Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Мария Романушко

 

Семейная сокровищница

Воспитание свободой и творчеством

 

 

От автора

 

 

Добрый день, дорогие читатели!

Вы держите в руках книгу, посвящённую Детям и Детству.

За долгие, счастливые годы, что я –- мама, у меня накопилось много мыслей о воспитании деток, много открытий и находок. Тем более, что дети мои, сынок и дочка, личности нестандартные, с ними не соскучишься, не успокоишься на достигнутом. Дети всё время держат в тонусе, и наша общая жизнь требует постоянной творческой самоотдачи.

Вот уже много лет материнское творчество -– главное наполнение моей жизни. Отказавшись когда-то от заманчивой карьеры в крупном издательстве, я посвятила себя детям. Потому что в какой-то момент поняла: растить ребёнка –- самое увлекательное, самое важное дело в жизни. По крайней мере, для меня это интереснее всего остального на свете.

Как жемчуг невидимо зарождается внутри раковины, так и мои сокровища родились внутри нашей семейной жизни, внутри наших дней, радостных и трудных, грустных и весёлых...

 

Эпиграфом к своей книге мне захотелось взять коротенькую новеллу Леонида Енгибарова –- гениального клоуна-мима, философа и поэта, одного из самых ярких и самобытных людей ХХ века. Вы спросите меня: при чём тут клоун в книге про воспитание? А при том, что именно Леонид Енгибаров своими пантомимами и своими философскими эссе открыл мне глаза на самоценность каждой личности. И на то, как бережно нужно относиться к ребёнку, чтобы не сломать в нём Самое Главное, не убить в нём Моцарта.

Так что на вопрос: кто мне преподавал науку и искусство воспитания, я отвечаю: прежде всего – клоун Леонид Енгибаров. Ну и, конечно же, Януш Корчак («Как любить ребёнка»), Владимир Леви («Нестандартный ребёнок»), Рос Кэмпбелл («Как по-настоящему любить детей»).

А от вас, дорогие читатели, я жду откликов, очень хотелось бы, чтобы у нас с вами получился диалог.

Мой электронный адрес: romanushko1@yandex.ru

Адрес моего сайта: www.romanushko.front.ru («Миры Марии Романушко»)

ФОНТАНЫ

По утрам в большом осеннем парке я встречал человека, который подстригал фонтаны. У него были большие мокрые ножницы, деревянная расчёска и кожаный фартук.

Он ходил вдоль фонтанов, которых было в парке очень много, и подрезал ножницами водяные струи. От этого уровень воды не менялся, но ещё удивительнее было то, что старого человека такая безрезультатность не огорчала.

И однажды я его спросил:

— Почему вы выбрали такую странную профессию?

Он подумал и, прищурив глаза, сказал:

— На свете есть и более бесполезные профессии. Моя только кажется бесполезной. Я делаю своё странное дело для того, чтобы люди поняли — не всё на свете можно стричь, а уж тем более — под одну гребёнку.

Леонид Енгибаров

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пространство для свободного творчества

Каждый день нашей жизни —

это пространство для свободного творчества!

 

Только счастливый имеет право

И вот он пришёл! Родился… Мой первенец. Готова ли я к его приходу? И вообще, что это значит – быть готовой к его приходу?

Как всё начиналось…

...За окном — лютая зима, 36 ниже нуля. В комнате — 15 выше нуля, но жарко не кажется. В голубой коляске, в самом тёплом углу комнаты, не спит мой сынок, Антоша. Не спит и не плачет. Он — прислушивается...

Топот ног, прокуренные голоса грузчиков, на полу грязные мокрые следы от множества ног. Из комнаты выносят мебель. А посреди комнаты, в шапке и пальто, стоит человек, которого сын не успел ни разу назвать “папой”. Этот человек оглядывается вокруг: ничего ли он тут не забыл? Кажется, ничего. И он торопливо выходит из комнаты, даже не взглянув в сторону голубой коляски...

Всё. Конец первого действия. Занавес закрывается.

Занавес открывается

Мы с Антошей одни в полупустой квартире. Хорошо хоть, “папаша” не увёз холодильник. Впрочем, в холодильнике пусто. Пусто и в моём кошельке...

Я живу отдельно от родителей. Мне ещё предстоит сообщить маме потрясающую “новость”. Хотя... новость ли это? Полтора года бестолковой семейной жизни были лишь прологом к сегодняшней, вполне логичной развязке.

Сыну сегодня 25 дней. А мне 25 лет. Я студентка-третьекурсница Литературного института. До родов я не работала, и поэтому у меня нет оплачиваемого отпуска по уходу за младенцем.

У меня есть только младенец. Мой задумчивый глазастый ангел, моё сокровище — Антоша, Антончик! Я беру его на руки, тихонько кружусь с ним по нашей, неожиданно просторной, комнате и говорю ему:

— Всё равно мы будем счастливы, сынок! Ты слышишь? Ведь у меня есть — ты, а у тебя — я. А этой зиме скоро конец...

Перерождение пессимистки

Кто-то скажет: “Хорошо тебе, ты — оптимистка, тебя ничем не проймёшь”. Стоп! В том-то и дело, что до рождения сына я оптимисткой не была.

С самого детства я ощущала себя глубоким меланхоликом, воспринимая жизнь в пасмурных тонах. К тому же, к своим двадцати пяти годам я уже потеряла многих дорогих людей, не поссорилась, а потеряла безвозвратно, и всё это только обострило моё трагическое мировосприятие.

И вот, как логическое продолжение моей грустной истории: я остаюсь с больным младенцем на руках, без копейки денег, одна посреди лютой зимы...

Самое время кинуться к телефону и поплакаться всему свету на свою горькую участь. Но — телефона не было. (Вот, даже и телефона не было!)

Как это ни странно, желания плакаться не было тоже. Потому что произошло... чудо. Иначе я это назвать не могу.

...Я укачивала своего бессонного сыночка, он смотрел на меня беззащитно и доверчиво, как воробушек, и я вдруг осознала, что только от меня теперь зависит ВСЁ. Грустным или весёлым окажется Антошино детство, в какие игры он будет играть, какие книжки читать, каким будет его характер, как сложится его дальнейшая жизнь... У меня даже холодок по спине пробежал, когда я осознала всю меру ответственности, которая легла на меня.

И тогда я задала себе вопрос: чего я хочу для своего ребёнка?

И ответила без колебаний, ибо ответ вынашивала долгих девять месяцев:

ХОЧУ, ЧТОБЫ МОЙ СЫН БЫЛ СЧАСТЛИВ.

А потом задала себе второй вопрос, ответить на который было значительно трудней: могу ли я, унылая пессимистка, сделать моего мальчика счастливым?..

Я понимала: нет ничего проще, чем быть несчастной. Это самое лёгкое! Для этого никаких усилий не требуется — всё за тебя уже сделали внешние обстоятельсва: уход мужа, отсутствие денег и т.д. Но ведь и при муже и при деньгах можно чувствовать себя несчастной!

Сыпался за окнами густой снег, сердито урчал пустой холодильник, в тазу громоздилась гора мокрых пелёнок (о памперсах в ту пору и не слыхали), на столе пылилась незаконченная курсовая работа... Сынок чутко задремал в голубой коляске... В комнате сгущались сумерки, но от Антошиного лица исходил тёплый, нежный свет — и мне было светло. Здесь, рядом с моим ангелом...

Смотрела на него и чувствовала, как внутри меня зарождается какая-то новая, незнакомая я.

И эта новая я отчётливо сказала мне-прежней:

ТОЛЬКО СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕЛОВЕК ИМЕЕТ ПРАВО РАСТИТЬ РЕБЁНКА.

И добавила: всё дело — во внутренних усилиях.

В ту минуту я поняла, что жизнь задала мне сложнейшую задачу: мне предстоит научиться тому, чему я не смогла научиться за предыдущие 25 лет (четверть века, однако!) И научить этому моего ребёнка.

Условия задачи

Условия задачи таковы: младенец, ещё неоправившийся после тяжелейших родов (асфиксия, остановка сердца) + тощая, как щепка, мать, тоже ещё не пришедшая в себя после отечественного родовспоможения + слишком мало молока, а сынок слабенький, сосёт плохо, так что к четырём месяцам молоко пропало вовсе + затянувшаяся, необычайно лютая зима + отсутствие какого-либо заработка + весенняя сессия на носу + надвигающийся развод и вся с этим связанная нервотрёпка... = ?

В итоге мы должны получить БОЛЬШОЕ НАСТОЯЩЕЕ СЧАСТЬЕ.

Слава Богу, человек никогда не остаётся совсем без помощи. Добывать счастье при этих непростых изначальных условиях мне помогала мама. Она живёт неподалёку от нас и, пока не спали морозы, именно она ходила по утрам на молочную кухню. При этом радостно напевая что-то из своей любимой Новеллы Матвеевой — внук вернул маме молодость.

Мама кормила нас на свою крошечную инвалидную пенсию, пока друзья не помогли мне найти надомную работу: Антоше было семь месяцев, когда я стала резенцировать прозу и поэзию в разных издательствах. Почти десять лет я стучала по ночам на своей старой “Олимпии”, благодаря чему мы имели прожиточный минимум: хватало и на книжки, и на игрушки. Но самое главное — надомная работа давала возможность не разлучаться с Антошей! И это было счастьем, ведь сынок оказался не детсадовским, и даже первые школьные годы был на домашнем обучении.

Все думали, что я брошу институт. Но мы с Антошей институт не бросили. Во время первой сессии мама оставалась с четырёхмесячным внуком, когда я уезжала на экзамены и зачёты. Но потом она вышла на работу, а сессий у меня впереди было ещё очень много. И тогда на время экзаменов ко мне стала приезжать с Украины моя бабушка. Впрочем, для неё это никогда не было в тягость, ведь до своих восьмидесяти лет она оставалась большой любительницей путешествий.Так что институт мы Антошей закончили на пятёрки и защитили диплом, который стал моей первой книгой.

Но это всё — внешняя канва жизни. Главное же происходило внутри.

Счастливое ученичество

Никогда не думала, какое это счастье — быть ученицей. Ученицей собственного ребёнка. Просто не знала, что так бывает. Мои друзья, раньше меня ставшие родителями, чаще всего сетовали на болезни детей, на их капризы. Изредка — хвалились смешными детскими словечками. Но никто и никогда не говорил об ученичестве.

Ведь мало сказать: мы будем счастливы.

Мало сделать ошеломляющее открытие: только счастливый человек имеет право...

ЭТО НАДО ОСУЩЕСТВИТЬ ВСЕЙ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ.

А кто научит? кто поможет?

Да он и научит, он и поможет — наш собственный ребёнок!

 

...Когда Антоша проснулся, я взяла его на руки, поднесла к окну, распахнула форточку и сказала: “Смотри, сынок, это снег! Смотри, какой он белый и пушистый...” И в ту минуту я перестала сетовать на эту долгую зиму и увидела, что зима — прекрасна, потому что это — первая Антошина зима.

В ту минуту я поняла то, что остаётся для меня самым важным и по сей день.

Для меня быть счастливой — это смотреть на мир глазами ребёнка. Моего ребёнка. И того ребёнка, который живёт во мне. Ведь Ребёнок живёт в каждом из нас. Надо только вытащить его на свет Божий, стряхнуть с него пыль и усталость, и хорошенько протереть ему глаза.

И тогда я увижу совсем другие стороны жизни, какие способен увидеть только Ребёнок — светлые, добрые, смешные... И в любом событии найду то, чему можно порадоваться. Нас бросили? Ну, что ж. Зато будем жить без скандалов. В холодильнике пусто? Но есть полбатона и пакет пшена. Так что с голоду не умрём. В доме холодина? Так холод полезен для здоровья!

...А впереди нас ждала прекрасная первая Антошина весна, вначале снежная, а потом яблоневая, и прекрасное первое Антошино лето с дождями и грозами, и прекрасная первая Антошина осень с роскошными снегопадами, пришедшими в октябре...

А уж какой сказочно-счастливой была вторая зима!.. С ёлкой, первыми шагами и первыми словечками... И все последующие зимы, вёсны, лета и осени…

Хотя были и болезни, и безденежье, и прочие трудности — но я никогда не позволяла своему внутреннему Ребёнку закрыть глаза на мир. Точнее — это сынок не позволял. Он — мой замечательный, мой любимый учитель. “Смотри, смотри, какой шмель!” “Смотри, смотри, расцвёл каштан!” “Смотри, смотри, какая звёздочка яркая!..”

Антоша рос доверчивым, любознательным и весёлым мальчуганом. Мы наперебой читали друг другу книжки. Вместе собирали гербарии, камушки и насекомых. (А я и не знала раньше, что мне это может быть интересно!) Вместе изучали созвездия, вместе делали ремонт, вместе писали рецензии (сынок мне всегда давал удивительно мудрые советы!). Вместе пекли оладьи и вместе ломали барабан, чтобы посмотреть, что у него внутри... Мы совершали маленькие и большие путешествия. И каждый день — великие открытия. Мы практически не разлучались, нам никогда не было скучно и мы были по-настоящему счастливы...

 

Была у нас на кухне стена (она есть и сейчас), где мы любили писать всякие мудрые мысли, чужие и свои собственные. Там было (крупно!) и Окуджавское «Давайте говорить друг другу комплементы!», и замечательные слова нашего друга Феликса Ветрова: «Нам посылаются испытания – значит, Господь нас любит», и многое другое. Такие напоминалки-запоминалки. С тех пор так и повелось: «Это надо бы записать на стене», -- говорим мы друг другу. Подразумевая, что это надо запомнить, записать в своём сердце.

И я на всю жизнь записала в сердце своём:

 

Всё просто. Когда мы с ребёнком живём одной общей жизнью, вместе радуемся и вместе печалимся, вместе познаём мир и вместе озорничаем, и если это не от случая к случаю — а всегда, не натужно-искусственно, а легко и естественно, — вот это и есть счастье.

Не маленькие крохи по праздникам — а сам воздух жизни. Всё очень просто.

И, одновременно, очень трудно.

Жизнь полна неожиданностей

Мы думали, что мы всегда будем вдвоём.

Но судьба оказалась щедрее, чем я ожидала.

В нашу устоявшуюся, гармоничную семью вошёл мужчина. Он был слишком взрослый, у него в жизни было много трудного... Но вскоре и он был заражён счастливым ученичеством.

А потом родилась Ксюша — ещё один вдохновенный учитель. “Смотри, смотри, какой листик красивый!” “Смотри, смотри, какой закат!..”

И мы смотрим. Учимся смотреть на мир зрячими глазами и зрячей душой. Учимся быть счастливыми. Оказывается, этому нужно учиться всю жизнь, каждый день заново...

 

* * *

Записать на стене:

«Каждый день учимся быть счастливыми!»

 

 

Мой дом — моя мастерская

Чем может стать для ребёнка родной дом? Позолоченной клеткой, из которой хочется поскорее вырваться, или — тем местом на земле, где сбываются мечты и фантазии?

Ёж на стене

Когда пришли гости, мой трёхлетний сынишка заколачивал на кухне в стену гвозди. Их уже торчало там с добрый десяток, толстых, с блестящими шляпками. Он пояснил: “Это ёж такой!”

Гости (молодая бездетная пара) были в шоке:

--Ты что, ВООБЩЕ ВСЁ ему позволяешь?!

Я их успокоила:

-- Конечно, нет. Я решительно не позволяю ему то, что опасно: спички, газ, розетки.

— А молоток и гвозди — это разве не опасно? — — Нет. Он уже давно в этом упражняется. И ещё не было ни одного удара по пальцу, хотите — верьте, хотите — нет. — Наши гости не успокаивались:

-- Ну, а стену тебе разве не жалко?

-- Ничуть. Это — Антошкина стена, он может делать с ней, что захочет. Как видите, это самая весёлая стена в доме!

На стене, отданной во владение сыну, кроме ежа из гвоздей, красовалась паутина из ниток, в которой жил, сделанный из пушистой проволоки, паучок. Паучок был прикреплен к катушке с нитками, и поэтому он мог легко спускаться и подыматься по своей “паутинке”. А ещё стена была обклеена осенними листьями и щедро разрисована цветными мелками и акварелью. Здесь были заросли диковинного леса и портреты Антошиных любимиц — сов...

В моём детстве всё было по-другому

Моя бабушка была поклонницей идеальной чистоты в доме. Каждую субботу мы с ней надраивали квартиру так, как я теперь делаю лишь два раза в году. Стены, двери, подоконники — всё в нашем доме было белое. На стенах висели красивые репродукции Левитана и других классиков живописи. Я любила наш дом и не представляла, что можно жить иначе. Мне и в голову не приходило нарисовать что-нибудь на этих белых, как холст, стенах. Нет, рисовать на стенах — не в традициях моего детства.

 

Прошли годы, мне было девятнадцать лет, я пришла в гости к своей институтской подруге и была поражена увиденным: на свободной от шкафов стене — картина гуашью. От пола до потолка! “И тебе родители разрешают?” — спросила я. “А почему, собственно говоря, нет? — удивилась подруга. — Кстати, рисовать на стене очень удобно. И потом: надоест эта картина — я её заклею обоями и нарисую новую!”

Я по-хорошему позавидовала своей подруге. И подумала, что когда у меня будут дети, я им обязательно буду позволять рисовать на обоях.

Были и другие встречи, которые постепенно меняли мой взгляд на то, каким может быть дом. Помню большую комнату в коммуналке, где жили мои друзья: муж-художник, жена и их трое ребятишек. Никакой дорогой мебели, всё просто, только самое необходимое. Но удивительно уютно! Пол-комнаты занимал стол, сколоченный самим хозяином. На одном углу этого стола трапезничали, на другом стояла швейная машинка. А ещё на этом столе стояли банки с красками, карандашами и кистями, лежали вороха бумаги, стоял ящичек с разными инструментами... И всегда за этим столом кипела жизнь: кто-то рисовал, кто-то строгал, кто-то строчил на машинке... Дети и взрослые — рядом.

И я подумала, что когда у меня будут собственные дети...

Как осуществить мечту

Ещё до рождения сына у меня на кухне поселился большой стол. Обеденный и рабочий одновременно. И лишь сынок подрос, я стала сажать его в высокий стульчик к столу. Антоша рисовал, или лепил из пластелина, а я тут же, рядом, стучала на пишущей машинке, или готовила ужин. Сынок, при желании, присоединялся ко мне: особенно любил размешивать тесто. Или я ему позволяла постучать на старой “Олимпии”. Так, в два года, Антоша играючи выучил буквы и научился читать...

 

... Когда гости вошли в комнату, Антоша попросил не наступить на его город. Город Дерефан был выстроен несколько месяцев назад на ковре посреди комнаты, и с тех пор постоянно достраивался и перестраивался. Так что ходить по комнате (единственной комнате нашей квартиры) надо было очень осторожно, чтобы не нанести урон городу.

-- Вы что, так и ходите, переступая через ВСЁ ЭТО?!

-- Лавируем, — отвечали мы со смехом.

-- Но ведь это же трудно...

— Это — весело!

Это действительно было весело. Весело было и тогда, когда паутина распространилась на дверной проём, и в ней, кроме паучка, поселились птички, маленькая обезьянка, крокодильчик и много других игрушечных жителей... Которые порой падали нам на голову. Но ведь не плакать же по такому смешному поводу!

Весело было и потом, когда пятилетний сын увлёкся биологией, и все подоконники в доме оказались заставленными банками с болотной водой. Антон изучал инфузорий! Это была целая эпоха в нашей семейной жизни...

Да, а ещё Антон разводил кактусы. И собирал бесчисленные гербарии. И камни, и красивые древесные грибы... И всему этому находилось место в нашей однокомнатной квартире. А потом Антон увлекся насекомыми. Банки с трепыхающимся содержимым, расправилки, микроскоп на столе, десятки справочников... Коллекция насекомых пополнялась стремительно и, как ни странно, она тоже спокойно вписалась в нашу квартиру.

А потом наступила керамическая эпоха — с глиной на столе, банками с эмалями, муфелем в углу нашей, всё вмещающей комнаты... Лепили мы все! Дети, родители, гости...

И в это же время — издательский бум: оглушительный стрекот на старенькой “Олимпии”, выход ежедневных газет, путевых “заметусов”, погодных приложений, бесчисленных энциклопедий...

Ах, чего только не было!.. Одного только не было — скуки.

Порядок — или жизнь

Как часто ребёнок слышит в свой адрес от взрослых: “И когда же ты перестанешь нести в дом грязь? Как нам надоели твои железки (палки, камни и т.п.)!” На это ребёнок мог бы ответить: “А мне надоели ваши диваны и люстры!” На что родители возмущённо воскликнули бы: “Для тебя же стараемся!” А он бы в ответ вздохнул: “Так ведь мне этого ничего не нужно...”

Как грустно видеть ребёнка в вылизанной после евроремонта квартире! Ему действительно ничего этого не нужно — ни навесных потолков, ни рифлёных обоев. Ему нужно только одно — ВОЗМОЖНОСТЬ. Возможность жить полноценной жизнью.

— Как же у вас хорошо! Обрезочки на полу...

Сегодня сын и дочь целый день занимались вырезанием из бумаги и конструированием. Поэтому вся комната в бумажных обрезках. “Нет, нет, только не подметайте!” — просит наш друг. Он — взрослый, бородатый человек — усаживается на полу среди бумажных обрезков и блаженствует. “Как же у вас хорошо, ребята!”

У него дома всё не так. Слишком чисто. Слишком прибрано. И его дети живут в этой стерильной чистоте. Наш друг сокрушается: дети ничего не хотят, ничем не увлекаются... Школа, телевизор — вот и всё.

А чем, скажите, можно заниматься в стерильных условиях? Только смотреть сериалы, сидя чинно со взрослыми на дорогих диванах... Дети — пленники чистоты и порядка. Они задыхаются в этой стерильности — как в безвоздушном пространстве! Им слишком мало можно. Они слишком часто слышат категоричное “НЕЛЬЗЯ”. И постепенно у них отмирают желания. А источник творческой энергии, который изначально, от рождения, ключом бьёт в каждой детской душе, — засыхает...

И ребёнок очень быстро превращается в маленького обывателя, в скучающего отбывателя жизни. И чем он заполнит пустоту своей жизни, когда ВДРУГ настанет переломный возраст, и подросток с дивана пересядет на ступеньку лестницы в подъезде?..

Общий дом

Не только большой стол на кухне, но весь наш маленький дом был всегда, изначально ОБЩИМ. Не было никогда дорогой мебели, которую надо было бы охранять от детей. И никогда не было запретов, типа: не неси это в дом, не сори, не порть мебель, не пачкай обои, не загромождай дом своим мусором. Детские ценности всегда были главными ценностями в доме.

В доме нет ничего такого, к чему нельзя прикоснуться детям, чем они не имеют права пользоваться. Это наш ОБЩИЙ дом, и всё в нём — ОБЩЕЕ. Не так давно все наперебой печатали на пишущей машинке. Появился компьютер — и сын, и дочка очень быстро научились им пользоваться, не только играть, но и работать с текстами, верстать.

Купили фотоаппарат — все с азартом стали фотографировать. Муж подарил мне швейную машинку — первой за неё села дочка. Обзавелись видеокамерой — и первый наш фильм сняла маленькая Ксюша, и это был фильм про Зоопарк.

Никогда у нас не было страха: как бы дети чего не испортили! Тахта сначала Антону, а потом Ксюше служила прекрасным батутом. И конечно же, и сын и дочка всегда с удовольствием рисовали на обоях! Впрочем, на стенах в нашем доме можно не только рисовать, можно наклеить где захочется весёлую наклейку, повесить карту, афишу, причудливую ветку, смешную записку... Обоев уже давно не разглядишь под этими культурными пластами.

В наш дом любят приходить друзья, взрослые и дети. Дети — особенно. Они говорят с восторгом:

-- У вас в доме всё можно!

Пространство для свободного творчества

Дом для нас — это прежде всего МАСТЕРСКАЯ.

Пространство для свободного творчества.

А где же ещё, как не дома, ребёнку попробовать себя в любом творчестве, в любом ремесле, в любой, самой невероятной деятельности? И пусть будут обрезки на полу, бумажные и матерчатые, пусть поперёк комнаты протянется верёвка, а на ней дети повесят штору — и это будет театр! Пусть стол будет заляпан акварелью и измазан глиной. Это же так здорово!

...А потом дочка влюбилась в слизнячков и улиток, и рядом с телевизором у нас долгое время стояла кастрюля с влажной землёй и прелыми листьями, где жила вся эта живность...

А потом стало ещё веселее! Постепенно дом превратился в маленький зоопарк, потому что Ксюша жить не может без животных. И теперь у нас на полу не только обрезки, но и опилки, и сено, которые разносит на своих лапках дымчатый кролик Кеша, и расшвыривают курочка Кузя и петушок Нанду. “Им обязательно нужно грестись, у них же инстинкт такой”, — объясняет Ксюша непонятливым (ну, бывают такие оторопевшие гости). Курочки и кролик живут во встроенном шкафу в прихожей, откуда мы выгрузили одежду и устроили там уютные вольеры для своих любимцев. Ну, и ещё четыре вольера на кухне с весёлыми мышками. И две задумчивые черепахи под батареей. И умненькая крыса Лиза, которая любит пить чай из моей чашки и “печатать” на компьютере, стремительно пробегая по клавишам...

 

Честно говоря, я не знаю, на какое из детских увлечений я бы сказала “нет”. Пони или аэроплан на лоджии?.. Главное — чтобы поместился. А так — почему бы и нет?

 

* * *

 

Крупно – на стене:

«Дом – это пространство для свободного творчества!»

 

 

Каждый день вокруг света

Чем питается детская любознательность? Как удовлетворить детскую жажду видеть и познавать?

Карта мира над детской кроваткой

Когда родился мой сынок Антоша, я повесила над его кроваткой большую, во всю стену, карту мира. Подрастая, он полюбил путешествовать по ней пальчиком, с лёгкостью запоминая названия рек, островов и вулканов. А одной из любимых игрушек был большой глобус. Мы сняли его с тяжёлой подставки, и четырёхлетний Антошка валялся с ним на тахте в обнимку, любовно шепча: “Фудзияма... Коропуна... Попокатепетль... Льюльяйльяко...” Он удивлялся, почему я не могу запомнить такие лёгкие названия! Да, особой любовью у Антона пользовались вулканы. Наверное, он чувствовал своё родство с этой стихией.

Куда это вы всё время уходите?

У подъезда нашего дома стоит лавочка, и на ней во времена Антошиного детства обычно сидели две-три мамы. Тогда ещё в нашем доме-новостройке не было старушек, которые теперь занимают эту лавочку. Но зато было много молодых семей и малышей самого разного калибра. Две-три мамы (всегда одни и те же) общались на лавочке. А их детишки играли тут же на тротуаре, под ногами у прохожих, и на мостовой, шарахаясь от проезжающих автомобилей. (К счастью, автомобилей в те времена было не так много, как сегодня.) Особую привязанность у ребятишек вызывала дверь мусорокамеры. Дети даже придумали соревнование: кто дольше провисит на ручке этой замызганной двери?

— И куда это вы всё время уходите? — спрашивали нас, когда мы с Антошкой, выйдя из подъезда и не задерживаясь у лавочки, бодро шли вперёд.

— В кругосветное путешествие! — отвечали мы.

— Куда-куда?

— В кругосветку! Каждый день — вокруг света. Хотите с нами?

“Ой, да у меня суп на плите”, “Нашим и тут весело, пусть скачут.”

Компанией мы не обзавелись. Но нас это не огорчило. Ведь компания — это всегда разброд в желаниях. В компании или подчиняйся чужим желаниям, или навязывай кому-то свои. А мы с Антоном — вольные птицы, при этом всегда очень целеустремлённые.

Да, мы действительно любили уходить в кругосветное путешествие. Мы открыли, что совершить кругосветку очень просто. Главное — не возвращаться домой той же дорогой.

Наши кругосветки

Кругосветка с малышом может быть совсем маленькой. Так и мы вначале путешествовали, когда-то с Антошей, а потом с Ксюшей, по окрестным дворикам, в поисках лучшей песочницы и самых певучих качелей.

А сколько впечатлений!.. Обязательно потом вспомним, и не раз, что интересного встретилось на пути: первый одуванчик, весёлую бабочку, которая не побоялась сесть на плечо, смешного воробья, который клевал огромный батон.

Дети подрастали — и наши кругосветки удлинялись. Теперь мы путешествовали по скверам и паркам на севере Москвы, где мы живём. Можно совершить кругосветку по бухтам и бухточкам нашего залива, в который упирается наша улица. Покормить уток с утятами, насобирать красивых камушков, найти красную глину и вылепить потом что-нибудь из неё. А ещё принести из кругосветки улиток и поселить их в аквариуме.

Или можно совершить поход по ближайшему лесу: дойти до него пешком, войти с одной стороны, выйти — с другой, а домой вернуться на автобусе. Вот вам и кругосветка! И рюкзачок полон драгоценностей: длиннющий хвощ, причудливый корень, огромный древесный гриб, подушечка мягкого мха. Можно из корня и мха сделать домик для гнома, а можно просто положить всю эту красоту на полку — пусть это будет домашний музей. Когда захочется — опять возьмём, полюбуемся, вспомним нашу кругосветку.

И обязательно найдём книжку, где написано про древесные грибы и про другие наши находки. Надо же, какое красивое имя у этого гриба — мерилиус! А уж сколько мха на свете!.. Оказывается, мох умеет цвести, вот чудеса! И про хвощи почитаем, тоже интересно. Оказывается, хвощей три вида: лесной, болотный и полевой. Наш — как раз лесной.

— А болотные хвощи должны быть в Грачёвке! Там ведь болото! — ликует Антошка.

И, не откладывая, на следующий день отправляемся в новую кругосветку — в старинный парк Грачёвку, чтобы там поискать болотные хвощи. И мы найдём их, и притащим домой роскошные экземпляры, и они будут расти у нас на лоджии в пластмассовом ящике, в котором Антошка устроит для них первоклассное болото.

Заодно мы узнаём много интересного о грачёвском парке и о прекрасной старинной усадьбе с кариатидами и львами по бокам каменной лестницы... Да, очень интересно ходить в кругосветки!

Открытия рядом

Однажды мы с Антошей сели на речной трамвайчик, переплыли водохранилище и открыли для себя на другом берегу маленькую деревеньку Захарково. Самую настоящую! С покосившимися избушками и приветливыми старушками на завалинках, с уютным дымком из печных труб... Эта почти сказочная, но всё же реальная деревенька жила посреди Москвы своей удивительной жизнью: здесь пели заливисто петухи, мычала в кустах задумчивая корова, деловито похрюкивали поросята и весело кудахтали пёстрые курочки.

Много, много раз мы плавали потом в Захарково кормить курочек!

И всё это — Грачёвка и Захарково, залив и лес — совсем недалеко от нашего дома. В пределах досягаемости с маленьким ребёнком. А ведь есть ещё Иваньковский лес с корабельными соснами, могучими дубами, таинственными оврагами и чистейшими источниками. Есть Куркино, которое видно из нашего окна — тоже деревенька, и храм на горе, и цветущий иван-чай на крутом обрыве, и огромный вяз посреди зелёной долины, и кузнечики в высокой траве, и живописная речка Сходня, и даже шумный водопад на маленькой плотине. Сколько впечатлений для ребёнка, да и для нас, взрослых, тоже. Сколько потом воспоминаний, разговоров! “А помнишь? А помнишь?..”

И так, постепенно, ребёнок обживает землю. Она для него становится любимой, родной. Мои дети так и говорят: “Наше Куркино. Наша Грачёвка. Наш Иваньковский лес.” Но когда мы рассказываем о своих любимых местах соседям и знакомым, обычно слышим в ответ: “Ой, а где это? Мы и не знаем...” И только в последнее время у нас появились друзья, которым тоже неинтересно сидеть на лавочке у подъезда, и всё чаще кто-нибудь составляет нам компанию.

Наше везение

Кто-то скажет: вам просто повезло, вы живёте в таком чудесном районе. Да, нам действительно повезло. Но те дети, которые виснут на двери мусорокамеры, и те мамы, которые смолят сигареты на лавочке у подъезда или на ближайшей песочнице, они ведь тоже живут в нашем районе. И что с того?..

Но на самом деле нет плохих районов и скучных мест. В каждом городе и городке можно найти много интересного, просто захватывающего, в любом посёлке и в любой деревушке можно совершать с ребёнком большие и малые кругосветные путешествия. И делать большие и маленькие открытия. Чтобы потом услышать от малыша вдохновенное: “Наш лес! Наша речка! Наша гора!” Или тихое и проникновенное: “Мой ручеёк. Мой муравейник. Моя берёзка.”

И этот ребёнок, взрослея, не будет обламывать у своей любимой берёзы ветки, и не будет поджигать муравейник, и бросать в речку мусор. Я почему-то уверена, что не будет. Или я смешная идеалистка?

Главное — не лениться

А пока мы гуляем с подрастающей Ксюшей по ближайшим паркам и лесам, делая очередные прекрасные открытия. Открыли старый парк в Химках с допотопными, но такими милыми, скрипучими качелями-лодочками. Открыли шлюзы за Иваньковским лесом, где можно смотреть на спуск воды, и как из шлюзов выплывают огромные баржи.

Но не только летом хорошо ходить в кругосветки, а и во все другие времена года. Как здорово отправиться в кругосветку по весеннему ручью с корабликами из кусочков пенопласта! А сколько волшебных красок у осенних кругосветок!.. И разве можно забыть путешествие по зимнему замёрзшему каналу, пешком на другой берег, где мы не так давно плескались? А как весело кормить синичек в зимнем лесу, когда они доверчиво садятся к тебе на ладошку! Ксюша это просто обожает. В лесу и поползня можно увидеть, и дятла. И до всей этой красоты — полчаса пешком.

При желании можно совершать открытия каждый день. Главное — не лениться.

 

...А в это время мой выросший сын Антон совершает свои, уже самостоятельные путешествия и открытия. Он доехал автостопом до Магадана, а потом (опять же автостопом) до Ирана, Пакистана и Индии. Потом махнул автостопом в Африку! Почему автостопом? Да потому, что так лучше чувствуешь землю, по которой путешествуешь, и людей, которые на ней живут. После каждого путешествия он пишет книгу.

Сейчас Антон готовится в самое настоящее кругосветное путешествие!

А всё начиналось с маленькой кругосветки вокруг дома…

 

 

* * *

Записать на стене:

«Что нового мы дали сегодня нашему ребёнку?»

 

Непослушание — главная работа ребёнка

Создатель вылепил человека из свободы.

И я не имею права отбирать у своего ребёнка то, что ему даровано Богом.

Моя задача – научить ребёнка пользоваться этой свободой.

 

 

 

 

 

Похвала непослушному

Что такое детское непослушание? Как с ним бороться? И надо ли с ним бороться?

Вспомни, как это было

Кто из нас в детстве не получал поздравительных открыток с традиционными пожеланиями: “Расти здоровым и послушным”, “Слушайся маму и папу, бабушку и дедушку...”

Помните, какой пыльной тоской веяло от этих пожеланий?.. Нет, ни за что не поверю, что пожелание “расти послушным” вызвало энтузиазм хотя бы у одного ребёнка на свете! Значит, в нём содержится что-то противоестественное. Глубоко противное детскому естеству. Всей детской природе.

Поле ежедневных битв

Можно сказать, что вся жизнь ребёнка состоит из причин и поводов для непослушания.

Поле ежедневных битв: еда, сон, одевание...

Ребёнку, едва он проснулся, приказывают: “Одевайся!” Но ему хочется побегать босиком, в одних трусиках, попрыгать... Каждый ребёнок инстинктивно стремится к здоровому образу жизни. О, как они ненавидят колготки, свитера, домашние тапочки! “Ты почему не слушаешься? Одевайся, а то простудишься!”

Да не простудится он! Бегая босиком и в трусиках, он только закалится.

Однажды зимой наша трёхлетняя дочь Ксюша, простуженная, с чудовищным насморком, вдруг сказала: “Я хочу на балкон. Босиком”. Папа испугался: “Неужели ты ей позволишь?” С замиранием сердца, я всё же позволила. И Ксюша выскочила на 28-градусный мороз в одних трусиках и стала прыгать на снегу... От неё валил пар... Папа смотрел на эту картину с ужасом...

Но на следующий день от насморка не осталось и следа! И я в очередной раз убедилась в мудрости детского организма. С тех пор Ксюша так и лечится. Точнее — практически не болеет. А мы учимся доверять ей.

А если посмотреть глазами ребёнка?

Ребёнка, едва он проснулся, тут же сажают перед тарелкой с кашей: “Чтоб съел всё до капли!” В ответ — слёзы, истерика... “Ты меня замучил, — говорит мать. — Какой же ты непослушный!”

Но если посмотреть на ситуацию глазами ребёнка? Ведь он действительно не хочет есть, он ещё не проголодался. Полная тарелка для него — сущая мука и наказание! Так это не он нас, это МЫ его мучаем! И ни к чему хорошему насильственные, с угрозами и уговорами, кормёжки не приводят, а только к диатезу, аллергии, несварению желудка... Об испорченных нервах я уже не говорю.

Так что отказ от еды — это акт не злостного, как считают многие родители, а спасительного непослушания! Для большинства детей это, если хотите, способ самосохранения, единственный способ выживания в экстремальных условиях неразумной родительской любви.

А что если предложить ребёнку на завтрак яблоко или банан, пару орешков или горсть семечек? Уверена, что ни один маленький бунтарь от такого лакомства не откажется. А пользы больше, чем от каш и котлет.

И утренние скандалы в вашей семье кончатся.

 

Ребёнка собирают на прогулку. О, эта мука одевания!.. И опять сыплются градом упрёки: “Непослушный! Невыносимый! Невозможный ребёнок!”

И опять МЫ не правы. А прав — ребёнок. Он протестует против безжалостного перекутывания. Но не всегда ему удаётся выйти победителем из этого сражения.

Потом, на улице, он будет изводить мать стонами: “Жарко! мне жарко!.. ты меня перекутала! Я весь вспотел...” “А ты не бегай, вот и не будет жарко,” — скажет мать. И опять будет не права. Ведь ему надо бегать! Бегать, прыгать, валяться в снегу... Без этого он не может нормально развиваться, без этого он не будет счастливым...

А что если доверять нашим “непослушным” детям? Что если им позволить одеваться по своему усмотрению? Конечно же, они выберут лёгкую одежду. И ничего страшного не произойдёт, только хорошее. Кончатся кашли и сопли, ведь причина их — не переохлаждение (вы видели когда-нибудь замёрзшего ребёнка?), а перегрев, перекутывание.

Заодно кончатся и ссоры на почве одевания.

Режим – разве это главное?

И ещё об одном камне преткновения — режиме.

Три поколения советских людей жили под знаменем:

РЕЖИМ — ЭТО ГЛАВНОЕ!

Не только бабушкам и дедушкам, но и молодым родителям трудно порой отказаться от убеждения, что “главное — это режим”.

Но у наших “непослушных” детей, которые ещё не успели пропитаться нашими убеждениями, совершенно иной взгляд на жизнь. И кто из нас прав?

Пол-первого ночи. Вхожу в детскую... Дочка встречает меня широкой улыбкой! Сна — ни в одном глазу. Рядом с подушкой — маленькая балалайка, которую Ксюша уложила сегодня с собой спать. “Ты что, Ксюнёк, не спала ещё?” — “Нет! Я на балалайке играла! Вот послушай песенку”.

И я слушаю новую песенку... Песенка замечательная, и я искренне про себя изумляюсь: моя четырехлетняя дочка совсем как взрослый поэт сочиняет по ночам. Вдохновение не даёт ей заснуть!

— Она у тебя такая непослушная, — сказала подруга. — Колобродит по ночам... А мои — как штык — в девять часов в постели! Без разговоров. А ты почему позволяешь своей такое?

Позволяю потому, что с годами поняла, мои восхитительно непослушные дети научили меня это понимать:

непослушание — это естественное поведение незаурядной натуры.

Творчески одарённый ребёнок (а одарены все дети!) не может жить в узких рамках режима.

Он их постоянно ломает!

И никогда его не уложишь вовремя спать, и никогда не выведешь вовремя на прогулку, и никогда он не приходит по первому зову. И всегда у него есть на это объяснение: лепил, играл, рисовал...

А если оторвать ребёнка от того, во что он погружён? Скорее всего, будет страшная обида, слёзы...

И всё равно вовремя на прогулку не выйти, и всё равно вовремя спать не лечь.

Так, может, разумнее и мудрее не дёргать ребёнка, а дать ему возможность жить полноценной жизнью? Пусть на здоровье играет, ведь игра — это очень важно! Пусть рисует, сколько хочет его душа, — значит, ему так надо! Ведь он пришёл сюда чтобы ЖИТЬ, а не действовать механически по нашей указке.

А нам, родителям, лучше всего в это время заняться своими делами — ведь их всегда так много! И радоваться, что ребёнок не хнычет: мне скучно...

Грустные поучительные сценки

* * *

Наверное, многие из нас были свидетелями (а может, и участниками) таких сцен.

Расфуфыренного, как на бал, ребёнка приводят на берег реки или пруда, и говорят ему: “К воде — ни шагу!” Но, конечно, ребёнок делает этот шаг. И шаг, и два... “Ах, ты непослушный!” Следуют окрик, хватание за шкирку, шлепок...

Но даже и после наказания ребёнок всё равно идёт к воде! Ему жизненно необходим контакт с водой, песком, ракушками... Ему тяжело быть пленником красивых одежд. А родители, ставя ребёнка в невыносимые для него условия и предъявляя к нему требования, которые он заведомо не может выполнить, сами же и провоцируют его на непослушание.

* * *

Ребёнок несёт домой свои драгоценности. И слышит сердитое: “Выбрось сейчас же эту гадость!” Но ему жалко расставаться с чудесными камушками и палочками, он полдня играл с ними: вот этот шершавый коричневый камушек — папа, а беленький блестящий — мама, а тоненькая гибкая палочка — лошадка... “Выбрось сейчас же! В доме только этого мусора не хватало!” — сердится бабушка. Он начинает горько плакать, а она его корить: “Ну, до чего ж непослушный!”

А почему, собственно говоря, нельзя принести палочки и камушки домой? Помыть их, и пусть играет. И шишки пусть несёт, и ракушки, и древесные грибы, и необычные коряги и ветки... Весь этот природный материал прекрасно развивает воображение и фантазию ребёнка. И это куда лучше черепашек нинзя, пистолетов и жеманных барби.

* * *

Ребёнка выпустили на прогулку после дождя. “Только по лужам не шлёпай!” — говорит мама. А как же ему по ним не шлёпать? Ведь лужи затем и существуют на свете, чтобы по ним шлёпать в своё удовольствие! “Ах ты, непослушный!” И затрещину могут отвесить эти странные взрослые, и загнать в дом — чтобы сидел там и куксился, и страдал, выслушивая долгие нравоучения...

Так кто же из нас непослушный?

Как видно, большинство родителей мечтают вовсе не о живом ребёнке. Они мечтают о кукле! Чистенькой, красивенькой, послушной кукле. Да, с куклой удобно, кукле не нужно познавать мир. Но ведь живому нормальному ребёнку это просто необходимо! И чем активнее и любознательнее ребёнок, тем чаще он слышит в свой адрес: “Ах ты, непослушный!..”

Стоп! А МОЖЕТ, ЭТО МЫ НЕПОСЛУШНЫЕ?

Он-то как раз послушный — он слушается голоса природы, которая наградила его поисковой активностью. И надо поощрять её! А мы, родители, порой становимся глухой стеной между Ребёнком и Миром. Мы считаем, что идеальный ребёнок — это тот, который приходит с прогулки, не испачкав одежды, а дома ведёт себя тихо, как мышка, и не мешает отцу отдыхать... Но как раз именно такое поведение должно волновать нас! Ведь оно сигналит о скрытом неблагополучии: или ребёнок запуган чрезмерной строгостью, или он не здоров...

Хорошо бы во всех ситуациях, даже самых острых, помнить о том, что непослушание — это не зло. Непослушание — это прекрасный способ самовыражения и самоутверждения.

Не будем раздражаться на непослушного ребёнка. Признаем за ним право быть не похожим на нас, право совершать ошибки и учиться на них, проходя самые главные уроки жизни. За этим он и пришёл на эту землю. А вовсе не за тем, чтобы пройти — след в след — за нами, неукоснительно прислушиваясь к нашим советам и питаясь нашим опытом. У него — свой путь.

 

* * *

 

Записать на стене на самом видном месте:

«Нет непослушных детей, есть непослушные родители!»

 

 

Можно ли избежать конфликтов?

Конфликты между любящими родителями и детьми. Отчего они происходят? Чему они нас учат?

Можно ли их избежать?

Не знаю. У меня лично не получается. Как я ни стараюсь.

Иду навстречу. Учусь понимать. Уступаю. Уважаю её мнение. Её желания. И что же?.. Моя дочь умеет творить конфликты из воздуха на пустом месте. Например, как сегодня.

Неделю назад убирали на лоджии, сложили в таз пыльные кегли, чтобы помыть. Но Ксюша мыть не захотела: “Потом!” Так они и пролежали в тазу целую неделю. Сегодня я их помыла сама. Вечером, стоя в ванной под душем, Ксюша замечает лежащие в мойке мытые кегли. Начинает плакать. И сразу — на полную катушку.

— Ксюша, что случилось?

— Зачем ты их помыла?! — рыдает дочка. — Я сама их хотела помыть! Сама!!!

— Но ты же отказалась.

— Я не отказывалась!!!

— Отказалась.

— Нет, я не отказывалась и не говори со мной так!!! Не кричи на меня!!!

— Ксюша, это ты кричишь, а не я.

— Нет, ты!!!

При этом происходит мытьё, чистка зубов, вытирание, но всё — механически, без ласки и наших обычных шуточек, без которых ничего не обходится. А сейчас — крик, слёзы... В сердце у меня закипает обида: ну, почему, почему нужно было испортить день?! Ведь всё было так хорошо. Зачем эта истерика?

Бывают, конечно, трудные дни, когда ребёнка всё раздражает, всё ему не так. И взрыва ждёшь в любую минуту. Но сегодня день был действительно хороший. Вместе трудились — наводили порядок в шкафу с игрушками. Вместе играли в больницу: лечили плюшевых зверей — пришивали оторванные уши и лапы. Потом читали её любимую “Голубую стрелу”. Потом она меня отпустила сбегать в булочную. Первый раз оставалась сама, играла. Получила киндер-сюрприз в награду, была довольна. Весь день прожили душа в душу.

И вот на тебе! Чем я её обидела? Ну, помыла кегли. В следующий раз помоет их сама.

— Ксюша, разве можно из-за такой ерунды так рыдать?

— Это вовсе не ерунда!!!

Не обращать бы на этот рёв внимания, но — не могу. Настроение совершенно испорчено. Уложив её спать, целую её, но поцелуй мой какой-то формальный, без нежности, и, перекрестив её на ночь, спрашиваю: “Тебе ничего больше не нужно?” — “Ничего!” — с вызовом говорит она. Гашу свет и выхожу. Не спев ей колыбельной песенки. Сегодня я не могу петь.

Долго мою посуду, её, как всегда, целая гора. И не наведываюсь, как там моя юная скандалистка — спит?

Потом, когда я через час зашла, она уже спала, тихонько посапывая. И вот уже глубокая ночь, а я никак не могу уснуть. На сердце тоскливо. Я не знаю, плакала ли она перед сном, засыпая. И долго ли она ещё не спала, и о чём думала, ожидая меня?..

Может, ребёнку нужны эти конфликты?

И опять шевельнулась старая мысль, которая уже приходила мне в голову: может, Ксюша просто не может без конфликтов? Может, они ей зачем-то нужны? Может, ей нужны борьба, преодоление? А так как я слишком часто иду ей навстречу и уступаю, то она творит конфликты из ничего. Из вымытых кеглей, к примеру.

Выходит, это не моя проблема, а её? Ведь я, вроде, всё делала так, как надо. По крайней мере, сегодня не могу себя в чём-то упрекнуть. А раз это её проблема, ею же и творимая, то, выходит, я ничем не могу ей помочь? Ведь всё, что бы я ни сказала и ни сделала в эти минуты, её только раздражает. Значит, и не нужно ломать голову над тем: Господи, что я опять не так сделала?

Главное — не впадать в отчаянье

А вот это уже моя проблема: не впадать в отчаянье. Никакие большие испытания не доводят меня до того состояния, до какого могут довести Ксюшины слёзы с бухты-барахты на пустом месте. Когда она так рыдает и смотрит на меня такими глазами, как сегодня, мне кажется, она совсем не любит меня. И мне хочется в такие минуты исчезнуть. Перестать быть.

Господи Боже мой, за что? почему так? Укрепи меня, Боже, сама уже ничего не могу. Только молитва мне остаётся: не дай отчаяться, избави от боли и обиды. Научи безусловной любви, которая не ждёт и не просит ничего — ни благодарности, ни взаимности…

Уроки внимания

Конечно, такой взрыв негативных эмоций у ребёнка — это красный свет на нашем родительском семафоре. Может, нездоров? Или собирается заболеть? Уже носит в себе недомогание, хотя никаких внешних признаков: ни температуры, ни кашля, только вот эта истерика. Ведь нервная система реагирует прежде всех других на надвигающуюся болезнь. На другой день ребёнок может проснуться с температурой — и всё объянится само собой. И будет стыдно за свою вчерашнюю обиду на него и свои упрёки в его адрес.

Или ребёнок недополучил внимания в этот день. А то и во все предыдущие дни был предоставлен самому себе, устал от одиночества — вот вам и нервный срыв на пустом месте.

Или, наоборот, “перебрал” ярких впечатлений. Весь день всё было так хорошо, и этого хорошего было так много, что неокрепшая нервная система ребёнка истощилась. Эмоциональные дети вообще быстро истощаются. Ежевечерние слёзы у таких детей — это просто-напросто сброс эмоционального напряжения. А вовсе не сведение счётов с любящей и любимой мамой. Именно на ней малыш чаще всего и “разряжается”. Или на бабушке. Как правило, душу отводят на том, кто и поймёт, и простит.

Главное — научиться не “заводиться” самой во время детской истерики. Не упрекать ребёнка в эти минуты и не выяснять с ним отношений. Хотя это ох как трудно! Мама ведь тоже живой человек, и порой не менее эмоциональный, чем ребёнок, мама тоже истощается... И всё же главное — не отчаиваться!

Уроки смирения

А ещё я отметила для себя: все эти конфликты учат смирению. А то так расслабишься, думаешь самонадеянно: “О, как я хорошо понимаю своего ребёнка! У нас всё замечательно, у нас не может быть того, что каждый день происходит за стенкой, в соседней квартире, где крик и плач каждый день, с утра до вечера. Я-то мудрая мама, я-то умею любить, мой ребёнок никогда не будет так истошно вопить, ведь у него нет на то причин”.

Оказывается, есть. Вот, вопит не хуже соседского. Любимая, обласканная. У которой, вроде, всего вдоволь: и безраздельного внимания, и увлекательных прогулок, и игрушек. Но — вопит, как самая... Так и подмывает сказать: неблагодарная.

Вот как бывает: другая мать (моя близкая подруга, к примеру) весь день в бегах, на трёх работах, с дочерью общается лишь перед сном полчаса. И та счастлива, мать свою буквально боготворит, каждую минуту, проведённую вместе, ценит. А я с любимой дочкой 24 часа в сутки — и где благодарность? Кто меня боготворит? Так и закипают в сердце горькие слова: да я для неё просто предмет обихода!

Может, необходимы хотя бы маленькие разлуки?..

Отпуск друг от друга

Как это ни грустно для любящей мамы, но разлуки необходимы. Хотя бы совсем небольшой отпуск друг от друга. Хотя бы один день в неделю. Хотя бы полдня! Потому что ребёнок от мамы устаёт.

Особенно если мама и ребёнок похожи друг на друга. Например, как мы с Ксюшей. Мы обе чересчур эмоциональны, склонны к меланхолии, обе легко обижаемся. С Антоном мне всегда было легче: он оптимист и хохотун, обижаться долго не умеет. С ним легко помириться: погладила по головке, поцеловала — и конфликта как не бывало. С Ксюшей — труднее: её погладишь по головке — а она нырнёт под одеяло и затаится там в своей обиде...

Так что без маленьких отпусков друг от друга не обойтись.

Если ребёнок меня обидел

Если ребёнок меня обидел, попрошу у него прощения. Да, да! Именно я. Потому что я его чем-то искусила. Уж что-то я ему сказала сегодня, не заметив, или не сказала того, что он от меня ждал.

А может, не сегодня. Может, это выплеснулась старая обида, которую он затаил, не высказал, не решился. Может, он не получил игрушку, о которой мечтает давно, а я когда-то сказала: что, мол, когда будут деньги, я ему её куплю. Но ведь я каждый день хожу в магазин (стало быть, деньги есть!) И приношу всякую, с его точки зрения, ерунду. А то, что он ждёт, не принесла и сегодня...

Да мало ли чем можно обидеть человека, особенно маленького, который полностью зависит от нас. Но если совесть наша перед ребёнком чиста (хотя кто из родителей может в этом поручиться на сто процентов?), если причина только в трудном и капризном характере нашего малыша — не мы ли этим характером его и наградили? Не наши ли гены в нём бродят?

Главное — чтобы ребёнок не засыпал с обидой, в слезах. Даже если он зарылся с головой в одеяло и не хочет смотреть на меня, всё равно ласково поглажу этот родной комочек и скажу: “Прости меня. Я очень люблю тебя”.

И уже никогда не уйду, не спев колыбельной песенки…

 

* * *

Поскорее записать на стене:

«Конфликты – это уроки смирения и понимания».

 

 

Непослушание — главная работа ребёнка

И опять та же проблема – детское непослушание. Но может, это вовсе и не проблема? И вдруг…( в очередной раз) осенило: ребёнок должен быть непослушным!

Да, это так

Ребёнок должен быть непослушным!

Непослушание — главная работа ребёнка.

Только непослушные дети живут полноценной жизнью. Только из непослушных детей вырастают яркие, творческие личности.

Перечитайте биографии великих людей: никто из них в детстве не был паинькой. Чарльзу Дарвину, например, у которого был интерес лишь к стрельбе, возне с собаками и к ловле крыс, предрекали, что он будет позором для своей семьи. Гельмгольца, не проявлявшего рвения к учёбе, учителя признали чуть ли не слабоумным. У Ньютона были отвратительные отметки по физике и математике. Многие из тех, кто достигли в дальнейшем вершин славы и мирового признания, в детстве были второгодниками: Гоголь и Гончаров, Достоевский и Бунин, Чехов и Эренбург... Оказывается, и гении не справлялись порой со школьной программой, были неусидчивы, не могли сосредоточиться на чём нужно, и очень огорчали этим своих родителей.

Что такое детское непослушание

Так что же такое детское непослушание? Из-за которого страдает каждое новое поколение родителей. И на чём настаивает каждое новое поколение детей.

С точки зрения родителей, непослушание – это всё, что раздражает взрослых в детях. А раздражает практически всё! «Не болтай ногами!» -- А он болтает. Стало быть – непослушный. «Не приставай к отцу со своими дурацкими вопросами!» -- А он пристаёт. «Непослушный!» Разбил стакан – «Непослушный! Говорили же тебе: не вертись!» Упал и разбил коленку – «Непослушный! Говорили же тебе: не бегай!»

Похожие переживания испытывают временами почти все родители. Смотришь на бьющееся в истерике дитя и думаешь со страхом: « Неужели так будет ВСЕГДА?..»

Как же нам быть?

Да, так будет всегда. И даже хуже! Если продолжать отсчитывать от себя. Если не изменить взгляд на детское непослушание.

Обычно эту проблему рассматривают с точки зрения родителей. То есть: как бороться с непослушным ребёнком, как его укрощать, чтобы сделать жизнь родителей более-менее спокойной.

В самой известной книге, посвящённой этой проблеме («Непослушный ребёнок» доктора Добсона) обсуждается допустимость телесного наказания детей. Предлагается рецепт (на полном серьёзе!), как сделать непослушному ребёнку ощутимо больно, при этом всё же не покалечив. Так и хочется воскликнуть: «До чего дошёл прогресс!» Доктор (!) делится опытом неопасного бития детей…

И многие родители теперь радостно размахивают этой книжкой: «Оказывается, бить детей можно! А шлёпать так даже полезно! И до определённого возраста ребёнку это вовсе не обидно».

Тогда почему они так плачут, если им это полезно и не обидно?..

Да, можно держать ребёнка в ежовых рукавицах, шлепками можно научить его ходить по струнке, затрещинами отучить болтать ногами и задавать дурацкие вопросы. Но… когда-нибудь подросший ребёнок всё это припомнит. Так что никакими строгими мерами проблема непослушания не снимается. Она лишь отодвигается. Причём, в самое ближайшее будущее – в переломный возраст. Хотя… тогда уж точно можно всё свалить на школу, на подворотню, на плохих товарищей, на безнравственное телевиденье…

Ну, а что если не задвигать эту проблему? И постараться решить её, не откладывая, и не прибегая к советам «великомудрого» доктора Добсона.

Живой ребёнок – или кукла?

Да, усталым родителям, замученным жизненными неурядицами, хочется, чтобы хотя бы дети их радовали.

Хочется видеть их чистенькими, с круглыми щёчками, чтобы детки с аппетитом кушали свою кашку и тихонько играли в своём уголке. И не сорили бы. И не шумели. И не болели. И приходили бы по первому зову. И убирали бы за собой игрушки. И вовремя укладывались спать. И приносили бы из школы пятёрки. И выносили бы мусорное ведро...

Почему-то многие взрослые полагают, что дети ДОЛЖНЫ быть именно такими! Должны потому, что родителям так ХОЧЕТСЯ, потому что им так УДОБНО, КОМФОРТНО. Ведь родители произвели детей на свет, кормят их и поят, а дети, в свою очередь, ДОЛЖНЫ платить им за эти благодеяния. Платить ПОСЛУШАНИЕМ. То есть — отказом от своей воли. Не больше, не меньше.

Но не родился ещё на свет ребёнок, который стремился бы к послушанию! Которому больше нравится сидеть за уроками, чем играть. У которого после игры оставались бы силы на уборку игрушек. Который бы с улицы приходил чистеньким. Которому не хотелось бы оторвать папу от телевизора, а маму от телефона. Которому нравилось бы каждую субботу пылесосить ковёр, а каждый вечер выносить мусорное ведро.

С точки зрения ребёнка

Давайте же посмотрим на непослушание детей с точки зрения ребёнка. И окажется, что в большинстве детских “проступков” нет никакой злой воли. Да, ему трудно не болтать ногами — потому что энергия бьёт в нём ключом. Да, игра интереснее уроков (а вы разве думаете иначе?) Да, после игры он очень устал, как и вы после работы, ведь игра для него — это та же работа. Так что убрать игрушки ему действительно порой не по силам...

Но если мы, вместо того, чтобы его бранить и упрекать в непослушании, поможем ему с этим нелёгким делом, ребёнок будет нам благодарен. И в другой раз он откликнется на нашу просьбу и поможет нам. Ведь только так (а не по приказу) он и учится сочувствовать и помогать. Скажите ему: “Когда у тебя будет время, сделай, пожалуйста, это”, — он сделает. Или попросите: “Если ты не устал, помоги мне, будь другом”, — и он кинется вам помогать. Главное — попросить тепло, мягко, по-человечески. Ведь ребёнок — не робот и не солдатик, а ЖИВОЙ человек. Такой же, как мы с вами. Живой человек, со своими вкусами, своим характером и темпераментом, со своими слабостями и, если хотите, странностями. Да, вот такая для многих родителей неожиданнность! И все эти особенности начинают проявляться очень рано, ещё с пелёнок. Один радостно гулит все ночи напролёт и доводит родителей до нервного истощения; другой вопит, когда его окунают в ванну с водой; третий рыдает, когда его из воды вынимают; а этот сосёт молоко только под вальсы Штрауса… Да, все они очень живые и очень разные.

Ребёнок всегда прав

Ну, а только ребёнок заговорил, как очень скоро его любимыми выражениями станут “не хочу!” и “не буду!” Вот с этого момента жизнь во многих семьях превращается в настоящую борьбу. В борьбу неравную… Потому что мать-то может силой затолкать в ребёнка ненавистную кашу, а он проделать того же с любимой матушкой не может. Потому что отец может в сердцах отшлёпать докучающее чадо, а оно, чадо, проделать того же с папочкой не в силах…

Так что же может противопоставить малый ребёнок силе взрослых? Только своё отчаянное «НЕ ХОЧУ!» и «НЕ БУДУ!» Хотя бы это у него есть.

И надо этому радоваться!

Ведь непослушание – это проявление осознавшей себя личности.

Личности, которая имеет СВОЁ мнение и не боится его выразить. Даже если этой личности всего два года от роду и она только что вылезла из памперсов. Эта осознавшая себя личность, этот ярко выраженный индивид бурно выражает СВОЁ мнение по любому поводу.

Да, непослушание — вовсе не зло, как считают многие родители. На самом деле это же замечательно, когда ребёнок знает, чего он хочет, а чего нет. Он нам подсказывает, что ему хорошо, а что плохо, что полезно, а что вредно.

Положа руку на сердце, родители могут признаться себе, что:

практически во всех случаях прав ребёнок!

Его непослушание – это проявление врождённого ЗДРАВОГО СМЫСЛА.

Да, отказывается от еды — потому что не голоден. Не желает одеваться — потому что ему не холодно.Да, бунтует против укладывания в кровать – потому что ещё не устал и спать попросту не хочет.

Так зачем же нам, родителям, настаивать на своём? Зачем лишать жизнь ребёнка радости и смысла? Давайте дадим ему возможность проголодаться, продрогнуть под дождиком, измазаться песком и глиной, набегаться и наиграться вволю, -- чтобы потом он с аппетитом умял краюху чёрного хлеба и сладко уснул.

 

Своим упорным непослушанием ребёнок борется за смысл жизни. И такой ребёнок достоин всяческого уважения и даже восхищения. А вовсе не нудных нотаций, не шлепков и затрещин, как это часто, увы, бывает…

Ошибочно и опасно смотреть на ребёнка как на низшее существо, которое надо во что бы то ни стало укротить и выдрессировать! Разве вы хотите, чтобы ему потом пришлось выдавливать из себя раба? А ведь именно в семье внушается ребёнку рабская психология. Прежде всего – в семье. Потому что семья делает человека.. А не детсад, школа и тэ дэ. Детсад, школа и тэ дэ лишь проверяют человека: чего он стоит?

 

Непослушание — это дрожжи, на которых всходит личность.

И чем лучше дрожжи, чем крепче закваска, — тем больше бурления и конфликтов в семье. Но если мы хотим, чтобы наш ребёнок рос активной, творческой личностью, мы не станем заливать эти благодатные дрожжи холодной водой нотаций и наказаний. Да, с послушным ребёнком спокойнее, но — бесцветнее. С непослушным — напряжённо, но — интересно. С непослушным не соскучишься!

Давайте же смотреть на ребёнка как на равного творца нашей общей жизни. Не ломать его волю, а радоваться её проявлениям. Не ругать за самостоятельность – а поощрять её. Не злорадствовать по поводу его неудач, не унижать – а ободрять. Давайте элементарно уважать своего ребёнка, как бы мал он ни был. Согласиться с ребёнком, признать его правоту, уступить ему – это вовсе не унизительно и не стыдно. Это – нормально, это -- по-человечески, и это только сблизит нас с нашим ребёнком. И тогда уйдёт из нашего лексикона негативное «ах ты, непослушный!» А взамен этому придёт уважительное: «Что ж, пусть будет по-твоему, малыш».

* * *

 

Запишем на стене, да покрупнее:

« Да здравствуют непослушные дети!»

 

 

 

Через это месиво надо идти весело

 

Трудности, большие и маленькие, посылаются нам для нашего духовного роста.

Не будем ворчать, вздыхать и сетовать.

Научимся благодарить жизнь за её уроки.

 

 

 

 

«Трудностями мы растём» (Николай Рерих)

 

 

 

КАК ВЫЖИТЬ В БОЛЬНИЦЕ

В российской медицине бытует суровое правило: детей старше года кладут в больницу одних, без мам. Хотя стресс от разлуки с мамой оказывается для ребёнка порой страшнее самой болезни. Но случаются счастливые исключения: маме позволяют быть рядом с больным ребёнком. Как помочь ребёнку выстоять в испытании болезнью? Как самой не пасть духом? Как наполнить жизнь радостью даже в больничных стенах?

 

Больница была инфекционная, а диагноз у четырехлетней Ксюши — дифтерия. Такой же, как у старшего Ксюшиного брата — Антона, который лежал в этой же больнице, но во взрослом отделении. У обоих моих детей-аллергиков отсутствовали прививки, так что болезнь протекала очень тяжело...

Внутри счастья

Да, это было счастье — то, что мне позволили остаться с Ксюшей. Пока нас везла “скорая”, я готовилась бороться за это своё право — быть рядом с больным ребёнком. Но бороться не пришлось. Произошло чудо: на мою просьбу не разлучать меня с дочкой, врачи сказали: «Хорошо, не будем». И всё, что происходило с нами дальше, происходило как бы ВНУТРИ СЧАСТЬЯ. Счастья, что мы вместе.

Нам отвели отдельный бокс. Я внесла полыхающую жаром дочку в палату и опустилась на скрипучую старую кровать. На нас смотрели серые стены с чёрными пятнами газосварки, все в рытвинах, как после бомбёжки. Под окном — чёрная ржавая батарея. Окно разбито. На окне — решётка. Под ногами — линолиум цвета запёкшейся грязи... Ксюша заплакала: “Здесь так некрасиво, так страшно...”

— Но зато мы вместе, — сказала я.

— Да, зато мы вместе, — сквозь слёзы улыбнулась она. — Какое счастье!

А потом пришли брать анализ крови, и было больно, а потом делали аллергические пробы, и было опять больно, и Ксюша плакала. А потом ей вливали противодифтерийную сыворотку, шесть огромных шприцев, и девочка моя кричала на всё отделение... А медсёстра “утешала” нас: “Все кричат, когда вливают. Это же очень болезненно”.

А на мой вопрос: “Почему у вас стены такие страшные?”, она махнула рукой: “Так это капитальный ремонт идёт уже несколько лет...”

Наконец мы с Ксюшей остались одни. Была осень, в разбитое окно дуло вечерним холодом... Ксюша лежала пластом на животе и плакала, заливая подушку горючими слезами. А я читала и читала ей её любимую книжку про обезьянку Тото, другой рукой прогревая места уколов. “Не убирай руку, — просила Ксюша. — С рукой легче...” Господи, думала я, какое счастье, что мы вместе.

Пусть будет уютно, как дома

— Хочу домой, — сказала Ксюша утром. — Мне кажется, мы здесь уже сто лет.

Но врач на утреннем обходе сказал, что лежать нам здесь месяц. Как минимум.

Месяц!.. Так это ведь целая жизнь. В этих страшных стенах?! Разве здесь можно выздороветь? Здесь и здоровый заболеет.

Но — спокойно, спокойно, сказала я себе. Только не паниковать. И я взглянула вокруг хозяйским глазом...

А когда под наше зарешёченное окошко пришёл наш папа, я ему выпустила самолётик-записку с длинным перечнем: что нам нужно для того, чтобы преобразить больничную действительность. Прежде всего — много весёлых наклеек и разных картинок. Две яркие скатерти. Жёлтые кленовые листья и красные рябиновые веточки. Фломастеры, конечно, и альбомы для рисования. Ещё любимых Ксюшиных книжек, ещё любимых плюшевых игрушек. Ножницы, кнопки, скотч...

На следующий день всё это папа нам принёс. И — работа закипела... Я заклеила плотной бумагой дырку в окне, и перестало дуть. Закрыла скатёркой ржавую батарею, и она перестала пугать Ксюшу. Другую скатерть постелила на стол. Замаскировала листьями и картинками выбоины в стенах и чёрные пятна. Ксюша над своей кроваткой наклеила весёлые наклейки и картинки, которые вырезала из старых книжек, принесённых папой именно для вырезания. На тумбочке у её кроватки полыхал красный георгин — привет от папы.

— Так уютно, — сказала Ксюша. — Почти как дома...

Лёжа, как и вчера, пластом (после второго вливания сыворотки), она обнимала любимого львёнка. А я читала ей Андерсена и прогревала рукой место уколов...

А назавтра будет третье вливание сыворотки — потому что страшные налёты в Ксюшином горлышке никак не уменьшались. А потом, после третьего вливания, начнётся сывороточная болезнь — сильнейшая аллергия на сыворотку, точнее — на передозировку. И опять будут уколы, и бесконечные болезненные процедуры...

Но всё это — ВНУТРИ СЧАСТЬЯ. Счастья, что мы — ВМЕСТЕ.

Во что можно играть в колодце?

А вскоре мы попросили у папы магнитофон и любимые Ксюшины кассеты. Потому что Ксюша жить не может без музыки. В нашем боксе запел солнечный Джо Дассен. И вот, ещё слабенькая Ксюша, уже тихонько кружится под музыку...

Что для ребёнка главное? Для здорового и для больного? Конечно, игра. А во что же можно играть в больничном боксе, узком и высоком, как колодец? Мы попросили у папы большой надувной мяч — и Ксюша, укладываясь на мяч животом, стала в упоении качаться... А потом, когда дочка немного окрепла, мы играли этим мячом в футбол. Прогулки были запрещены, пройтись по коридору — и то нельзя. Но двигаться-то надо! Без этого не выздоровеешь. И мы играли в волейбол воздушными шариками, и пускали мыльные пузыри, и ловили на стенах солнечных зайчиков... А ещё делали бумажных голубков и пускали их в высоту колодца...

Попросили у папы краски, кисточки, пластилин, цветную бумагу, всякие головоломки... И много-много раскрасок, Ксюша тогда ими очень увлекалась. А ещё лабиринтами. И папа накупил целую гору развивающих книжек с лабиринтами и со всякими ребусами, шарадами, загадками...

Благодаря этому можно было не сосредотачиваться на уколах, анализах и прочем неприятном. Болезнь и больница стали для нас условием жизни, но не наказанием. Мы не только не забросили все наши любимые домашние занятия, но даже наоборот! Ограниченность и замкнутость жизненного пространства только подхлёстывали нашу фантазию: а чем ещё тут можно заняться?

Огромные больничные дни с долгими осенними вечерами были до отказа наполнены творчеством. А значит — радостью. Мы с Ксюшей много вырезали; там, в больнице, она научилась делать это совершенно виртуозно. Всё это мы прикнопливали на стены, так что палата наша делалась всё веселее и веселее. Ещё мы рисовали, и рисунки тут же вывешивались на стенку. Потом мы увлеклись аппликацией. Ксюша меня уговорила попробовать. Я с детства этим не занималась. Оказалось — очень увлекательно! Вскоре на наших стенах почти уже не было свободного места. Врачи, медсёстры, нянечки, заходящие к нам в бокс, дивились и восхищались: “У вас тут настоящая выставка!” “Да это не палата — а музей”. “Это надо же такую красоту устроили!”

Ещё мы с Ксюшей мастерили. Коробочки из-под соков оказались прекрасным материалом. Мы из них делали вазочки, шкатулки, игрушечную мебель... А ещё Ксюша в больнице училась читать и писать буквы.

А потом я вспомнила о рукоделии, до которого дома, честно говоря, руки не доходили. Старшая Ксюшина сестра Анюта и бабушка Лида передали нам два мешка лоскутков, пряжи, мулине, пяльцы. Ксюша тут же попросила, чтобы я ей вышила клоуна. Когда я последний раз вышивала? Кажется, во втором классе... Но, оказалось, руки всё помнят! И через два дня весёлый клоун на моноцикле уже красовался над Ксюшиной кроваткой. А потом я вышила ещё одного клоуна, и мы подарили его папе — чтобы не скучал без нас дома. Кстати, и Ксюша научилась в больнице вышивать. Она там вышила солнышко!

А потом мы стали шить мягкие игрушки — из пряжи и лоскутков. Особенно симпатичные у нас получались гномики — из кусочков разноцветного меха, с глазами-бисеринками.

Вот так мы и жили — погружённые в наш волшебный мир...

Оглянись вокруг

А сквозь стеклянные стены и двери в наш мир смотрели дети... Другие дети. Которые лежали здесь без мам. Заходить в чужие палаты было нельзя, но всё равно они к нам бегали — мальчишки и девчонки со всего отделения. “У вас так красиво... Это вы всё сами сделали?”

Вскоре мы их всех знали по именам. Знали, что к Клаве за весь месяц никто под окошко не пришёл. И о трёхлетнем Юрочке мать словно забыла. Юрочка всегда голодный. Больничная еда не очень-то сытная. И Серёжку никто не навестил... Фрукты, печенье, которые приносил нам папа, и вкусные бабушкины сырники расходились мигом. Так же быстро улетучивались альбомы, карандаши и раскраски... Да, так и было, с утра до вечера: тук-тук, тук-тук, тук-тук: “Можно карандашик?” “Можно яблочко?” “А такого блинчика вкусного у вас больше не осталось?”

А потом в отделение поступил Андрюша. Он — детдомовский, у него вообще нет мамы, точнее — она его бросила. Потому что Андрюша больной — у него ДЦП.

Каждый день Ксюша собирала в пакетик “передачу для Андрюши”. И мы видели через стеклянную стену, как он радуется — яблоку, головоломке, раскраске... Ксюшу Андрюшина история потрясла. То и дело она просила меня: “Давай поговорим об Андрюше. Почему его мама бросила? А разве любят только здоровых детей? А ты бы меня бросила, если бы я родилась больной, как Андрюша?” И когда я ей в десятый, в сотый раз говорила, что нет, ни за что и никогда я бы её не бросила и не брошу, — она горячо и благодарно прижималась ко мне...

День Первого Снега

Шёл наш второй месяц в больнице. Жёлтые деревья за окном облетели, печально оголились, и как-то под вечер пошёл снег... В отделении было сумрачно и тихо, дети стояли у окон, грустно глядя на метель за окном...

А к нам в это время пришёл выздоровевший Антон. Он принёс много-много воздушных шариков и маленьких пластмассовых барашков, белых и чёрных. “А давай мы все шарики надуем и подарим ребятам!” — сказала Ксюша. “А давай!”

Шариков и барашков хватило на всех. Ах, сколько было радости!.. “А мне беленький достался!” “А мне чёрненький!” Во всех палатах порхали весёлые шарики, красные, голубые, жёлтые, и слышался смех...

Так самый грустный день в больнице стал самым счастливым. И самой счастливой в тот день была моя Ксюша.

* * *

С тех пор прошло несколько лет, и Ксюша нет-нет да и вспомнит: “А помнишь, как мы замечательно пожили в больнице? Помнишь, какая у нас была красивая комната? А как мы всем подарили шарики, помнишь?..”

 

* * *

 

Записать на стене:

« Лучшее лекарство – это творчество!»

 

 

 

Надо ли торопиться в школу?

Как быть, если ваш ребёнок и слышать не хочет о школе? Если у него проблемы со здоровьем? Если он плохо переносит большой коллектив? Если он устаёт от шума? Если у него сдвинут суточный ритм? Если он не выносит давления и регламентации своих занятий?

 

Это не выдуманные проблемы. Для многих семей это просто условия жизни. Условия жизни с необычным ребёнком. Так и наша Ксюша. Это особенности её личности, характера, психики, физиологии, и было бы странно желать, чтобы она была иной. Это всё равно, что пожелать другого ребёнка. Но мы любим нашу дочку со всеми её особенностями. Мы принимаем те условия жизни, которые она принесла с собой. И при этих условиях мы должны помочь нашей девочке максимально раскрыться и осуществиться.

Условия жизни таковы

От рождения повышенное внутричерепное давление: Ксюша не выносит шума, компания детей более семи человек её утомляет, у неё начинается головная боль. Нет прививок: невропатолог постоянно даёт от них отвод. Ксюша — ярко выраженная “совушка”: с самого младенчества и по сей день она очень поздно засыпает, но зато утром спит долго и сладко... Пик её творческой и физической активности приходится на полночь, и все наши попытки сдвинуть момент её засыпания на более раннее время не привели к успеху. Так что разбудить Ксюшу в семь (восемь, девять) утра и тут же подвигнуть к активной деятельности не представляется возможным. До обеда она обычно только-только раскачивается. Но зато ближе к вечеру...

Лучшие свои рисунки Ксюша нарисовала ночью. Самые весёлые спектакли придуманы и сыграны после десяти вечера. Самые восхитительные песенки спеты после полуночи... Папа уже давно спит, старший брат спит, а маленькая Ксюша творит!

Да, Ксюша — активная творческая натура. Она постоянно в творческом полёте, замыслы так и бурлят в этой светло-каштановой головке: нарисовать, слепить, сочинить, сыграть, смастерить... Она живёт в своём ритме. Она не выносит диктата, терпеть не может, когда её подгоняют, когда ей указывают: делай это, делай так. Бывает, что какое-то занятие поглощает Ксюшу надолго и оторвать её от него или переключить на что-то другое совершенно невозможно. Например: уж если дочка занялась оригами, то будет мастерить бумажных зверушек целый день, два дня, три... Одним словом, пока не насытиться. Уж если взялась за уникуб, то не успокоится, пока не составит все возможные комбинации, даже если на это уйдёт целая неделя. И так во всём.

Ксюша склонна к погружению в материал, в ситуацию, в идею, что совершенно несовместимо с 45-минутными школьными порциями. Заставить её быстро-быстро перескакивать с одного занятия на другое — это означало бы погубить её природный дар: умение сосредотачиваться и делать всё навыкладку. Вот мы и стараемся не давить, не подгонять, не указывать.

А теперь скажите: совместимы ли такой ребёнок и школа? Конечно же, нет. Это слишком очевидно. Поэтому Ксюша в школу и не ходит. Хотя её подружки уже второй, а кто и третий год таскают на спине тяжёлые ранцы и плачутся, что, кроме уроков, ни на что не остаётся времени: ни на любимый кружок, ни погулять, ни поиграть...

Надо признать очевидное

Уже давно никто не спорит с тем, что существуют “недетсадовские” дети. У каждого такого ребёнка свои сложности. Но общее одно: в детском саду им плохо, они не могут там радостно и полноценно развиваться, а могут только без конца болеть, плакать и комплексовать.

А потом этих детей берут за руку и ведут в школу. Полагая, что несадовский ребёнок в одночасье станет школьным ребёнком. Но школа — это ведь ещё большее испытание, чем детсад!

Надо наконец признать, что существуют и нешкольные дети. Дети, которым школа противопоказана. Это прежде всего те дети, у которых хрупкое здоровье. Им противопоказаны тяжелые ранцы, нервное перенапряжение, постоянные недосыпания, нерегулярное питание — всё, что надёжно обеспечивает школа.

Ещё один удручающий фактор: огромный школьный коллектив, где постоянно кто-то чихает, кто-то кашляет. Тут и крепкий дотоле ребёнок начинает чахнуть. Сын моей подруги до школы вообще ни разу не болел и даже не знал, что такое поликлиника. Потом он пошёл в школу — и вскоре стал частым гостем поликлиники. Три дня в школе, три недели в поликлинике на разных процедурах.

Мой сын к концу первого школьного года имел диагноз “предъязвенное состояние” и первые летние каникулы провёл в больнице. Многие тысячи детей за школьные годы становятся хрониками. Иногда на всю жизнь. Одновременно с детьми хрониками становятся и их родители, чаще всего матери. Потому что слишком больно смотреть, как разрушается здоровье ребёнка, как нивелируется личность, беднеет речь, отмирают интересы и желания... Всё это — плата за всеобщее общее образование. Не слишком ли дорогая?

Есть ли альтернатива школе?

Я глубоко убеждена, что ребёнок — полноценный человек, личность, которая имеет право на свободу выбора. И если ребёнок противится школе, если школа действует на него угнетающе и разрушающе, если ребёнку в школе мучительно скучно или трудно, если его там бьют, унижают, если он панически боится вызовов к доске и оценок, если школьные занятия отбирают у него всё время, все силы и не остаётся времени и сил на любимые занятия — то слишком жестоко было бы отдавать ребёнка в школу наперекор здравому смыслу.

Я убеждена: в новом тысячелетии школа в том виде, в каком она пребывает сейчас, должна отмереть. Хотя она и чрезвычайна удобна для взрослых: ребёнка сдают в школу на десять-одиннадцать-двенадцать лет — как в камеру хранения. Правда, ребёнок начинает там в скором времени портиться и родители начинают предъявлять претензии камере хранения, ей — а не себе.

Мне кажется, современная школа не соответствует своему предназначению. Она не даёт глубоких знаний и не учит думать о главном. Она лишь отбирает здоровье, стрижёт под общую гребёнку, оглупляет, понуждая не к мыслительному процессу, а к зубрёжке, внушает отвращение к учёбе, заражает равнодушием.

Что должно прийти на смену всеобщему серо-серо-среднему? Должно прийти настоящее, глубоко индивидуальное, истинное образование — по интересам и способностям. Которое будет не закапывать таланты — а наоборот: открывать их, растить и лелеять. Не размазанное на десять-двенадцать лет сколиозное сидение за партой — а динамичное, интенсивное, многоступенчатое. Двух-трёхмесячное, двух-трёхгодичное. Не одна на всех школа-казарма — а многочисленные, самые разнообразные студии и курсы. Пусть это даже называется школой — но школой по интересам. Тогда ребёнок будет учиться делать выбор (свободный выбор!), а родители будут нести ответственность за ребёнка, будут помогать ему в поисках себя, своего места в жизни.

Тогда за детские годы можно будет успеть многое перепробовать и постепенно определиться: чего же ты хочешь? к чему у тебя талант и стремление, и аппетит? Тогда не будет закабалённости одной профессией и обречённости, если профессия была выбрана неправильно. Тогда будет больше счастливых людей и меньше искалеченных судеб.

Что можно сделать сейчас

Что можно сделать уже сейчас — для нашего любимого ребёнка, страдающего в школе?

Ну, прежде всего задать себе вопрос:

ШКОЛА ДЛЯ РЕБЁНКА — ИЛИ РЕБЁНОК ДЛЯ ШКОЛЫ?

И если мы на первое место поставили ребёнка, то мы увидим, что есть много возможностей помочь сыну и дочке.

Конечно же, — это домашнее образование. Хотя в наше время существует множество школ с самыми разными программами и стилями обучения, но нешкольный ребёнок может противиться любой школе. Платные учителя? Но не у каждого родителя есть на это средства. И только домашнее, а точнее — семейное обучение — это самое доступное, каждой семье, особенно когда речь идёт о начальной школе. Кому из нас не под силу научить родного ребёнка читать, писать и считать? Ведь это самое простое, что мы умеем сами.

У домашнего обучения много плюсов: ребёнок не тратит время на болезни, у него хорошее настроние, у него есть время на прогулки и игры. “Жаворонок” может начинать заниматься в семь утра, а “совушка” — в семь вечера. Мы, родители, сами регламентируем нагрузки, с учётом особенностей своего ребёнка. Сами выбираем учебники и наглядный материал. Мы можем с большой пользой для ребёнка задействовать магнитофон, или компьютер, или видео с обучающими программами. Мы можем проводить уроки на свежем воздухе, на балконе или в ближайшем лесу, сочетая их с движением и играми. Мы можем учиться писать сначала палочкой на песке, мелком на асфальте. Мы много, много чего можем... Если не зацикливаться на школе.

Но, конечно же, домашнее обучение предполагает большую ответственность родителей за развитие ребёнка. (Куда проще “сдать” его в школу!)

Кстати, взрослея, ребёнок может сам изъявить желание пойти в школу. Так было с нашим сыном Антоном, который до 12 лет в школу почти не ходил, прекрасно учился дома самостоятельно. И вдруг захотел в школу. Из любопытства. Антон страстно любил биологию: изучал инфузорий, собирал насекомых и гербарии. А потом подошёл к такому биологическому объекту как гомо сапиенс и отправился изучать его в ближайшую школу. Это был уже седьмой класс. К этому времени сын окреп физически и духовно, и школа его уже не пугала.

Когда захочет в школу Ксюша (и захочет ли вообще?), мы пока не знаем.

Как мы обходимся без школы

Ошибочно думать, что ребёнок, обучающийся дома, лишён общения с детьми и контакта с педагогами. Напротив! У нешкольного ребёнка в этом плане гораздо больше возможностей.

Ксюша посещает различные кружки и студии. Раньше, в дошкольном возрасте, это был кружок развивающих игр, хореография и рисование. Потом была цирковая студия, где она училась жонглировать. Была и секция тыэкван-до.Теперь же Ксюша занимается в Детской школе киноискусства, где дети сами делают мультфильмы. В Студии декоративно-прикладного искусства она научилась плести макраме и делать росписи по стеклу. В другой студии она научилась делать нетканые гобелены. Ещё Ксюша учится играть на балалайке. Занимается пантомимой, актёрским мастерством. Учится верховой езде. И с большим удовольствием бегает в Литературную студию, где дети самого разного возраста сочиняют стихи и сказки, учатся писать репортажи, очерки и даже берут интервью!

Студии и кружки ведут интересные, увлечённые люди, и Ксюша учится общаться с ними, учится слушать и понимать, и отстаивать своё мнение. В студиях и кружках Ксюша познакомилась и сдружилась со многими детьми, талантливыми и увлечёнными. Так что круг общения у неё очень широкий.

А как обстоят дела с традиционными школьными предметами? Потихоньку, без перенапряжения, дочка научается всему необходимому в жизни, не дрожа перед вызовом к доске, не рыдая от двоек...

Имея двоих ндетесадовских и нешкольных детей, я никогда не гналась за карьерой и всегда искала работу, которую могла бы делать дома. Сейчас многие женщины не ходят на службу, и многих детей можно было бы избавить от школьных страданий. Тут главное — решиться пойти нестандартным путём.

 

Помнить бы ежечасно: всё, что мы делаем с нашим ребёнком, не должно причинять ему вреда, должно быть ему на пользу и в радость.

 

* * *

 

Записать на нашей мудрой стене:

«Ребёнок имеет право на счастливое детство».

 

Через это месиво надо идти весело

Хотим ли мы, чтобы наш ребёнок рос озабоченным, нервным, унылым? Хотим ли вырастить его пессимистом? Вряд ли! Но как же противостоять тем бесчисленным житейским затруднениям, которые беспокоят нас самих и заражают беспокойством наших детей?..

Заклинание весельем

Зимняя распутица на окраине Москвы. Под ногами — месиво из мокрого снега и грязи. Идти очень трудно, ноги залипают, как в клейстере. В одной руке у меня тяжёлая сумка, а другой я держу за руку дочку. Ей идти ещё труднее, чем мне, ведь ей это месиво почти по колено! А мы идём и распеваем песенку. Мы её только что сочинили. Песенка из одного куплета, но нам вполне достаточно для бодрости духа:

Через это месиво Надо идти весело! Через это месиво Надо проходить!

(Примечание: поётся сколько угодно раз — пока не дойдёте до дома.)

В троллейбусе под зонтиком

Ещё мне вспоминается летний ливень. Мы с Ксюшей едем в троллейбусе. Сквозь крышу начинает капать, всё сильней и сильней. И вот уже льёт прямо на наши головы... Но мы раскрываем зонтик, как маленькое шапито, и спасаемся под ним от ливня, проникшего внутрь троллейбуса. Едем, хохочем... Смешно ехать в троллейбусе под зонтиком. Попробуйте как-нибудь!

Народ вокруг нас тоже радуется: такой пустячок, маленькая клоунада — а всем весело. И лишь одна чинная (хотя и порядком подмокшая) дама, вошедшая на остановке, решила вдруг повоспитывать. Меня.

— Вы что, своему ребёнку во всём потакаете? Это же надо — зонтик раскрыли! Чего только не придумают эти мамаши... Вот и растят неизвестно кого...

— Да мы ведь от дождика спасаемся! — смеясь, отвечали мы с Ксюшей. — И вы свой раскройте! Вам сразу полегчает.

Она прямо поперхнулась от возмущения. Обижено отвернулась к окну. Бедная-бедная, подумала я, как же ей трудно живётся на свете...

Замечательные свойства долгой дороги

А как-то осенью мы с Ксюшей ездили на лечение горным воздухом. Ездили каждый день, причём — очень далеко. Нам нужно было полтора часа, чтобы добраться со своей северной окраины до пункта назначения, который находится недалеко от “Тульской”. Туда ехали обычно на метро.

Но зато обратно каждый раз выбирали новый маршрут. То отправимся пешком, шурша листвой, тихими улочками Замоскворечья, дивясь на храмы, вырастающие как из-под земли... То покатим на гремучем трамвае мимо Свято-Данилова монастыря, по осеннему захолустью... То на супер-автобусе, как будто вприпрыжку, домчимся до Красной площади, и там ещё погуляем, а уж только потом нырнём в метро. То на трёх троллейбусах прошелестим через весь огромный город, заваленный золотой, мокрой листвой...

Это так здорово — ехать долго-долго, смотреть с дочкой в троллейбусное окошко и слышать её несмолкаемый голосок: “Смотри-смотри, какой дом! Смотри-смотри, какой храм! Смотри-смотри, какое дерево! Ой, давай сюда приедем с фотоаппаратом! Смотри-смотри!..”

Утомительные поездки на лечение мы превратили в каждодневные праздники. Не только Ксюша, но и я сама открывала для себя Москву. Ведь я никогда прежде вот так неспешно по ней не ездила...

Зачем мы здесь?

Зима. Открытая платформа. Пронизывающий ветер. А мы собрались в гости к друзьям за город. Ждём электричку. Мы с Ксюшей замёрзли. “Ничего, сейчас в электричке согреетесь”, — говорит папа. Но... вожделенная электричка не приходит. Обычное дело: отменили. Следующая — не скоро. Стоять на таком ветру ещё полчаса?! Но если мы здесь задержались — значит, есть в этом какой-то смысл.

Пошли искать смысл... И, представьте себе, нашли! В музыкальном киоске, среди моря кассет, увидели ту, которую давно искали: лучшие бардовские песни. “Так вот зачем отменили электричку!” — ликовала Ксюша. Купили и себе, и друзьям, к которым ехали в гости. А тут и электричка подошла.

Пессимизм — болезнь заразная

Нудная дорога в переполненном транспорте, очередь к врачу, или очередь в магазине, скверная погода, отсутствие денег, отменённая электричка, надоедливо капающий на кухне кран...

Да много, много в жизни этого МЕСИВА, будничного, надоедливого, утомительного. И если смотреть на всё это мрачно, с раздражением, или даже трагично, то мы, взрослые, сами того не замечая, можем внушить нашим детям очень негативное восприятие жизни. Именно внушить, ибо дети по своей природе совершенно не такие. Дети — оптимистичны. Но мы, взрослые, вполне можем внушить детям, что жизнь — это череда неприятностей.

Нам бы помнить о том, что пессимизм — болезнь заразная. И, как любая болезнь, может иметь тяжёлые последствия.

Я знаю унылых старичков дошкольного возраста, уставших от жизни. Они пропитались пессимизмом взрослых и разучились радоваться. Знаю девочку, которая боится гулять. А всё потому, что маме пришлось рано выйти на работу, оставив годовалую дочку на попечение бабушки-пенсионерки. Бабушка же употребляла только один эпитет — “ужасный”. “Какой ужасный ливень на дворе”, — говорила бабушка, хмуро глядя в окно. “Какая ужасная метель”, “Какая ужасная жара”, “Какой ужасный ветер”...

И малышка постепенно стала бояться всего: ветра, снега, дождя...

Увы, мы не задумываемся над тем, что дети, особенно маленькие, воспринимают наши слова буквально. И, к тому же, дети верят нам. Малыш слышит от взрослого: “Какой ужасный дождь”, — и верит, что дождь действительно ужасный! Он слышит от взрослого: “Кошмар, опять утюг перегорел!” — и верит, что это и вправду кошмар...

Нас всегда слышат

Давно доказано, что большинство проблем взрослого человека (неуверенность, страхи, комплексы, хроническая обида на жизнь, агрессивность и т.д.) — корнями уходят в раннее детство. Но для того, чтобы “заработать” эти проблемы, совсем не обязательно переживать тяжелейшие стрессы: войну, утрату близких людей, потерю родного дома. Порой достаточно стрессов мелких, но — каждодневных.

Их вроде и стрессами не назовёшь: ну, бабушка вечно охает и ворчит, а когда к ней приходит соседка, то они говорят только о своих болезнях; ну, мама постоянно раздражённая и всё жалуется на плохую погоду и на то, как она устала от жизни; ну, папа всегда чем-то недоволен и за ужином всегда ругает кризис и инфляцию, — не понятно, но почему-то страшно...

А малыш — тут же, рядом, играет своими кубиками. Думаете, он полностью погружён в свой мир и ничего не видит и не слышит? Не надейтесь на это. Даже если он заигрался так, что не откликается на наш зов, он всё равно воспринимает наше дурное настроение и пропитывается им.

Есть много домов, где есть всё, кроме радости. “А с чего радоваться? Вот, вкалываем...” “А чего радоваться? Вот, доживаем...” Тягостные, мрачные, беспросветные разговоры взрослых, вся эта страшная невидимая словесная паутина опутывает ребёнка, его мозг, его душу... Двухлетний ещё смеялся, шалил, у пятилетнего — уже недетский напряжённый взгляд, он слишком много знает о жизни.

Но он не знает главного — что жизнь ему дана для радости. Ему об этом не сказали. Его этому не научили. Вернее — его отлучили. Отлучили от радости...

Если инфекция пессимизма поселилась в доме, — ребёнку не избежать проблем. В самом ближайшем, или в отдалённом будущем...

Долой серые тона!

Желаем ли мы своим детям проблем и душевных недугов? Конечно, нет. Тогда не будем окрашивать их жизнь в серые тона.

Если у нас протекла труба или перегорел утюг, будем решать эту нестрашную задачу спокойно и весело. И в этом нам с радостью поможет наш ребёнок. Давайте пропитываться его настроением, давайте учиться у него весёлому детскому любопытству. Если нам нужно пойти к заведующей магазином, чтобы вернуть бракованный товар, возмём с собой ребёнка — и этот поход превратится в маленькое приключение. Помню, как Ксюша с восторгом рассказывала, как они с папой искали заведующую по каким-то подземным ходам и переходам. “Мы побывали с папой в подземном царстве!”

И когда мы едем с ребёнком час в метро, не будем отгораживаться от него газетой или детективом, а лучше пошепчем ему на ушко смешные стишки, чтобы не скучал. Или поиграем в какую-нибудь простенькую игру, в которую можно играть даже в шумном транспорте. Например, в цепочку слов... И идя с ребёнком к врачу, не забудем взять хорошую книжку на случай очереди. А если у нас сломается будильник, пойдём в часовую мастерскую вместе с ребёнком — для него это будет путешествие в сказку. А потом прочтём ему сказку “Секундочка”, или «Сказку о потерянном времени». И если нам нужно посетить прачечную или химчистку, не поленимся взять с собой малыша — своего чудесного жизненного спутника, чтобы ещё раз убедиться: скучных мест и скучных дел не бывает.

Будем радоваться разнообразным житейским проблемам — ведь это подходящий случай показать ребёнку, как они решаются. Будем всегда, каждый день, радоваться жаре и морозу, снегу и дождю, и весенней распутице среди зимы, и месиву под ногами, через которое надо идти весело!..

* * *

Летом на даче. Дочка качается на качелях и весело напевает:

Не боюсь я ничего! Ни забора, ни крапивы, ни собаки — ничего! Не боюсь я ничего!..

Да, это уже мировоззрение, подумала я.

 

* * *

Крупно - на нашей стене:

 

«Долой серые тона!»

 

 

 

 

 

Праздники нашей жизни

Жизнь нам дана для радости.

Научимся ценить её подарки.

Они есть в каждом дне.

Будем радоваться!

 

 

Праздник Первой Метели

...Очень долго не было снега в ту осень. За весь ноябрь, пасмурный и дождливый, не выпало ни одной снежинки. Ксюша, которой в ту пору исполнилось год и одиннадцать месяцев, с нетерпением ждала снега. С прошлой зимы, когда ей был годик, она смутно помнила что-то белое и пушистое, но это было так давно!.. Когда же пойдёт “хек”? Каждое утро, проснувшись, она подбегала к окну с одним и тем же вопросом:

— Хек?

— Нет, дочура, пока снега нет. Снег пойдёт, наверное, в декабре.

Но пришло первое декабря, и оно тоже не оправдало Ксюшиных ожиданий. Она даже загрустила... “Няк! Хека няк!” (“Нет! Снега нет!” — на Ксюшином языке).

И вот настало второе декабря. За окнами лил дождь, крупный и белый... Папа на лоджии снимал бельё, стучал нам в окошко, и мы ему кричали, что мы его любим. И он нам в ответ о том же.

И тут, прямо на наших глазах, белые капли дождя, как бы по мановению волшебной палочки, превратились в пушистые хлопья снега!.. Ксюша ликовала, прыгала, смеялась, хлопала в ладоши... Она потребовала немедленно бумагу, кисточку и краски. (Уже месяц, как она рисовала акварелью). И, радостно-возбуждённая, уселась за свой столик. А за окном уже не просто снежинки, а настоящая метель!..

Минут через пять Ксюша протянула мне рисунок:

— Метень!

Это была действительно метель. Хоровод красных, синих, жёлтых и лиловых мазков на снежно-белом поле листа... Дочка с достоинством выслушала мои восторженные похвалы и потребовала новый лист бумаги.

И вторая акварель была такой же же размашистой и яркой.

А за окном уже совсем бело!.. “Ксюша, скорее одевайся и на лоджию!”

Мигом оделись. Вынесли на лоджию два стульчика, рожок, дудочку и металлофон. Ещё с нами вышел рыжий плюшевый пёсик Гау-гау.

Мы уселись и заиграли, задудели, зазвенели... И запели песенку, которую тут же сочинила Ксюша:

Снег, снег, снег, снег, снег, снег... Динь-динь...

И звонкий рожок, и чуть охрипшая дудочка, и рассыпчатый звон металлофона, и наши голоса — всё это смешалось с белыми, пушистыми, тёплыми хлопьями... Они сыпались на нас празднично-щедро, огромные, как бабочки-махаоны, садились на наши ладони, и Ксюша заворожённо следила за волшебным превращением “хека” в “кап-кап-кап”.

А мы запрокидывали головы к небу, ласково клубящемуся над нами, подставляли губы, глаза, щёки — прохладным, щекощущим, нежным прикосновениям...

Помню, как сейчас: Ксюша в красном клетчатом пальтишке с капюшоном и двумя большими пумпонами. Гномик. На пальтишке, на пумпонах — огромные снежинки. Лежат и не тают. Ксюша смотрит и хохочет от восторга...

— Вот, Ксюнечка, это называется Праздник Первой Метели!

Установление традиций

Прошёл почти год. Была середина октября. Вдруг, на закате, в первых сумерках, с неба посыпались белые пушистые хлопья... Мы накинули куртки — и на лоджию — в метель!.. Прихватив на этот раз с собой геликон и гитару.

— А помнишь, Ксюнечка, как мы праздновали первую метель в прошлом году?

— Помню!

Нежная светлая метель сходила с темнеющих небес... И мы опять, как год назад, подставляли лица и ладони нежным прикосновениям Неба, смеялись и радовались. И почему-то хотелось плакать...

И сама собой сочинилась песенка. Я перебирала гитарные струны, играть-то по-настоящему я не умею, но меня это ничуть не смущало, а Ксюша подыгрывала мне на своём детском геликоне, и мы тихонько и самозабвенно пели:

Снежинки, снежинки слетают с небес, Снежинки, снежинки, снежинки... Волшебные бабочки с Божьих небес — Снежинки, пушинки, искринки...

А потом Ксюша сказала: “Идём вниз! На улицу!”

На улице было уже совсем темно. Темно и снежно. Но тут зажглись фонари... И мы стояли под самым ярким фонарём, под белым кружением волшебных бабочек... И бабочки целовали наши лица и бесстрашно садились к нам на плечи...

Мы долго-долго гуляли по пустынным дворикам, оставляя на белых дорожках свои следы. И любовались машинами, красными, белыми, чёрными, ярко сверкающими в свете фонарей, залепленными снегом и мокрыми жёлтыми листьями... И рисовали на заснеженных капотах и на ветровых стёклах кошек... И бросались друг в друга снежками...

А потом пришли домой и испекли яблочный пирог. Когда вернулся с работы папа, он, с порога учуяв вкусный запах, спросил:

— У нас сегодня какой-то праздник?

— Праздник Первой Метели! — ответили мы в два голоса.

Наши семейные праздники

С тех пор Праздник Первой Метели стал у нас ежегодным. Но, кроме этого, у нас есть ещё много других. Каждую весну мы отмечаем Праздник Первой Мать-и-Мачехи. Праздник Первого Одуванчика. Праздник Первой Бабочки. А летом — Праздник Первой Ромашки. Праздник Встречи (это когда мы с будущим мужем познакомились). Ещё летом обязательно бывает Праздник Пионов. И Праздник Первого в этом году Арбуза... Это — наши традиционые праздники. Но есть и такие, которые возникают спонтанно, по ходу жизни: папа написал новую сказку, мама пошила дочке новое платьице, брат Антон вернулся из очередного путешествия, у мышки Флунси родились мышата, крыса Лиза научилась прыгать через обруч, а Ксюша вылепила из глины замечательный подсвечник, или сплела своё первое кашпо, или напекла гору оладьев... Разве это всё не праздники?

Перефразируя известное изречение, можно сказать, что в жизни всегда есть место празднику. В самом деле: каждый день бывает отмечен чем-то замечательным. Надо только это заметить. Суметь увидеть. Удивиться. Обрадоваться. И призвать всех своих порадоваться вместе: “Смотрите, ветка хризантемы пустила корешок! Давайте это отметим”. Или: “А Ксюша сегодня научилась строчить на машинке!” Или такой повод: “Сегодня ровно месяц, как Антон вылепил снеговика. И снеговик ещё жив!”

А уж если не полениться и зафиксировать самые важные и трогательные семейные события в семейном календарике, то спустя годы все будут очень благодарны семейному летописцу: маме или папе. За каждой коротенькой строчкой (дата — событие) стоит так много!.. “14 октября. Антоша первый раз подтянулся на турнике”. “5 января. Ксюша сделала свои первые три шага!”. “31 августа. Ксюша сочинила первое стихотворение”. Или вот второго апреля родился Ганс Христиан Андерсен, и мы празднуем его день рождения, потому что Андерсен наш любимый сказочник. И день рождения клоуна Леонида Енгибарова --15 марта -- тоже празднуем. Празднуем дни рождения близких друзей, даже если друзья от нас далеко...

Можно праздновать совсем негромко, просто напомнить друг другу: “А ведь у нас сегодня праздник”, — и день освещается особым светом, особым смыслом. Ах, сколько записей в нашем семейном календарике!.. И с каждым годом всё больше. Уже почти не осталось дней в году, не отмеченных каким-либо событием. И эти, семейные, праздники для нас гораздо важнее и дороже официальных. Ведь это наши праздники!

Сказочная машина времени

Я очень люблю перечитывать простые, бесхитростные записи нашего календарика. Они способны, как сказочная машина времени, перенести нас в давний день со всеми его мелочами и подробностями, и мы опять волнуемся и радуемся... От этого день сегодняшний становится насыщенней и объёмней.

Нет, не зря существовал когда-то в прошлом обычай вести семейные летописи, хронологию семейной жизни. Обычай, который современному компьютеризированному человеку покажется сущей архаикой. Да, скрипеть неторопливо гусиным пером при свече... Ах, как это, наверное, было хорошо!.. Но можно вести семейный дневник и на компьютере.

“Когда мне ещё летописи составлять?!” — возмущённо воскликнет закрученная до предела молодая мама, запыхавшаяся в коротких перебежках: плита — мойка — детская кроватка — магазин — плита — кроватка... Да, это так. И всё же... Лишь несколько минут на это нужно в огромном дне — зато потом столько радости! И удивления: “Это же надо, сколько у нас всего наслучалось за неделю! А сколько за год!..”

А сегодня у нас четырёхлетний юбилей первой папиной сказки. А завтра — ровно месяц, как Ксюша научилась плавать. А послезавтра...

Много, много поводов для того, чтобы собраться всей семьёй (даже если семья совсем маленькая), и постелить на стол красивую скатерть, и поставить на стол букетик, пусть самый скромный, одуванчиков или жёлтых листьев, и разлить по бокалам искрящуюся газировку, и вынуть из духовки дымящийся пахучий пирог с яблоками...

* * *

Сейчас на дворе глубокая осень. Но мы не будем грустить о том, что лето пронеслось слишком быстро, а до следующего ещё так далеко... Потому что не так уж далеко от Праздника Опавшей Листвы до Праздника Первой Метели!

 

* * *

Крупно, в самом центре:

 

«Да здравствует Праздник Сегодняшнего Дня!»

 

 

 

Праздник Большой Стирки

(Необходимое пояснение: это ессе было написано и опубликовано задолго до появления одноимённой передачи на ТВ)

 

Как приучить ребёнка к труду? Должны ли быть у малыша свои обязанности? Почему ребёнок отказывается выполнять их? Детская лень — миф или реальность?

 

Подчас слышишь: “Он у меня такой ленивый! Игрушки убрать — и то не допросишься”. Или: “Всюду, где не надо, свой нос суёт. А сделать что надо отказывается наотрез. Наверное, лень родилась вместе с ним”.

Но детская лень — миф, придуманный взрослыми. Это проблема, созданная самими родителями. И хоть родители и дети все разные, но конфликт развивается по одному и тому же сценарию.

Сначала ребёнку говорят: “Ты ещё мал!”

Едва ребёнок научился топать по квартире, он тут же начинает наводить свой порядок: распахивает дверцы шкафов — и с полок всё летит на пол. Одежда, посуда... Для малыша это самые лучшие игрушки — миски и кастрюли! Но главное для малыша — чувство собственной значимости: он уже взрослый, он, как мама, наводит в доме порядок. Ему хочется участвовать во всём: в стирке, уборке, мытье посуды. Вы только пустите его к тазу, только дайте веник — и получите вдохновенного помощника. И ничего страшного, если результат пока не идеален. Главное — азарт и счастье в глазах ребёнка.

Но чаще всего малыш слышит: “Не лезь в шкаф! Не бросай посуду на пол! Отойди, мешаешь! Иди поиграй! Ты ещё маленький!..”

А если малыш настойчив, взрослые могут и накричать, могут и отшлёпать. Вот тут и начало будущей проблемы: мы глушим детскую энергию и детский энтузиазм в самом истоке.

Но вскоре родители скажут ребёнку: “Ты — должен!”

“Ты должен убирать за собой свои игрушки!”

“ТЫ — ДОЛЖЕН!” Применительно к малышу это звучит чудовищно. Да к тому же сразу же за периодом “НЕ СМЕЙ”.

“Ты должен!” — А он не убирает, не хочет, капризничает, плачет... “Ах, ты, упрямый, ленивый...”

Но здесь нет ни упрямства, ни лени. Может, ему жаль разрушать построенный город, он столько труда в него вложил, столько фантазии. Отсюда и слёзы. А может, он устал. Ведь он так долго играл (для него это работа!), и на уборку уже нет сил. Пожалеем его, скажем: “Я понимаю, как ты устал, давай я тебе помогу, уберём игрушки вместе”. Этим мы его не разбалуем. Наоборот! Научим ребёнка сопереживать и приходить на помощь.

“Ты уже большой, ты должен помогать маме. Теперь у тебя будет обязанность по дому”, — слышит однажды ребёнок. И то, к чему он когда-то рвался (а его не пускали), — становится его обязанностью. А это так скучно! Особенно если это, к примеру, вынос мусорного ведра. “Как же так? — недоумевают родители. — Ещё вчера хвостиком бежал за отцом к мусоропроводу, а сегодня не допросишься!” И начинается... “Даже мусорное ведро лень вынести,” — сокрушаются родители.

Но ведь он ещё ребёнок! А дети терпеть не могут однообразия!

Если мы хотим, чтобы ребёнок в меру своих сил трудился, если хотим, чтобы он нам реально помогал, скажем ему: “Сегодня нам нужно подмести в комнате и почистить мойку. Что ты выбираешь?” Ребёнок будет рад, что вы обратились к нему как к равному, что он имеет право на выбор. А может быть, даже скажет: “Я всё сделаю сам! И подмету, и почищу!”

Только когда он начнёт чистить мойку, а заодно и всю окружающую действительность: стены, мыльницу, полочку, зеркало (как это делает наша дочка Ксюша), — важно не торопить, не мешать, не сказать обидное: “Тебя никто об этом не просил. Ты должен был сделать то, а не это».

Важно помнить: ребёнок нам ничего не должен. Это мы, родители, должны.

Должны помнить несколько добрых правил.

Несколько добрых правил

— Никогда не говорить ребёнку: “Ты мне мешаешь, уйди”. — — Никогда не говорить: “Ты ещё маленький, у тебя не получится”. Дать ребёнку попробовать всё, к чему он тянется. — — Не критиковать: ты плохо сделал, лучше бы я сама. Не переделывать то, что сделал ребёнок, тут же, у него на глазах (обидно!). — — Не смеяться, если у него вышло что-то не так. — — Не ругать, если что-то разбил, рассыпал или сломал (с кем не бывает?). Утешить и ободрить, если что-то не получилось. — — Только хвалить, хвалить неустанно, не боясь переборщить. — — И обязательно благодарить ребёнка за помощь, благодарить от чистого сердца: “Ты моя хозяюшка!” “Ты мой помощник! Что бы я без тебя делала?” — — Не вменять ребёнку в обязанность то, что сам делать не любишь. Это уж совсем нечестно!

— Давать возможность выбора. Не закреплять за ребёнком жёстких обязанностей, не навязывать ему роль мусорщика или вытиральщика пыли. То есть — не делать из него маленького раба. Ребёнок или будет постоянно бунтовать, или — смирится с навязанной ролью, что гораздо страшнее. — Чем лучше заведовать?

Я знаю девочку, которую мама назначила “заведующей пылью”. Так эта девочка ходила и видела повсюду одну только пыль. Однажды она пришла к нам в гости, подошла к окну и сказала: “У вас столько пыли на подоконнике!”

А на подоконнике… жила Сказочная Страна! Так её назвала Ксюша. Здесь было много цветов, красивых крымских камней, самодельной керамики, а ещё здесь пышно цвёл декабрист!..

Но маленькая “заведующая пылью” ничего этого не увидела. Точнее – увидела, конечно, но её это совершенно не тронуло, прошло мимо её души и сердца. Ведь она была запрограммирована на совершенно другое. Мне её стало очень жаль…

И я подумала, что уж если и назначать ребёнка заведовать, то только радостью!

Выбор всегда есть

Есть семьи, где ребёнок с первых дней своей жизни слышит ворчание и стенания взрослых: “Как же мне надоели эти горшки и пелёнки!..” “Как мне надоели эти кастрюли и сковородки, эти уборки и стирки!” Ребёнок буквально с молоком матери всасывает негативное, неприязненное отношение к жизни, к миру окружающих его вещей. Не стоит удивляться тому, что у родителей-ворчунов всегда много проблем.

Но можно ведь совсем по-другому! Выбор всегда есть: жить ворча и страдая — или жить радостно, с удовольствием. Выбор всегда есть: довести криками и упрёками ребёнка до слёз, внушая ему тем самым отвращение к какой-либо деятельности, или...

Или пригласить его на Праздник Большой Стирки!

Праздник Большой Стирки

У нас долгое время не было стиральной машины, поэтому стирала я по-старинке — руками. И тут же рядышком пристраивался кто-то из детей: сначала сын, когда был маленький, а потом дочка, когда подросла. Стирка — это всегда праздник, хоть и тяжёлый труд. Шум и плеск воды, сверкающая пена, красные руки, прилипшая ко лбу чёлка, влажные завитки волос на дочкиной щёчке... “Я! я! это я буду стирать! И это тоже я! Нет, я не устала, я никогда не устану!” — уверяет она.

Потом, когда придёт с работы папа, мы покажем ему целую верёвку выстиранного Ксюшей белья — и он ахнет! “Неужели это ты, Ксюша, столько настирала? Ну, ты у нас хозяюшка!” А она заберётся на стул, как на пьедестал, и задерёт нос кверху. (Это у нас называется: погордиться собой.)

А потом подруга подсказала мне: легче стирать бельё ногами. Ну, тут уж такое веселье пошло!.. Нагружаем полную ванну белья, заливаем водой — и начинаются пляски! Можно ещё и музыку зажигательную включить. Порой сын не выдерживал и присоединялся к нам. Брызги, хохот!..

А можно устроить Праздник Купания Цветов. У нас цветов очень много, а ещё камушков, ракушек... Всё это относится в ванну, и Ксюша любовно поливает из душа каждый цветочек, каждый камушек, каждую ракушку...

Одним словом, каждое домашнее дело можно превратить в праздник. Праздник для себя и для ребёнка. Например, Праздник Заклейки Окон На Зиму. Дайте ребёнку рулон туалетной бумаги, и он с большим азартом начнёт запихивать её в щели между рамами.. А тут ещё обнаружится между рамами уснувшая на зиму божья коровка, и столько будет радости, и разговоров!

Праздник Переклейки Обоев. Какое веселье для ребёнка любого возраста срывать со стен старые обои! А уж с каким аппетитом он будет намазывать клеем раскатанные по полу свежие рулоны! И кистью, и просто руками! Ух, до чего же приятно! Такое долго не забывается... У нас Праздник Переклейки Обоев был несколько лет назад, а Ксюша его до сих пор вспоминает.

А Праздник Покраски Окон мы устроили этим летом. Подоконники Ксюша выкрасила вообще сама, ни с кем не захотела делить это удовольствие. Так же, как и покраску перил на балконе. Конечно, вся была потом в краске, белой и зелёной. Но с помощью подсолнечного масла всё легко стёрлось — и смылось. А радость и гордость за свой труд остались.

Праздник Большого Винегрета. Уже трёхлетний ребёнок может легко нарезать ножом-пилкой, или пластмассовым ножиком варёные овощи. Это совсем нетрудно, а сколько для дочки и для сына удовольствия! Опять же папа придёт с работы — удивится, обрадуется.

Праздник Горы Оладьев. Ребёнок любого возраста под ненавязчивым руководством мамы может легко справиться с приготовлением теста для оладьев. И для мальчика, и для девочки это просто наслаждение — взбивать яйца, сыпать муку, размешивать тесто...

А Праздник Уборки в Продуктовом Шкафчике! Предложите своему сыну или дочке пересыпать крупы из пакетов в банки и расставить в шкафу по своему усмотрению. Уверена, что ни один ребёнок не откажется!

Надо только захотеть

Ах, много, много в нашей жизни может быть праздников, больших и маленьких. Только захотеть! Каждый день может быть праздником, каждое дело — праздником. И так, играючи, ребёнок постигает многие премудрости, многому легко научается — не потому, что ДОЛЖЕН, а потому что ХОЧЕТСЯ. И начинает любить труд не меньше, чем игру, не видя между ними разницы. Да, всё может стать игрой: и мытьё посуды, и вынос мусора, и генеральная уборка, и поход в магазин... А кто сказал, что жить нужно мрачно, нудно, как из-под палки, не жить, а отбывать жизнь? Кто сказал, что так — правильнее? Кто нам внушил эту ошибочную мысль?

Жить надо с аппетитом. Это совершенно ясно. И каждое дело делать со вкусом. А не с отвращением. А иначе происходит какое-то самоотравление. И отравление атмосферы, в которой живёт ребёнок. Вот тогда-то и возникают проблемы: как приучить и как заставить?

А надо только НЕ ПОГАСИТЬ врождённое стремление ребёнка к труду. Надо только ПОКАЗАТЬ, что любое дело — это праздник и удовольствие.

* * *

Поищем местечко на нашей стене и запишем:

 

«Каждое дело может быть радостью».

 

 

 

 

Петушок на тринадцатом этаже

Не всем детским мечтам суждено сбыться. Но не каждая несбывшаяся мечта способна довести до отчаянья, до болезни…

Давай поговорим

Каждый день дочка начинала один и тот же разговор:

— Давай поговорим о том, кого бы мы завели, если бы у нас не было аллергии...

Или она предлагала:

— Давай поговорим о животных. Кого хорошо заводить дома, а кого нет. Кому из животных хорошо, когда его заводят, а кому нет.

Эти разговоры происходили у нас практически каждый день в течении последних пяти лет. С тех самых пор, как выяснилось, что у Ксюши, как и у её старшего брата Антона, сильнейшая аллергия на кошек. Которых она, Ксюша, просто обожает.

Вообще она любит всех животных. Но кошек больше всего. А ещё гепардов. И мышек. И зайчиков. И спаниэлей, и сеттеров, и пуделей. Но самой нежной любовью любит ёжиков. Только ёжиков нам тоже нельзя, потому что они сильно пахнут ёжиками.

Нет, Ксюша не просила меня ни о чём. Точнее — ни о ком. Она, сознательный ребёнок, понимала: ей нельзя. Но эти каждодневные разговоры о том, “кого бы мы завели”, надрывали мне сердце.

Ещё Ксюша говорила: “Когда я вырасту, я буду работать в зоопарке. Кормить мышек, зайчика и гепарда. Это мои любимцы”.

Так проходили дни, месяцы и годы (да, годы!) в мечтаниях о том, как в далёком будущем она будет работать в зоопарке и кормить своих любимцев, и чистить их клетки и вольеры, и гладить их, и наслаждаться жизнью...

Как пережить это грустное время?

А пока... Пока — нужно было переждать это грустное время, когда того, что любишь, — нельзя. Переждать, пересидеть в старом кресле, печально глядя в окно... “Нет. Гулять не хочу”. “Нет. Играть ни во что не хочется”. Нет, нет, нет... Ребёнку всего только семь лет — а у неё настоящая депрессия, как у взрослого. Глубочайшее чувство неудовлетворённости жизнью. Бросила все кружки и студии, куда раньше ходила: ничего не хочет. Правда, увлеклась телевизором и видео: смотрит всё о животных.

Впрочем, у нас было дома животное. Неаллергическое. Черепаха Кюша. Но она то и дело надолго забивалась под шкаф, а потом и вовсе впала в спячку на несколько месяцев. А Ксюше так хотелось пушистого, тёпленького...

Если у кого-то из знакомых появлялось животное, мы тут же ехали туда — общаться с котиком, или спаниэлем, или попугаем. И надо сказать, что контакт у Ксюши с животными замечательный. Не только она их любит, но и они её.

Конечно, самое любимое место — Зоопарк. Ездим туда зимой и летом, зимой даже чаще. Приезжаем на целый день, бродим до закрытия, у каждого из нас — свои любимцы. Нарисовали много картинок с натуры, сделали много фотопортретов животных, сняли видеофильм про зоопарк. Но всё равно Ксюше этого мало!

Ненасытная страсть

А дома если игра — то непременно в животных.

— Ты кем будешь? — говорит она. — Я — пуделем! А ты будь моей хозяйкой.

Или: “Давай играть в зоопарк. Ты за кем будешь ухаживать? Я — за львом и оленёнком”. Или: “Давай играть в больницу. Ты кого будешь лечить? Я — медвежонка, змейку, мышонка и лошадку”.

Из всех игрушек она предпочитала плюшевое зверьё. У неё этих зверушек — пруд пруди. Так много, что играть одновременно со всеми невозможно. Поэтому каждый день, или несколько дней, кто-нибудь один у неё фаворит — то жёлтый тигрёнок, то дракончик, то змейка... С ним она обедает, с ним идёт на прогулку. А уж спать ложится — всех любимцев вокруг себя, и на себя укладывает. Это настоящий вечерний ритуал. В ногах — медвежонок, на животе — Жёлтый Тигрёнок, под мышкой — дракончик Дракоша, под другой — серая крыска Пи-пи, справа от подушки — собачка Пеструнчик, слева — второй тигрёнок, Тигруша, на шее — ласковая Змейка, над головой — Лев и Крокодил, у правой щеки — лисёнок Лидвик, у левой — Белый Кролик...

Но всё ей казалось мало! Ненасытная любовь к животным не давала ей покоя, и Ксюша никогда не чувствовала себя насыщенной и удовлетворённой. Не могла спокойно пройти мимо игрушечного отдела в магазине или мимо киоска, где на присоске болталась какая-нибудь плюшевая зверушка. Она тут же хватала меня за руку, тянула туда и смотрела умоляюще...

— Ксюша, — удивлялась я, — неужели тебе мало?

— Мало, — признавалась она.

— Но ведь уже некуда складывать твои плюшки.

— Есть куда! Я найду куда.

— У тебя ведь уже есть три тигрёнка! (Зайчика, медвежонка...)

— Но этот такой хорошенький, у него такой взгляд нежный, совсем живой! Такого у меня ещё нет.

И я понимала, что это — вовсе не страсть к накопительству, к количеству. Это — любовь не к плюшкам, а к животным, которую я не могу удовлетворить по-настоящему, поэтому приходится покупать заменители. И покупала ей очередного зайчика, или тигрёнка... И Ксюша какое-то время была счастлива. А потом всё разыгрывалось по тому же сценарию: хватание за руку, умоляющий взгляд, тоскующий голосок: “Он как живой! Такого у меня ещё нет...”

Встреча , которую невозможно забыть

А однажды я встретила на улице женщину. Она была уже не молода, лет около пятидесяти. Был вечер, моросил осенний дождь, а женщина тихонько, прогуливаясь, брела в этих дождливых сумерках, прижимая к себе... Сначала я подумала: маленького ребёнка. Но тут женщина приблизилась, и я увидела: да это же кукла! Просто большая кукла. Но женщина прижимала её к себе нежно, как ребёнка, и ворковала ей что-то в ушко, и ласково улыбалась...

Мне стало страшно. В ту минуту я подумала о Ксюше. Вдруг представила её взрослой, прогуливающейся по улице с плюшевым медвежонком... Я заплакала, и призналась себе, что давно уже живу с тяжестью вины на сердце. Хотя есть у меня оправдание: “Моя девочка аллергик, ей нельзя...” Но от этого не легче.

 

Шли месяцы, а женщина с куклой всё не выходила у меня из головы. Эту встречу я восприняла как грозное предупреждение.

У каждого – своё

Конечно, у каждого из нас есть, живёт где-то в глубинах души своё Несбывшееся... Кто-то хотел в детстве прыгнуть с парашютом — но так и не прыгнул, кто-то мечтал стать клоуном — но так и не стал... У каждого — своё. Не всем детским мечтам суждено сбыться. Но не каждая несбывшаяся мечта способна довести до несчастья, до болезни...

Нам, родителям, нужно научиться понимать, угадывать (и в этом поможет только голос сердца, только родительская интуиция, только внимание к внутреннему миру ребёнка): где просто мечта-фантазия, игра детского воображения, а где — мечта-призвание. Одна мечта-фантазия безболезненно сменится другой фантазией, другой игрой... Но если это больше, чем фантазия, если это действительно призвание? Именно то, зачем ваш ребёнок призван в этот мир. И без чего ребёнок не может состояться, осуществиться как личность. От этого просто так отмахнуться нельзя. И никакие объективные причины типа “у тебя аллергия”, или “ведь у нас и так тесно” (у каждого родителя свои причины) не помогут оправдаться перед собственной совестью и перед собственным ребёнком, у которого жизнь может сложиться совсем не так, как должна бы.

 

Каждый из нас сам знает, чего он недодаёт своему ребёнку.

Знала и я. И поэтому, когда врач-психолог, который лечил Ксюшу от депрессии, посоветовал мне пойти на специальный семинар, где родителей учат лучше понимать своих детей, я не пошла на семинар. А поехала на Птичий рынок...

Наше весёлое настоящее

Теперь у нас дома свой маленький зоопарк. В прихожей во встроенном шкафу живёт дымчатый кролик Кеша, очень похожий на кошку, тёплую и пушистую. Кеша-Муреша. Иногда он носится по всей квартире и хватает нас за пятки. На кухне в многочисленных вольерах шебуршатся очаровательные мышки с весёлыми шустрыми мышатами. Тёплые, с шёлковой шёрсткой... А ещё у нас завелась умненькая крыска Лиза, которая любит сидеть у Ксюши на голове, или на плече. Тёплая и ласковая. А нашей черепашке Кюше, чтоб не скучала, мы нашли приятеля — черепашонка Куша, и жизнь у них пошла гораздо веселее. Но и это ещё не всё. На лоджии у нас поселились курочка Кузя и петушок Нанду. Мы их вырастили из крошечных цыплят, они совершенно ручные, и когда их берёшь на руки, они урчат, как котята...

А по утрам Нанду будит нас (и весь микрорайон) весёлым голосистым “Ку-ка-ре-ку!..” Соседи пока не жалуются.

 

...Теперь, едва проснувшись, тут же бежим с Ксюшей кормить наших милых животных и чистить их вольеры и клетки. Скучать — некогда! Папа называет нас смотрительницами зоопарка.

Иногда нас спрашивают: “Зачем вам так много животных?” “Для радости!” — отвечаем мы. Мы завели всех, кого хотела Ксюша. Правда она ещё втайне мечтает о ёжике...

Удивительно, но и на всё остальное находится время, желание и силы. Ксюша опять ходит в разные кружки и студии. Ей всё интересно. Она говорит: “Наша жизнь такая наполненная!”

 

Кстати об аллергии. Её — нет! Сбывшаяся мечта оказалась лучшим лекарством.

* * *

Много ещё места на нашей стене! Итак, пишем::

 

«Мечты непременно должны сбываться!»

 

 

 

 

 

СВИТОК РАДОСТИ

 

 

Научиться радости –

труд огромной тяжести!

 

 

Клоуны Пю и Лю

Не оставляет ли вас чувство юмора, когда возникает проблема с ребёнком? Можете ли вы превратить конфликт в клоунаду?

“Нет! Не знаю! Не хочу!”

...Опять она плачет, опять “на пустом месте”, и утешить её невозможно.

— Ксюша, что случилось, дочурка?

— Не знаю...

— У тебя что-то болит?

— Нет.

— Тебя кто-то обидел?

— Нет.

— Тогда почему ты плачешь?

— Не знаю... Не скажу.

Тем временем тихий плач переходит в заунывные, жалобные постанывания... Пытаюсь утешить, пошутить, но дочку это только раздражает, и она плачет ещё горше. Предлагаю почитать книжку. “Нет!” — всхлипывает она. Предлагаю поиграть в реверси, в её любимую игру. — “Нет!” Предлагаю посмотреть мультик — “Нет!” Ничего не желает. А плач уже достиг такого накала, что мои нервы... о, мои бедные нервы!.. У меня такое ощущение, что меня подключили к электролинии высокого напряжения.

Да, это очень трудно — сохранить бодрое расположение духа, когда ребёнок плачет. Когда в очередной раз он вошёл в полосу негативизма. В такие дни в доме с утра до вечера на все родительские призывы звучит яростное, отчаянное: “Нет!” “Нет!” “Нет!” А потом, измученный собственным бунтом, ребёнок плачет второй час подряд, испытывая родительские нервы на прочность.

Всё это периодически случается в нашей семье, как во всякой другой: и взрывы негативизма, и периоды плаксивости. Так было с сыном, хотя Антон по природе оптимист, так случается с дочкой, тем более, что Ксюша от природы меланхолик.

Слёзы — это нормально и естественно

Что поделаешь, ребёнок, как и мы, взрослые, подвержен смене настроений. И это нормально и естественно. Хотя нам, родителям, конечно, хотелось бы, чтобы наше любимое дитя всегда лучилось улыбками. (Это наивное желание тоже нормально и естественно.) Но...

Так же, как и взрослый, ребёнок может испытывать усталость, грусть и даже депрессию. Как и взрослый (да нет, в тысячу раз острее!) ребёнок реагирует на смену погоды, или на перемену родительского настроения, на скуку, одиночество, или, напротив, на перенасыщенность жизни событиями и впечатлениями. Всё это (и то, и другое, и загадочное третье) может вызвать детский протест и слёзы. Так что прожить без детских капризов не удалось, наверное, ни одной семье...

Но об этом легко философствовать, когда ребёнок бодр и весел. Когда же светлая полоса жизни сменяется чёрной, оптимизм покидает меня."Неужели так будет всегда?!" Ну, что, что, что я плохого ей сделала? Чем я её обидела? Почему она так жалобно плачет, разрывая мне сердце?..

Сколько уже раз это было (и проходило!), но я опять впадаю в отчаянье при виде Ксюшиных слёз. В такие минуты можно подумать, что Ксюша — самый несчастный ребёнок на свете...

И что мне делать? Уйти в другую комнату и заняться своими делами? Но я не могу ничем заниматься, когда девочка моя плачет. Я не могу оставить её на произвол слёзной стихии, ведь сама она из этого состояния выходить пока не умеет...

И тогда я надела клоунский колпачок

И вот, в один из таких грустных дней, когда все способы успокоить дочку были безуспешно испробованы, и мы с ней, удручённые, сидели за обеденным столом, закапанным её горькими слезами, вдруг внутренний голос отчётливо сказал мне: “Послушай! Ведь ты когда-то хотела быть клоуном. Ты хотела смешишь людей. Ну, так попробуй: рассмеши хотя бы одного! Своего собственного ребёнка”.

И тогда я пошла в комнату и сняла с гвоздика красный клоунский колпачок, который мы купили как раз накануне в цирке. Я надела этот колпачок и вернулась к дочке. (Она продолжала плакать...)

“Привет!” — сказала я дурашливым голосом. И состроила рожу, испуганно вытаращив глаза. Ксюша с удивлением взглянула на меня, но продолжала по инерции плакать. И тогда я тоже зарыдала... (Разумеется, по-клоунски). Я охала и стонала, и рвала на себе волосы. (По-клоунски. Но, вместе с тем, очень искренне: уж очень она меня достала своими слезами). И вдруг дочка (о, чудо!) перестала плакать. И... засмеялась! “Ой, не могу!” — хохотала она, хватаясь за живот. “Ну, и здорово у тебя это получается! Изобрази ещё что-нибудь!”

А за ужином она опять рыдала... Из-за того, что я разрезала ей яйцо на две половины, а она, как выяснилось, хотела целое. И слёзы тут же полились рекой... В другой раз я бы тут же “завилась” внутренне и укорила бы её: из-за такой ерунды рыдаешь! Но сейчас я посмотрела на эту ситуацию — как на задачу, которую нужно решить. “Да ничего страшного, Ксюня, — сказала я и заговорщицки подмигнула ей. — Сейчас мы твоё яйцо склеим!” — “Как склеим?” — заинтересовалась дочка, на минутку умолкнув. — “Ну, клеем ”момент", например. Или суперцементом, чтобы держалось покрепче!" Она захохотала... “Ты так здорово клоунничаешь, — сказала она. — Ладно, съем, пожалуй, такое”.

“Давай придумаем весёлый конец!”

А потом была история с неедением. Это наша обычная история. Уже два часа дня, а она твердит, что ещё не проголодалась. Обедать пора, а она ещё не завтракала. Конечно, я волнуюсь и без конца пристаю к ней: съешь кусочек того, или хотя бы этого... “Съешь кусочек, съешь кусочек!” Но на всё звучит привычное — “Нет! Не хочу! Не буду!” А тем временем нервы, и её и мои, постепенно накаляются. И вдруг — одновременно — мы начинаем смеяться...

— Послушай, тебе не кажется, что это похоже на клоунаду? — говорит она.

— Очень похоже. Съешь кусочек, съешь кусочек! Когда клоун без конца повторяет одну и ту же фразу, зрители начинают смеяться. Это — испытанный приём.

— Только наша клоунада пока без весёлого конца, — мудро заметила дочка.

— Так давай его придумаем!

— Ну, вот, ты ходишь и ходишь за мной с этим бананом и... — она вопросительно смотрит на меня. — Что дальше?

— И... в конце концов сама съедаю его.

И на глазах у изумлённой дочки я съедаю банан, который полдня пыталась скормить ей.

— Хм... а я уже, между прочим, проголодалась, — говорит она. — Где же мой банан?

— Здесь! — хлопаю я себя по животу.

— Но я действительно хочу банан.

— А он был последний.

— Хочу-у-у ба-а-анан!.. — ревёт она. Но тут же хохочет: — Не пугайся! Это я по-клоунски.

 

Этот день стал переломным в нашей жизни. Очень скоро мы с Ксюшей обнаружили, что все наши конфликты, обиды и недоразумения — это, по сути, клоунады. Только пока без смешного конца. И мы стали придумывать смешные концовки! Мы завели толстую тетрадь и стали туда записывать наши внутрисемейные истории, перекладывая их на клоунский лад. Тут и история с едой, точнее — с Ксюшиным хроническим нежеланием есть, она так и называется: “Съешь кусочек!” Тут и история с раскидыванием по всему дому одежды и моим упрашиванием класть вещи на место — клоунада называется “Золотко”. И целая серия клоунад с обижанием на весь мир и горестным плачем...

Воспитывать ребёнка весело — это веселее

По вечерам, когда папа приходит с работы, мы разыгрываем смешные сценки про нашу жизнь. И все трое с облегчением смеёмся... Оказывается, воспитывать ребёнка весело — это же гораздо веселее! Что для ребёнка главное в жизни? Игра! Так почему бы не использовать его стремление к игре, к творчеству для решения всех жизненных проблем? Это же гораздо интереснее, чем читать нравоучения и занудствовать, чем психовать и гневаться! Ведь если даже взрослым людям, у которых проблемы, психологи порой предлагают поиграть (ролевые игры, психодрама), то уж детям сам Бог велел жить играучи! Кого дети любят больше всего? Клоунов!

 

А потом Ксюше захотелось показать эти сценки знакомым ребятам. И вот пришли дети и их родители, и мы с Ксюшей под весёлую музыку выбежали из-за старенькой ширмы... Я — в красном колпачке, она — с красным поролоновым носом на ниточке. “Здравствуйте, дорогие зрители! Вас приветствуют клоуны Пю и Лю!” (Имена себе мы придумали ночью, накануне.)

“Так это и про нас тоже!”

В этот день родился наш семейный клоунский театр. Мы с Ксюшей потешали зрителей сценками из нашей семейной жизни. Дети от души смеялись, а их мамы то и дело восклицали: “Так это и про нас тоже!”

...И в следующее воскресение мы с Ксюшей опять показывали клоунады, уже новые, мы их сочиняли беспрерывно. Точнее — сочиняла их сама жизнь, подкидывая нам сюжеты. А мы продолжали придумывать смешные концовки. И в нас крепло убеждение: из каждой конфликтной ситуации можно найти добрый, весёлый выход!

Не только наша семья оценила силу клоунады. Скоро у нас выступали и другие семейные клоуны. И за их сценками стояло что-то своё. И теперь уже мы кивали: “Так это и про нас тоже!..”

* * *

Прошёл год. Сейчас у нас с Ксюшей уже целый клоунский спектакль. Мы обновили нашу ширму и пошили себе настоящие клоунские костюмы. У нас появилась мечта: показывать наши клоунады не только знакомым ребятам, но и незнакомым — в детских больницах, или в санаториях, где они подолгу лежат и скучают.

А у Ксюши ещё более дальняя мечта: когда вырастет, стать клоуном. Хотя она говорит: “ Я УЖЕ клоун!”

...Но, как каждого настоящего клоуна, Ксюшу (точнее — клоуна Пю) порой посещают грусть и меланхолия, и она плачет самыми настоящими слезами. Но я уже знаю, что это — не фатально, и выход всегда есть, стоит лишь надеть красный клоунский колпачок...

 

* * *

 

Запишем на стене:

«Воспитывать детей нужно весело!»

 

 

 

Свиток радости

Как часто слышишь от родителей: скорей бы, скорей бы он вырос! А уж тогда…

А пока – один шум и нервотрёпка… Поскорей бы пережить этот трудный период – детство.

Вечерний звонок

— И чем вы там с Ксюшей занимаетесь целыми днями? — удивляется моя подруга Алёна. Её голос в телефонной трубке звучит устало и удручённо.

Поздний вечер воскресения. Наши дети уже спят, и она звонит мне за очередной педагогической консультацией. Я старше Алёны, и у меня уже есть опыт выращивания старшего ребёнка без детского сада. Теперь без услуг сада и нянь растёт младшая, Ксюша.

Алёна вздыхает:

— Хочешь верь, хочешь — не верь, но за выходные я устаю больше, чем за всю рабочую неделю. Вечная проблема: чем их занять? Ну, погуляем. Ну, мультики посмотрят. А что ещё?.. Играть ни во что не играют, только бесятся. А я думаю: скорей бы понедельник, скорей бы отвести их в сад... Я бы с ума сошла, если бы мне пришлось сидеть с ними дома. Вот скажи: чем вы занимаетесь целыми днями? Помнится, я у тебя список на стене видела...

— Ты же сказала, что это занудство.

— Ну, это давно было... — оправдывается Алёна. — Катька с Гошкой тогда кубиками играли и куличи из песка лепили. Были при деле. А теперь?.. Короче: у меня в руках карандаш, я приготовилась записывать.

— Я этот список называю — СВИТОК РАДОСТИ. Ксюше не было четырёх лет, когда мы его составили. Ведь невозможно всё держать в голове! А так — очень удобно. Заглянули в него утром: “Чем бы нам сегодня заняться?”

— Давай-давай, зачитывай! — торопит меня Алёна.

— Пиши. ЧТЕНИЕ ВСЛУХ. Каждый день. Хоть понемногу. Это важно и для тебя, и для детей: чтобы были общие переживания. Чтобы было о чём поговорить. Чтобы не утрачивался внутренний контакт.

— Да мне до чёртиков надоели все эти колобки и черепашки ниндзя!

— Так есть же много других книг! “Хроники Нарнии” Льюиса читала? А “Бесконечную историю” Михаэля Энде? А неадаптированного Андерсена? Нет? Прочти, не пожалеешь! И с детьми будет о чём поговорить после таких книг. А потом можно нарисовать любимых героев, или слепить из пластилина. И играть в бесконечную историю... Внутренний мир ребёнка ведь сам собой, из ничего, не образуется. Детям помогать нужно — создавать этот мир. Как раньше, в прежние времена было? Вся семья за круглым столом, под тёплым абажуром, и кто-то читает вслух... Ты считаешь, что это архаика? А ты попробуй.

— Попробовать-то можно... Но что-то мы на первом пункте застряли.

— Идём дальше. РИСОВАНИЕ.

— Ой, я уже столько денег на фломики перевела! Катька свою барби без конца рисует, а Гошка машинки. Какой в этом смысл? У них в детсаду помешательство на барби и на машинках. Совсем свихнулись дети. Катька требует дом для барби и мужа для барби, а Гошка — машинку с дистанционным управлением.

— А вы пойдите в зоопарк и порисуйте там животных, с натуры, мы с Ксюшей так делаем. А можно рисовать свои фантазии, сны... Ты им подскажи. И дай им акварельные краски, кисточки, гуашь.

— Ещё чего! Перемажутся с ног до головы, весь дом угваздают, мне потом отмывай... Малы ещё для красок.

— А мы Ксюше дали краски, когда ей и двух лет не было, и никакой катастрофы не произошло. Ах, какие акварели она рисовала, ещё не умея говорить!.. Совершенно космические. И это всё до трёх лет! А то, что измажется, бывало, ну, отмою. Это такие пустяки! Так, идём дальше… —

Наши любимые игры

 

-- ИГРА В БОЛЬНИЦУ! Очень полезная игра: можно все игрушки перечинить.

« ЦИРК». Очень здорово хоть иногда забыть о своём возрасте и от души подурачиться вместе с детьми.

«МАГАЗИН». Играючи, дети научаются считать.

«ПОЧТА». А играя в почту, учатся писать. Опять же – весело, без натуги.

« ЗООПАРК».Тут пойдут в дело все ваши плюшевые игрушки.

Так, дальше…

ГИМНАСТИКА ПОД МУЗЫКУ! ТАНЦЫ!

ИГРА В КОРАБЛЬ: плаванье по разным странам. Устраиваетесь поудобнее на диване – и вперед! Рассказываешь им про всё на свете – они впитывают. Такие ненавязчивые уроки географии.

ИГРА В ПОЕЗД: путешествие по разным городам. Где была – про всё расскажи, они на всю жизнь это запомнят.

ИГРА В ПРЯТКИ.

« ГОРЯЧО-ХОЛОДНО».

— Ну, прятки – это понятно. А горячо-холодно? Я, признаться, почти никаких игр не знаю. Со мной в детстве никто не играл, и я с детьми не умею играть.

— Ты знаешь, сейчас множество книг издаётся на эти темы: игры, загадки, шарады, фокусы... Купи. Они должны быть у тебя под рукой. Так, дальше.

ОБЫГРЫВАНИЕ ПРЕДМЕТОВ. Эта игра воображение развивает. Берёшь, к примеру, пластмассовую тарелку и поочерёдно бросаешь каждому ребёнку. И каждый должен обыграть её, причём — без слов. Один надел её на голову — “шляпа”. Другой крутит перед собой — “руль”. Так можно всё что угодно обыгрывать.

УГАДЫВАНИЕ ПРЕДМЕТОВ. Это уже другое. Берёшь шапку, насыпаешь туда мелких игрушек, ребёнку завязывают глаза, и он, ощупывая предметы, должен их угадать.

ИЗОБРАЗИ ИЗ СЕБЯ КОГО-НИБУДЬ.

Или что-нибудь. Животное, растение, предмет, человека какой-нибудь профессии. А другие должны угадать.

«ИСПОРЧЕННЫЙ ТЕЛЕФОН».

«КАМЕНЬ-НОЖНИЦЫ-БУМАГА».

« ЦЕПОЧКА СЛОВ».

— Ну, это-то я знаю.

— Так, дальше...

«ТРОПИНКА».

Это когда один ребёнок ведёт другого, и второй должен повторять всё, что делает первый: перепрыгивать воображаемую канаву, “переплывать” ручей, ну и так далее. Позовите соседских детей, будет ещё веселее.

«НАЙДИ ПРИЩЕПКУ».

Очень смешная игра! Цепляешь на одного бельевые прищепки, а другой с завязанными глазами наощупь должен отыскать их. Потом они меняются ролями.

«УГАДАЙ, ГДЕ НАХОДИШЬСЯ».

Ребёнку завязывают глаза и начинают водить по всей квартире, потом останавливаются, и он должен угадать, где он находится.

«ДОРИСУНДИЯ».

Первый игрок рисует что хочет, хоть закорючку, второй — пририсовывает к ней что-нибудь своё, и так далее. Пока не получится смешной рисунок.

А ещё много игр на внимание.

Например: « ПОВТОРИ».

Один ребёнок (или взрослых) хлопает в ладоши, “умывается”, скачет на одной ножке, и так далее, а другой должен повторить. Потом меняетесь ролями. Кстати, во время этой игры можно переделать много домашних дел: застелись постели, собрать раскиданные игрушки, умыться и почистить зубы... Весело позавтракать. Во время этой игры можно многому научить ребёнка. И, кстати, научиться у него.

— И чему это я могу у них научиться? — тяжело вздохнула Алёна. — На диване прыгать?

— А ты попрыгай как-нибудь!

— Так ведь диван жалко, проломится...

— Но ведь не сразу же!

Мы посмеялись.

— Ну, я пишу, пишу! — сказала Алёна сквозь смех. — Хотя рука бойца писать устала...

— Так, может, хватит?

— Как это “хватит”?! — возмутилась она. — Может, впереди самое интересное...

— Ну, тогда пиши.

“КТО ЛЕТАЕТ?” Называешь любые предметы и животных. И если назовёшь что-то летающее, дети должны поднять руки — “полететь”. А есть шуточный вариант этот игры — на внимание. Говоришь: деревья летают! автобусы летают! Дети должны быть всё время начеку. И очень веселятся, когда взрослый “ошибается”.

“ЖИВОЕ-НЕЖИВОЕ”. Можно играть с мячом. Кидаешь детям по очереди мяч и называешь живые и неживые предметы. Ели назвала живое — ребёнок должен поймать мяч, если назвала неживое — мяч не ловят.

“ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ?” Тоже игра на внимание. Ребёнок внимательно осматривает комнату, потом выходит, а ты что-то переставляешь, убираешь. И ребёнок должен увидеть, заметить перемену.

— Но вы же не только играете целыми днями? — говорит Алёна.

— Нет, конечно. Ещё у нас много любимых занятий, дел. —

Наши любимые дела и занятия

 

ЛЕПКА ИЗ ГЛИНЫ.

Очень здорово лепить из глины! Где мы её берём? Во дворе! Когда водопроводчики в очередной раз меняют трубы. Но дворовую глину нужно сначала “отмучить”: размочить в воде и пропустить сквозь сито — чтобы не осталось никаких камушков и мусоринок. А потом дать глине подсохнуть — и можно лепить! У нас в семье все любят лепить из глины. Муж даже купил когда-то по дешёвке старый муфель, специальную печь для обжига глиняных изделий. А вы можете обжигать в обычной духовке. Но даже и необожжённые поделки из глины красивы и довольно прочны, в отличие от пластилиновых.

Ещё можно ЛЕПИТЬ ИЗ МУКИ, смешанной с солью (пополам). Для таких поделок достаточно обжига в домашней духовке. А потом их можно раскрасить акварелью или гуашью. Получится очень красиво.

ЛЕПКА ИЗ ХЛЕБА.

Дети любят катать хлебные шарики, и не зря. Хлеб клейкий, податливый, прекрасно лепится и быстро высыхает, без всякого обжига. Неужели ты пожалеешь батона для такого удовольствия?

АППЛИКАЦИЯ.

Для аппликаций подходит не только цветная бумага, но и всё, что оказалось под рукой: обрывки пряжи, лоскутки материи, птичьи перышки, колоски, лепестки цветов, осенние листья... Советую попробовать!

ДЕЛАНЬЕ ИГРУШЕК-ЗВЕРУШЕК.

Сделать игрушку можно из чего угодно: из старой перчатки, например, или из фетровой шляпы, которую собирались выбросить. Нужно лишь чуть-чуть пофантазировать. А сколько будет радости!

ПАПЬЕ-МАШЕ.

ЭтоНе пугайся иностранного слова, на самом деле это очень просто. Нужна лишь размоченная бумага и клей. Берёте, к примеру, блюдце. Смазываете внутреннюю сторону подсолнечным маслом и обклеиваете её кусочками мокрой бумаги. Затем смазываете клеем и наклеиваете второй слой бумаги. И так раз пять-шесть. Потом кладёте на батарею на просушку. Когда просохнет, обрежьте неровные края, снимите бумажное блюдце с фарфорового, и распишите его акварелью или гуашью. Получается очень красиво! Так, дальше...

ОРИГАМИ. Ксюша обожает!

— А это что такое? — удивилась Алёна. — Впервые слышу.

— Древнее японское искусство деланья животных и птиц из листа бумаги. Ксюша может часами этим заниматься, не оторвёшь. Сейчас много книг выходит по оригами, с подробными чертежами — от простого к сложному. Советую купить.

— Ну, ты меня загрузила!.. Конец будет у вашего свитка радости?

— Надеюсь, нет...

РУКОДЕЛИЕ САМОЕ-САМОЕ РАЗНОЕ!

Шитьё, вышивание, вязание... Макрамэ.

— Но они же маленькие у меня ещё! Да и зачем это всё Гошке?

— В пять лет ребёнок уже вполне может орудовать иголкой и детскими спицами. А мальчикам это так же интересно, как и девочкам. Кстати, вязание когда-то было исключительно мужским занятием. Ты не знала? Так, дальше.

ТЕАТР!

Кукольный, теневой, “живой”...Это три самостоятельных пункта.

— Ой, мамочка! — запричитала Алёна.

— Крепись. На самом деле это всё просто. Ты их только заведи, подскажи им, потом не остановишь.

— Ну да, ну да...

— Дальше. МАСКАРАДЫ! Кто из детей не любит наряжаться? А если ещё сделать маски!..

— Это что, косюмы им шить?!

— Зачем шить? Они живут в твоём шкафу.

— Это что же, их в шкаф пустить?! Они же там всё перероют!

— А почему тебя это так пугает?

— Ну как, почему? Убирайся потом за ними...

— Уберитесь вместе.

— Ну, да! заставишь их!

— Убери сама. Но без ругани и стонов — а весело, с аппетитом. Делай так, чтобы им тоже захотелось в этом участвовать. Уберитесь ИГРАЮЧИ.

— Это что же, всю жизнь с ними играть?

— Мне кажется, лучше играть, чем ругать. Тем более, что от ругани пользы никакой нет, только порча отношений с ребёнком. А в игре ничего невозможного нет. — ИГРА — ЭТО ТАКОЙ ВОЛШЕБНЫЙ КЛЮЧИК!

С помощью игры решаются любые проблемы. Знаешь, даже взрослых лечат игро-терапией. А для ребёнка игра — как воздух!

— Ну, ты меня загрузила... И это ещё не конец?

— Ещё не конец. Ну что, идём дальше?

— Идём...

— Дальше. — Настольные игры

Реверси, шашки, шахматы, крестики-нолики, турнир, бильярд, “мастер майнд”, волк и овцы, “блошки”, домино...

— А у нас этого и нет ничего. Даже шахмат... Только это, как его? ну, козявка такая электронная, о которой надо заботиться, а она подыхает всё время у них, потому что они забывают её кормить. Японцы придумали. Как же её?..

— Тамагоча?

— Ну, да, да! У вас тоже это есть?

— Зачем нам это? У нас живые мышки и кролик, и курочки — есть о ком заботиться.

— Да, вам хорошо... Так, что ты о настольных играх говорила? У меня ничего нет.

— Ну, так купи! Послушай, это же дешевле, чем дом для барби, или этот умирающий тамагоча, а пользы в тысячу раз больше. Например, дети обожают играть в лото: растительное, зоологическое, их много разных. Ещё у нас куча разных мозаик-собиралок... И много РАЗВИВАЮЩИХ ИГР: занимательный куб, уникуб, кубик Рубика, разные головоломки. Множество конструкторов, и, конечно, “лего”...

— Постой-постой, неужели вы во всё это играете и всем этим занимаетесь?

— Конечно. Ведь дней в году много. А в каждом дне много часов и минут. И все их нужно чем-то заполнить. Чем-то интересным и радостным.

— Но это же голова заболит придумывать на каждый час что-то радостное.

— Поэтому мы и написали СВИТОК! Чтобы голова не болела сочинять, и чтобы ребёнок мог САМ выбрать. Вот, сколько у нас сегодня может быть радости! Какую выбираешь?

— А что если он ничего не захочет? Они же вредные такие, на всё говорят НЕТ! У тебя так бывает?

— Бывает.

— И что ты в таком случае делаешь?

— Допустим, вынимаю микроскоп...

— У тебя и микроскоп есть?! — стонет Алёна.

— Конечно. Ещё Антоше, когда он был маленьким, покупали. Кстати, это совсем недорого, ты тоже можешь приобрести.

— Ну? вынимаешь микроскоп...

— ...и начинаю рассматривать под ним чешуйки лука, крупинки соли, сахара... Ксюня в такой ажиотаж приходит! Начинает нести листики с наших цветов, лоскутки, бумажки... Целый день может на это уйти. А то и неделя. Пока она не насытится. А вечером можно взять монокуляр...

— Господи, а это что такое?!

— Маленькая подзорная труба. Проще сказать, одноглазый бинокль. Мы хотели купить когда-то бинокль, но бинокль дорогой, а монокуляр — в два раза дешевле.

— И куда вы глядите в него?

— Как куда?! На звёзды, конечно!.. А днём — на леса за кольцевой, вообще на окружающий мир. Ведь это так интересно!

— Да, наверное... А на прогулки хватает времени?

— Конечно. Гуляем каждый день, на улице тоже много интересного. А теперь, когда животных завели, вообще скучать некогда: всех покормить, убрать в вольерах, приласкать... — Как видишь, наш СВИТОК РАДОСТИ всё время пополняется, в нём уже больше семидесяти пунктов. Так что скучать некогда! Хочешь – и ты заведи такой же. Жизнь станет гораздо веселее, вот увидишь!

 

* * *

Записать на стене:

«ИГРА -- ЭТО ТАКОЙ ВОЛШЕБНЫЙ КЛЮЧИК!..»

 

 

 

 

ДОМАШНИЙ КЛУБ "СВЕТЛЯЧОК"

Ваш ребёнок нуждается в общении со сверстниками? И вы не знаете, как эту потребность удовлетворить? Могу рассказать, как эту проблему решили в нашей семье.

…Нашему младшему -- позднему ребёнку, Ксюше, было четыре года, когда мы поняли, что только нашего - взрослого - общества ей недостаточно. Хотя мы её очень любили: мама, папа, брат Антон, который старше Ксюши на 14 лет, - мы все её просто обожали. Иногда приезжали и старшие дети - Аня и Саша, которые тоже с удовольствием играли и общались с Ксюшей, но я чувствовала, что девочке нашей не хватает какого-то очень важного витамина. А именно - общения со сверстниками.

Мы стали ходить с Ксюшей в разные студии: развивающих игр, ритмики, хореографии, кукольную, рисования… Ей всё это очень нравилось. Но занятия в студии заканчивались - и все спешили по домам, а ОБЩЕНИЯ КАК ТАКОВОГО не происходило.

И тогда мы решили создать у себя дома то, что искали где-то. Мы организовали детский домашний воскресный клуб и назвали его -- "Светлячок". Детей, которые стали приходить к нам в клуб, мы называли "светлячками".

Откуда появлялись светлячки? Мы находили их повсюду! В разных студиях и кружках, на детских площадках - везде, где мы с Ксюшей бывали, мы повсюду высматривали "наших" детей и приглашали их в наш клуб. А потом наши новые друзья приводили в клуб своих старших (или младших) братьев и сестёр. Возраст светлячков был от трёх до девяти лет.

Первое время клуб собирался каждое воскресение. Но вскоре оказалось, что одного раза в неделю детям - мало. Прощаясь, расставаясь на целую неделю, они… плакали! Тогда мы стали собираться и по средам.

В то время большинство светлячков ещё не ходили в школу и никто из них не посещал детский сад. Так что необходимость в общении была не только у нашей Ксюши. Мы придумали "Светлячок" для нашей дочки, но он оказался нужен многим детям. К нам стали приезжать даже с других концов Москвы! - наши друзья, с такими же недетсадовскими детьми, нуждающимися в общении.

Каждый раз собиралось человек шесть-восемь детей плюс родители. Мы обычно собирались после обеда, а расходились поздно вечером. Сначала родители тоже участвовали в "заседаниях" клуба (в играх и чаепитиях, а порой устраивали на кухне свой - родительский клуб, где обсуждали проблемы воспитания). Но постепенно родители стали всё чаще оставлять у нас детей, а сами уходили по своим делам. И в том и в другом случае было много плюсов. Если родители присутствовали, мы их старались вовлечь в наши игры, - и родители, забыв про свою взрослость, превращались в весёлых, озорных подростков. (Чем очень удивляли и радовали собственных детей). Но если родители уходили по своим делам - то это означало, что родителям и детям нужно отдохнуть друг от друга, побыть немного в разлуке. В этом тоже был большой смысл и польза.

Друзья и знакомые говорили нам: "Неужели вам не трудно каждое воскресенье отдавать детям? Ведь это же шум, гам, и после них столько уборки…" И мы искренне отвечали: "НЕ ТРУДНО!"

Нам действительно было не трудно. Нам было РАДОСТНО. Эти полдня, заполненные шумом и детским смехом, - не отбирали силы, а давали заряд радости! Мы обожали наших маленьких друзей, наших светлячков. Мы готовились к каждой встрече с ними: тщательно продумывали программу вечера, придумывали разные игры и забавы… Встреча и общение со светлячками каждый раз были ПРАЗДНИКОМ. И для нас - и для них.

…Конечно, со временем встречи наши стали реже (учитывая загруженность детей школой), но зато расширилось общение детей уже вне клуба. Маленькие светлячки превратились в долговязых подростков…

Свою задачу клуб "Светлячок" выполнил: он заполнил эмоциональный вакуум домашних "одиноких" дошколят, а также - "нестандартных" младших школьников, плохо вписывающихся в детский коллектив. "Светлячок" научил детей общаться, он подарил много радости и много чудесных воспоминаний…

(А от "Светлячка" отпочковалась со временем литературная студия "Родник", которую ведёт наш папа Виктор Кротов. "Родник" активно пульсирует уже который год прямо у нас во дворе - в маленьком, уютном муниципальном клубе "Ладога". И каждый понедельник сюда приходят дети и взрослые, которым нравится заниматься литературным творчеством).

Так чем же мы занимались в нашем клубе "Светлячок" все эти годы? - О!.. ВСЕМ!..Многие игры и занятия, которые наполняли нашу семейную жизнь с детьми, стали любимы и нашими светлячками. Но было много и таких игр и занятий, которые возможны только в детском коллективе. Ах, сколько всего было!..

1. ФИЛОСОФСКИЕ БЕСЕДЫ

Да, иначе их никак не назовёшь.

Наверное, целый год наши "заседания" начинались с того, что наш папа, писатель Виктор Кротов, (или просто "дядя Витя", как называли его светлячки), читал детям главы из своей сказочной повести "Волшебный возок". Это - сказка о внутреннем мире человека. Виктор прочитывал очередную главу - и начиналась живая дискуссия. О том, как устроен наш внутренний мир. О том, как справляться с разными проблемами: например, с плохим настроением и капризами. О том, что такое дружба. Как научиться не бояться. Как победить "змея гордыныча" и так далее… Светлячков волновали многие вопросы, и оказалось, что найти ответы на эти вопросы можно с добрым сказочником "дядей Витей".

2. ИГРЫ НА СПОРТКОМПЛЕКСЕ

Занятия спокойные у нас обязательно перемежались подвижными играми, чтобы дети не "засиживались". После философских бесед светлячки обычно бежали на спортивный комплекс, который у них был то "гнездом", то "кораблём"… А под самым потолком Ксюша своими руками приделала "чердачок", куда перед приходом гостей обязательно клала угощение. И каждый светлячок, который долезал доверху, находил на заветном "чердачке" конфетку, и не одну…

Они обожали наш спорткомплекс - висеть на нём, бегать вверх-вниз по лесенке, болтаться на кольцах и перекладине… Они были в то время ещё мелкие, наши светлячки, и спорткомплекс выдерживал всю компанию…

3. ЛЕПКА ИЗ ГЛИНЫ

Всем -- и взрослым, и детям -- очень нравилось лепить из глины. Это было так здорово -- когда мы все сидели за нашим большим столом, таким тесным кругом, и каждый лепил, что хотел… А самый маленький светлячок, которому было всего три года, с упоением лепил колобки…

Глину мы накапывали прямо во дворе. Благо, почва в Москве весьма глинистая и проблем, где достать глину, никогда не было. Потом мы глину хорошенько "отмучивали" (промывали, отчищали её от камушков и прочего сора). Муфель для обжига глиняных изделий у нас дома тоже есть. (Виктору подарили в какой-то керамической мастерской старенький, ненужный муфель, который служит нам уже много лет).

О, какая была для детей радость -- получить крепенькие, обожжённые глиняные фигурки, сделанные собственными руками!

4. РАЗНОЕ РУКОДЕЛИЕ

Кроме лепки из глины, мы занимались ещё разным рукоделием и конструированием: вырезали из бумаги, шили кукол из старых перчаток… Среди мам были очень активные, они тоже придумывали разные занятия для наших светлячков.

5. КУКОЛЬНЫЙ ТЕАТР

У нас дома была рама от старой, можно даже сказать - старинной ширмы, которая много лет пылилась в углу без дела. И вот настал её звёздный час! Мы с Ксюшей откопали на антресолях старые бабушкины шторы, которые несколько лет лежали тут никому не нужные, натянули на ширме верёвочки, повесили на них бабушкины жёлтые, солнечные шторки - и вот, всё готово для кукольного театра!

А в нашем шкафу - много игрушек, надевающихся на руку. Но, в принципе, для кукольного театра подходят любые куклы, любые плюшевые зверушки.

Все наши кукольные спектакли и сценки были импровизированные. (Хотя, войдя во вкус, некоторые юные кукловоды стали делать домашние заготовки. Например, наша Ксюша). У нас не было занудных репетиций, мы не ставили в нашем театре набившие оскомину "Теремки" и "Репки". Нет! В нашем кукольном театре дети САМОВЫРАЖАЛИСЬ! Можно было взять любую куклу, зайти за ширму и - показать свой маленький спектакль! Пусть не очень совершенный, но главное - СВОЙ! Эта ширма служила нам много лет. Светлячки подрастали - и мы перевешивали шторки повыше…

6. ЭТЮДЫ

Видя, что не у всех детей получается без подготовки интересно "работать" с куклой, я придумала игру, которую мы назвали "Этюды". В ней с удовольствием принимали участие и дети, и взрослые. Мы садились в кружок. Брался какой-нибудь предмет (обычно, первый предмет предлагала Ксюша), это мог быть мячик, подушка, клубок верёвки, да что угодно! Этот предмет передавался по кругу, и каждый участник игры должен был его обыграть: изобразить с ним маленькую сценку без слов - чтобы все остальные угадали, что же он имеет в виду. Ну, тут воображение у всех так разыгрывалось!.. Подушка на глазах у зрителей превращалась в шляпу, в пишущую машинку, в портфель, в конверт с младенцем, в мольберт, и так далее… Даже если кто-то из новеньких в начале говорил: "Ой, я не умею, у меня не получится", - очень скоро был охвачен всеобщим азартом… А потом выбирался новый предмет как тренажёр для фантазии, и так далее…

Шли годы, но эта игра оставалась у нас любимой. (Благо, предметов в доме - не счесть. Есть что обыгрывать!) Эта игра детей очень раскрепощала. Светлячки, все как один, оказывались замечательными актёрами-мимами! Да и родители старались не отставать от них.

7. ПОДВИЖНЫЕ ИГРЫ

Оказалось, что современные дети знают очень мало игр. А откуда им их знать? Если ребёнок ходит в детский сад, он ещё там во что-то играет (хотя и не факт!), но если ребёнок "домашний", то у него на первом месте телевизор с мультиками, компьютер со "стрелялками" -- а что ещё? Ну, девочки ещё играют в куклы, а мальчики гоняют в футбол, но, опять же, далеко не все. И мало кто знает, что существует множество игр, в которые можно играть компанией!

Ах, во что мы только с нашими светлячками не играли!.. Мы с Виктором вспомнили все игры, в которые играли сами в детстве. Я, к тому же, накупила много книжек про разные игры и постоянно их штудировала. Потому что дети росли, взрослели - и наши игры менялись, усложнялись.

Один перечень игр, в которые мы играли со светлячками, мог бы занять несколько страниц… Вот любимые: "Горячо - холодно", "Кто летает?", "Сова", "Через болото - по кочкам", "Опусти хвост в бутылку", "Проползи под верёвкой", "Найди прищепки", "Ветер дует на того…", "Достань из воды яблоко без рук", "Испорченный телефон", "Живое - неживое", "Передай хлопок", срезание (с завязанными глазами) призов с верёвки, протянутой через всю комнату, и смешная до умопомрачения игра "Ё-ё!", ну и так далее… Конечно, играли и в классические прятки, играли в английские шарады… Ах, во что мы только не играли!

Надо видеть счастливые лица детей, которые в этих коллективных играх испытывали то, что ребёнок не может испытать в одиночестве, сидя перед экраном телевизора или компьютера…

8. НАСТОЛЬНЫЕ ИГРЫ

Да, есть ещё игры и настольные - чтобы перевести дух. Этих игр тоже очень много и они захватывают не меньше, чем подвижные. Разные лото (растительные и зоологические), домино, "пуговки", реверси, шашки, шахматы, уголки, "фантики"… Во всё это мы тоже играли.

9. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ИГРЫ

Интеллектуальные игры - это игры на развитие памяти, внимания, на быстроту реакции, на соображение. Например, надо запомнить предметы, лежащие на подносе, а потом угадать, какой из них исчез. Или (с завязанными глазами) назвать предметы, ощупывая их рукой. А ещё игра в цепочку слов! А ещё составление многих слов из одного длинного слова! А ещё игры: "Кто поедет на Север?", "На земле или на небе", "Что изменилось?" И - любимая игра наших светлячков под названием "Грузим корабль".

Это уже не просто игры -- это хороший тренинг, упрятанный в игру.

10. "ЖИВОЙ СПЕКТАКЛЬ"

Да, кроме кукольных, у нас были ещё и "живые" спектакли. Дети их обожали! Без живого спектакля не обходилось ни одно заседание нашего клуба.

.....Правила живого спектакля таковы: Каждый ребёнок решает, кем он будет в спектакле, -придумывает себе имя и наделяет своего героя свойствами. Например, Ксюша говорит: "Я буду задумчивым тигром Ра, который любит жить в одиночестве". А другая девочка, Даша, говорит: "А я буду принцессой Люси, которая обожает конфеты". "А я беленькой кошечкой Мяу, которая потеряла своего хозяина", - говорит Маша. "А я - злым драконом Зубром, который плюётся огнём на всех прохожих", - говорит Серёжа. Ну, и так далее. После того, как каждый светлячок решил, кто он есть, они обустраивают свои "дома" - кто-то под столом, кто-то за шкафом, кто-то на диване, кто-то под другим столом. А в старом кресле сидит Сказочник дядя Витя и начинает рассказывать сказку, которую он тут же, на ходу сочиняет. И в этой сказке задействованы все сегодняшние герои - и кошечка, и тигр, и принцесса, и дракон, и все остальные. Главная задача Сказочника - чтобы все герои перезнакомились по ходу спектакля и сдружились, чтобы проявились их свойства, явные и скрытные, чтобы все вместе они прошли через испытания, которые обязательно по ходу спектакля выпадут на их долю, чтобы зло было побеждено, и восторжествовала дружба.

Мы заметили, что многие домашние дети очень застенчивы, для некоторых существует проблема контакта. И в этих живых спектаклях, став на полчаса кошечкой или принцессой, наши светлячки учились простым, но очень необходимым в жизни вещам: прикоснуться к другому человеку, погладить его по голове, утешить, спросить его участливо: "Что у тебя случилось? Почему ты плачешь? Чем я могу тебе помочь?" Каждый спектакль заканчивался радостным хороводом. Все были счастливы! И тут же кричали: "Ещё один спектакль! Ещё, ещё!..»

...Светлячки взрослели, набирались опыта, и иногда роль Сказочника брал на себя кто-нибудь из детей - и тоже выходило здорово!

11. КЛОУНСКИЕ СПЕКТАКЛИ

Началось с того, что мы с Ксюшей стали показывать в клубе маленькие клоунские сценки. Из жизни взрослых и детей. Сценки пользовались огромным успехом. Светлячки хохотали, а их мамы говорили: "Да, это и про нас тоже!" Постепенно у нас получился настоящий часовой спектакль "Золотко", и мы его показывали много раз в нашем клубе. (А потом - и в других местах).

А ещё мы с Ксюшей придумали и сыграли в нашем клубе пантомимический спектакль "Бродячие артисты".

Это оказалось заразительно. Другие светлячки тоже стали придумывать и показывать разные весёлые сценки.

12. ОБЩЕНИЕ С ЖИВОТНЫМИ А потом мы завели дома маленький зоопарк, и теперь светлячкам (до всех игр) непременно надо пообщаться с нашими милыми животными: кроликом Кешей, ёжиком Шуриком, крысками Лизой и Женей, черепахой Кюшей, курочкой Кузей и петушком Нандиком и полюбоваться на шустрых мышек…

13. ХОРОВОДЫ НА КРЫШЕ

А в тёплую погоду мы устраиваем вылазки на крышу. Дело в том, что балкон нашей квартиры выходит на крышу магазина -- широкую, как футбольное поле… И здесь тоже можно играть! В "Ручеёк", в "Змею", в "Дуйся-дуйся, пузырь" и, конечно же, в "Каравай-каравай, кого хочешь -- выбирай"!

О, эти хороводы на крыше!.. Их помнят все наши светлячки, и наши соседи, и прохожие, которые изредка всё же подымают головы к верху…

14. ЧАЕПИТИЯ

А заканчиваются заседания нашего клуба большим чаепитием. Со сладостями. Все приносят. И мы тоже, конечно, припасаем. Я завариваю чай в большом керамическом чайнике, этот чайник -- всеобщий любимец. Все светлячки носятся из кухни в комнату -- дружно накрывают на стол…

А во время чаепития дядя Витя ещё свои новые сказки светлячкам почитает, ещё в игры какие-нибудь застольные поиграем, в тот же "Корабль", который очень хорошо грузить, сидя в кругу друзей, набегавшись, наигравшись, нагрузившись разными вкусностями…

15. У НАС – ГОСТИ

Бывало, что к нам в "Светлячок" приезжали гости. Это мог быть учёный-физик, который по совместительству был поэтом. И он читал светлячкам свои стихи. Или весёлый доктор из Филатовской больницы, который приезжал к нам со своими трёмя детьми и большущим тортом. Ещё приезжал фотограф из журнала "Улица Сезам", который снимал наш клуб, наших светлячков для журнала. А ещё к нам приезжал в гости другой клуб -- большая компания родителей и детей из соседнего города Химки. Было так весело!..

16. ПОЕЗДКИ К ИНТЕРЕСНЫМ ЛЮДЯМ

Это тоже было. Например, была незабываемая поездка в «Леви-центр»: к знаменитому психологу Владимиру Леви. И там наши светлячки тоже играли живой спектакль. Как же без живого спектакля?! Ну, и большое чаепитие тоже было, как же без этого? А Владимир Леви за чаем читал светлячкам свои смешные стихи… А по комнате бегал озорной лемур, заглядывал в наши чашки и очень всех смешил…

17. ВМЕСТЕ -- НА ПРИРОДУ

В тёплое время года мы устраивали игры на свежем воздухе -- не только на крыше, но и в ближайшем сквере. И даже живой спектакль там играли! А потом шли в дом пить чай…

Вообще у нас было много совместных вылазок на природу: на речку Сходню, где шумит маленький водопад; в ближний лес и в дальний лес -- к источнику и на шлюзы. Зимой ходили в лес кормить синичек, ходили вместе на каток и на горку, на санках по каналу. Летом ходили вместе на пляж…

18. ВМЕСТЕ -- НА ВЫСТАВКИ

Ещё нам нравилось ездить вместе на выставки. Особенно всем запомнилась выставка живописи Валерия Волкова, и сам Волков там был, и дети устроили настоящее обсуждение его картин! Волков был в восторге. Светлячки - тоже.

И на выставке Валерия Каптерева мы были. И на выставке ледяных скульптур. И на ВВЦ вместе ездили. И на выставку гобеленов. И на выставку диковинных бумажных шляп…

19. ВМЕСТЕ – ПОВСЮДУ

Сдружившись в нашем клубе, мы часто теперь встречались в разном составе -- и куда-нибудь отправлялись вместе. Например, в цирк-шапито. Или в зоопарк. Или на спектакль в детский театр. Катались вместе на велосипедах. Ездили в парк на аттракционы. Ходили в Город Мастеров на день города, и там расписывали деревянные ложки и кирпичи.

20. КОГДА "ЗАРАЗИТЬСЯ" -- ЗДОРОВО!

Светлячки -- народ очень творческий. И очень "заразный". Заражая друг друга интересом, светлячки ходили вместе (кто куда хотел) -- в разные кружки, секции и студии: в цирковую, живописи, мультипликации, макраме, гобелена, литературную, верховой езды…

21. ДНИ РОЖДЕНИЯ

Конечно, дни рождения светлячков мы отмечали теперь вместе! И обязательно был живой спектакль! И ещё что-нибудь неожиданное и приятное: например, совместная лепка пирожков, которые тут же засовывались в духовку -- и тут же подавались к столу! Или день рождения отмечался в лесу -- у костра! Каждая мама старалась, чтобы день рождения её светлячка запомнился надолго.

И, конечно же, отмечалась каждая годовщина клуба "Светлячок". Всё, как полагается: с тортом и зажжёнными свечами в нём - и, загадав желания, мы все вместе задували свечи…

22. "МИР СВЕТЛЯЧКОВ"

Многие светлячки увлекались литературным творчеством: кто-то сочинял стихи, кто-то сказки. В нашем клубе стала выходить литературная газета "Мир светлячков", которую мы с мужем делали на компьютере и распечатывали на принтере. Но для светлячков это была самая настоящая газета! В ней публиковалось творчество светлячков и хроника жизни нашего клуба.

23. ПРОЩАНИЕ.

Прощание -- это всегда немного грустно. Но мы придумали весёлое прощание: все становятся кружком и одновременно легонько ударяют друг друга ладонями: ладошка об ладошку.

И при этом приговариваем: "Пока-пока-пока-пока!"

Главное -- знать, что мы увидимся снова.

 

 

 

 

«Сколько тебе лет, мама?»

Может ли мама быть другом и подружкой? Как не зависеть от своей взрослости?Быть взрослым – это не значит быть больным и нудным!

Эти ужасные женские разговоры

Давным-давно, ещё будучи ребёнком, я заметила: стоит собраться вместе двум взрослым тётям, как тут же начинаются разговоры о болезнях. Да, есть женщины, которые просто обожают говорить о болезнях! Можно подумать, что свои хвори они любят гораздо больше, чем своих детей. По крайней мере, они уделяют болезням больше внимания и говорят о них с большей нежностью, чем о детях.

Этим отличаются не только мамы “в возрасте”, но и молодые. Тем самым они добровольно переходят в совершенно иную возрастную категорию. Позвонив любимой подруге, мама может целый час говорить с ней о головной боли, или о модной нынче депрессии. При этом отчаянно шикая и покрикивая на малыша, который пытается оттащить маму от телефона: “Дашь ты мне когда-нибудь спокойно поговорить или нет?!”

Для большинства детей мама — это существо непоправимо взрослое, отгороженное от ребёнка своими непонятными и неприятными взрослыми проблемами. Порой у ребёнка возникает чувство, что между ним и мамой пролегает пропасть, и от этого становится горько и страшно.

“Иди поиграй, не мешай маме заниматься своими делами”. Ребёнок ощущает себя глубоко одиноким. Как бы отрезанным от матери. А ведь ещё недавно его носили на руках, кормили из ложечки, умилялись каждому новому словечку, — и вот он уже предоставлен самому себе. Для его родителей умилительный период кончился — наступил период утомительный...

И теперь маму всё время нужно брать приступом! А маму это раздражает и нервирует: “Ну, что, что тебе от меня нужно?!” Ребёнок постепенно усваивает невесёлую истину: мама — далеко, маме — некогда, маме — неинтересно. Мама слишком взрослая, чтобы понять его страхи и радости. Для неё это всё — “ерунда”, а он сам — “глупышка”.

Когда-то давно, ещё девочкой, я дала себе слово: если когда-нибудь у меня будут дети, я никогда не буду говорить при них о болезнях и никогда не буду от них отгораживаться. И вообще, постараюсь не становиться скучной взрослой тётей. Ведь это совсем необязательно!

Не хочу быть тётей!

“Сколько тебе лет, мама?” — порой спрашивает у меня дочка. А раньше этот вопрос задавал сынок, когда был маленьким. И я всегда отвечаю: “Столько же, сколько тебе!”

Я была подружкой Антоше, которого родила в двадцать пять. Мне нравится быть подружкой Ксюше, которую я родила почти в сорок. Ну, разве это такая уж разница в возрасте, чтобы смотреть сверху вниз?

Мне никогда не хотелось обвесить себя взрослыми драгоценностями и отяготить дорогими одеждами, мне нравится бегать в шортах и футболках летом, а зимой в брюках и лёгких куртках. Это так удобно! И когда мы оказываемся на зелёной полянке, я за компанию с детьми могу запросто покувыркаться через голову! А что? И попрыгать в классики! А зимой — лихо скатиться с ледяной горы. На зависть норково-песцовым мамам, чинно мёрзнущим на обочине детской жизни...

На Новый год Антон с Ксюшей преподнесли мне замечательный подарок — льдянку! (Такую пластмассовую штуку, чтобы кататься с гор). И это, я считаю, лучший комплимент в моём возрасте.

А на днях я показывала Ксюше высший класс прыганья через скакалку. Преподаватель секции таэквон-до, где она с недавних пор занимается, велел ей научиться прыгать через скакалку. “А ты можешь?” — спросила она меня. И тогда я взяла скакалку и продемонстрировала ей больше десяти способов, пока она не замахала руками: “Хватит! хватит!..”

И я по-прежнему терпеть не могу разговоры о болезнях. А если случается поболеть, то стараюсь делать это быстро. И уж, конечно, не обсасывать подробности по телефону с приятельницами. Ведь в жизни столько других — по-настоящему интересных, важных тем. И прежде всего — дети!

Прежде всего — дети

Конечно, именно они, мои дети, и их интересы — на первом месте в моей жизни. Когда трёхлетний Антошка изучал барабан, пытаясь докопаться, что у него там гудит внутри, я подсела рядышком и помогла ему этот барабан... сломать. Чтобы он мог удовлетворить своё любопытство.

Когда Антоша, ещё дошкольник, увлёкся звёздами и инфузориями, я по ночам читала книжки по астрономии и биологии, чтобы ему со мной было интересно. Когда сынок увлёкся бегом, я бегала вместе с ним, и никогда не забуду эти вечерние пробежки по осенним, золотистым дворикам...

И это вовсе не значит, что я отказываюсь от себя, от своих интересов. Напротив. Благодаря детям, я открываю себя. Я обнаруживаю у себя десятки новых интересов и способностей, о которых не подозревала. Вот, Ксюша увлеклась макраме — и я вместе с ней стала ходить в студию декоративно-прикладного искусства и тоже научилась плести из верёвок красивые вещи. А потом Ксюша захотела учиться игре на балалайке — и я открыла для себя красоту и богатство этого инструмента. А когда Ксюша рисует акварели, она всегда говорит: “Давай вместе!” — и я берусь за кисточку, хотя никогда прежде не рисовала и не догадывалась, что умею. А уж как дочка меня нахваливает! Как она меня подбадривает!

Благодаря Ксюше, я достала с антресолей свои старые коньки, и теперь, когда другие мамы мёрзнут по углам катка, с удовольствием катаюсь с дочкой наперегонки.

Именно она, Ксюша, вытащила на свет мою старую, несбывшуюся мечту стать клоуном. Именно она, Ксюша, спровоцировала меня на придумывание смешных реприз из нашей семейной жизни — и вот теперь у нас с ней целый спектакль! Точнее — у нас уже три спектакля. И большие планы на ближайшее будущее.

Поэтому, благодаря своим деткам, я всегда в начале пути. Постоянно учусь чему-то новому. (Или вспоминаю незаслуженно забытое.) Постоянно в роли новичка, делающего первые шаги... Поэтому мне ну никак не может быть много лет! Поэтому мне близки и понятны переживания и восторги сына и дочки. Ведь всё это и моё тоже!

Пусть смотрят!

“Послушай, — говорит Ксюша, — давай выгуляем по снежку Чернячка и Белячка! А то наши пёсики засиделись дома”. Она привязывает ошейники (в смысле – бельевые верёвки) двум большим плюшевым медведям (именно они у нас уже несколько лет выступают в роли “пёсиков”). И мы отправляемся во двор на прогулку. Я тащу за верёвку Чернячка, Ксюша — Белячка, они бороздят плюшевыми лапами свежий снежок. “Ксюша, на нас смотрят”. — “Пусть смотрят! — говорит она. — Пусть все видят, какие у нас замечательные пёсики, и как мы их любим!”

Мне передаётся её счастливая детская беспечность, я стряхиваю с себя минутное взрослое смущение — и продолжаю бороздить сугробы плюшевым медведем...

А ещё у нас есть две лошадки. Не маленькие — большие. Ксюшину зовут Келла, а мою — Игого. Они повсюду за нами ходят. Мы их кормим кленовыми листьями. А иногда мы скачем на них. Ксюша командует: “Рысью! Галопом! Иноходью!” И, оглядываясь на меня, спрашивает: “Ты что так плохо скачешь? Что случилось?” “Нет-нет, всё в порядке!” — говорю я, пришпоривая своего Игого. И в самом деле, пусть смотрят, пусть видят, как можно здорово скакать на воображаемой лошадке!

Игра надолго

— У меня гениальная идея! — объявила Ксюша утром, прибежав ко мне на кухню в ночной рубашке. — Выключай свой компьютер! Сегодня у нас будут роды!

— Какие роды? — опешила я.

— Настоящие! Сегодня мы играем в роддом. Выбирай, кого ты будешь рождать.

И, не дав мне и полминуты на размышления, говорит быстро и вдохновенно:

— Я решила рождать жёлтого котёнка! Это будет моя дочка. А тебе предлагаю вот этого зайчика. Это будет твоя дочка. Я своей дочке сошью чепчик, кофточку и одеялко. А ты своей что сошьёшь?

— М-м-м... Я ещё не решила.

— Тогда я тебе предлагаю тоже сшить чепчик, кофточку и одеялко. Только компьютер выключи. Это игра надолго...

Эта игра, как и многие другие наши игры, оказалась на целый день. Сначала мы обустраивали себе комнаты для родов. Потом рылись в большом чемодане с лоскутками и шили приданное “дочкам”. Я порадовалась, как Ксюша ловко орудует иглой, и научила её пришивать пуговицы. Все одёжки тщательно отгладили самым настоящим утюгом, и Ксюша первый раз гладила без опаски. Потом, наконец, «рождали дочек». Да! а перед этим ещё читали детскую медицинскую энциклопедию — главу про роды и про новорождённого. Потом, естественно, “дочек” кормили, купали, пеленали, баюкали...

И мне ничуть не было скучно или утомительно. И я не считала этот день для себя потерянным. И ничуть не жалела о выключенном компьютере.

И не жалела о том, что опять не успела сделать в доме уборку. Впрочем, я давно уже смирилась, что в нашем доме не может быть идеальной чистоты. Смирился и мой муж. Да и к чему эта чистота? И возможна ли она, когда в доме живут дети, животные, цветы, камни, рисунки, рукописи, фантазии и бесконечные гениальные идеи?..

* * *

Наша игра продолжилась и на следующий день. Закутав “дочек” потеплее, мы пошли с ними гулять. И уселились на льдянки и понеслись с ними с горы. И мне хотелось крикнуть на весь мир:

“Возраст — это выдумка скучных людей! Жизнь — это игра надолго!”

 

Записать

-- на свободной стене в доме,

-- на белых страницах дневника,

-- на влажном прибрежном песке,

-- на свежевыпавшем снегу...

 

Записать

-- на бесконечных свитках памяти,

-- в самом сердце:

 

«Мои милые, драгоценные, прекрасные дети!

Сынок и доченька, Ксюша и Антоша,

я вас люблю!

Спасибо вам за то, что вы есть.

За то, что вы осветили собой мою жизнь

и наполнили её особым смыслом.

Спасибо за каждый час нашей общей жизни,

прожитый радостно, вдохновенно и незабываемо...

Я вас люблю!»

 

 

 

 

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ НА ПРОЩАНЬЕ

МОИМ ЧИТАТЕЛЯМ

 

Написав книгу о семейном воспитании, я пришла к выводу:

Ни один взрослый не может научить другого взрослого, как воспитывать детей.

Этому может научить только собственный ребёнок.

Только он, наш ребёнок, правильно подскажет нам, в чём он нуждается, и какие витамины нужны для его роста, физического и духовного. Надо лишь помнить о том, что все дети — абсолютно разные! Так же, как нет двух одинаковых снежинок, так же нет и двух одинаковых детей. Об этом хорошо знают родители однояйцевых близнецов, спросите у них.

Одному ребёнку нужна мягкость, другому — строгость, одному — руководство и подсказки, другому — максимальная свобода, одному — полная миска каши по утрам, а другому — всего лишь глоток чаю... И так — во всём!

Самая страшная ошибка в воспитании — когда детей стремятся воспитывать по шаблону. Стригут под общую (или под чью-то) гребёнку. Чтобы был как все! Или как “кто-то”.

 

Один философ сказал, что единственный материал, из которого Бог творил человека — это СВОБОДА.

Помнить бы об этом в нашей повседневной жизни. Помнить и уважать в ребёнке СВОБОДНУЮ ЛИЧНОСТЬ. Уважать с пелёнок, ибо душа не имеет паспортного возраста, и ещё неизвестно, кто из нас старше: я или мой ребёнок.

Научиться бы слышать и понимать нашего ребёнка: понимать его мудрые подсказки. Не стесняться быть учеником собственного ребёнка, ведь мы многое за свою взрослую суетную жизнь забыли и растеряли... И только он, наш ребёнок, может вернуть нам утраченное!

Быть своему ребёнку настоящим другом, понимающим и сочувствующим, — и тогда многие проблемы воспитания снимутся сами собой. А многие даже не возникнут.

Что есть родительство? Это — соучастие Богу в сотворении новой личности. Это соучастие в самом великом творчестве, какое только и есть в мире, в жизни. А творчество не может осуществляться по шаблону. Оно всегда ищет свои собственные пути. Нехоженные, нестандартные, неожиданные.

Может, все проблемы воспитания именно от того, что этот воистинну божественный процесс нами частенько заземляется, упрощается и уплощается.

Помню, когда родился мой первенец Антон, книг по воспитанию найти было невозможно, а в тех жалких брошюрках, которые попадались мне в руки, можно было прочесть лишь сухие казёные назидания, типа: “ребёнок должен жить по режиму и быть послушным”.

ПОСЛУШАНИЕ И РЕЖИМ — это ведь из тюремного лексикона! Это — правила жизни для преступников. Но ребёнок — не преступник! И ему противопоказано жить в неукоснительном послушании и по железному режиму.

 

Ребёнок — растущая личность, которой необходимы для полноценного роста безусловная любовь, свобода и творчество.

 

Господь подарил мне замечательных детей — сына и дочку. Именно они, Антон и Ксюша, открыли мне многие тайны Детства и помогли понять, насколько же это важный период человеческой жизни — НАЧАЛО.

Я благодарна своим детям за жизненные уроки и продолжаю с радостью учиться у них. Давно замечено: ребёнок лучше всего обучается чему-либо, если его учит другой ребёнок. О себе скажу: взрослый тоже лучше всего обучается, если его учит собственный ребёнок. Учит просто своим существованием, своим ПРИСУТСТВИЕМ в нашей жизни. Конечно, если мы не отгораживаемся от него, а живём с ним ОБЩЕЙ ЖИЗНЬЮ.

Вот пять условий, которые я определила для себя как жизненно необходимые, чтобы ребёнок мог полноценно развиваться, и наша жизнь с ним была бы по-настоящему радостной и счастливой:

1. Безусловная любовь. Она нужна детям, как воздух! А что это такое, из чего она слагается? На мой взгляд, у неё много слагаемых: это нежное и пристальное внимание к ребёнку, к его нуждам, к движениям его души, это умение и желание его выслушать, это умение принять ребёнка со всеми его особенностями, не сравнивая его ни с кем, не унижая его сравнениями, это стремление отдавать ему как можно больше времени и сердечного тепла, наша готовность утешить и пожалеть, наше искреннее желание играть с ним часами и читать ему, и гулять с ним, и отвечать на его бесчисленные вопросы, это терпение и ласка, одобрение и восхищение, которые не должны иссякать в родительском сердце.

2. Право ребёнка на свободу выбора. Ведь мы растим человека, а не раба! Так не будем держать его в клетке наших «нельзя!», будем прислушиваться к его мнению и уважать его выбор. Будем учить ребёнка пользоваться свободой, не ущемляя его свободы. Будем давать мудрые советы, но не отдавать приказы.

3. Творчество. Имеется в виду творчество родителькое – неутомимое, ежедневное. А также -- удовлетворение потребности ребёнка в творчестве. Без творчества он увядает и засыхает, как цветок без полива! Дадим нашему ребёнку возможность попробовать себя во всём, что его интересует, к чему он тянется, о чём мечтает. Дадим ему возможность понять: зачем он пришёл в этот мир?

4. Новизна. Удовлетворение потребности ребёнка в новизне – необходимое условие для его полноценного развития, интеллектуального и эмоционального. Без этого витамина ребёнок чахнет. Наш родительский долг – каждый день открывать перед ребёнком красоту мира и богатства жизни... Главное при этом – не лениться!

5. Наша общая с ребёнком жизнь. Здесь важно отсутствие перегородок между взрослыми и детьми. Важно взаимное доверие и тепло. Готовность родителей быть ребёнку опорой и защитой в любой жизненной ситуации. Ребёнок должен быть в нас уверен. В том, что мы его не предадим. Мы должны поддерживать его, а не топить, быть терпеливыми и мудрыми учителями, а не критиками, даже если ребёнок в чём-то не прав, или что-то у него не получилось. Будем проходить уроки жизни вместе, не только уча его – но и учась у него. Учась вместе с ним. Это захватывающе интересно!

И тогда... тогда происходит удивительное. Без всяких с родительской стороны назиданий и понуканий, окриков и уговоров ребёнок сам, с большим энтузиазмом и аппетитом, легко, играючи научается всему, чему мы хотели бы его научить. И с ненасытной жадностью впитывает всё, чем мы можем с ним поделиться.

Вот об этом моя книга.

Не подумайте, что я хочу поделиться с вами своим опытом. Опытом невозможно поделиться, его можно только нажить: ценой собственных ошибок, открытий и прозрений. Только так. Потому это и опыт, а не отвлечённые знания из книжек.

В моей Семейной Сокровищнице — накопленные за многие годы счастливые воспоминания, мысли, открытия, чудесные находки... Может, кому-то из читателей что-то в этой книге покажется слишком простым, а что-то, напротив, чересчур экстравагантным, даже вызывающим. Но ведь я не навязываю вам ничего! Я только показываю: можно и так.

А вы попробуйте по-другому — по-своему. На это я, собственно, и расчитывала: чтобы, заглянув в нашу Семейную Сокровищницу, вам захотелось собрать свои собственные сокровища. Ведь бесчисленные сокровища рассеянны по всей нашей жизни, они есть в каждом дне, главное — увидеть их и по достоинству оценить.

Вы спросите меня: а как же сложились судьбы моих нестандартных детей?

Отвечу: замечательно!

Мой сын, Антон Кротов, ему сейчас 33 года, он стал профессиональным путешественником и писателем, проехал и прошёл пешком по дорогам 45 стран мира и не собирается на этом останавливаться. Написал 35 книг. Президент Академии вольных путешествий. Кроме того, Антон замечательный фотограф и активный издатель.

Дочка, Ксюша Кротова, ей сейчас 19 лет. Она автор 8 книг. Мастер по нетканому гобелену. Ездит на лошадях и гоняет на роликах. И работу нашла себе по душе – она с увлечением занимается иппотерапией: любит лошадей и особых детей. А до этого перепробовала много разных других работ. И никаких проблем из-за того, что она не ходила в школу, у неё ни разу не возникало.

Мои дети убеждены: счастье, не в «бумажке», а в том, чтобы найти своё призвание, понять, зачем ты пришёл в этот мир...

Желаю и вам, дорогие мои читатели, удачи и радости на этом пути!

Любите своих детей – и всё у вас получится!

 

 

Мария Романушко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

От автора

 

Пространство для свободного творчества...

- Только счастливый имеет право..........

- Мой дом – моя мастерская...............

- Каждый день вокруг света..............

 

 

Непослушание – главная работа ребёнка...

- Похвала непослушному..................

- Можно ли избежать конфликтов?.......

- Непослушание – главная работа ребёнка.....................

 

 

Через это месиво надо идти весело.....

- Как выжить в больнице?..............

- Надо ли торопиться в школу?.........

- Через это месиво надо идти весело...

 

 

Праздники нашей жизни.................

- Праздник Первой Метели..............

- Праздник Большой Стирки.............

- Петушок на тринадцатом этаже........

 

 

Свиток радости..

- Клоуны Пю и Лю

- Свиток радости

- Домашний клуб «Светлячок»...........

- Сколько тебе лет, мама?

 

Несколько слов на прощанье моим читателям...................

 

 

 

 

 

 

 

 
 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Спортивные очки с диоптриями для футбола

sport.optika-8.ru