Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

М. АРХАНГЕЛЬСКИЙ

 

ДЬЯЧОК ВАСИЛИЙ РАГОЗИН - ГЕРОЙ-ПАРТИЗАН 1812 г.

 

Журнал Московской Патриархии N 5/1944  

С незапамятных времен русские любили свою землю. Счастливым и вожделенным делом считали они умереть за Родину. Их восторженное и особенное чувство к России так понятно выразилось двумя краткими, но столь содержательными словами "Святая Русь". Ведь, из всех стран мира только одна Россия зовется "святою".

Начиная с момента крещения и до последних дней Православная Церковь всегда во все трудные минуты являлась защитником Руси.

Вспомним безвестных иноков-монахов, послуживших своей родной земле то воинами, сражавшимися на монастырских стенах, то летописцами-бытописателями, прекрасный образ которых так ярко изображен Пушкиным в лице Пимена ("Борис Годунов"). Вспомним подвиги скромных пастырей во время штурма Измаила, осады Севастополя, и сразу станет ясно, что Церковь и ее духовенство были не на последнем месте в общенародном историческом подъеме, когда дело шло о защите России, от иноземных захватчиков.

Наряду с именами героев I Отечественной войны: Дениса Давыдова, старостихи Василисы, девицы-кавалериста Надежды Дуровой не безынтересно вспомнить имя Василия Григорьевича Рагозина - скромного, незаметного человека, сельского дьячка - героя-партизана 1812 года.

Василий Григорьевич Рагозин, сын священника села Покровского Клинского уезда, родился около 1768 года. Тяжелое материальное положение старика-отца не дало ему возможности окончить курс Звенигородской духовной семинарии, в которой он учился, и Василий Григорьевич вынужден был поступить на должность дьячка в село Рюховское, находящееся в 12 верстах от гор. Волоколамска. Вскоре он женился, обзавелся семьей. Благодаря неутомимому трудолюбию хозяйство Рагозина процветало. Дом его был полной чашей. Он любил пчел, усердно занимался ими, - ни у кого из жителей Рюховского не было такого чудесного меда, как на пасеке у Василия Григорьевича, - разводил цветы, ежегодно украшая свой сад. Его красные маки славились своей красотой на всю округу. Так в тишине и благолепии проходила его спокойная жизнь - жизнь сельского дьячка.

Но эту мирную сельскую идиллию нарушила война. По дорогам потянулись обозы беженцев, груженные домашним скарбом. Крестьяне гнали скот, шли женщины с плачущими детьми на руках... Тихо двигались фургоны с тяжело ранеными. Люди уходили на Восток.

Все ближе и ближе слышались раскаты артиллерийских орудий. На небе полыхало зарево пожаров... Это крестьяне сжигали свои дома, не желая ничего оставлять врагу. Русская армия отступала.

Вскоре небольшой кавалерийский разведывательный отряд французов на рысях вошел в Рюховское. Солдаты начали бесчинствовать и грабить жителей. Тогда Рагозин, собрав оставшихся в селе крестьян, вооружил их чем попало и напал на грабителей. Произошла схватка. Крестьяне окружили французов и троих из них закололи. Остальным хотя и удалось ускакать вон из села, но крестьяне под предводительством Василия Григорьевича бросились за ними в погоню и загнали их с дороги к реке. Французы кинулись в реку, намереваясь переплыть на другой берег, но она была глубока, и большая часть их утонула в ней.

Удача в первом столкновении с французами ободрила рюховского дьячка и он, организовав партизанский отряд из крестьян своего села, занялся преследованием и истреблением небольших групп неприятеля.

Слух о смелых действиях партизанского отряда Рагозина вскоре дошел до Волоколамска, где в это время находился русский отряд. Через некоторое время в Рюховское лично явился начальник отряда и предложил Рагозину заняться высматриванием местонахождения французов с тем, чтобы после уничтожать их совместными усилиями партизан и регулярной русской армией. Рагозин с охотой принял это предложение. То пешком, то на лошади, по ведомым ему одному тропам, через леса и болота, презирая опасности, пробирался бесстрашный дьячок-партизан в тыл неприятеля.

Наряжаясь то крестьянином, то нищим выходил он на дорогу и спокойно обходил занятые французами села и деревни.

Обладая превосходной памятью, он прекрасно запоминал расположение неприятельских войск, их численность, вооружение и, возвращаясь к своему отряду, каждый раз приносил ценные сведения.

Не всегда экспедиции Рагозина проходили гладко. Но самообладание, уверенность и присутствие духа выводили его из самых затруднительных положений.

Однажды во французском лагере, расположившемся на реке Зерне, неподалеку от Рузы, неприятели заподозрили в нем шпиона. Его хотели казнить. Но бесстрашный партизан вырвался из рук державших его солдат. На глазах у растерявшихся французов подбежал к крутому, высокому обрыву и, осенив себя крестным знамением, бросился с него в реку. Французы начали стрелять в Рагозина, но пули не причинили ему вреда. Вскоре он благополучно переправился на другой берег. Добравшись до кустарника, где была спрятана его лошадь, он быстро вскочил в седло и ускакал в лесную чащу.

Спустя немного времени на лагерь французов напал русский отряд. Его привел Рагозин. После короткой, но ожесточенной схватки французов взяли в плен.

Рагозин доставлял всегда верные и точные сведения. За это его очень ценили в русском отряде. Полковник, командовавший отрядом, неоднократно давал ему денежные награды и все время письменно удостоверял, сколько французов взято в плен по указанию дьячка-партизана.

Всего в разное время под руководством Рагозина было взято в плен свыше 700 человек.

Часто Рагозин навещал стан духовенства Можайского, и Рузского уездов, вместе с крестьянами эвакуировавшегося из полосы военных действий и расположившегося среди непроходимых лесов, дабы уберечь там местные святыни и наиболее ценную церковную утварь от разграбления и поругания ее наполеоновскими мародерами.

Получая там пастырское благословение на свои подвиги, он в то же время приносил утешительные известия об истреблении французских войск...

Военные подвиги рюховского дьячка не остались без внимания: в 1818 году Рагозин был вызван в Клин, где был представлен Александру I, который наградил его крестом на Анненской ленте. Помимо этого, через некоторое время после награды он был приглашен в Москву, где архиепископ Августин вручил ему назначенные царем 400 рублей и предложил также место священника. Но Рагозин отказался от него, ссылаясь на то, что недостоин носить сан пастыря, как проливший кровь.

До 1834 года Рагозин продолжал быть дьячком, после чего ушел в Москву. Вскоре ои заболел, поступил в Шереметьевскую богадельню, где и скончался в 1838 году семидесяти лет от роду.

Похоронили Рагозина на Дорогомиловском кладбище.

Прошло, свыше ста лет и вновь наша Родина подверглась нашествию иноземцев.

Не мы начали войну, а немцы и над ними сбывается правда Евангельских слов "Взявший меч от меча и погибнет".

И снова, как сто тридцать лет тому назад, оккупанты натолкнулись на железный отпор, на могучий патриотизм нашего народа. С невиданной всему миру силой мы отбросили проклятое фашистское зверье. Красная Армия идет вперед, уничтожая гитлеровскую погань, освобождая села и города прежде цветущей Украины и Белоруссии, как некогда шел русский народ изгоняя наполеоновские полчища с нашей земли.

Фашизм будет стерт с лица земяи, и снова, как встарь, зацветут поля нашей великой Родины и звонко польется свободная песня - песня радости и счастья.

А если кто посмеет посягнуть на священные рубежи Советского Союза, то новое молодое поколение будет драться за свою свободу и независимость столь же доблестно, как дрались их деды и отцы на полях Полтавы и Бородина, под стенами Севастополя и Сталинграда.  

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова