е гг., в последующие годы она быстро развивалась и приобрела широкую известность. В определенном смысле, феминистскую герменевтику можно рассматривать как разновидность либерационистской герменевтики.

Фундаментальный принцип всего феминистского богословия - утверждение статуса женщины как полноценного человека. Отсюда проистекает феминистский критический принцип в библейской герменевтике: все то, что отрицает, уменьшает, или искажает статус женщины как полноценного человека - не имеет духовной ценности. Этот отрицательный принцип дополняется положительным: все то, что утверждает статус женщины как полноценного человека является святым, отражает подлинное отношение к Божественному и подлинную природу вещей и соответствует подлинной миссии церкви как освобождающего сообщества. Только те библейские традиции, которые не являются андроцентрическими и патриархальными должны рассматриваться как имеющие богословский авторитет. Также и в интерпретации Библии должны использоваться только такие принципы и методы которые не являются андроцентрическими и не приводят к таким толкованиям, которые могут служить для оправдания подавления женщины. Такие принципы приводят к самым серьезным выводам относительно библейского авторитета и библейского канона. Библия не может рассматриваться как Слово Бога и как источник вероучения, если она оправдывает расизм, дискриминацию по полу и социальному положению.

Библия может быть использована как орудие подавления женщины. Женщин учили тому, что в Библии утверждается, что женщина имеет более низкий статус, чем ее муж, и что она обречена проводить жизнь в страданиях. Суть этого можно выразить в фразе: " Бог наказал женщин больше. " Зачастую глубоко верующим женщинам трудно принять тот факт, что насилие против них является незаконным. Они верят, что сопротивление несправедливостям, которые творятся по отношению к ним, является небиблейским и нехристианским. Их научили, что христианская женщина должна быть кроткой, как только она начинает требовать прав для себя она впадает в грех гордости. Женщина в патриархальной культуре была окружена посланиями, в которых ее ум и ее телесное присутствие негативно оценивись или тривиализировалось. Ее телесное сексуальное присутствие рассматривалось как опасное для чистоты мужчины, что служило оправданием для постоянного вербального и физического подавления. Считалось, что женщина малоинформирована, не имеет авторитета и ее мнения не имеют значения. Но у верующих женщин постепенно возникает обоснованное подозрение, что идеологическое обоснование насилия против них является ложным. Феминистская герменевтика должна полностью разрушить такие идеологические обоснования. Библия может и должна быть рассмотрена как источник освобождающих парадигм.

Феминистская герменевтика утверждает необходимость соединения феминистского критического принципа и критического принципа, содержащегося в самой Библии. Сторонники феминистской герменевтики выделяют в Библии пророческо-мессианскую традицию, которая содержит критический принцип. Под пророчеко-мессианской традицией понимается не только и не столько определенный набор текстов, образующий своего рода "канон внутри канона". Пророческо-мессианская традиция рассматривается, прежде всего, как процесс переоценки того, что, является подлинным освобождающим Словом Бога; процесс преодоления с одной стороны деформирующего влияния окружающего общества, и, с другой стороны, - ограничений, накладываемых старыми библейскими традициями. В пророческой традиции Бог, говорящий через пророков и пророчиц, выступает как критик существующего порядка вещей, осуждающий различные проявления несправедливости. Причем особо осуждаются несправедливые действия со стороны богатых и имеющих власть.

Феминистская герменевтика акцентирует внимание на ряде фактов, которые могут быть использованы как обоснование феминистских герменевтических принципов.

-- Библия написана с позиции людей, не имеющих силы и власти. Народ Израиля, избранный Богом, является собранием беглых рабов.

-- Иисус неоднократно проявляет свою заботу о женщинах. Эта забота проявляется в прощении женщины совершившей прелюбодеяние (Марк 14:3-9), исцелении женщины, страдавшей кровотечением (Лука 8:43-48), в защите права Марии на ученичество (Иоанн 4:16-30). Иисус включает в число своих "духовных родственников", наряду с "братьями", также "сестер" и "матерей" (Марк 3:31-35).

-- Община Иисуса была экслюзивистской, а не инклюзивистской группой. Иисус призывал в свою общину отверженных, угнетенных и бесправных и принимал их как последователей и друзей.

-- Единственный (!) случай во всем Новом Завете, когда Иисус изменил свою первоначальную позицию в ходе общения - разговор Иисуса с женщиной, просившей об исцелении дочери (Марк 7: 24-30, Матфей 15:21-28).

-- Женщины сопровождали Иисуса в его странствовании по Галилее и Иудее. В отличие от разбежавшихся учеников - мужчин, ученицы-женщины не побоялись быть рядом с Христом во время распятия. Женщины были и первыми свидетельницами воскресения

-- Женщины принимали активное участие в деятельности церкви на первоначальном этапе ее развития. Они были церковными лидерами и даже апостолами.

Феминистская герменевтика разработала ряд общих герменевтических принципов, а также принципов, которыми следует руководствоваться при интерпретации тех мест Общие принципы, которыми, согласно феминистской герменевтике, следует руководствоваться при интерпретации библейских текстов (конечно, не все эти принципы являются специфическими только для феминистской герменевтики).

-- При интерпретации текста необходимо освободиться от всех старых концепций сформированных патриархальной культурой сколь бы не были они привычны. Женский опыт должен послужить ключом к интерпретации библейского текста.

-- Когда женщина (или женщины) присутствуют в библейском фрагменте, следует всегда смотреть на данную историю с точки зрения женщины.

-- Следует обращать внимание не только на то, что было включено в текст, но и на то, что было опущено (как неприемлемое с патриархальной точки зрения). История всегда пишется победителями. Чтобы открыть всю истину надо постараться найти в тексте знаки того, что было скрыто. Это может быть что-то совершенно отличное от того, что явным образом утверждается в тексте.

-- Следует обращать внимание на контекст данного фрагмента.

-- Знание социального и культурного окружения, в особенности той роли, которую играла или не играла женщина в то время, когда данный текст был написан необходимо для правильной интерпретации библейского текста.

-- Стандартные комментарии, зараженные андроцентрическим подходом, могут быть использованы лишь ограниченно.

Андроцентрические тексты Библии должны интерпретироваться в соответствии со следующими принципами.

1. Исторические тексты должны пониматься и использоваться с учетом их исторического окружения, языка и формы.

2. Хотя библейские тексты укоренены в патриархальной культуре и написаны с андроцентрической точки зрения, тщательный анализ с феминистской перспективы может выявить скрытые следы подлинной великой истории женщин ("her-story") в Библии.

3. Поскольку библейские андроцентрические тексты записаны и рассказаны с патриархальной точки зрения, может быть полезным "перерассказать" андроцентрические библейские истории с женской точки зрения.

4. Библейские тексты были не только написаны, но также переводились и истолковывались с мужской перспективы, до тех пор, пока в экзегетике не была принята во внимание феминистская перспектива.

5. Библейское откровение и правда о женщинах могут быть найдены в тех текстах, которые превосходят и критикуют патриархальную культуру и религию. С помощью этих текстов следует оценивать андроцентрические тексты. Библейская герменевтика постпатриархальной эпохи должна исходить из того, что только непатриархальные библейские традиции содержат божественное откровение. Такая интерпретация предполагает не "модернизацию" древнего текста, а его корректировку. Такая корректировка необходима, "если мы не хотим произвести впечатление, что мы почитаем патриархального Бога, который является идолом, сотворенным по образу мужчин" .

Афроцентрическая герменевтика.

Афроцентрическая герменевтика - еще один из вариантов контекстуального подхода. С феминистской и либерационистской герменевтикой ее объединяет стремление прочитать писание в свете опыта угнетенных и бесправных. В данном случае речь идет об опыте африканцев. Афроцентрическая герменевтика идейно близка к так называемомоу "черному богословию", которое получило наиболее значительное распространение в США в 1960-е 1970-е гг. и было озабочено отражением реалий негритянского опыта на богословском уровне.

Афроцентрическая герменевтика - это попытка разрушить гегемонию белой западной герменевтики и перечитать Писание с афроцентрической перспективы. Сами представители афроцентрической герменевтики рассматривают ее как "освободительную" в психологическом и социальном смыслах. Афроцентрическая герменевтика при интерпретации Ветхого Завета концентрирует свое внимание на фактах, которые разрушают европеоцентрическую перспективу. Библия была "деафриканизирована" западными герменевтами, и необходимо восстановить истинное понимание Писания. Один из представителей афроцентрической герменевтики пишет: "Среди исследователей ветхого завета существовала тенденция отвергать то, что африканские нации и отдельные африканцы играли роль в тексте Ветхого завета или имели влияние на него. Иногда методы, с помощью которых отрицалось присутствие африканцев, были тонкими, иногда они не были столь тонкими." Афроцентрическая герменевтика считает одним из таких методов использование понятий "Ближний восток", "Средний Восток", и "Средиземноморье", с помощью которых библейские страны (такие как Египет и Эфиопия) отрываются от Африки.

Для представителей афроцентрической герменевтики важны все упоминания африканских стран и людей африканского происхождения в Ветхом и Новом Завете. Отстаивая свою позицию, афроцентрические герменевтыприбегают к весьма резким выражениям.. По их словам, отрицать или минимизировать африканское присутствие в Библии - значит "впадать в европеоцентрический уклон и поддерживать расистский и патологический этос Запада". Присутствие африканцев в Библии с их точки зрения носит тотальный характер. Подчеркивается, что две из четырех рек Эдема (а именно - Фисон и Гихон) берут свое начало в Африке. Отсюда делается вывод, что Эдем находился в Африке и что Адам и Ева, таким образом были людьми африканского происхождения. Израильтяне провели несколько столетий в Африке и находились под силььным культурным влиянием египтян. Моисей был воспитан в египетских придворных кругах и женился на египтянке. Нимрод, основатель месопотамской цивилизации был выходцем из Африки (Быт. 10:8-12). Иисус провел некоторое время после своего рождения в Африке, спасаясь от преследований Ирода. Не исключено, что именно в Африке Иисус научился ходить и говорить. Когда земная жизнь Иисуса подошла к концу, африканец помог ему нести крест (Матфей 27:32, Марк 15:21, Лука 23:26). Первым язычником обратившимся в христианство был не европеец Корнилий (Деян.10), а эфиопский евнух (Деян. 8). Принципиальным для афроцентрической герменевтики является вопрос о цвете кожи Иисуса. Иисус по мнению афроцентрических герменевтов имел шоколадно-коричневый цвет кожи. По цвету кожи он был ближе к афроамериканцам или жителям Кении, чем, например, к скандинавам. " Если кто-либо имеет какое-то доверие к Матфеевской традиции, пусть представит, как божественная семья, имеющая вид белых европейцев, смогла бы укрыться в черной Африке ! Это весьма сомнительно. Все-таки Египет всегда был частью Африки, хотя на протяжении столетий европейские исследователи усиленно пытались представить его как продолжение Южной Европы".

В заключение отметим, что контекстуальные подходы не получили распространения в отечественной библейской герменевтике. Пожалуй, единственным близким к либерационистской герменевтике отечественным явлением была интерпретация Библии представителями обновленческого движения в православии в начале ХХ века.

6

См. Letty M Russell. Feminist Interpretation of the Bible. Westminster Press, Philadelphia, 1985, page 117

Letty Russell. The Liberating Word: A Guide to Nonsexist Interpretation of the Bible Westminister Press 1975, p. 61

Randall Bailey. Beyond identification: the use of Africans in Old Testament poetry and narratives // Stony the Road We Trod, p 165.

Felder. Cultural ideology, Afrocentrism and biblical interpretation // Black theology: a documentary history, vol two, p 192.

 

Русская библейская герменевтика и теория сакральной коммуникации в 19 -20 веках.

Настоящая работа посвящена развитию русской библейской герменевтики в 19-20-м веках. Однако, в начале хочется упомянуть сочинение архиеп. Феоктиста (Мочульского) ("Драхма от сокровища божественных писаний Ветхого и Нового Завета, то есть: Сокращение правил при чтении Свящ. Писания к знанию потребных"). Это один из первых отечественных трудов по библейской герменевтике, написанный еще в 18 в.

В развитии русской герменевтики в 19-20-м веках можно выделить три периода.

1 период связан, прежде всего, с именем митр. Филарета (Дроздова), ректора открывшейся в 1809 СПб. Духовной Академии, а также прот. Павского Г.П. Основные герменевтические принципы митр. Филарета сохранили свое значение для православной библейскиой герменевтики и по сей день:

1.При интерпретации Библии использовать ее текст на языках оригинала.

2.В процессе толкования следует использовать научные методы, в т.ч. и разработанные в инославной библеистике.

3. Центральное место в толковании Библии следует уделять богословскому значению библейского текста.

4. Следует сохранять верность духу Православной Церкви и св. отцов.

Ключевое событие этого периода - осуществление перевода Библии на русский язык (Синодальный перевод). В этот период обсуждались, прежде всего, герменевтические проблемы, связанные именно с процессом перевода Библии. Пожалуй, центральный вопрос в дискуссиях этого периода - это вопрос о значении масоретского текста Библии и Септуагинты. Не вдаваясь в освещение этого спора, приведем лишь точку зрения митр Филарета, изложенную в "Записке о догматическом достоинстве и охранительном употреблении греческого и славянского переводов Свящ. Писания". I) "в православном учении о Священном Писании тексту Семидесяти толковников надлежит усвоять догматическое достоинство, в некоторых случаях равняющее оный подлиннику и даже возвышающее над тем видом еврейского текста, какой представляется общепринятым в изданиях новейшего времени"; II) "впрочем, уважение к тексту Семидесяти толковников не должно быть такое исключительное, чтобы текст еврейский надлежало оставить совсем без внимания; справедливость, польза и необходимость требуют, чтобы и еврейский текст также в догматическом достоинстве принимаем был в соображение при истолковании Священного Писания"; III) "но дабы при употреблении еврейского текста в пособие к изъяснению Священного Писания не дать места произволу, поставить в сем деле преграду против уклонения от точности православных догматов и охранить священную важность текста Семидесяти в древней его чистоте, -- для сего в учении о Священном Писании, или в священной герменевтике, должны быть предлагаемы охранительные правила, извлеченные из существа дела и из примеров церковных и отеческих". Имена эти принципы легли в основу использования двух текстов Ветхого Завета при осуществлении Синодального перевода.

Второй период начинается с середины 19 века и продолжается до середины 20-го. Этот период в мировой перспективе характеризуется вызовом, брошенным традиционному пониманию Библии протестантской либеральной библейской герменевтикой. В этот период формируются и развиваются два направления, которые можно назвать рационалистическим и мистическим.

Рационалистическое направление. Еп. Михаил (Лузин), прот. Н.Елеонский, М.Д. Муретов, Н.Н.Глубоковский.

Крупнейшим представителем этого направления был Н.Н.Глубоковский. Можно выделить два основных герменевтических принципа, которыми руководствовался Н.Н. Глубоковский. Следует отметить, что эти принципы характерны не для одного Н.Н.Глубоковского, а для всего рационалистического направления в русской герменевтики.

1.Верность церковной Традиции. Результаты герменевтических изысканий не должны вступать в противоречие Преданием церкви.

2. Опора на классическую логику. Классическая логика выступала как основа герменевтической методологии. Все противоречия Писания являются, по сути кажущимися, и должны быть логически разрешены. В этом отличие подхода Глубоковского от подхода П.А.Флоренского который признавал антиномичность богословских истин. Однако это не означает полной рационализации библейской герменевтики у Глубоковского. Девизом Н. Н. Глубоковского были слова: "В богословии мы разумеваем верою (Евр. 11:З)"

Отношения русской библейской герменевтики и герменевтики протестантской были двойственными. Русская библейская герменевтика, с одной стороны, полемизировала с историко-критического метода, но, с другой стороны, использовала его достижения. Точнее всего будет сказать, что русскими герменевтами принималась, разумеется, с поправками, протестантская герменевтическая техника, но отвергались связанные с этой техникой общебогословские положения и мировоззренческие установки. В том, что протестантская герменевтика оказала значительное влияние на рационалистически настроенных представителей российской библеистики нет ничего удивительного. Протестантизм первый начал рационализацию герменевтики и занял в этом лидирующую позицию. Особое религиозное значение протестантизма как раз и состоит в том, что он внес последовательный рационализм и позитивистский подход, христианское богословие в библейскую герменевтику и религиозность вообще. Протестантизм рационализировал религиозность, но с другой стороны он "христианизировал" рационализм и позитивизм.

Мистическое направление. В.С.Соловьев, П.А.Флоренский, А.Ф.Лосев.

Родоначальником его выступил В.С.Соловьев. В.С.Соловьев и его последователи не занимались специально библейской герменевтикой. Однако, в своих работах они зачастую предпринимали толкование тех или иных мест Писания (прежде всего - для библейско-богословского обоснования своих взглядов). При этом используется определенный герменевтический метод. Берется слово, которое (с точки зрения интерпретатора) является ключевым в толкуемом отрывке. С помощью этимологического исследования устанавливается его смысл. Обычно этот смысл является новым, отличным от традиционного. Опираясь на этот новый смысл ключевого слова, предлагается переосмыслить весь отрывок из Библии. Из интерпретируемого места Писания извлекается (или, если угодно, в него вкладывается) новый смысл, соответствующий собственной метафизическо-богословской системе интерпретатора. Характерным примером использования этого метода является толкование слова "берешит" в работе "Россия и Вселенская церковь". "<...> Несомненно еврейское слово решит <...> есть настоящее существительное женского рода. Соответствующий мужской род есть рош <...> глава. Этот последний термин употребляется еврейской теологией, в преимущественном его смысле, для обозначения Бога - верховной и безусловной главы всего существующего. Но что может представлять с этой точки зрения, решит - женский род от рош ? <...> Вечная Премудрость и есть решит, женское начало, или глава всякого существования, Ягве Элогим, Триединый Бог есть рош, его активное начало или глава".

Это метод всей соловьевской школы. Целый ряд примеров его употребления можно найти в "Столпе и утверждении истины" (толкование Флп. 2:6, Ин. 21:15-17). Здесь уместно будет отметить, что между Соловьевым и Флоренским существует немалое различие. Система Соловьева возникла не на основе Библии и не из размышления над нею. Соловьевская метафизика в своей рациональной части основывается на западной философии нового времени, а в своей мистической части - на западноевропейской конфессиональной и неконфессиональной мистике. П.А. Флоренский, активно используя такой метод, стремится все-таки по возможности согласовывать свою метафизику с православной церковной традицией. На П.А.Флоренского определяющее влияние оказало имеславческое направление в православном богословии. Именно с имеславием связана теория сакральной коммуникации, разработанная П.А.Флоренским в ряде его поздних работ.

Основные понятия теории сакральной коммуникации П.А.Флоренского. Сакральное слово для П.А.Флоренского связано не только с образом сакрального объекта, но с его сущностью. Присутствие слова вызывает присутствие сущности. Причем сущность объекта присутствует в слове через энергию - определенный аспект объекта. Изучение сакрального текста позволяет получить сведения не только об образе Бога, но и о самом Боге. "Явление являет являемое" (П. А. Флоренский У водоразделов мысли). Такой подход коренным образом отличается от подхода либеральной протестантской герменевтики, для которого сакральное слово связано не с самим сакральным объектом, а с его образом или понятием. Таким образом, исследуя сакральный текст, мы получаем сведения лишь об образе Бога, а не самом Боге.

Здесь можно вспомнить спор о таинствах между радикальными протестантами и церквями апостольской традиции. В фразе "Hoc Est Corpus Meum" . "Это" лишь обозначает тело или тело в нем реально присутствует. Что приобретает хлеб - значение Тела или саму сущность Тела? Общий вывод протестантизма: Причастие действует так, как если бы в нем присутствовали Плоть и Кровь. Именно это важно. Для протестантизма важен глагол - процесс, действие. Для православия существительное - сущность, деятель.

Основные понятиями теории сакральной коммуникации Флоренского являются сущность, энергия, символ, слово и имя.

""Сущность" - внутренняя сторона бытия, которое оно обращено к себе. "Энергия" - внешняя сторона бытия, направленная к другому бытию, которое служит обнаружению, явлению, раскрытию". Для познания необходим резонанс энергии познающего и познаваемого бытия, этот резонанс именуется синергией. Пример - настройка колебательного контура приемника.

Символ - сущность, являющаяся энергией другой сущности, более ценной. Символ "несет на себе" эту другую сущность через ее энергию.

Слово - выражение этой синергии соединение энергии познающего и познаваемого. Слово есть не копия реальность, а сама реальность. Оно выражает и раскрывает как сущность объекта так и сущность субъекта познания, соединением энергий которого оно является.

Имя - слово, обладающее особой духовной интенсивностью. Каждое последующее понятие является частным случаем предыдущего. Имена делятся на имена нарицательные и имена собственные

Два вида имен

Нарицательное

Собственное

Категория

Грамматическая субстанция (совокупность признаков)

"Метафизическая субстанция" (сущность объекта, его целостность)

Нас интересует:

Применение объекта

Сам объект

Познаваемое это:

Польза

Любовь

Сознание направлено на:

Некоторые полезные для нас энергии

Все энергии

Имя раскрывает:

Познающего

Познаваемое

З период. 2-я половина 20 века. Прот. А.Мень, Сергей Лезов.

Прот. А.Мень в целом следует установкам рационалистического течения пердыдущего периода. Он придерживается "двуединого метода" который состоит "в органическом соединении историко-критического подхода с подходом к Библии как Божественному Откровению".

Сергей Лезов становится на весьма радикальные герменевтические позиции, что соответствует радикализму его богословия в целом. Пафос С. Лезова - решительный разрыв с церковной традицией. Ему симпатичны протестантские мыслители крайне-либерального, экзистенциального и полуатеистического направления. С. Лезов резко противопоставляет науку и богословие, веру и поиск истины. В ситуации такого противопоставления сам он (по крайней мере, в рамках герменевтических исследований) становится на сторону науки.

6

Цит. по: Глубоковский Н.Н. Русская богословская наука в её историческом развитии и новейшем состоянии.- М.: Издательство Свято-Владимирского Братства, 2002. гл.8.

Соловьев В.С. Россия и вселенская церковь. -Мн.: Харвест, 1999- С.453

Флоренский П.А. У водоразделов мысли// П.А.Флоренский. Имена.-Москва-Харьков, 1998 - С.277

А.Мень. Исагогика. -М., 2002 - С.13.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова