Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

УКРАИНСКАЯ АВТОКЕФАЛЬНАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

ХАРЬКОВСКО-ПОЛТАВСКАЯ ЕПАРХИЯ

 

Архиеп. Игорь Исиченко. - Фотографии верующих епархии. - Община во имя Сошествия Святого Духа на апостолов.

Здесь собраны некоторые переводы на русский язык епархиальных документов (неофициальные). Официальный сайт: http://www.uaoc.org.ua

1 марта 2006 г. Устав Харьковско-Полтавской епархии.

20 августа 2003 г. Руководство для приходских общин.

Список приходов. Хроника епархиальной жизни.

См. о патр. Димитрии Яреме. О митр. Иоанне Павловском (ум. 1936). Об Украинской Православной Церкви в Америке и митр. Константине.

Интервью председателя братства св. Андрея Первозванного В.Приходченко, 2010.

ЕДИНСТВО КАК СОПРИЧАСТИЕ - АПРЕЛЬ 2015 года

На соборе нашей Церкви 2 апреля было принято решение обратиться к греко-католическому патриарху Украины Святославу «з проханням про братні поради щодо досягнення євхаристійного спілкування та адміністративної єдности» нашей Церкви и Украинской греко-католической Церкви "як із співспадкоємницею київської духовної традиції».

И теперь меня спрашивают, правда ли, что мы переходим из православия в униатство и что я думаю по поводу такого перехода.

Я думаю, во-первых, что "униаты" такой же оскорбительный термин как "жиды". Во всяком случае, у нас в Мордовороссии.

Я на соборе выступил в поддержку этого решения кратко, сейчас могу сказать подробнее.

Во-первых, какой мотив, на мой   взгляд, абсолютно неважен - честолюбие. Я уже вижу многочисленные реплики о том, что владыка Игорь не дождался высокого руководящего поста в Православии и потому решил уйти к греко-католикам. Это, мне кажется, в принципе не только нехристианский, но и цинический взгляд - не на одного человека, а на весь мир. Якобы все определяется карьеризмом. В конце XVIII века это было оригинально, сегодня просто злобно и неверно.

Во-вторых и главных. Митр. Константин нашу Церковь поддерживал, сменивший его митр. Антоний - нет. Причина, насколько я понимаю, в том, что Константинопольская патриархия хочет соединить украинских православных в одну церковь. Желание прекрасное, но осущесвлять его можно по-разному, и похоже, что Константинополь не хочет делать это прямым путем.

Прямой путь был бы - созвать собор и на нем обсуждать пути воссоединения. Это - демократично («соборноправно»), это по-людски. Но Константинопольский патриархат предпочитает иной путь, напоминающий мне детскую забаву - сгонять золотистые пятна жира на борще в одно большое пятно. Сперва слить нашу церковь с КП или с УАПЦ, потом слить УАПЦ и КП, потом слить КП и УПЦ МП. На закуску попробовать влить в единую Украинскую Православную Церковь греко-католиков – кажется, идут такие разговоры, во всяком случае, среди украинских политиков. Но если первые стадии вполне реальны, то «закуска» кажется малореальной, потому что тут в число игроков входит Рим, а это совсем особый персонаж.

В принципе, я думаю, соединение всех украинских православных вполне реально. УПЦ МП от своего пребывания под Москвой имеет массу неприятностей и одну радость - «каноничность». Минусы с каждым годом будут лишь нарастать. В этой ситуации самое разумное - получить от Константинополя статус патриархата. В принципе, можно это сделать, даже не ожидая ликвидации уже имеющегося неканонического Киевского Патриархата, но, конечно, было бы дипломатичнее - и вполне реально - произвести обе процедуры разом. Кто при этом станет патриархом, как будут распределены акценты - технические детали. Москва, конечно, будет протестовать, но далеко не во всякой ситуации ее протесты примут во внимание, и обойти их, пересидеть, перетерпеть – можно, Константинополь за полтора тысячелетия многих варваров перетерпел.

Объединение реально, но то, что оно не совершится в ближайшие месяцы и даже годы - несомненно. Быстрому объединению мешает хотя бы война - никто не может поручиться на сто процентов, что Россия все-таки не завоет Украину. А что делать в течение месяцев и лет тем, кто остался в «неканоническом» пространстве? Ждать и терпеть? Или влиться в другую, точно в таком «неканоническом», подвешенном состоянии, юрисдикцию? Ведь при различии размеров, Киевский патриархат ни на миллиметр не каноничнее УАПЦ, так что вхождение в него абсолютно бессмысленно именно с точки зрения обретения «каноничности». Или попроситься в УПЦ МП? Ну, такого даже Константинополь не предложил бы - это уже не из сферы дипломатии, а из сферы садизма. В УКП МП хорошие люди, но пока они имеют каноничность через Москву, они заложники Москвы и ее методов изничтожения людей.

В этой ситуации обращение к греко-католикам вполне естественно - все-таки «греко-католики» это лишь неудачный ярлык на тех, кого надо бы называть «римо-православными», «итало-православными». Речь не идет о растворении в греко-католической Церкви, как это практиковалось с православными в течение предыдущих столетий. Греко-католики нынче не те, да и Ватикан уже далеко не тот и боится прозелитизма пуще огня. Речь идет о какой-то форме союза, включающего взаимное признание, но не затрагивающего внутренние уставы и обычаи, тем более, вероучение. Владыка Игорь употребил термин “сопричастность”. Что предполагается вложить в это слово – надо посмотреть, заранее говорить, что это плохо как минимум иррационально.

Знаете, кто будет первым против такого союза, кто будет громче всех (хотя и тайно) убеждать Ватикан - где вопрос, в конечном счете, и будет решаться - не принимать нашу Церковь? Москва и лично товарищ патриарх Кирилл Гундяев. Потому что более всего Кремль - а патриарх часть кремлевской вертикали власти - боится хотя бы намека на то, что кто-то считает «автокефалов» Церковью. Тут как у Сталина с троцкистами - любой ценой изничтожить и изобразить нелюдьми в глазах всей планеты. Особенно будут настаивать на том, что у УАПЦ нет апостольского преемства, благодати рукоположения - если уж союз, то всех перерукополагать. Это, конечно, сорвет любую форму союза, потому что я, к примеру, ни при каких обстоятельствах на перерукоположение не пойду, и, уверен, не я один. Перерукоположение - это предательство рукоположившего тебя епископа (владыка Игорь, кстати, меня не перерукополагал). Такое предательство - обычное дело как раз в Московской Патриархии, но не у порядочных людей.

Я совершенно не уверен, что удастся установить какую-то форму общения с греко-католической Церковью Украины. Но я не вижу ничего зазорного в самой попытке.

Я не случайно всюду старался писать «каноничность» в кавычках. Дело в том, что я считаю каноны настолько устаревшими и не соответствующими настоящей эпохе, что любые апелляции к ним - либо ложь, либо хитрованство. Апостольское преемство - это древнее канонов, это понятный принцип, а «каноничность» как соответствие византийским нормам - попросту утопия. И среди «канонических» Церквей масса нарушений каноничности в отношениях между собой, но терпят, а иначе все рассыпется. Более того: существует обратное соотношение между «каноничностью» и верностью Евангелию Христову. Чем меньше человек проповедует Христа, тем больше он копается в канонах. Выход из «неканоничности» прежде всего - в обращении ко Христу, чтобы Он был в центре наших интересов, а уж все остальное потом. Иначе можно скатиться до «кремлевского православия», где Христа нет вообще, а на его месте стоит Царь-каноничность и только и ищет, как бы всех окружающих под себя подмять.

* * *

Вчера мы обсуждали эту проблему после литургии с общинкой. Никто принципиально не против - мы ж все заскорузлые экуменисты. Да и то сказать - за столом были люди, которые объездили весь свет, кто отдыхая, кто работая. Глобализация в Москве очень осязаема, такие повороты загибает, что в страшном сне не приснится. Понятно, что у них немножечко другой взгляд на межконфессиональные отношения, чем у жителя украинского села подо Львовым, для которого поездка в Киев уже приключение. Наиболее веским мне показалось предложение "оставить все как есть" - в смысле, жить себе и жить, собираться на литургию, а епископ лицо факультативное, и без него обойдемся.

Между прочим, такой православный протестантизм - это реально преобладающее настроение в РПЦ МП, а может и в целом среди секулярных, но верующих людей. А как иначе назвать тех, кто ходит в храмы РПЦ МП, называет себя православным, причем именно МП, но заявляет, что политические проповеди патриарха и нижестоящего духовенства - это их частное мнение. В православии-де нет папы римского, нет общеобязательных позиций по политическим вопросам, так что они идут своим личным лесом.

Это, мне кажется, лукавством, ненормальностью. Но это ненормальность и лукавство второстепенные по отношению к тому, что в РПЦ МП вообще приходы лишены прав юридического лица, а прихожане лишены права быть формально членами приходов. То есть, нет приходских книг, нет фиксированного членства. Пока отношения с церковным начальством хорошие, это не дает себя знать, но при малейшем сбое обнаруживается, что человек - никто. К священникам и епископам это тоже относится. В критических ситуациях решения принимает одно лицо - президент России через патриарха. В не очень критических - патриарх, в еще менее критических - епископы, в совсем некритических даже и пономарь может скомандовать - а ну-ка переставьте эту скамейку сюда. Но если вдруг положение скамейки станет "политическим вопросом", командовать будет президент, пусть это и будет малость завуалировано собором или патриаршим указом.

Принципиальный вопрос, однако, другой - а нужен ли епископ вообще? В США, к примеру, миряне и духовенство имеют много более прав контроля над епископатом, но не проще ли ликвидировать сам институт и жить враздробь? Есть священник - кучкуемся вокруг него, умер - рассыпаемся по другим таким же кучкованиям? Так ведь живут не только язычники, но и наши почтенные авраамические собратья - иудеи и мусульмане. Есть симпатичный раввин или мулла - хорошо, умер - голосуем ногами за того или другого живого.

На самом деле, в современном мире динамизма еще больше, потому что редко человек живет на одном месте. От священника к священнику переходят чаще не потому, что священник умер, а потому что переезжаем.

*

РУССКИЕ ТАНКИСТЫ О ПРАВОСЛАВИИ

"Мне хорошо - я сирота" (Шолом Алейхем). В Москве я нахожусь в плотной изоляции, которая окончательно завершилась с началом вторжения в Украину. Я стал слишком неудобным не только для шовинистов с ружьем, но и для конформистов, которые духом преданы Украине, а "грешной плотию - архимандриту Фотию" (Пушкин). Ночью молятся о Савченко, а днем покорно бредут причащаться в церкви Путинской Патриархии. Ну а как же - отец Александр Мень ведь был бы с Путиным... Я думаю, скоро "Правмир" объявит сбор средств на танковую колонну "Александр Мень".

Кстати, узнал сегодня, что "Правмир" попекает лично г-н министр Мединский. По-моему, после этого все, кто там публикуется, должны пойти и удавиться. Но я не настаиваю, - в конце концов, разница между задушенным и полузадушенным не слишком велика... Вещающих полузадушенным голосом даже жальчее... А жальчее всех того, кто считает недодушенность - жизнью.

С другой стороны, для украинцев я тоже далекий и малопонятный субъект. До меня не доходят оживленные - уверен - дебаты относительно идеи интеркоммуниона нашей епархии с римо-православными Украины (которых по странной игре природы называют греко-католиками). Мне эта идея симпатична - во всяком случае, я не вижу в ней измены Православию. Идея идти в Киевский патриархат мне намного менее симпатична, и я не верю, что Константинополь - сейчас поощряющий загоняние всех в Киевский патриархат - решится признать его каноническим. Это было бы объявление войны лично тов. Путину - а на это и куда более смелые люди не решаются. Все почему-то предпочитают чай с рафинадом, а не с полонием!..

В любом случае, те украинцы, которые сейчас обвиняют нашу Церковь в намерении "принять унию", должны понять, что они в этом вопросе оказываются заодно с Путиным. Вот текст с сайта газеты военного министерства России:

"На Украине готовы отказаться от православия. Украинская православная община решила отказаться от православия и объединиться с греко-католиками. С таким предложением в начале апреля выступил архиепископ Харьковско-Полтавской епархии Украинской автокефальной православной церкви Игорь. Его инициатива была единодушно поддержана церковным собором".

"Интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье от первого до последнего слова" (Булгаков). Сопровождено картинкой горящей церкви - то ли угроза в наш адрес, то ли приписывание нам намерения спалить мировое православие.

Вранье даже в том, что "единодушно поддержана". Совершенно не единогласно голосовали, и споры продолжаются, что абсолютно нормально. Это и есть свобода. Вранье про "объединение" - голосовали за "сопричастие"", что в русском языке передается латинским "интеркоммунион". Взаимное признание действительности таинств. На практике - мы получаем право причащаться у греко-католиков, они - у нас.

Это и вызывает лютую злобу. Меня, кстати, за программы на "Радио Свобода" обвиняют в том, что я "кормлюсь с рук врага", теперь расширят это на греко-католиков. Для рашистов главный враг - Бог, и всюду, где настоящее присутствие Божие, для них - как святая вода для вампира.

Заметьте, энтузиасты униатофобии, что Кремль с размаху пишет: "На Украине готовы отказаться от православия". Вы думаете, Кремлю будет достаточно, если вы заклеймите нас за саму идею сопричастия с греко-католиками? Нет, конечно! Путиноиды считают "православием" только тех, кто прямо подчинен Путину - и поэтому и Киевский патриархат для них сатанинская организация. Они сейчас, ввиду военного положения, готовы на военную хитрость - снисходительно разрешают украинскому филиалу Московской Патриархии не поминать вслух, на богослужениях патриарха Кирилла. В России за такое сразу бы отлучили от Церкви. Двойной стандарт-с... Но, уверен, на "освобожденных" землях Донецкой области духовенство УПЦ МП поминает именно путинского патриарха - "с чувством, с толком, с расстановкой" (Грибоедов).

Я не думаю, что решение нашей Церкви это идеал, обязательный для всех православных или хотя бы для православных украинцев. В безумно сложной ситуации это - реальный способ не превратиться в замкнутую группу, для которой весь окружающий мир враги. Настоящее решение, конечно, возможно лишь с объединением всех украинских православных. Но пока такое объединение невозможно - и из-за войны с Россией, и из-за попыток украинских властей принуждением добиваться того, что следует оставить на добрую волю верующих. Не прошу невозможного, прошу хотя бы не проклинать. Не обязательно одобрять, но научитесь искусству не ругаться. Чтобы хоть чем-то отличаться от тех, чьи танки сейчас ползают по земле Украины.

Официальные представители Фанара во время посещения Киева предлагали УАПЦ войти в Киевский патриархат. Любовь тут ни при чем, у проф. церковных администраторов личное никогда не преобладает, это сугубо проблема политики и дипломатии. Я могу лишь униженно просить не верить ни единому слову ни единого представителя Фанара, как не верят же нормальные люди ни единому слову ни единого представителя Кремля. Хитрованство слабых ничуть не лучше хитрож...сти сильных. Все украинские режимы чувствуют себя неуютно от разделения православных - они вполне советские по психологии, неважно, Янукович, Порошенко или кто еще - и хотят всех загнать в контролируемую лузу. Фанар лавирует, но в целом понимает, что рано или поздно Украина независимой будет, война прекратится, ресурсы Кремля иссякнут, на него перестанут оглядываться, Филарет умрет, и тогда соединение УПЦ МП и УПЦ КП будет правительством додавлено. Но это все, конечно, меряется десятилетиями... А сейчас могу сказать одно: стыд и позор и Константинополю, и православным Западной Европы и США, которые ведут себя как премудрые пискари, забились в норку самоуслаждения акафистами и теологией, и скорее поедут целоваться с Алфеевым, чем помогут православным Украины, которые нуждаются прежде всего не в деньгах, а в солидарности.

 

КРЕСТ - НЕ ФЛЮГЕР

Почему люди боятся изменений в формальном положении другого человека? Боятся, что человек вместе с формой изменит содержание. Ведь бывает, увы! Был православный - стал не просто католик, но антиправославный. Поэтому, собственно, и идет спор о том, что такое "православие"", "католичество" - форма или содержание? Так вот: то, что я проповедую, что думаю, что пишу, никогда не изменялось и не изменится в зависимости от того, кто мой начальник, какая моя должность и т.п. Этого не понимают российские циники, которые убеждены, что я стал, каким стал, потому что работаю на "Радио Свобода". А я на радио говорю ровно то же, что говорил в электричке по дороге с работы друзьям сорок лет назад. Формы - да, меняются, но больше от возраста (опыта), чем от любых других обстоятельств. Скорее я уйду "за штат", на пенсию, дам себя отлучить от Церкви, сопьюсь, повешусь, чем буду говорить то, что не думаю, во что не верую. Потому что на первом месте - правда (или истина, неважно, не люблю я софизмов о том, что это разные вещи). Всё остальное из этого растёт. К сожалению, все исповедуют такую позицию, но не все живут ею - и мне таких людей очень жаль.

ФАКТИЧЕСКИ ИЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ?

"Фактически" - ценное слово-маркер, обозначающее ложь. Было очень популярно у ленинистов, живо и сейчас. Вот сайт Александра Валерьевича Солдатова сообщает:

"XXV Собор Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ(о) обратился к предстоятелю УГКЦ с фактическим предложением объединить Церкви".

Что характерно - на том же сайте дан обзор "религиозных новостей". Одна - про Папу Римского, одна про Порошенко, одна про Чаплина, и 4 (четыре) - об отце Андрее Кураеве, ретрансляция его текстов. Фактически Солдатов, выходит, это фактически псевдоним Кураева.

Сайт Солдатова называется "Портал-кредо". А вот нормальное информационное агентство - просто "Кредо", которое просто взяло комментарий у вл. Игоря, сказавшего:

"Константинопольський Патріархат уникає ситуацій, що можуть загрожувати його конфліктом із Московським Патріархатом. Нам було запропоновано приєднатися разом із альтернативною частиною УАПЦ (донедавна — митрополита Мефодія) до УПЦ КП. Це змусило єпархіяльний собор 1 квітня 2015 р. у пошуках гідного місця єпархії в канонічному просторі Вселенської Церкви звернутися до Верховного Архиєпископа й синоду єпископів УГКЦ із запитом щодо перспектив налагодження євхаристійної та адміністративної єдности з УГКЦ. По одержанні відповіді вона буде розглянута на наступному єпархіяльному соборі й врахована при розробці стратегії дальшого розвитку єпархії. Тлумачення цієї ухвали як приєднання до УГКЦ є некоректним. [Виділення наше. — Ред.] Хоча така інтерпретація вже дала позитивні наслідки: ми побачили, з якою ненавистю можуть ставитися до східноукраїнської спільноти УАПЦ наші співвітчизники, котрі називають себе православними. Це також буде враховано при виробленні стратегії розвитку єпархії.» 

Признаться, во всей этой ситуации я более всего был шокирован именно тем, что Константинопольский патриархат предложил нам присоединиться к юрисдикции, которую сам же и не признает. Я слыхал, что византийская дипломатия это нечто, но чтобы настолько!...

 


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова