Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Ольга Ризниченко

РОССИЙСКОЕ ПРАВОСЛАВИЕ В ЗЕРКАЛЕ ПОБЕДЫ И ОКТЯБРЯ

(по случаю визита Патриарха РПЦ Кирилла в Харьков)

«Тише, тише, господа!

Господин Искариотов,

Патриот из патриотов,

Направляется сюда!».

(российский православный сайт о патриархе Кирилле)

См. библиографию.

Харьковские журналисты живо обсуждали мероприятия власти к приезду главы РПЦ в «первую столицу» 8 мая. Много толков вызвало то обстоятельство, как же будет развернута сцена на т.наз. «самой большой в Европе площади»: канонично с востока – лицом к вождю мирового пролетариата, или с еретического запада – спиной к Ильичу. Но как по мне, обе позиции касательно памятника Ленину от «патриарха путинского типа» Кирилла Гундяева, которого называют в российской прессе «кремлевским министром по спасению душ» и «амбициозным миссионером - миллиардером в рясе» будут оправданы и глубоко символичны. На фоне брендовой в идеологической парадигме «Русского мира» «Победы» можно поговорить и об исторической роли РПЦ в установлении диктатуры пролетариата, и о плодотворном сотрудничеств РПЦ с НКВД-КПСС-ФСБ, как она плавно перерастала в передовой отряд партии власти «единороссов» по всей территории бывшего Советского Союза. Главная интрига: успеют ли «законопослушные» Кернес с Добкиным (харьковские мэр и губернатор – О. Р.) к этой «знаменательной» встрече задрапировать площадь в победные красные цвета. Нельзя же, чтобы «первостоличная» встреча главного московского батюшки проходила без Молотов и Серпов! Потому как это ж для него главные инструменты самоанализа!

Так вот, это и в самом деле очень интересный вопрос: об общей красной сущности - российского православия и большевистской идеологии. Достаточно полистать труды хрестоматийных российских историков Татищева, Карамзина, Ключевского, Соловьева и перед вами открывается такое, что волосы встают дыбом: история РПЦ во всей «красе», пропитанная кровью, пытками и террором. «Соблазнительной ересью антихристианства под растерзанными ризами российского православия» назвал РПЦ российский мыслитель И. Ильин, трансформированную в «идеальное зло Ленина» и «реальное зло Сталина» по Н. Бердяеву, с сегодняшней ее фазой в России – «православным большевизмом». Служением «идеалу Содомскому», «строительством башни Вавилонской» называл прот. Г.Флоровский Москву Третьего Рима и Москву Третьего Интернационала – две пропасти. О превращении красного фашизма в новый националистический милитантный фашизм, евразийский по выражению лица и православный в духе бытового исповедничества; однопартийный, с обязательной для всех граждан историософией, с азиатским презрением к личности, с яростным отрицанием всякой свободы во имя титанического мессианизма одной шестой мира, под возобновленным именем «святой России» писал Ф.Степун.

Яркой иллюстрацией оценок РПЦ выдающимися российскими философами может служить сегодня факт, что именно из Московской Патриархии сегодня звучат предложения относительно причисления к лику святых самых жестоких массовых серийных убийц «святой России» - Ивана Грозного, Ленина, Сталина и его подручного Жукова, которые не по колени, а по горло в крови своих соотечественников. «Так и хочется наконец выкрикнуть (о Сталине): "Святый праведный Иосифе, моли Бога о нас", писал в московской газете «Завтра» священник РПЦ Дмитрий Дудко. И это абсолютно непротиворечивая картина, учитывая тот факт, что Иосиф Джугашвили был инициатором восстановления РПЦ в 1943 году и в его честь пелись по церквям здравицы, а после смерти «вождя народов» 9 апреля 1953 года перед панихидой Патриарх Московский и всея Руси Алексий сказал буквально следующее: «Великого Вождя нашего народа, Иосифа Виссарионовича Сталина, не стало. Упразднилась сила великая, НРАВСТВЕННАЯ, общественная: сила, в которой народ наш ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Люди науки изумлялись его глубокой научной осведомленности в самых разнообразных областях, его гениальным научным обобщениям; военные - его военному гению; люди самого различного труда неизменно получали от него мощную поддержку и ценные указания. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума. Мы же, собравшись для молитвы о нем, не можем пройти молчанием его всегда благожелательного, участливого отношения к нашим церковным нуждам....».

Потому Московская Патриархия сегодня существует абсолютно в том же виде, в каком она была сформирована во времена Сталина, Хрущева и Брежнева: выхоленное коммунистами и гэпэушниками краснопоповство под маской благообразного православия. Это иллюстрируется, кстати, заявлениями патриарха Кирилла во время его прошлых приездов в Киев, например о том, что нельзя приравнивать сталинизм к фашизму, Сталина к Гитлеру, поскольку российский народ понес в войне большие жертвы. Эти тождественные с путинскими патриаршьи заявления метко комментирует Валерия Новодворская «Для любого христианина недопустимо дозировать добро и зло, делить зло на домашнее красное лучшее и на чужое черное худшее - полное кощунство. Христианство очень догматическое учение. Не может христианин проповедовать, что злодейство допустимо и ему есть какое-то оправдание».

То же, что краснопоповская Московская патриархия возглавляет ритуалы поклонения символичным идолам: «неизвестному солдату», «родине-матери», «вечному огню» в дни «победы» Красной армии над Гитлером и христианскими народами Европы, поклоняясь звезде-пентаграмме (символу сатаны и антихриста) и адскому огню, который вырывается из нее, свидетельствует, что МП практикует и поддерживает советский идолопоклоннический культ. Эта поддержка советских мифологем соответствует исключительно агрессивному характеру РПЦ, который проявляется в поддержке насилия. РПЦ одобряет войны, убийства, освящаает ядерные боеголовки. Под руководством православных священников РПЦ и под лозунгами «защиты христианства на Руси» периодически в России, а особенно в Москве, происходят кровавые побоища.

Наверное, ни один западный церковный лидер от Папы Римского до Билли Грэма не рискнул бы сегодня, после Второй мировой войны сказать, как это сделал Кирилл, военному летчику, которого замучила совесть из-за бомбардировки Афганистана: «Военный несет ответственность только за исполнение приказа. Присяга и клятва освобождают его от этических вопросов. И церковь должна ему помочь в этом». Вероятно, в этот момент красного батюшку в Гундяеве заступило его настоящее «Я» офицера КГБ, агента влияния Михайлова, о котором вспоминал на страницах «Комсомольской правды» другой бывший агент КГБ архимандрит Августин (Гундяев начинал как настоятель женевского прихода МП и донес на старшего священника): «А женевский протоиерей-секретарь, заложивший о. протопресвитера, до сих мелькает по «ящику» и учит нас с экрана патриотизму... «Тише, тише, господа! // Господин Искариотов, // Патриот из патриотов, // Направляется сюда!».

«Каким бы отвратительным ни был большевизм, но можно представить себе нечто более отвратительное – большевизм во имя Христа, - будто предвидя будущее России начала ХХІ века, писал российский мыслитель первой половины ХХ века Г. Федотов. – Методы ГПУ на службе церкви были бы в тысячу раз более отвратительными тех же методов на службе у безбожия.» И разве не теми же гэпэушными методами: давлением, интригами, травлей инакомыслящих и иноверцев, подковерными провокациями межконфессиональной вражды на фоне гламурных выступлений перед манипулированной толпой вводит черносотенный патриарх кремлевскую неоокупационную идею «Русского мира» во время своего очередного наезда в Украину?! И может в этом тоже есть свой глубинный подтекст, что осуществляет он этот «наезд» на психику своих харьковских фанов именно на площади, которая не одно десятилетие носила имя основателя ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ Дзержинского!

Традиционно в своих выступлениях перед широкой аудиторией, Кирилл, выполняя традиционную для РПЦ «охранительную» функцию, поддерживает официальную олигархическую власть, называя возмущение у людей существующим тоталитаризмом грехом зависти и злобы. На тот же грех указывается журналистам, когда они спрашивают о часах на священнических руках за десятки тысяч долларов, о его безудержной любви к роскошным автомобилям, в том числе к «Ауди» последней модели «MW X5», «Мерседесам» и «Лимузинам», «Ленд Крузерам» и т. п. Те же журналисты, которые позволяют себе спросить Кирилла о его первоначальном накоплении капитала в виде не облагаемой из-за принадлежности к церкви налогами, торговли табаком и водкой, именуются не иначе, как «иудами». Из этого независимые российские Интернет-издания делают вывод, что единственный бог для сегодняшней РПЦ - это Деньги.

Патриарх Кирилл уже достаточно давно зарекомендовал себя как сторонник слияния светской и церковной властей – опасной тенденции, которая угрожает отнять у людей основные свободы и оформить РПЦ в тоталитарный институт удушения прав и свобод человека и гражданина.

Между прочим, Н. Бердяев так описал эту концепцию принципиального монизма в смысле отношений между Церковью и государством: «…государство понимается как функция и орган Церкви и государство получает всеохватывающее значение. Принципиальный дуализм двух порядков – Церкви и государства, Царства Божьего и царства кесаря, который останется до конца мира, не признается, стирается. Это одно из вечных искушений, которое подстерегает христианский мир, и на его основе появляются утопии, которые принимают разнообразные формы – от теократии папской и императорской до коммунизма и евразийства. Евразийцы называют это не теократией, а идеократией. Идеократия – это господство отобранной правящей касты, которая претендует быть носителем истинной коммунистической идеологии». Именно исходя из преемственности православно-цивилизационной евразийской модели Орда-Московия-Российская империя-Совдепия-Русский мир (Евразия) и осуществляется сегодня российская геополитическая стратегия, сущность которой прекрасно передал российский поэт ХІХ столетия А.Толстой:

«И время придет,

Уступит наш хан христианам,

И снова подымется русский народ,

И землю единый из вас соберет,

Но сам же над ней станет ханом!»

То есть Московия, которая вышла из Орды и которая вобрала в себя идею восточной деспотии и языческого обожения вождя, облачившись позднее, в силу политических причин, в византийскую обрядовость, никогда не изменяла своей сущности: ни во времена опричнины Ивана Грозного, ни во времена «Всепьянейших соборов» Петра Первого, ни во времена торжества «Православия, Самодержавия, Народности» династии Романовых, ни во времена красного террора Ленина-Сталина, ни сегодня, когда она настырно тянет в свои объятия нашу страну, а Украина, между тем, ментально, психологически, с присущим ей индивидуализмом, кодексом приватности, множественной дискретностью и соборноправым церковным сознанием абсолютно инородна и чужая этой восточно-деспотичной модели развития. Но как замечает один из современных идеологов евразийской доктрины С. Пыхтин: «Современному русскому сознанию... должна быть чужда философия мирного сосуществования, ...политическая стратегия по возрождению России не может быть ничем иным, как реализацией политики империализма. Признания заслуживает лишь такой мир, который является результатом, продолжением и подтверждением русской победы».

Не этот ли, собственно говоря, посыл о «русской Победе» доносит сегодня до верных УПЦ МП Харькова патриарх Кирилл?

2011 г.

Ольга Ризныченко,

литературовед,

г. Харьков

(перевод с украинского)

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова