Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

УКРАИНСКАЯ АВТОКЕФАЛЬНАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

ХАРЬКОВСКО-ПОЛТАВСКАЯ ЕПАРХИЯ

 

Архиеп. Игорь Исиченко. - Фотографии верующих епархии. - Община во имя Сошествия Святого Духа на апостолов.

Здесь собраны некоторые переводы на русский язык епархиальных документов (неофициальные). Официальный сайт: http://www.uaoc.org.ua

1 марта 2006 г. Устав Харьковско-Полтавской епархии.

20 августа 2003 г. Руководство для приходских общин.

Список приходов. Хроника епархиальной жизни.

См. о патр. Димитрии Яреме. О митр. Иоанне Павловском (ум. 1936). Об Украинской Православной Церкви в Америке и митр. Константине.

Интервью председателя братства св. Андрея Первозванного В.Приходченко, 2010.

ЕДИНСТВО КАК СОПРИЧАСТИЕ - АПРЕЛЬ 2015 года

На соборе нашей Церкви 2 апреля было принято решение обратиться к греко-католическому патриарху Украины Святославу «з проханням про братні поради щодо досягнення євхаристійного спілкування та адміністративної єдности» нашей Церкви и Украинской греко-католической Церкви "як із співспадкоємницею київської духовної традиції».

И теперь меня спрашивают, правда ли, что мы переходим из православия в униатство и что я думаю по поводу такого перехода.

Я думаю, во-первых, что "униаты" такой же оскорбительный термин как "жиды". Во всяком случае, у нас в Мордовороссии.

Я на соборе выступил в поддержку этого решения кратко, сейчас могу сказать подробнее.

Во-первых, какой мотив, на мой   взгляд, абсолютно неважен - честолюбие. Я уже вижу многочисленные реплики о том, что владыка Игорь не дождался высокого руководящего поста в Православии и потому решил уйти к греко-католикам. Это, мне кажется, в принципе не только нехристианский, но и цинический взгляд - не на одного человека, а на весь мир. Якобы все определяется карьеризмом. В конце XVIII века это было оригинально, сегодня просто злобно и неверно.

Во-вторых и главных. Митр. Константин нашу Церковь поддерживал, сменивший его митр. Антоний - нет. Причина, насколько я понимаю, в том, что Константинопольская патриархия хочет соединить украинских православных в одну церковь. Желание прекрасное, но осущесвлять его можно по-разному, и похоже, что Константинополь не хочет делать это прямым путем.

Прямой путь был бы - созвать собор и на нем обсуждать пути воссоединения. Это - демократично («соборноправно»), это по-людски. Но Константинопольский патриархат предпочитает иной путь, напоминающий мне детскую забаву - сгонять золотистые пятна жира на борще в одно большое пятно. Сперва слить нашу церковь с КП или с УАПЦ, потом слить УАПЦ и КП, потом слить КП и УПЦ МП. На закуску попробовать влить в единую Украинскую Православную Церковь греко-католиков – кажется, идут такие разговоры, во всяком случае, среди украинских политиков. Но если первые стадии вполне реальны, то «закуска» кажется малореальной, потому что тут в число игроков входит Рим, а это совсем особый персонаж.

В принципе, я думаю, соединение всех украинских православных вполне реально. УПЦ МП от своего пребывания под Москвой имеет массу неприятностей и одну радость - «каноничность». Минусы с каждым годом будут лишь нарастать. В этой ситуации самое разумное - получить от Константинополя статус патриархата. В принципе, можно это сделать, даже не ожидая ликвидации уже имеющегося неканонического Киевского Патриархата, но, конечно, было бы дипломатичнее - и вполне реально - произвести обе процедуры разом. Кто при этом станет патриархом, как будут распределены акценты - технические детали. Москва, конечно, будет протестовать, но далеко не во всякой ситуации ее протесты примут во внимание, и обойти их, пересидеть, перетерпеть – можно, Константинополь за полтора тысячелетия многих варваров перетерпел.

Объединение реально, но то, что оно не совершится в ближайшие месяцы и даже годы - несомненно. Быстрому объединению мешает хотя бы война - никто не может поручиться на сто процентов, что Россия все-таки не завоет Украину. А что делать в течение месяцев и лет тем, кто остался в «неканоническом» пространстве? Ждать и терпеть? Или влиться в другую, точно в таком «неканоническом», подвешенном состоянии, юрисдикцию? Ведь при различии размеров, Киевский патриархат ни на миллиметр не каноничнее УАПЦ, так что вхождение в него абсолютно бессмысленно именно с точки зрения обретения «каноничности». Или попроситься в УПЦ МП? Ну, такого даже Константинополь не предложил бы - это уже не из сферы дипломатии, а из сферы садизма. В УКП МП хорошие люди, но пока они имеют каноничность через Москву, они заложники Москвы и ее методов изничтожения людей.

В этой ситуации обращение к греко-католикам вполне естественно - все-таки «греко-католики» это лишь неудачный ярлык на тех, кого надо бы называть «римо-православными», «итало-православными». Речь не идет о растворении в греко-католической Церкви, как это практиковалось с православными в течение предыдущих столетий. Греко-католики нынче не те, да и Ватикан уже далеко не тот и боится прозелитизма пуще огня. Речь идет о какой-то форме союза, включающего взаимное признание, но не затрагивающего внутренние уставы и обычаи, тем более, вероучение. Владыка Игорь употребил термин “сопричастность”. Что предполагается вложить в это слово – надо посмотреть, заранее говорить, что это плохо как минимум иррационально.

Знаете, кто будет первым против такого союза, кто будет громче всех (хотя и тайно) убеждать Ватикан - где вопрос, в конечном счете, и будет решаться - не принимать нашу Церковь? Москва и лично товарищ патриарх Кирилл Гундяев. Потому что более всего Кремль - а патриарх часть кремлевской вертикали власти - боится хотя бы намека на то, что кто-то считает «автокефалов» Церковью. Тут как у Сталина с троцкистами - любой ценой изничтожить и изобразить нелюдьми в глазах всей планеты. Особенно будут настаивать на том, что у УАПЦ нет апостольского преемства, благодати рукоположения - если уж союз, то всех перерукополагать. Это, конечно, сорвет любую форму союза, потому что я, к примеру, ни при каких обстоятельствах на перерукоположение не пойду, и, уверен, не я один. Перерукоположение - это предательство рукоположившего тебя епископа (владыка Игорь, кстати, меня не перерукополагал). Такое предательство - обычное дело как раз в Московской Патриархии, но не у порядочных людей.

Я совершенно не уверен, что удастся установить какую-то форму общения с греко-католической Церковью Украины. Но я не вижу ничего зазорного в самой попытке.

Я не случайно всюду старался писать «каноничность» в кавычках. Дело в том, что я считаю каноны настолько устаревшими и не соответствующими настоящей эпохе, что любые апелляции к ним - либо ложь, либо хитрованство. Апостольское преемство - это древнее канонов, это понятный принцип, а «каноничность» как соответствие византийским нормам - попросту утопия. И среди «канонических» Церквей масса нарушений каноничности в отношениях между собой, но терпят, а иначе все рассыпется. Более того: существует обратное соотношение между «каноничностью» и верностью Евангелию Христову. Чем меньше человек проповедует Христа, тем больше он копается в канонах. Выход из «неканоничности» прежде всего - в обращении ко Христу, чтобы Он был в центре наших интересов, а уж все остальное потом. Иначе можно скатиться до «кремлевского православия», где Христа нет вообще, а на его месте стоит Царь-каноничность и только и ищет, как бы всех окружающих под себя подмять.

* * *

Вчера мы обсуждали эту проблему после литургии с общинкой. Никто принципиально не против - мы ж все заскорузлые экуменисты. Да и то сказать - за столом были люди, которые объездили весь свет, кто отдыхая, кто работая. Глобализация в Москве очень осязаема, такие повороты загибает, что в страшном сне не приснится. Понятно, что у них немножечко другой взгляд на межконфессиональные отношения, чем у жителя украинского села подо Львовым, для которого поездка в Киев уже приключение. Наиболее веским мне показалось предложение "оставить все как есть" - в смысле, жить себе и жить, собираться на литургию, а епископ лицо факультативное, и без него обойдемся.

Между прочим, такой православный протестантизм - это реально преобладающее настроение в РПЦ МП, а может и в целом среди секулярных, но верующих людей. А как иначе назвать тех, кто ходит в храмы РПЦ МП, называет себя православным, причем именно МП, но заявляет, что политические проповеди патриарха и нижестоящего духовенства - это их частное мнение. В православии-де нет папы римского, нет общеобязательных позиций по политическим вопросам, так что они идут своим личным лесом.

Это, мне кажется, лукавством, ненормальностью. Но это ненормальность и лукавство второстепенные по отношению к тому, что в РПЦ МП вообще приходы лишены прав юридического лица, а прихожане лишены права быть формально членами приходов. То есть, нет приходских книг, нет фиксированного членства. Пока отношения с церковным начальством хорошие, это не дает себя знать, но при малейшем сбое обнаруживается, что человек - никто. К священникам и епископам это тоже относится. В критических ситуациях решения принимает одно лицо - президент России через патриарха. В не очень критических - патриарх, в еще менее критических - епископы, в совсем некритических даже и пономарь может скомандовать - а ну-ка переставьте эту скамейку сюда. Но если вдруг положение скамейки станет "политическим вопросом", командовать будет президент, пусть это и будет малость завуалировано собором или патриаршим указом.

Принципиальный вопрос, однако, другой - а нужен ли епископ вообще? В США, к примеру, миряне и духовенство имеют много более прав контроля над епископатом, но не проще ли ликвидировать сам институт и жить враздробь? Есть священник - кучкуемся вокруг него, умер - рассыпаемся по другим таким же кучкованиям? Так ведь живут не только язычники, но и наши почтенные авраамические собратья - иудеи и мусульмане. Есть симпатичный раввин или мулла - хорошо, умер - голосуем ногами за того или другого живого.

На самом деле, в современном мире динамизма еще больше, потому что редко человек живет на одном месте. От священника к священнику переходят чаще не потому, что священник умер, а потому что переезжаем.

КРЕСТ - НЕ ФЛЮГЕР

Почему люди боятся изменений в формальном положении другого человека? Боятся, что человек вместе с формой изменит содержание. Ведь бывает, увы! Был православный - стал не просто католик, но антиправославный. Поэтому, собственно, и идет спор о том, что такое "православие"", "католичество" - форма или содержание? Так вот: то, что я проповедую, что думаю, что пишу, никогда не изменялось и не изменится в зависимости от того, кто мой начальник, какая моя должность и т.п. Этого не понимают российские циники, которые убеждены, что я стал, каким стал, потому что работаю на "Радио Свобода". А я на радио говорю ровно то же, что говорил в электричке по дороге с работы друзьям сорок лет назад. Формы - да, меняются, но больше от возраста (опыта), чем от любых других обстоятельств. Скорее я уйду "за штат", на пенсию, дам себя отлучить от Церкви, сопьюсь, повешусь, чем буду говорить то, что не думаю, во что не верую. Потому что на первом месте - правда (или истина, неважно, не люблю я софизмов о том, что это разные вещи). Всё остальное из этого растёт. К сожалению, все исповедуют такую позицию, но не все живут ею - и мне таких людей очень жаль.

ФАКТИЧЕСКИ ИЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ?

"Фактически" - ценное слово-маркер, обозначающее ложь. Было очень популярно у ленинистов, живо и сейчас. Вот сайт Александра Валерьевича Солдатова сообщает:

"XXV Собор Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ(о) обратился к предстоятелю УГКЦ с фактическим предложением объединить Церкви".

Что характерно - на том же сайте дан обзор "религиозных новостей". Одна - про Папу Римского, одна про Порошенко, одна про Чаплина, и 4 (четыре) - об отце Андрее Кураеве, ретрансляция его текстов. Фактически Солдатов, выходит, это фактически псевдоним Кураева.

Сайт Солдатова называется "Портал-кредо". А вот нормальное информационное агентство - просто "Кредо", которое просто взяло комментарий у вл. Игоря, сказавшего:

"Константинопольський Патріархат уникає ситуацій, що можуть загрожувати його конфліктом із Московським Патріархатом. Нам було запропоновано приєднатися разом із альтернативною частиною УАПЦ (донедавна — митрополита Мефодія) до УПЦ КП. Це змусило єпархіяльний собор 1 квітня 2015 р. у пошуках гідного місця єпархії в канонічному просторі Вселенської Церкви звернутися до Верховного Архиєпископа й синоду єпископів УГКЦ із запитом щодо перспектив налагодження євхаристійної та адміністративної єдности з УГКЦ. По одержанні відповіді вона буде розглянута на наступному єпархіяльному соборі й врахована при розробці стратегії дальшого розвитку єпархії. Тлумачення цієї ухвали як приєднання до УГКЦ є некоректним. [Виділення наше. — Ред.] Хоча така інтерпретація вже дала позитивні наслідки: ми побачили, з якою ненавистю можуть ставитися до східноукраїнської спільноти УАПЦ наші співвітчизники, котрі називають себе православними. Це також буде враховано при виробленні стратегії розвитку єпархії.» 

Признаться, во всей этой ситуации я более всего был шокирован именно тем, что Константинопольский патриархат предложил нам присоединиться к юрисдикции, которую сам же и не признает. Я слыхал, что византийская дипломатия это нечто, но чтобы настолько!...

 


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова