Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

АЛЕКСАНДР БЕЛАВИН

ЧЕТВЕРТАЯ ПОЗИЦИЯ

Фотографии.

Белавин А.А. Четвертая позиция. Ижевск: Издательский дом "Удмуртский университет", 1999. 52 с.  ISBN 5-7029-0329-3 


Священник Александр Мень

"Блаженны вы, когда будут\\ поносить вас и гнать и \\ всячески неправедно злословить \\ за Меня: \\ Радуйтесь и веселитесь, ибо \\ велика ваша награда на небесах\"

(Евангелие от Матф. 5, 11--12)

9 сентября 1990 года рано утром по дороге на службу был убит священник Русской Православной Церкви Александр Мень. Убийца нанес удар сзади по голове топором. Истекая кровью, о.Александр прошел около 300 метров. Он скончался у калитки своего дома, в поселке Семхоз, расположенном вблизи Троице--Сергиевой Лавры. Кровь отца Александра пролилась на месте пересечения его дороги из дома в храм, с дорогой, которой преподобный Сергий Радонежский ходил из своего дома в основанную им обитель -- духовную колыбель Русского народа. Это -- символ. Он знаменует аналогичность их служения. Подвиг преподобного Сергия --- труд по возрождению русского народа после духовного упадка, предшествовавшего татаро-монгольскому игу и усугубленного им. Подвиг о.Александра -- работа по возрождению русского народа после духовного и нравственного растления, породившего иго атеистического тоталитаризма и им утысячеренного. Отец Александр в течение тридцати лет был духовным пастырем интеллигенции, которая сама призвана быть пастырем народа. Он способствовал приходу и возвращению к христианству многих, включая Александра Солженицына и Александра Галича. Тысячи людей узнали Истину Христову. пришли в Церковь и крестились благодаря ему и его книгам. Символично, что его отпевание происходило в день усекновения главы Иоанна Крестителя. Значение личности о.Александра, его жизни и смерти будет раскрываться с течением времени. Но уже сейчас многое можно осознать и бесконечно важным для всех нас представляется смысл этой жизни.

Александр Владимирович Мень родился в Москве 22 января 1935 года. Его жизнь нельзя понять без учета роли его матери Елены Семеновны "Бога я чувствовала о самого раннего детства" -- пишет она в своих воспоминаниях. В этом сказалось влияние в свою очередь ее матери и бабушки. Бабушка Елены Семеновны была человеком столь большой веры, что ее счел возможным исцелить знаменитый о.Иоанн Кронштадский. Увидев ее он сказал: "Я знаю, что Вы еврейка, но вижу в Вас глубокую веру в Бога. Помолимся Господу, и он исцелит Вас". Так и случилось.

Еще в детстве Елена Семеновна открыла и полюбила Иисуса Христа. Это было очень не просто для девочки из еврейской семьи. К тому же ее школьные и студенческие годы пришлись на время разгула воинствующего безбожия в стране. Том не менее с девяти лет у нее было твердое намерение принять крещение. Но до этого прошло еще 13 лет поиска. Евангелие она читала постоянно. Она пишет: "Некоторые места действовали на меня с огромной силой. Но сильнее всего меня потрясали слова: "Кровь Его на нас и на детях наших!" Когда я читала это место, я почти теряла сознание". Она осуществила свое решение в 1935 г., крестившись вместе с семимесячным сыном. Аликом, будущим о.Александром, в Загорске у старца о.Серафима Батюкова из катакомбной церкви. Перед этим о.Серафим заочно следил за духовным ростом Е.С. в течение 10 лет. Катакомбную (подпольную) церковь составляли оставшиеся в живых и на свободе священники и миряне, которые не последовали в 1929 г. призыву местоблюстителя митрополита Сергия к сотрудничеству с атеистической властью, осуществлявшей в то время кровавые гонения на веру и церковь. Среди прочих наставлений после крещения о.Серафима велел Елене Семеновне, когда она кормит грудью Алика, читать три раза "Отче наш", три раза "Богородице Дево" и един раз "Верую".

Способности о.Александра проявились очень рано, в том число художественные, музыкальные, а также религиозная одаренность. о.Серафим предсказал мальчику большое будущее. На духовное формирование большое влияние с детства на него оказывали мать с друзьями -- духовные дети о.Серафима и о.Алексея Мечева. Еще в школе он много читал Отцов Церкви, познакомился с трудами Владимира Соловьева. На первом курсе прочая "Столп и Утверждение истины" и "был восхищен". Со школы стал изучать Древний Восток. Тогда же у него возник план его будущих книг. Первый набросок "Сына Человеческого" он написал в 15 лет. Он поступил в Московский Пушно-меховой Институт. "Выбор был продиктован любовью к биологии". Любовь эта сохранилась у него на всю жизнь. "Бог дал нам две книги -- Библию и Природу" -- говорил он. Учась в институте о.Александр продолжал интенсивную подготовку к своей будущей работе богослова, апологета и священника. Окончить институт ему но удалось. Он был исключен ужо во время государственных экзаменов -- стало известно, что он работает истопником в епархиальном управлении. Это произошло в 1958 году.

В том же году 1 июня он был посвящен в дьяконы по благословению митрополита Московского и Крутицкого Николая и направлен в приход в Акулово. Тогда же он поступил , в Ленинградскую духовную семинарию, которую окончил в 1960 г. "Она мне мало что дала" -- вспоминал он. Все уже было пройдено самостоятельно еще до окончания шкоды Духовником его в студенческие годы был отец Николай Голубцов -- "человек мудрый, светлый и открытый". По его благословению о.Александр был рукоположен в сан священника 1 сентября 1960 года в Донском монастыре епископом Стефаном Никитиным из "Маросейских" (т. е. из окружения о.Алексея Мечева). Про отца Николая Голубцова о.Александр писал: "Отец Николай очень много мне дал, и я не терял с ним связь до самой его смерти в 1963 г. Он мне говорил: "С интеллигенцией больше всего намучаешься" (это он зная из своего опыта). Но он был именно пастырем этого духовно заброшенного сословия и мне это завещал. Он руководствовался принципом свободы. Никогда не проявлял узости".

После рукоположения о.Александр служил в Алабине. Затем с 1964 г. по 1968 г. -- в Тарасовке. И, наконец, в 1970 г. он перешел в Сретенскую церковь Новой Деревни рядом о г.Пушкино.

В 60-е годы о.Александр написал в соответствии со своим планом следующие книги:

"Сын Человеческий" -- по евангельской истории, а также посвященные изложению истории религии:

1. "Истоки религии"

2. "Магизм и единобожие" (о языческих культах Древнего Востока и Библейском монотеизме)

3. "У врат молчания" (об индуизме и буддизме)

4. "Вестники Царствия Божия" (о пророках Библии)

5. "Дионис, Логос, Судьба"

6. "На пороге Нового Завета"

Вот, что он вспоминает о 60-х годах: "За этот период оформились окончательно методы и принципы работы. Цель : создавать предпосылки для образа жизни, мысли и устоев христиан XX века, без староверства".

Работа его мысли и пора в эти годы направлена на то, чтобы продумать и изложить современным языком и с учетом всех достижений современной исторической науки, богословской и философской мысли всю историю человеческих исканий Смысла Бытия. Уяснить себе и показать другим мыслящим и ищущим людям, что история этих исканий есть восхождение к Истине, а Истина есть Христос. То есть сознательно придти к тому, во что он верил с самого раннего детства и привести многих. Конечно, это не единственная цель. Изучение различных духовных учений и религий (иудаизма, мусульманства, буддизма, индуизма и др.) естественно для современного интеллигентного человека. А для христианина знакомство с другими духовными путями поиска Истины не только делает его веру более сознательной, но и обогащает ее, т. к. эти другие учения содержат ценный дополнительный духовный опыт, который на самом деле включает подлинное христианское мироощущение. Существуют два трагических разрыва. Один между церковью, культом и цивилизацией, культурой. Другой между христианством, редуцированным к обряду, ритуалу, и самой личностью Иисуса Христа. На самом деле оба эти разрыва являются проявлением старой ереси, не принимающей парадоксальности и полноты Боговоплощения в личности человека Иисуса и преуменьшающей роль человеческой природы и воли в личности Богочеловека Иисуса Христа. Именно устранение этих разрывов -- основная задача книг и вообще жизни о.Александра. Воссоздание связи Человека с Богом, Церкви о Культурой не возможно без восприятия всей полноты Истины Богочеловечества, без свободного сотворчества Человека с Богом, без усвоения Духа Свободы и любви.

В Сретенской церкви Новой Деревни о.Александр оставался священником до последнего дня своей земной жизни. В Новой Деревне недалеко от церкви была похоронена его мать Елена Семеновна. Она скончалась в 1977 г. Эти 22 года посвящены пастырству, духовному и культурному просвещению учеников и писанию книг. В частности, за эти годы были написаны 6 томов Библейского словаря. Власти не относились одобрительно к его деятельности. Его вызывали в КГБ, угрожали.

Он крестил меня тайно в домике рядом с церковью в 1971 г. Но прихожанином его храма я стал лишь в 1986 году. После чего видал его регулярно. Он крестил нас не в обряд, не в обычай, а в Иисуса Христа -- человека, в котором воплотился Бог и, который научил нас Истине и Закону Свободы. И Истина эта есть, что Бог -- есть Любовь. А истинная любовь жертвенна: "Нет выше той любви, чем душу свою положить за други своя". Во время первой моей исповеди ему он говорил мне о Радости, о высоком призвании и ответственности быть представителям Христа, о нашем долге и возможности творчества, которая есть у каждого из нас -- творчества собственной жизни. Как удивительна его собственная жизнь! В ней он достиг того, о чем мечтал Н.Бердяев -- соединения творчества и святости. Он советовал не забывать четырех вещей: личной молитвы, чтения Библии, молитвы в Храме и общения о христианами вне Храма (т. е. приход по его идее состоит из более мелких общений -- групп христиан близких лично и участвующих в общей молитве вне храма). Каким удивительным огнем была согрета его служба Литургии! Каждое общение с ним в общей молитве, на исповеди или в беседе даже самой краткой было удивительно благодатно, поднимало или точнее согревало дух. Он обладал какой-то солнечностью. Как любили его и любовались им и старые и взрослые, и дети, и простые, и ученые и знаменитые, и верующие и не знающие Христа. По-видимому, это происходило от того, что сердце его горело любовью к Богу и к каждому человеку, которого Бог посылал на встречу ему. Он спас многих и своей молитвой и своим советом. Он понимал с первого слова, обладая удивительной проницательностью и необыкновенным умом. Он казался некоторым (из мало знавших его) слишком "светским". Он был непохож на ожидаемый образ строгого служителя культа, но его веселость сродни радости преподобного Серафима Саровского. Она от близости к Спасителю. Он знал как никто историю церкви, любил Отцов церкви, церковное пение, сам пел очень хорошо, прекрасно знал иконопись и многое другое, отличающее православие и именно русское православие. Но главное для него была сама личность Иисуса Христа. А обряды, посты и многое другое важны, говорил он, но не должны становиться самоцелью и заслонять главное -- духовную свободу и любовь Христову.

Он говорил как-то мне: "Вот девушка приходит в храм, а там что-то непонятное. Она спрашивает знакомого :"3ачем это?" Он ей отвечает: "Это предание". А она: "Да, зачем мне предание, мне нужна Истина". Можно бить по 500 поклонов в день и быть бесконечно далеким от Бога".

Он был открыт ко всякой Правде в других ветвях христианства и других религиях. Эта открытость (а не просто терпимость) к инославию была основана не только на любви к братьям, но и на глубочайшем знании и понимании но только богословских, но и исторических, культурных а психологических причин расколов. На вопрос об отношении к католикам и протестантам, он отвечал: "Перегородки, разделяющие нас не доходят до Бога". И еще об отношении к некрещеным или обращенным в другую веру: "Для меня все люди -- Люди. Вое они творенья Божьи. Они мои ближние. Кроме того формально крещенный человек может быть далек от Бога и от Христа (ведь и Сталин был крещен), а иной язычник -- по своим делам ближе, чем мы". И за эту позицию его обвиняли многие, не имеющие и толику его знания и его любви, но зато имеющие много "православной" гордыни. Обвиняли его и в том, что к тому же роду принадлежали и предки нашего спасителя Иисуса Христа, включая Пречистую Деву Марию, а так же и все Апостолы -- первые последователи Господа.

Апостол и еврей, он повторил в наше страшное время их подвиг. А дух антисемитской ненависти не совместимый с христианством, но часто прикрывающийся им, все дольше разливающийся в нашем обществе -- одна из главных причин его смерти.

Весной 1987 года я говорил ему о своих терзаниях в связи с тем, что в обществе нашем такой голод по настоящей Правде, а мы, христиане, молчим. А он ответил: "Когда нам будет что сказать, Господь даст нам кафедру", "Даст телевидение", - пошутил он . И вот Господь дал.

Первое публичное выступление о.Александра состоялось 11 мая 1988 г. перед студентами и преподавателями МИСИС. Оно было посвящено тысячелетию крещения Руси. С этого момента начался новый этап подвига о. Александра -- открытая проповедь Евангелия Христова, широкая деятельность по духовному и культурному просвещению, борьба против мифов и вымыслов атеизма, борьба за духовную свободу. За полных два с половиной года, которые ему еще оставалось жить им были прочитаны множество лекций на разные темы, связанные с Библией, Христианством, религией, философией и искусством.

Помню однажды, это было летним днем 1986 года в саду чьей-то дачи в Пушкино, кто-то спросил его, как он относится ко всему происходящему, т. е. к Гласности и т. д. Он ответил, что относится к происходящему положительно, потому что пока охотники охотятся друг за другом зайчик может попрыгать на свободе. Помню меня немного покоробили эти слова. Видимо я возлагал тогда больше надежд, чем сейчас на реформаторские устремления "перестроечной" части охотников. А он трезво понимал, что наступила короткая уникальная возможность для проповеди Евангелия открыто. Не думаю, что он переоценивал увлеченность охотников борьбой между собой, скорее он, сознавая все, вышел на проповедь вызывая огонь на себя.

Его открытое служение длилось меньше трех лет. Вот темы лишь малой части лекций, прочитанных им:

1. Символ веры.

2. Вселенские соборы.

3. Отцы церкви.

4. Древне русский Ренессанс.

5. Литургия.

6. Буддизм.

7. Великий Пост.

8. Ислам.

9. Храмовое действо.

10. Проблемы детской катехизации.

11. Христианство и русская культура.

12. Цикл -- Русская философия ХIХ--ХХ веков (Хомяков, Соловьев, Булгаков, Флоренский, Бердяев и др.).

13. Цикл -- Никео-Царьградский символ (9 лекций).

14. Цикл -- Мировые религии и культуры (6 лекций).

15. Цикл -- Библия и русская литература Х--ХХ веков (6 лекций).

Он выступал в институтах перед аудиторией, в которой было много людей, которые, конечно, уже давно не относились всерьез к марксистско-ленинскому учению, одновременно считая, однако, что христианство и церковь это нечто устарелое и примитивное. И вот он, его удивительные знания, богатый и блестящий язык. Становилось очевидным, что устарелым и примитивным является представление о христианстве и церкви. После лекций шли ответы на многочисленные записки. В основном это были вопросы, заинтересованных и благодарных слушателей. Но были и такие: "Вы -- крещенный иудей" или "Ваши коллеги из Загорска считают Вас, не очень православным". Он отвечал достойно. Но не думаю, что записки эти доставляли ему радость. Распорядок дня его в эти последние годы стал предельно напряженным: ранний подъем, служба, исполнение треб, беседы с многочисленными духовными детьми, сотрудниками, просто пришедшими за советом. Потом на машине он должен был успеть на лекцию в какой-нибудь институт или дом культуры, потом может быть лекция в другом месте, затем возвращение домой и работа до поздна над книгой. Он инициировал множество добрых дел, направленных на милосердие, просвещение и многое другое. Предполагалось, что он станет телепроповедником на Российском телевидении и ректором Богословского Университета. Он мечтал успеть выполнить то, что ому предназначено. Думаю, что в ряду своего смирения и желания успеть больше посеять слово Божие стремился к мученичеству, но Бог сам удостоил его венца мученика для своих целей. Ему не могли простить многое: и национальности, и таланта, и широты взглядов, и удивительного ума, и популярности, но плавное чего не могли ему простить это -- проповеди Евангелия, проповеди Света, Правды, Любви и Радости. И оказано об этом в Евангелии от Иоанна: "Суд же состоит в том, что люди более возлюбили тьму, нежели свет. Потому что дела их были злы. Ибо всякий делающий злое ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличались дала его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны".

Его ненавидели современные законники и фарисеи. "Законничество вечно восстает против Царства Небесного" -- писал о.Павел Флоренский в статье об Алексее Мечеве -- духовном прародителе о.Александра. Там же о.Павел Флоренский продолжает: "Большинство ищет пассивной спасенности, приобретения даров духовной жизни без самой жизни. Всегда и везде большинство рассчитывает купить Святого Духа: в одном случае просто деньгами в другом -- теми выполненными делами того или другого закона, или внешним поведением... С этой верой в самодовлеющую ценность дел боролся Христос и на протяжении всей истории борется духовное сознание христианства. Преемственная нить этой борьбы никогда но обрывалась, и нужно верить не оборвется. Но эта нить всегда проходила через ничтожное меньшинство, точнее сказать, через немногие единицы".

И к этим единицам принадлежит о.Александр и в этом главный смысл его жизни. И потому Бог прославил его венцом мученика. И именно своей кровью мученики непреложно утверждают истинность своего исповедания.

Его ненавидели за тоже за что убили Спасителя. А Спасителя убили за то, что Он говорил Истину людям. А Истина эта -- та, что главное -- это не обряд, не закон, не суббота, а Любовь, любовь к Отцу и к ближнему. И только познание этой истины делает человека свободным. Христос не отрицал ни обряда, ни закона, ни субботы. "Не нарушить закон пришел я, но исполнить" -- говорил Он. Он учил и звал нас не потерять за законом и обрядом Смысл, ради которого они установлены. И потому Христос вызывал ненависть фарисеев. Удивительна диалектика фарисейства. Древние фарисеи ненавидели Христа за "дух Его свободы, невыносимый для людей, культивирующих каноны, ритуалы, уставы", потом это было лживо перефразировано так: евреи распяли Христа. И вот теперь, говорящие эту ложь новые фарисеи -- поклонники устава и ритуала мстят как бы за это распятие, а на самом деле преследуют снова Дух Христовой Свободы. Вот слова заключающие книгу о.Александра "Сын Человеческий":

"Как и вcё, что происходило в священной истории, трагедия разыгравшаяся две тысячи лет назад по вине церковных вождей Израиля, имеет универсальное значение.

Читая сегодня грозные речи Иисуса, направленные против Фарисеев и книжников многие христиане усыпляют свою совесть, думая, что они относятся лишь к верхушке иудейского общества 1-го века. Но тогда за этими речами остался бы только исторический, преходящий смысл. Между там каждое их слово полностью приложимо к недостойным представителям любой религии или церкви, к их самодовольству, ханжеству, консерватизму, обрядоверию. Законники и клерикалы всех мастей легко превращались в гонителей. Вспомним хотя бы участь Афанасия Великого и Златоуста, Саванаролы и Гуса, митрополита Филиппа и многих других, кто прошел свой крестный путь по воле "лжебратий". Извращение веры, гордыня, дух культового формализма, расчеты "задобрить" Бога исполнением внешних устоев живучи как и все человеческие грехи. Древних фарисеев нет, но отнюдь не умерло само "фарисейство"."

Убийство отца Александра -- событие чрезвычайно важное для нашей общественной жизни. Это чудовищное преступление, знаменует собой, что произошло страшное, то что и должно было произойти в расплату за нашу пассивность, трусость и внутреннюю несвободу -- сложился союз всех самых темных изуверских, шовинистических и бандитских сил в обществе, церкви и государстве. И этот союз отметил свое образование сатанинской мессой с принесением в жертву человека, олицетворяющего собой самое светлое и святое.

Несомненно Бог посрамит силы зла. Но сделать это можно лишь пробудив нас от унылой спячки к творческому и жертвенному служению Христовой правде. И потому была принесена Богом эта великая жертва.
 

Что происходит в Армении?

Сообщения, идущие в последнее время из Азербайджана и Армении, свидетельствуют недвусмысленно о следующем:

1. Происходит новое варварское преступление против человечности. Методы включают снятие скальпов и обрезание ушей.

2. Цель акции: изоляция, уничтожение и изгнание армянского населения, проживающего в Азербайджане.

3. Факты свидетельствуют о четком плане операции и активном участии в ней не только азербайджанского ОМОНа и добровольцев, но и Внутренних войск СССР вместе с Советской Армией.

4. Больше того, МВД НГБ и Министерство обороны СССР не только не отклоняют обвинения в участии в бойне, но и оправдывают его ссылкой на указ Президента о разоружении незаконных вооруженных формирований. (Изрубленная на куски женщина, которую видел в Геташени спецкор "МН" В.Емельяненко, по-видимому, член такого формирования).

5. Представляется неслучайным совпадение начала операции с подписанием <Союза десяти>. Акция выглядит как награда одной закавказской республике, которая вошла в этот союз, и наказание другой за отказ от него.

6. Как и всегда, после очередного кровавого преступления, прослеживаются две тенденции в отношении к нему. Одна -- стремление, в первую очередь Президента и верных Центру средств информации, изобразить происшедшее как межнациональный конфликт. Другая тенденция -- призыв создать комиссию по расследованию. Но надо понять наконец -- расследовать ничего не надо. Преступник очевиден и он не отпирается. Это центральная власть и ее органы, стремящиеся удержать и утвердить эту власть. Почему доказательств не нужно? Потому, что когда армия или внутренние войска, подчиненные Президенту, совершают такие действия или обвинены в совершении таковых, то долг Президента, а не кого-либо еще, искать виновных. В противном случае, Президент подтверждает, что все действия (это относится и к Вильнюсу, и к Баку, и Тбилиси, и Сумгаиту), совершены по его приказу.
 

Четвертая позиция

 

Введение

Мы живём в переходное время. Одни из нас, фаталисты, пессимисты, детерминисты, считают, что будущее предопределено. Но те, кто верит в важность и суверенность духовного начала (вспомним роль в истории проповеди никому неизвестного Плотника из Галилеи или, наоборот. Манифеста Коммунистической Партии), такие осознают, что мы переживаем момент бифуркации в жизни страны и, возможно, человечества. От позиций и определяемых ими действий людей сейчас больше чем когда-либо зависит, что будет. Конечно, зависимость эта -- не жесткая, а зачастую и весьма неожиданная. Так, при давлении на ось вращающегося волчка она движется в перпендикулярном направлении. А исторический пример -- происхождение духа капитализма из аскетической этики протестантов XVII века. Тем не менее, позиции людей, участвующих в разной степени активно в общественной жизни, важны. (Общественная жизнь -- понятие более широкое, чем политическая. Например, Александр Мень активно и многосторонне участвовал и будет участвовать именно в общественной, а не непосредственно политической жизни страны.) Итак, роль общественных позиций важна и потому полезно было бы иметь максимально ясную и простую, но не за счет глубины понимания, картину этих позиций. Это нужно не просто из научного любопытства, но и для самоопределения и выбора линии личного поведения. Самое время вспомнить призыв апостола Павла: "Умейте различать духов".

Не претендуя ни на особую глубину и ясность картины, ни какое-либо открытие, я хотел бы в этой статье показать что наряду с тремя распространенными и хорошо известными общественными позициями, к которым с оговорками можно отнести большинство активных граждан, групп, партий и движений и которые я условно буду обозначать как {\it коммунистическую, национал-патриотическую} и {\it демократическую}, существует четвертая позиция. То, что три первых позиции существуют, доказывать не надо, иллюстрируется это, например, недавними выборами Президента России. Те, кто занимает первую позицию, голосовали в основном за Рыжкова, Тулеева и Бакатина, вторую -- за Жириновского и Мокашева, третью -- за Ельцина. Менее очевидно, что существует, хотя и не бросается пока в глаза, четвертая позиция. Существует и как потенция, и как скрытая реальность. Как потенция четвертая позиция закодирована в Русской (христианской в корнях и душе) культуре, в нравственном и духовной сопротивлении злу в нашей трагической истории (и до и после -- революционной), явлена в подвиге правозащитного движения 60--80-х годов. Как реальность она живет, например, в мужестве независимых журналистов, а также как нравственный момент в глубине народной оппозиции существующей системе. Я буду называть эту позицию "Христианской" (или гуманистической, или позицией нравственного протеста), не предполагая при этом, что человек ее занимающий является сознательным христианином. Например, А.Д.Сахарова, не считавшего себя христианином, я отношу к этой позиции. И наоборот, по идее моей, человек, называющий себя христианином, может быть очень далек от нее, как например, И.Р.Шафаревич и те национал-патриоты, которые, называя себя православными, исповедуют (и вольно или невольно разжигают) ненависть, что очень далеко от духа Христовой любви. Далеко на мой взгляд от этой позиции и руководство партии Русское Христианское Движение (РХД) ввиду его безучастности и молчания при виде творимого в стране зла. Предварительным определением ярким олицетворением этой позиции являются личности правозащитника Андрея Сахарова и священника Александра М\'еня.

Моё намерение в этой статье состоит в тем, чтобы попытаться обрисовать эти четыре позиции, указывая на их но совсем очевидные различия и сходства. Например, с точки зрения многих либерал-демократов позиция христианская может показаться трудно отличимой от либерально-демократической, для других же совпадающей с национал-патриотической. На самом деле это сходство формально и поверхностно. И наоборот в жизни зачастую имеется серьезное подобие между декларативно-демократической и коммунистической позициями вопреки их абсолютной внешней непримиримости. Например, на бойню в Геташене в полном единодушии не среагировали ни ЦК КПСС, ни КС Дем. России. Я думаю и надеюсь, что реальное возрождение нашей страны и её граждан может быть связано лишь с утверждением и распространением в нашем обществе четвертой позиции.

И лишь в этом случае чудо Русской Культуры, истина Православия и трагедия народа и интеллигенции, соблазненные духом коммунизма и расплатившихся за это гражданской войной и семидесятилетием ГУЛАГа, принесут достойные плоды, а не явятся лишь средством преподать народам назидание в превосходстве Западного образа жизни. (Сразу оговорюсь, что ни в коем случае не отрицаю необходимости быть открытым ко всему разумному в, Западной цивилизации, тем более в Западной культуре.) Перед тем как начать по существу, еще несколько оговорок. Во-первых, я далек от мысли, что эти четыре позиции существуют реально в чистом виде. Кроме того, это деление является грубым без деталей, например, под каждой из трех первых позиций имеется спектр направлений. Тем не менее оно кажется мне полезным как "идеально-типическое средство ориентации". Во-вторых, Христианская позиция, как я уже говорил, известна и проявляется в нашем обществе, но я считаю, что без ее обсуждения и утверждения наша зачаточная демократия может лишь подготовить приход той или иной формы диктатуры, как это было у нас в 1917-м или в Германии в начале 30-х годов. И последнее. Попытка выяснения нравственной ущербности или зла в общественных позициях может выглядеть как осуждение людей их занимающих. Нет, это не так! Я твердо помню, что нам не дано судить и что ненавидеть следует грех, а не грешника.
 

Коммунистическая позиция

Существует огромная литература по этому вопросу, опубликованная в последнее время и у нас поэтому я хотел бы лишь обозначить некоторые характерные черты этой позиции, понимать и помнить которые необходимо ввиду удивительной способности коммунизма к внешней мимикрии и метаморфозе при сохранении его глубинной сущности. Кроме того, отрицая, даже искренне коммунистическую позицию на словах, люди нередко в своих действиях проявляют ее важные признаки. Отчасти это происходит от непродумывания, что же именно такое коммунистическая позиция. Как и всякая идеология, коммунизм существует по крайней мере в двух ипостасях. Одна -- это то, что исходно провозглашалось Основоположниками и продолжает декларироваться с определенными модификациями, со временем становясь идеологическим методам оболванивания, с помощью которого правящий класс удерживает власть. Другое назначение этой ипостаси -- растление. Ибо даже, когда почти уже никто кроме 18 млн. честных коммунистов не относится к ней всерьез, а лишь как к игре, по правилам которой для самосохранения соглашаются играть, диаволов результат (растления) достигнут. Эта декларируемая идеология состоит, как известно, в том, что главной задачей своей коммунисты провозглашают борьбу за социальную справедливость и светлое будущее человечества, для достижения которого необходима революция и допустимо насилие. "Коммунисты считают презренным делом скрывать свои намерения" -- писал по поводу насилия Маркс в своем манифесте (ну, это продолжатели диалектически развили). Основоположники же подвели базу и под будущее искоренение духа формулой: "Материя первична, дух вторичен", и под будущее извращение правды словами "истина относительна".

Во второй своей ипостаси, т. е. на практике, коммунистическая позиция состоит в способе действовать, мыслить, и говорить так, чтобы любой ценой удержать власть. Еще морякам Кронштадта, восставшим в 1921 году "... стало очевидно, -- как написано в их воззвании -- что РКП не является защитницей трудящихся, каковой себя выставляла, ей чужды интересы трудового народа, и, добравшись до власти, она боится лишь потерять ее". Для достижения этой цели допустима любая ложь, любое насилие и, что очень важно, любая мимикрия, вплоть до готовности не только стать "патриотами" или "демократами", но и антикоммунистами. Вот слова политолога Л.Люкса о Ленине: "догматик, чуждый реальности, постоянно боролся в нем с трезвомыслящим политиком, стремящимся к власти". 0н продолжает: "Выживание однопартийных диктатур зависит от того, в состоянии ли они в кризисных ситуациях как бы встать в оппозицию к самим себе". Ленин и его последователи показали, что они в состоянии. Вспомним их борьбу за Учредительное собрание, кончившуюся его разгоном и расстрелом его защитников или НЭП, кончившийся уничтожением крестьянства. Вот и в наше время "прогрессивные" среди них готовы обменять свою коммунистическую идеологию на рыночно-демократическую и стать капитанами будущего капиталистического Советского Союза ("реформаторы" в номенклатуре), а "реакционные" -- подумывают не стать ли им под знамена нац-патриотов. Конечно, очень возможен и симбиоз первого и второго. Главное власть! Незаурядную способность менять методы иллюстрирует изменение способа контролировать прессу. Вместо прежней цензуры теперь ее или "приватизируют", так в "частные руки" Кравченко отдано бывшее гостелевидение (Ура! КПСС занялась расгосударствлением. Пияшева может радоваться) или терроризируют независимых журналистов, незаконно арестовывают как в Закавказье, а то и просто избивают (либо убивают -- Сиуда) как бы хулиганы, если журналист много себе позволяет. (См. любой номер Экспресс Хроники.) Это не удивительно. Ибо система социализма -- это лагерная система, не только внутри ГУЛАГа, но и вне него. Важным признаком этой системы как известно является использование лагерным начальством уголовников против непослушных и неугодных. Какой ответ дают с коммунистической позиции на наш вечный вопрос "Кто виноват?" Ответы последовательно: система царизма, дворянство, духовенство, казачество, интеллигенция, крестьянство, инакомыслящие, ЦРУ, Сталин, Брежнев... То есть кто угодно. Но не мы, и не дух коммунизма. Если охарактеризовать реальную коммунистическую систему одним словом, то это предельное бесчеловечие, прикрытое вновь и вновь срабатывающей изощренной ложью. Удивительно, что несмотря на прекрасную литературу, вскрывшую суть коммунизма, начиная от Орвела и до Солженицына, А.Зиновьева, Л.Гинзбург "наивный" либеральный Запад (идеал для наших либерал-демократов) вновь и вновь принимает черное за белое. Сейчас Запад больше всего озабочен как защитить Горбачева от "реакционеров" и экстремистов-демократов и генсеку Ком. партии вручают Нобелевскую премию мира (её получили Сахаров и Швейцер!), а в это время подчиненные генсеку как президенту армия и ОМОН осуществляют геноцид в армянских селах вдобавок к недавним операциям в Вильнюсе, Баку и Тбилиси, а подчиненный ему же КГБ забирает тех, кто неумеренно протестует против злодеяний (Новодворская, Данилов).

Так как же это получилось? Ведь казалось бы начинали-то хорошо: "социальная справедливость, борьба за освобождение человечества" . А дошли до полной несправедливости и порабощения. Как такое возможно? Нет, начинали нехорошо! Наряду с несомненной правдой -- нежеланием примиряться с социальным злом Марксистско-Ленинское учение исходно содержит ложь, что достигнуть и справедливости и счастья можно насилием над личностью, зануление ее абсолютной ценности. Ложь заключена в ненависти, на которой построена коммунистическая система. Ненависти к личности, ненависти к свободе ненависти к духу. Из этой ненависти следует сначала уничтожение религии, затем культуры, затем науки вместе с их носителями -- людьми. {\it Эта ненависть заняла место благоговейного осознания чуда Бытия, чуда Космоса, чуда Жизни и чуда Духа. Духа, воплощенного в человеческой Личности.} А вместо таинственного феномена Личности появились понятия "человеческий материал", "масса", "винтик", "единица". Ну, а "единица = ноль" -- по слову пролетарского поэта. И когда хладнокровно как баранов штыком в шею закалывают армянских милиционеров в мае 1991 года, то надо помнить, что под этот акт подведена солидная философская база научного коммунизма.

Не дай нам Бог, отрицая коммунизм, забыть его философские истоки!
 

 Национал-патриотическая позиция

Испокон веков в русском патриотизме наблюдалось два течения, две любви к Родине: любовь зрячая, сопряженная с болью, видящая грязь и зло наше, и любовь слепая, закрывающая на отвратительное глаза или слагающая ответственность за него на что-либо внешнее. Для .первого течения несомненной ценностью является русская культура, для второго более важным представляется сильная Российская Держава. Первое относится открыто ко всему светлому и разумному у других народов в других культурах, второе стремится к национальному обособлению и культурной консервации. В религиозном отношении первое течение "чтя обрядовые исторические формы благочестия, не забывает, что они вторичны в сравнении с любовью к Богу и людям", второе -- за почитанием формы, обряда, иерархии часто забывает об этой любви в о свободе духа, дарованной человеку. Первое течение связано с именами Сергея Радонежского, Нила Сорского, Паисия Величковского, преп. Серафима Саровского, Александра Пушкина, Федора Достоевского, Владимира Соловьева, Иосифа Мандельштама, Андрея Сахарова, второе -- Иосифа Волоцкого, Константина Победоносцева, Игоря Щафаревича. О первом течении мы поговорим подробнее ниже, отнеся его к {\it четвертой позиции.} Здесь же остановимся на второй. Ибо современная нам национал-патриотическая позиция ближе именно к нему. В жизни эта позиция очень многообразна, но есть общие типологические черты. Это, во-первых, искренняя или, провозглашаемая любовь к Родине, церкви, культуре, у Государству; во-вторых, ненависть к их врагам и разрушителям, к чужому вообще.

Сразу же скажем о правде этой позиции, содержащейся в позитивной части. Нет слов, когда эта любовь искрення, это прекрасно! Правдой национал-патриотизма является и боль за состояние народа, за поруганную Родину и культуру. Нечувствие зачастую этой боли и недооценка национальной культуры и истории нашей интеллигенцией, в силу культурной и духовной нашей неграмотности ведет к тему, что национал-патриоты являются почти единственными ревнителями охраны нашего культурного наследства (если не считать специалистов, а также старушек, неведомо откуда берущих силы восстанавливать храмы).

Но есть и другая, негативная сторона в этой позиции. Во-первых, сюда следует отнести ложный и потому опасный миф (миф может быть правдивым, если он является символическим выражением Истины в образах), миф о прекрасной идеальной дореволюционной Руси -- третьем Риме, рае на земле, разрушенном злокозненными большевиками и жидами, обманом соблазнившими русский народ и ввергнувшими его в катастрофу. Но это ложь! Да, были в нашей истории удивительные святые, такие как преп. Сергий, Александр Невский или Андрей Рублев была (и есть!) христианская в своем сердце необыкновенная культура. Но были одновременно восточного типа деспотия и продажная свинцовая бюрократия, и своекорыстие помещиков, были князья московские, водившие татар на Русь расправляться с собратьями, были и казни еретиков, было и убийство митрополита Филиппа царем Иваном IV, было и великое гонение на староверов -- нехудшую и значительную часть русского народа и даже еще в XIX--XX в.в. были преследования за религиозные убеждения. Был и союз церкви с языческим по своей природе Государством во всем (и плохом зачастую тоже) до полного раболепия в порабощения, и это начиная с XVI века. То, что {\it такой} союз -- великий грех, осознавали такие христиане как Нил Сорский, митрополит Филипп, Александр Пушкин или Владимир Соловьев. И раболепие это -- одна из причин того, что часть народа поддалась диавольскому искушению и участвовала в чудовищном большевистском гонении на церковь либо своим равнодушием, либо активно.

Ложность обсуждаемой позиции в отношении к Церкви и Культуре заключается также в стремлении к сохранению форм, в обрядоверии вместо искания духа и истины; в неприятии чужого, авторитаризме вместе с недооценкой свободы, фанатичном почитании старины и неприятии нового, сотворении кумира из Государства. Все это несовместимо абсолютно с христианством, ибо противоречит заповеданной Христом любви, духовной свободе. Такое противоречие можно было бы пытаться объяснить себе незнакомством с Евангелием этих людей, считающих себя православными (с знанием Евангелия у нас вообще плохо, не только у национал-патриотов). Но, конечно, это объяснение недостаточно, и христианин помнит, что креме несовершенства человеческой природы не последнюю роль играет метафизическое зло. Позиция, о которой идет речь, расходится с Христианством и в понимании покаяния, поскольку рассматривает как источник всех бед внешнее (жидов и масонов) вместо трезвого самоанализа и анализа истории своего народа в свете Христианской совести. Такой анализ осуществлен по отношению к народу, но не для каждого лично, великой русской литературой. Идея заговора как причины всех бед является страшным духовным заблуждением и совершенно препятствует продвижению к истине. Но главной ложью национал-патриотической позиции является исповедование ненависти вместо любви. Это вместе с заявлением о своей православности является страшной клеветой на Христа, Ибо Христос говорит: "Да любите друг друга, как я возлюбил вас". А также: "Вы познаете истину, и истина сделает вас свободным". Истина же эта, что "Бог есть любовь", по слову св. евангелиста Иоанна. А апостол Павел учит так: "Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, -- то я ничто". В Евангелии от Иоанна есть эпизод, иллюстрирующий отношение Иисуса к религиозному формализму и духовному служению. В нем повествуется о тем как Иисус, утрудившись от пути (он шел, спасаясь от фанатиков старины, через Самарию в Галилею) сел у колодца и попросил у подошедшей женщины дать ему пить. Она ему сказала: "Как же ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки? Ибо иудей с самарянами не обращаются" (кстати, имеется характерный народный апокриф этого эпизода из Евангелия, приведенный кажется кн. Евг. Трубецким. Христос возражает в этом месте самарянке. "Врешь -- говорит он -- я русский, а не еврей"). "Отцы наши -- продолжала самарянка поклонялись (Богу) на этой горе; а вы (иудеи) говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме". Иисус на это отвечает ей: "Поверь мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться отцу; Вы не знаете, чему кланяетесь; а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от иудеев; но настанет время, и настало уже, когда {\it истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет себе: Бог есть дух, и поклоняющиеся ему должны преклоняться в духе и истине}". В заключение этого раздела я хотел бы Напомнить призыв Владимира Соловьева к Отечеству:

"О Русь, в предведении высоком,
Ты мыслью гордой занята,
Каким ты хочешь быть Востоком,
Востоком Ксеркса иль Христа?"
 

Демократическая позиция

Общие черты позиций всех демократов это требования экономической свободы, плюрализма форм собственности, рынка, а также народовластия и гарантирования прав личности. Безусловно всей своей трагической историей наш народ выстрадал необходимость реформы в этом направлении. Стоящий перед глазами (точнее были бы оказать несколько односторонне воспринимаемый) пример Западных стран, добившихся больших успехов по части процветания и свободы, делает демократическую позицию весьма привлекательной в глазах населения нашей страны. И на этом фоне почти не слышны голоса вдумчивых людей Запада, таких как Швейцер, Фром, интеллектуалов из Римского клуба и многих других, говорящих о пробелах в Западной Демократии нелицеприятную правду. Вот что пишет, например, Э.Фром в книге "Быть или иметь": "Большие Надежды не оправдались... Мечте о том, чтобы быть независимыми хозяевами собственных жизней пришел конец, когда мы начали сознавать, что стали винтиками бюрократической машины и нашими мыслями и вкусами манипулируют правительство, индустрия и находящиеся под их контролем средства массовой информации". Это написано не о стране Развитого Социализма, а о современном Западном Обществе, именно благодаря, по-видимому, упоминаемым Фромом свойствам ставшем идеалам перестроечной части нашего начальства во главе с Горбачевым, а не только наших либеральных демократов. А вот что пишет правозащитник и председатель комитета по правам человека при ВС РСФСР Сергей Ковалев (НВ \No11 1991) о своих совсем свежих впечатлениях: "Короткая и грубая оценка: специализированные органы ООН по правам человека -- вотчина международных бюрократов, которые давно нашли общий язык". С.Ковалеву не удалось включить в опубликованный текст доклада информацию об особом отношении России к событиям в Прибалтике.

Ну, хорошо, это у них так. У нас все будет по другому. Пока времени прошло мало и можно судить лишь о демократическом движении. Как власть, демократы имели слишком мало времени, чтобы проявить себя. Хотя, стоп, имели в Грузии, опираясь на волю большинства народа, демократы "круглого стола", возглавляемые Гамсахурдией, демократически пришли к власти и установили в республике авторитарный режим, подавляющий инакомыслящих и нац. меньшинства. Великий грузинский интеллигент философ Мераб Мамардашвили говорил, что, если его народ выберет Гамсахурдию, то он (Мамардашвили) будет против своего народа. Говорил он и то, что, если Гамсахурдия придет к власти, ему (Мамардашвили) не будет места в Грузии. И действительно (бывший правозащитник) Гамсахурдия -- у власти, а Мамардашвили умер во Внуково, так и не вернувшись (пока) в Грузию после разговора с ним в аэропорту людей из "Круглого стола" (25.11.1990). (Кстати обо всем этом можно было прочесть лишь в "Русской Мысли", а не здешней демократической печати. Ну, потому может быть, что стоял ноябрь 1990). Так-то так. Но это опять не Россия. Вот у нас будет совсем по-другому. Надеюсь. Но об этом надо позаботиться. А пока негативные признаки тех же тенденций в нашей демократии есть. Я уже говорил выше о вручении Нобелевской премии Горбачёву чуть ли не во время геташенского погрома с изнасилованиями, скальпированиями и убийствами. Ну, Бог с ним, хранящим молчание Западом. Это на его совести. С Лауреата тоже какой спрос, все-таки он член партии Ленина, следовательно, для него "Насилие -- повивальная бабка истории" (К.Маркс). Но вот на происходящем в это время заседании КС движения Демократическая Россия большинство отклоняет резолюцию с осуждением чудовищного злодеяния. А бывший правозащитник священник, защищаясь от высказанных ему сомнений в нравственности такого решения (даже с учетом "стратегических" соображений не повредить выборам Б.Н.Ельцина без смущения возражает, что занятия политикой и нравственность не совместимы. То есть снова: "Цель оправдывает средства". Мы это уже проходили!

Нравственная недоброкачественность такого политиканства является продолжением таких парадоксов как превращение бывшего генерала КГБ, организатора убийства болгарского правозащитника, в лидеры в герои демократии, а бывшего правозащитника в доверенное лицо в предвыборной компании этого генерала. Другим ярким примером глухоты демократов в отношении ущемления прав личности является почти единодушное их молчание по поводу ареста членов ДС Новоддворской и Данилова, резко и первыми протестовавших против бойни в Вильнюсе ("Письмо 12"), но выразивших свой протест в форме, давшей возможность расправиться с ними за этот протест, соблюдая видимость законности.

Опасной тенденцией, распространенной в демократическом движений является недемократичность, амбициозность и авторитаризм его лидеров. Другой распространенный недуг -- отсутствие объективности, вдумчивого искания истины, именно того, которое воспитывается настоящим занятием наукой. Атрофия стремления к истина, навязывание жизни вместо этого своих, теперь уже демократических, догм. Это касается даже наиболее компетентных из демократов. Помню свои чувства по поводу горячих призывов Ларисы Пияшевой к приватизации, которой де номенклатура сопротивляется. А в это время номенклатура срочно приватизировала в свою пользу свою же, прежде коллективную собственность, одобрительно поглядывая на Пияшеву и ее коллег, думая: "Как хорошо! Когда эти дураки -- демократы сломят наше "сопротивление", у нас уже все будет приватизировано". И никто из ведущих демократов -- экономистов не увидел или не удосужился объявить, что приватизация стремительно происходят.

Как демократы отвечают на вопрос: "Кто виноват?" Распространенный, все более уверенно и резко звучащий ответ известен: "Коммунисты! Административно-командная система". Ну, а я то? Почему же я не виноват? Когда "наши" были в Чехословакии или Афганистане или вот теперь в Геташене, где я был?

Правда демократической позиции очевидна и велика. Но очевидна и ложь. Она в недооценке нравственного начала. Отсюда проистекает и их недостаточное внимание к правам человека и равнодушие к вопросу социальной справедливости.

Демократам следовало бы дерзостно стремиться стать наследниками традиции нравственного протеста правозащитного движения. Сегодня в русле этой традиции находятся действия демократов А.Шабада и А.Нуйкина в Армении. Сюда же я бы отнес активные протесты членов ДС, не соглашаясь во многом с философией этой партии и со стилем, в котором выполняются некоторые акции. Безусловно бесстрашная работа некоторых независимых журналистов принадлежит к тому же роду.

Лучшей способ помочь нашей демократии -- это заниматься ее критикой. Очень приятно, что замечательный сатирик М.Жванецкий поддерживает Б.Ельцина, но он еще больше поддержит Российского президента и демократов, если будет смеяться над всем смешным и нелепым, что в нем и в них есть. Неоценима роль демократической прессы в тем важном деле. Правда, она не очень любит это делать. Вспомним статью Л.Баткина в НГ, в которой он, в частности, жалуется, как демократическая печать эту его статью отражала. Видимо это происходило потому, что она содержала критические замечания о Коор. Совете Дем. России и о работе аппарата КС. Правда, мне не очень жалко Леонида Михайловича. Ибо тенденции, о которых он пишет, и предмет статьи, и не очень красивое сопротивление, которое он испытал со стороны своих коллег по КС, имеют в своей основе одно и то же -- некоторую нравственную нещепетильность или по крайней мере, нравственное безразличие. Эти тенденции видны были невооруженным глазом и заметить их следовало бы раньше, а заметив, сказать. И сказать вслух, поскольку это крайне важно для здорового роста демократического движения в нашей стране.

В чем не причина этой нравственной неполноценности нашей демократии? Она заключается в неточно выбранном духовном направлении и ориентире. Личностное отношение к личности, не редуцированное до формального абстрактного отношения "юридических лиц", его недооценка или отсутствие, -- вот главный недостаток и нашей, и их демократии. Именно в этом коренятся многие негативные тенденции, о которых говорилось выше. Заметим, что это в чем-то роднит такую демократическую позицию и с коммунистической, и с национал-патриотической.

Более ста лет назад русская мысль в лице В.Соловьева, Ф.Достоевского не только пророчески выступила против материалистического социализма и охранительства "ферапонтов", но и указала на односторонность Западного рационализма -- духовной основы современной либеральной демократии Запада, Критика демократов -- эквивалент критики отвлеченных начал Соловьевым. Права человека и свобода совести имеют тенденцию становиться у демократов абстракциями, за которыми они иногда забывают и о человеке, и о совести.
 

Христианская позиция

Конечно, эта позиция определена в первую очередь самим Основателем христианства, причем не только его учением, но и самой его личностью и жизнью. Поэтому лучшим источником, по которому о ней можно узнать, служит Евангелие. Другим свидетельством являются личности святых, несущие евангельский дух Правды и Любви. В них, по слову апостола Павла, живет Христос. Мы были современниками жизни двух великих подвижников: правозащитника Андрея Сахарова и священника Александра Меня. Причем сама смерть их является продолжением их жизненного подвига.

Христианство задано Русской Культуре. Возникшая в его лоне, Русская Культура всегда оставалась в интимных глубинах своих христианской. До XVI века это было явлено удивительной архитектурой церквей и монастырей, чудом иконописи XV века. Но и после этого периода явно цветущего бытия христианская душа Русской Культуры не исчезла, но лишь ушла вглубь. Так река может скрыться под поверхностью земли с тем, чтобы потом появиться вновь. И этот выход на свет реки Русской Христианской Культуры произошел в феномене Русской литературы XIX века, но теперь это было уже инобытие христианского духа. Отсюда ее невидимые миру слезы и служение преображенной духом красоте, которая призвана спасти мир.

В XIX веке возникает и замечательная русская религиозная философия, берущая истоки с П.Чаадаева и А.Хомякова и достигающая вершин своих в произведениях Достоевского и В.Соловьева и следовавших за ними Н.Бердяева, о. С.Булгакова, С.Трубецкого, Евг.Трубецкого, В.Эрна, М.Гершензона, о. П.Флоренского, о. А.Ельчанинова, Д.Шестова, о. Г.Флоровского и ряда других ярких мыслителей. В лице этих людей началось преодоление раскола между Русской Мыслью и церковью, начатого духовным упадком XVII--XVIII в.в. и усугубленного Петровской Реформой. Это начавшееся в конце XIX в. и с первых годов XX века возвращение в церковь цвета русской интеллигенции знаменует собой начало нового духовного возрождения народа. Однако следствия застарелого раскола и зла успели сказаться раньше -- произошла Катастрофа 1917 года и последовавшее за ней гонение на дух, церковь и Культуру. Но начатое возрождение не было бесследно уничтожено. Оно было продолжено в подвиге христианских новомучеников и исповедников во время ленинского гонения на Церковь, продолжавшегося до Великой Отечественной войны, в духовном сопротивлении силам тьмы, явленном жизнью и поэзией О.Мандельштама, А.Ахматовой, Б.Пастернака. В наше время тот же исповеднический дух жертвенного служения истине жил в подвиге правозащитников и диссидентов. Их гнали, на них клеветали. Мало о них мы знаем и сейчас. Но именно к ним относятся слова из Нагорной проповеди Иисуса Христа: "Блаженны изгнанные правды ради". Это же служение продолжается и сейчас в делах таких героев как убитый журналист Петр Сиуда (май 1990 г.), независимо расследовавший судьбу новочеркасских забастовщиков, или русский богатырь Юрий Власов.

Ярчайшим образом исповедничества явилась жизнь, проповедь и смерть (9.09.90 г.) священника Александра М\'еня, замечательные книги которого еще много послужат обращению нашей страны к христианству. За проповедь его О.Александр был удостоен мученического венца, после многих лет гонений и клеветы. Несомненно к нему следует отнести слова Христа: "Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за меня; радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас. Бы -- соль земли".

Для более отчетливой характеристики христианской позиции, я приведу ответ О.Александра Меня на просьбу к нему изложить его кредо христианина. при этом я позволю себе спустить места, значимые лишь для сознательных членов Церкви (цитируется по книге "Смертью смерть поправ"): "Хотя кредо каждого христианина... уже выражено в Символе Веры, вопрос Ваш вполне знакомый. Христианство неисчерпаемо. Уже в апостольское время мы находим целую гамму типов христианства, дополняющих друг друга. Итак, если выразиться кратко, для меня вера, которую я исповедую, есть христианство как динамическая сила, объемлющая все стороны жизни, открытая ко всему, что создал Бог в природе и человеке. Я воспринимаю его не столько как религию, которая существовала в течении двадцати столетий минувшего, а как путь в грядущее. Оно имеет средоточие своей веры в Христе. Им измеряет и оценивает все; оно знает, что приход на землю Богочеловека не был односторонним божественным актом, а призывом к человеку ответить на Любовь Божию; знает, что достоинство личности, ценность жизни и творчества оправдывается тем, что человек является творением Божьим; видит в вере не теоретическое убеждение, а доверие к Богу; чтит обрядовые формы благочестия, но забывая ни на мгновение, что они вторичны в сравнении с любовью к Богу и людям; расценивает все бесчеловечные эксцессы христианского прошлого (и настоящего): казни еретиков и тому подобное как измену евангельскому духу и фактическое отпадение от Церкви; знает, что противники Христа (беззаконный правитель, властолюбивый Архирей, фанатичный приверженец старины) не принадлежат только к евангельской эпохе, а возрождаются в любое время, под разными обличиями; остерегается авторитаризма и патернализма, которые коренятся не в духе воры, а в чертах присущих человеческой падшей природе; исповедует свободу, как один из важнейших законов, духа, рассматривая при этом грех как форму рабства; отказывается объяснять зло в человеке только его несовершенством или пережитками "звериной, природы", а верит в реальность метафизического зла; оно переживает разделение христиан как общий грех и нарушение воли Христовой, веря, что в будущем грех этот преодолеется, но не путем превозношения, гордыни, самодовольства и ненависти, а в духе братской любви, без которой признание христиан не может быть осуществлено; открыто всему ценному, что содержится в христианских исповеданиях и нехристианских верованиях; не отвергает добра, даже если оно исходит от людей безрелигиозных, но отвергает насилие, диктат, ненависть, даже если они прикрываются именем Христовым; рассматривает все прекрасное, творческое, добрее как принадлежащее Богу, как сокровенное действие благодати Христовой; считает, что зараженность той или иной сферы грехом не может служить поводом для ее отвержения. Напротив, борьба за утверждение Царства Божия должна вестись в средоточии жизни; оно "аскетично" не столько тенденцией бегства от мира, сколько духом самоотвержения, борьбой и "рабством плоти", признанием непреходящих ценностей; признает естественной и оправданной любовью к отечеству и отечественной культуре, памятуя, однако, что духовное выше национального; не считает разум и науку врагами Церкви, просвещенное духом веры знание углубляет наше представление о величии Творца; смотрит на общественную жизнь, как на одну из сфер приложения евангельских принципов; не объявляет ту или иную систему правления, специфически христианской, ценность системы измеряется тем, что она дает человеку: целесообразностью и гуманностью; считает отделение Церкви от государства оптимальной ситуацией для веры и усматривает опасность в самой идее "государственной религии"; верит в историю как поступательный процесс, который через испытания, катастрофы и борьбу восходит к грядущему сверхисторическому Царству Божию; верит, что когда бы не наступил последний Суд миру, человек призван трудиться на благо других, созидая царство добра. Град Божий; верит, что Суд уже начался: с того момента, когда Христос вышел на проповедь; знает, что Царство Божие, которое грядет, уже сегодня может воцариться "внутри нас"."

Если сравнить теперь эту христианскую позицию с коммунистической, национал-патриотической и демократической, то результат кратко можно сформулировать следующим образом. Коммунистическая и христианская позиции представляются антиподами, противоположными полюсами. Что же касается оставшихся двух позиций, в их лучшем варианте, то национал-патриотическая является опасной подменой христианской, могущей в потенции слиться с ее антиподом, а демократическая представляет собой некоторое (но не безопасное) снижение христианской позиции. Полной непримиримости коммунистической и христианской позиций противоречит на первый взгляд признание обеими принципами социальной справедливости. Но это не должно сбивать с толку в тем более нельзя от этих принципов отказываться только потому, что они были узурпированы, извращены и корыстно использованы Коммунистической партией. Из этого использования но следует, что сами эти принципы, провозглашенные впервые великими Пророками Библии, порочны. Просто работает общий закон: будучи в творческом отношении бездарным, Зло имитирует Добро.

Важное отличие христианства от других позиций проявляется в ответе на вопрос "кто виноват?" и в отношении к покаянию. Что такое покаяние? Поскольку традиция христианства и особенно духовного христианства в нашем обществе слаба, современный советский человек чаще всего извращенно понимает это слово, например, как какое-то может быть надрывное, а то и лицемерное, самобичевание. Да, и вообще не в чем каяться современному человеку. Он ни в чем не виноват. Во всем виновата Система, коммунисты или жиды. На самом же деле покаяние -- это духовно трезвый пристальный взгляд на себя в свете разума и совести и готовность изменить (именно, это означает слово "покаяться" в исходном греческом оригинале) свои мысли, чувства и жизнь. И вот, если так посмотреть на себя, задавая в частности себе вопросы: где я был тогда-то не промолчал ли я тогда-то, а также где я был бы тогда-то? То и ответишь себе как написано в записках Зосимы у Достоевского: "Я то и есть самый главный виновник". Вот так всегда понимали свою ответственность святые и настоящие христиане. И именно такое отношение к себе является плодотворным как для самого человека, так и для общества. "Дай мне видеть мои прегрешения и не осуждать брата моего" -- говориться в любимой молитве Пушкина, возносимой Церковью во дни Великого Поста. Сатанинский коммунистический дух ненависти и лжи коренится не в структуре государства, а в сердце человека, в структуре же государства лишь воплощаясь. А поскольку как раз этот дух ненависти является головой змеи, которую, как известно, нужно поражать в голову, то именно христианство, о сердце не забывающее, является полноценным противником коммунизма. Большевики это понимали всегда и поэтому сразу после революции начали войну с Церковью. Тщательный контроль за церковью продолжается и в наше время. Именно поэтому отец Александр Мень, ярко показавший каким является подлинное лицо христианства, подвергся таким гонениям со стороны сил Зла.

В свете изложенного понимания христианской позиции следует в частности заключить, что поспешившая (к чьей радости?) занять святое место соединения демократии и христианства партия "Русское Христианское Движение", возглавляемая Аксючицем и Анищенко, весьма далека от этой позиции. Скорее она является подменой идеи, взятой для самообозначения. От партии с таким названием следовало бы ожидать в первую очередь нравственной реакции по поводу любого проявления насилия над личностью, а также социальной несправедливости.

О том, что позиция нравственного протеста не безразлична народу, мне кажется свидетельствует всенародная поддержка Б.Н.Ельцину даже в самых его "идеалистических" акциях таких, как выступление по поводу Вильнюсской бойни.

Поэтому поднятые волной народной оппозиции либералы (такие как Г.Х.Попов и А.А.Собчак) должны додумать прежде чем неразборчиво вступать в связь с номенклатурными "реформаторами" (такими как Шеварнадзе). Это не значит, конечно, что компромиссы не нужны, но лишь не безнравственные в заключенные честно, то есть после тщательного и главного обсуждения их условий. Перестройщики из номенклатуры готовы превратиться в руководителей отечественного капитализма. Некоторые либералы, по-видимому, считают, что это было бы неплохо. Но если бы они честно и открыто сказали это, то значительная часть населения, воспринимающая не без оснований номенклатуру как главную мафиозную структуру в стране, была бы, по-видимому, против. Именно поэтому это честно не говорят ни коммунисты, ни либералы. Но если со стороны первых это естественно, то со стороны демократов не только не этично, но и не дальновидно. Недальновидно потому, что разочарование населения в демократах, неизбежное при таком компромиссе, чревато приходам фашизма!

Христианская позиция заключается в личной ответственности и активности. Без этого полноценная демократия невозможна. Вот, что пишет замечательный психоаналитик и радикальный гуманист Э.Фромм о схожей проблеме Запада: "Демократия может противостоять авторитарной угрозе только в случае, если из пассивной демократии наблюдателей (мы могли бы сказать: телезрителей -- А.Б.) превратится в активною -- демократию участия".

Четвертая позиция -- это место, на котором могла бы произойти встреча всех нормальных людей (то есть просто грешных, но не ослепленных злом) и "честных" коммунистов (точнее следовало бы сказать, остающихся еще коммунистами ввиду некоей интеллектуальной либо моральной непоследовательности), и искренних патриотов, если они сумеют понять откуда исходит дух ненависти и преодолеть наваждение, и большинства демократов, для которых не человек является средством для демократии, становящейся путем к власти новых бюрократов, но наоборот демократия является способом помогающим возникнуть гуманному человеческому обществу.

А также культура, в каком отношении она к четвертой позиции? В интересной статье "Поэты и Цари" Фазиль Искандер высказывает предположение, что у поэта появился шанс оставить департамент оппозиции. Не думаю, что мечта эта скоро сбудется. До тех пор, пока Мир во Зле лежит, Поэзия вряд ли откажется от своего призвания глаголом жечь сердца людей.

21 июля 1991 г.
 

Две подмены (о лжедемократии и лжеправославии)

Прошло больше года после Августа 1991 г. В обществе доминирует ощущение безнадежности, сменившее надежды и даже эйфорию тех дней. Прошедший недавно седьмой съезд российских нардепов это ощущение лишь усугубил. На мой взгляд есть серьезные причины этого ощущения. И дело вовсе не сопротивлении реформам.

Причина первая -- разочарование. Народ, действительно поверивший демократам и Ельцину, что доказывают выборы 1990 года и Август 1991 года, чувствует себя глубоко обманутым.

Другая причина -- отсутствие честного и ясного осознания происходящего и голосов, подобных голосу Андрея Сахарова, бесстрашно говорящих опасную правду. Вместо этого слышны голоса, которые говорят лишь правду частичную, партийную, идеологизированную, сопровождаемую умолчаниями и ложью. Одни из них относят себя к демократическому, другие -- к национал-патриотическому лагерю. На самом деле к правде о Реальности эти партийные правды имеют мало отношения. Они являются лишь конкурирующими между собой идеологиями, которые вместо утраченной коммунистической выбирает себе еще не закончившая перестройку номенклатура. Так называемая демократическая идеология так же мало похожа на истинную гуманистическую демократию как "демократ" Г.Попов на правозащитника Андрея Сахарова. А различие между псевдоправославием и истинным христианством иллюстрируется сравнением И. Шафаревича и Александра Меня.

На языке "Розы мира" Даниила Андреева борьба псевдодемократии и псевдоправославия -- это схватка двух жругров, скрывающих за этими личинами свой настоящий облик -- жажду Власти. Но исход этой схватки при кажущейся непримиримости может быть необязательно смертельным. Жругры эти способны образовать брачный союз и родить детеныша, несущего черты своих родителей. Другой возможный вариант -- продолжение ими борьбы без конца, ибо они и нужны друг другу, а борьба их является скорее игрой.

Чтобы спасти себя от столь безрадостного будущего, обществу необходимо найти силы сдернуть с жругров личины, тем более не служить им и обратиться к истинной демократии и христианству.

Фальшивые идеологии, о которых идет речь, возникли не сегодня. В начале и середине 80-х годов номенклатура идейно разделилась на три группы.

Первая, реформаторы-либералы, состоящая из наиболее информированных и активных людей, осознав неминуемость близкого краха, выступила за реформы по западным образцам, не предполагая жертвовать при этом властью, конечно. Эта группа, пошедшая за Горбачевым, предполагала модернизировать госкапитализм и отказаться от обрыдшей ей самой коммунистической идеологии, заменив ее на суррогат рыночно-демократический. Именно эта группа стала инициатором Перестройки. В ее замыслы входила и "приватизация", т. е. превращение части общенародной, а точнее государственной, а еще точнее коллективной собственности номенклатуры в ее же номенклатуры частную собственность. Конечно, провести такую приватизацию можно было рассчитывать лишь под контролем КГБ и при активном и восторженном влиянии на народ интеллигенции. Отсюда Гласность как средство увлечь интеллигенцию.

Вторая (более значительная) часть номенклатуры, не поняв по своей тупости величия этого замысла, составила группу консерваторов-коммунистов. Эти остались на платформе социализма, то есть коллективного владения (номенклатурой) госсобственностью.

Наконец, третью группу составляли те сотрудники аппарата партии и КГБ, которые уже давно с 60-х годов, подумывали о соединении (или замене) коммунистической идеологии на православно-патриотическую и проводили лабораторные опыты по выращиванию национал-патриотических "движений".

Конечно была и четвертая группа. Ей подходили все три варианта. Лишь бы сохранилась власть!

Когда в результате сложной борьбы в верхах КПСС победила линия группы реформаторов-либералов во главе с Горбачевым и "Партия сама начала перестройку", интеллигенция, хотя и не сразу, в значительной своей части поверила, что это серьезно и сделала все, чтобы убедить и остальную часть народа. Народ, как мы знаем пошел за демократической интеллигенцией и прессой. Важнейшую роль в этом сыграл образ Ельцина как истинного противника номенклатуры.

В августовских событиях 1991 года произошло не столкновение номенклатуры и народа, а разборка внутри самой номенклатуры, между ее либерал-реформаторской и консервативно-коммунистической частями. (Может возникнуть сомнение в уместности термина "разборка". Но, нет, он вполне адекватен. Это подтверждается, например, последующими выпадениями из окон высоких партработников.) Интеллигенция и народ, не разобрав этого, поддержали Ельцина и тем самым номенклатурных либерал-реформаторов. За год после Августа выяснилось кто победил на самом деле. Народ почувствовал это на своей шкуре. Именно шкурой, а не разумом. Отсюда разочарование и ощущение обмана.

Демократическая же интеллигенция разбилась на части. Одни, наиболее "стойкие" как о.Глеб Якунин, заявляют, то они сохраняют верность Ельцину чего бы он не делал. Другие, как Ю.Власов, ничего не нашли более умного, чем перейти к нацпатриотам. Третьи, плюнув на все, привычно потянулись во внутреннюю или внешнюю эмиграцию. Четвертые, получив доступ к кормушке, замолчали совсем. Все четыре варианта -- предательство и высоких идеалов и народа, ибо означают соучастие в грандиозном его обмане, осуществленном номенклатурой. Вместо этого, осознав обман, следовало бы разъяснить его народу, покаявшись в недооценке способности номенклатуры к мимикрии.

Август 1991 года был окончательным поражением коммунистической идеологии. Но у номенклатуры оставалось в запасе еще две. Консерваторы-коммунисты одни скрепя сердце, другие без колебаний перешли на "демократическую" платформу либерал-реформаторов или "православную" национал-патриотов. Конечно, разбиение госхозбюрократии по идеологическим лагерям условно. Ей подойдет любая идеология. Она примет ту из них, которая победит, то есть ту, которая лучше подойдет для оболванивания народа. Место же для номенклатуры предполагается в любом варианте.

Самым угнетающим в теперешнем состоянии общества является дефицит ясности. При огромном количестве политических общественных групп и партий не хватает самой нужной -- партии Правды. При этом создана видимость, поддерживаемая прессой, что гласность и свобода информации существуют. А в это время "Ежедневную гласность" Григорьянца милиция громит как и до Августа, а Российская армия творит в Северной Осетии страшное при почти полном молчании прессы и общественных деятелей.

В самые застойные времена раздавались голоса, говорящие не урезанную правду, голоса А.Сахарова и А.Солженицына, А.Марченко и А.Гинзбурга, А.Галича и Б.\.Окуджавы, о.Глеба Якунина и о.Александра М\'еня. Их голоса мы слушали. А теперь, кто теперь говорит правду, столь же опасную и пронзительную. Да, говорить ее теперь не менее опасно, чем тогда. Тогда за нее сажали в психушки и лагеря, теперь убивают снайперы или "хулиганы" в подъездах и темных переулках.

Найти и сказать эту правду -- вот задача, стоящая перед думающими людьми с совестью и волей жить по правде. Им и адресована эта статья. Только эти люди могут обрести покаяние, то есть трезвый взгляд на себя и помочь достичь его обществу. Противопоставление псевдодемократии и псевдоправославия -- ложная альтернатива, миф массового сознания. Дай, Бог, нам отвергнуть его и обрести Истину, ярчайшим свидетельством о которой были слова, действия и личности великих подвижников нашего времени Андрея Сахарова и Александра М\'еня.

Январь 1993 г.
 

 Сделать выбор

Положение в нашей стране действительно является чрезвычайно критическим. От верности шагов демократов и Президента Ельцина в значительной степени зависит будущее народа и демократии в России, а но только участь самого Бориса Николаевича. От того каковы будут эти шаги, зависит поддержит или нет Президента на Референдуме 25 апреля большинство населения, а не только 25 процентов сочувствующих ему сейчас. Хорошо известно, что необходимой широкой поддержки, которой когда-то пользовался Президент Ельцин, сейчас у него нет. И это неслучайно. Вовсе не противодействием реакционеров объясняется эта ситуация. Они лишь используют ее. Гораздо больше в ней виновны сами демократы и лично Б.Н.Ельцин.

Об этом сказано уже много. Но, повторяя, кратко и грубо положение можно обрисовать следующим образом.

В стране назрели и обостряются не один, а два конфликта. Первый, очевидный и сформулированный -- между народом и вцепившейся во власть Номенклатурой. Второй, скрытый -- внутри самой. Номенклатуры, между, ее реформаторской и редакционной частями. Первая частью прикрывается рыночно-демократической идеологией; вторая -- государствено-патриотической с элементами социальной демагогии. На саном, деле первые хотели бы поскорее приватизировать в свои руки госсобственность; вторых больше устраивает государственно-мафиозное "регулирование" экономики, хотя и они не гнушаются прихватизацией.

Обе части Номенклатуры аппелируют к народу, пытаясь представить себя его защитниками.

Цели, которые ставят себе номенклатурные "демократы", конечно, мало совпадают с истинной демократией, олицетворяемой А.Л.Сахаровым и правозащитным движением. В случае их победы за истинную демократию еще придется бороться. Однако есть надежда, что в этом случае такая борьба будет возможна. При победе же другой части номенклатуры, представляемой Съездом народных депутатов, таких шансов нет. Таджикистан показал, что происходит при таком варианте.

Отсюда проистекает необходимость осознанного и честного союза демократии с "демократами" из номенклатуры. Но вместо этого (и здесь велика роль Б.Н.Ельцина) происходит наоборот лишь манипулирование народной поддержкой и использование со и интересах этой части номенклатуры. Народ начинает осознавать это все больше. Отсюда его разочарование Ельциным и демократами. Многие люди резонно считают, что "эта возня на верху их не касается".

Что же должны делать Б.Н.Ельцин и демократы сейчас, когда положение дошло до критической точки -- поражение на Референдуме 25 апреля обернется катастрофой, а отсутствие внушительной победы продлит мучения народа и будет работать на фашизм.

Чтобы победить на Референдуме, Б.Н.Ельцину уже недостаточно еде дать сколько-то даже и очень ярких популистских заявлений. Люди им уже не поверят.

Б.Н.Ельцину необходимо СДЕЛАТЬ ВЫБОР и из марионетки реформаторской номенклатуры стать истинно народным демократическим Президентом, действуя при этом в союзе с "демократами" из номенклатуры. поскольку это не обращается против народа. Доказать этот выбор можно лишь решительным и немедленным началом осуществления Реформ, в том числе таких, о которых, говорится в Указе от 20 марта: "В 5-дневный срок представить простую и понятную систему наделения граждан землей" и т. д. Пять, дней давно прошли. А вместо этого и аналогичных решительных шагов, Ельцин и его командах пытаются переиграть противника привычным им аппаратно-процедурным способом, например, оспаривая в Конституционном Суде цена которому хорошо известна процедуру оценки результатов Референдума). Этого совершенно недостаточно. Нужны поступки, а не пропагандистские ходы. Необходим ВЫБОР. Народ это почувствует.

Только это дает шанс на победу 25 апреля. Только в этом случае смогут искренне и активно поддержать Президента демократы без кавычек.

Апрель 1993 г.
 


О демократической оппозиции

Слова "демократическая оппозиция" выглядят странно. Согласно одному распространенному взгляду, если вы за демократию и за реформу, то вы должны быть за Ельцина, за Гайдара, за "Правительство реформ", за блок "Выбор" -- и, следовательно, не быть в оппозиции.

Согласно столь же расхожему мнению, если вы против обнищания народа в результате "шоковой терапии", против развала страны и наоборот за социальную справедливость и порядок, то ваше место с коммунистами Зюганова, с патриотами Проханова, на худой конец с "центристами" -- директорами из Гражданского Союза и председателями из Аграрной партии. Вот что значит, скажут, быть в оппозиции. Только эпитет "демократическая" эта оппозиция отвергнет с отвращением.

На самом же деле и то, и другое мнение являются ложными. А высказанная только что альтернатива продолжает провозглашаться лишь благодаря замутненности общественного сознания и в силу того, что демократическая общественность и потенциальный средний класс, то есть интеллигенция, рабочие, свободные крестьяне и независимые (от государства, монополий и мафии) предприниматели не имеют выражающей их интересы политической организации.

Блок "Выбор России" такой организацией, конечно, не является. Он выражает интересы крупной номенклатуры буржуазии, той части партийного, государственного и хозяйственного аппарата, которая уже получила от государства все, что ей нужно и хотела бы стать от него независимой, стать не только дефакто, но и деюре классом капиталистов. "Выбор" -- это партия Термидора. И в перспективе в силу узости своей социальной базы эта партия будет вынуждена опираться как и ее французский предшественник только на силовые структуры. Она уже это делает. Об этом свидетельствует грязная и кровавая по методам и, имперская по целям политика в Ближнем Зарубежье, которую нельзя списать на бывший Верховный Совет, как бы этого ни хотелось; свидетельствует и разнузданное и безнаказанное беззаконие силовых структур во время (имею в виду убийства журналистов-свидетелей) и после октябрьских событий; свидетельствуют и этнические чистки Москвы Лужковым и многое другое. Не на словах, а на деле этой партии нет дела ни до социальной справедливости (не уравниловке, а справедливости -- Правде по церковнославянски), ни до прав человека.

То, что демократическая общественность в критических ситуациях последних лет поддерживала номенклатурных реформаторов -- это правильная, но вынужденная позиция. Ибо те, кто противостоял им, номенклатурные реакционеры, спекулируя на бездействиях народа, пытались восстановить уходящую от них власть и реставрировать порядки, которые народ в большинстве своем отверг. Пойти за коммунистами и патриотами могли только доведенные до отчаяния тяжелейшими условиями и одновременно наивные люди.

Но после того как насильственные попытки реакции отбиты демократическая общественность должна отделиться от партий номенклатурных реформаторов и гайдаровского "Выбора", и мэрской партии Попова, Собчака, и партии Шахрая.

Что касается лично Гайдара, то я вполне допускаю, что он честный человек и действует из соображений реализма, считая, что против лома нет приема -- перестроечная номенклатура, истинные хозяева собственности (см. статьи Л.Тимофеева и Найкуля) своего не отдадут. Ну а потом, де, законы рынка сделают свое дело и мы получим рыночную демократию. Однако такая честность кажется не только сомнительной с нравственной точки зрения, но и наивной, ибо упускает из виду латиноамериканский вариант "рыночной демократии".

Очень хорошо, что партии номенклатурных реформаторов существуют. Они отражают реальные интересы определенных групп в обществе, но демократическая общественность, потенциальный средний класс должны осознать свои собственные интересы и идеалы, сформулировать их и создать свою собственную политическую организацию. Без такой организации и направленной на создание среднего класса государственной политики он так и не выйдет из своего потенциального состояния и мы получим латиноамериканский вариант или что-нибудь похуже.

Возможно местом (за неимением сейчас другого), на котором может возникнуть такая организация является блок Явлинского--Болдырева--Лукина. Наличие в нем такого человека как В.Шейнис дает надежду на это.

Выбор в Думу таких людей как С.Ковалев, Л.Тимофеев, К.Лю\-бар\-ский, жизнью своей показавших чего они стоят, также явилось бы шагом для появления в России демократической оппозиции следующей примеру Андрея Сахарова.

19 ноября 1993 г.
 

Независимая пресса и демократия номенклатуры

Перестройка закончена. Победила демократия -- демократия Номенклатуры Ей надоело быть чьим-то Аппаратом. Она захотела стать полновластным хозяином, точнее сословием полновластных хозяев. Она стала этим сословием, сбросив с себя тоталитарную систему, сковывавшую ее.

Но это не значит, конечно, что Номенклатура готова предоставить независимость и свободу также и прочему населению. В Новом порядке для него не предусмотрено ни экономической, ни политической свобод, ни Свободы слова, без которой другие свободы не достижимы. Допустив на время урезанную Гласность как средство борьбы с приверженцами прежней системы, после своей победы над ними Номенклатура перешла к искоренению этой Гласности. Процесс этот идет повсеместно. Теперь он дошел и до нашего поселка.

Застрельщиками его были наши "патриоты". Но точку собирается поставить наша "демократическая" исполнительная власть.

В \No17 ЧЕРНОГОЛОВСКОИ ГАЗЕТЫ помещено Официальное Письмо, а вернее сказать начальственный окрик, редактору ЧГ В.Попову от главы Администрации Черноголовки Е.Борисова и зам. пред. ПННЦ В.Кравченко. В этом письме Администраторы строго указывают редактору на случаи появления в газете "информации сомнительного свойства" и предлагают одуматься, угрожая в противном случае "поставить вопрос о соответствии занимаемой должности". Обоснованием столь решительного образа действий являются слова : "мы, как официальные представители учредителей ЧГ..."

Эти действия Администраторов являются ни чем иным как административным произволом, направленным на то, чтобы сделать газету ручной. Эти действия находятся в противоречии не только с принципом Свободы Слова и Законом о Печати, но и с уставом Черноголовской Газеты.

В уставе говорится о создании учредителями газеты демократической ориентации. то есть газеты, цель которой информировать население поселка и выражать его мнения и позиции, а вовсе не быть лишь органом Администрации.

Из стоящих в заголовке Официального Письма слов копия Главе Администрации Ногинского района Лаптеву легко углядеть истинную причину Письма. Среди примеров "информации сомнительного свойства" Письмо указывает заметку В.Попова (ЧГ \No15 ), в которой сообщается о покушении на редактора Ногинского Радиовещания В.Вулашевича и о том, что последний допускает, что покушение связано с конфликтом, происшедшим между ним и Лаптевым. Если эта информация представляется кому-либо "сомнительной", то в соответствии с Законом о Печати следовало бы подать на ее автора в суд, а не учинять административную расправу как собираются сделать Кравченко и Борисов.

Дадим ли мы безропотно им ее совершить?!

Май 1994 г.


Полет продолжается

22 января 1995 года исполняется 60 лет священнику Александру Меню. Фонд им. А.Меня подготовил к публикации новую книгу.

Эта книга включает шесть циклов лекций и бесед о.Александра Меня. Первые пять из них представляют собой тексты публичных выступлений о.Александра в последний период жизни. Последний цикл состоит из домашних бесед конца 70-х начала 80-х годов.

Темы этих циклов разнообразны: духовные учения Древнего Мира, Библейское откровение, догматы Христианства, библейские мотивы в мировой литературе, русский религиозный ренессанс начала XX века, Церковь в истории и современном мире. На первый взгляд соединение этих циклов в одном сборнике является чисто внешним.

Однако это не так. Оно так же не случайно, как не случайным является и то, что сам о.Александр прочитал их в совокупности. Вдумавшись в книгу, мы можем увидеть, что эти циклы бесед о.Александра сплетаются в единый венок циклов. Так же, как и двадцать его книг представляют собой части единого целого. Слово, которое выражает это единство Христос.

Всю свою жизнь о.Александр проповедовал Евангелие Христа. Он делал это в проповедях, беседах, книгах. Собрание циклов бесед, вошедших в этот сборник, и есть Евангелие, как его возвещал о.Александр, причем данное в достаточной полноте.

Особенностью его провозвестия является удивительно глубокое и многогранное видение истории мира и человека. Отец Александр не повторяет традиционных схем, но дает захватывающее зрелище религиозных поисков Смысла мироздания, показывает встречное действие Слова Божия в библейской истории Израиля, высшей точкой 'которого является приход Богочеловека, и, наконец, описывает новый уже христианский период исканий и прорывов к Истине в литературном и философском творчестве и в церковной жизни в присутствии живого Христа.

Первый цикл лекций рисует драматическую картину "путешествия по кругам миросозерцаний -- к вершине, к тому сверкающему горному леднику, в котором отражается солнце и который называется христианством".

Второй цикл посвящен Библии. Ее основой является учение о Завете. "Завет означает связь человека с Богом; связь, которая растет, крепнет, проходит ряд ступеней, чтобы завершиться в лице Сына Человеческого. Искупитель -- Мессия, дарующий спасение -- есть поэтому центральный образ Писания".

Третий цикл лекций говорит о христианском мировоззрении. Здесь о.Александр показывает, что именно сам Христос, а не столько Его учение, является основой христианства. Ибо "христианство -- не новая этика, а новая жизнь", жизнь со Христом, которая "приводит человека в непосредственное соприкосновение с Богом, это Новый Союз, Новый Завет".

В четвертом цикле о.Александр рассказывает о библейских влияниях на мировую литературу. Христос через Библию и Церковь налагает неизгладимую печать на всю современную культуру, включая и мировую литературу "Готические соборы и древнерусские иконы, Рафаэль и Рембрандт, Данте и Мильтон, Палестрина и Бах -- все это свет Библии, преломленный в многообразии культур и видов творчества".

Следующий цикл лекций -- о деятелях Русского Религиозного Возрождения начала XX века, осуществивших прорыв к Христу сквозь оболочку мертвящей религиозной казенщины. Русская религиозная философия преодолела многовековой разрыв между новой европейской культурой и христианством, между трагической социальной действительностью XX века и Церковью. Но для этого ей пришлось дойти до сути Христианства, как Богочеловечества, как религии Союза Бога и Человека, как Философии Свободы, как Огня, низведенного с Неба на землю. Вот почему о.Александр, начиная этот цикл лекцией о Владимире Соловьеве и его предшественниках, завершает его (за неделю до своей смерти) рассказом о матери Марии, которая кончает свой "евангельский подвиг" в газовой камере фашистского лагеря. "Святыми нашей культуры", "мужественными свидетелями Истины, исповедниками Евангелия" -- называет о.Александр представителей русской религиозной философии. Христианский персонализм самого о.Александра и его художественный дар проявляется в этом цикле особенно ярко. Он не просто излагает учения выдающихся мыслителей, но одновременно живо рисует их образы.

Христос и его Церковь -- тема последнего цикла, который в отличие от пяти предшествующих состоит не из публичных лекций последних двух лет, а из сокровенных домашних бесед в узком кругу учеников в катакомбных условиях застоя. В них о.Александр говорит о самом главном для христиан конца XX века: о встрече с воскресшим Христом и о жизни в Церкви, о Церкви, которая не есть только организация, общественный институт, но Тело Христово, Экклесия -- собрание верных, призванных осуществлять Таинство присутствия Христа среди людей, свидетельствовать и проповедовать о Нем. Чтобы осуществить эту задачу, христиане должны научиться жить в Вере, Надежде и Любви, должны быть открыты миру со всеми его проблемами, а не огораживаться от него стеной архаики, сделать следование за Христом не декламацией, а жизненной позицией и "углублять свой опыт таинств так, чтобы наше свидетельство было не свидетельством об идеологии, а о живом присутствии Бога в нас".

И если еще раз сформулировать кратко главную цель этого венка циклов, то она заключается в устранении двух, связанных между собой трагических разрывов: разрыва между Культурой и Христианством и разрыва между Церковью и живым Христом.

Вся жизнь священника Александра Меня, его пастырский, богословский и писательский труд стали как бы подготовкой к тому, чтобы так ярко и подлинно публично свидетельствовать о Христе в течение этих неполных трех последних лет, т. е. делать то, о чем он мечтал всю жизнь. Он говорил об этом так:

"Я чувствую себя подобным стреле, которую долго держали на натянутой тетиве. Я всегда делал то, что требовал мой долг, но масштабы были ограничены..."

Удар топора прервал этот полет ранним утром 9 сентября 1990 г. Но смерть бессильна перед истинными последователями Христа. Полет продолжается.

Декабрь 1994 г.


 Письмо

Дорогие друзья, обратиться к вам с этим письмом побуждает ощущение того, что чудовищные злодеяния, совершаемые российскими властями и вооруженными силами в Чечне не случайны, а также, что все мы несем за них ответственность. Необходимо осознать, что своим равнодушием мы содействуем рождению в России нового античеловечного режима.

Преступления в Чечне, по свидетельствам журналистов, правозащитников и матерей воюющих там солдат, кроме бомбежек и артобстрела Грозного и сел, населенных мирными жителями, состоят также в захвате заложников, мародерстве, организации фильтрационных лагерей, куда людей бросают по признаку национальности и подвергают их жестоким избиениям и пыткам, калечат и убивают.

Все эти действия следует однозначно охарактеризовать как Геноцид и Преступление против Человечества.

События в Чечне характеризуются двумя новыми моментами. Во-первых, благодаря сопротивлению защитников Грозного и мужеству честных журналистов была сорвана попытка российских властей организовать свержение правительства этой республики руками "оппозиции". Новым является то, что разоблачить преступное участие ФСК и российской армии журналистам удалось столь убедительно. Аналогичные "операции" в Таджикистане и Осетии прошли незамеченными.

Второй (зловещей) новостью является то, как среагировало российское руководство на разоблачение. Оно не стало выкручиваться. Вместо этого, сбросив маску миротворца российская власть отдала приказ о бомбежках столицы Чечни, убивая тысячи жителей.

Ельцин и его команда выдвигают в качестве причин войны необходимость борьбы с сепаратизмом и бандформированиями. Совершенно не ясно, однако, что именно это является реальной причиной проведения операции. Независимые аналитики выдвигают в качестве истинных побуждений стремление уничтожить в ходе военных действий документы и свидетелей, которые могли бы пролить свет на аферы с продажей оружия Дудаеву и нефти на Запад, а также на знаменитую махинацию с фальшивыми авизо.

Еще одной причиной этой войны может являться стремление установить полукриминальный военно-полицейский режим, при котором приближающиеся выборы стали бы невозможны, либо, наоборот, стали бы осуществимы выборы по сталинскому образцу с нужным властям результатом.

В пользу таких предположений говорит множество фактов, из которых ярчайшими являются убийство журналистов Дмитрия Холодова и Влада Листьева и беспрецедентная бандитская акция с банком "Мост", проведенная в центре Москвы ельцинскими охранниками.

Чеченский кризис -- не случайность, а проявление преступной сути, формирующегося режима. И самое страшное заключается в отсутствии ясного понимания этого факта.

Вместо этого в общественном сознании особенно на Западе широко распространен следующий миф:

Россия двигается по пути демократии и рыночных реформ.

Ельцин, несмотря на его колебания, -- главный оплот демократии, сокрушитель КПСС, КГБ и Советской Империи.

Трудности связаны с сопротивлением, оказываемым противниками реформ.

Если не поддерживать Ельцина, то победят фашисты, типа Жириновского и будет много хуже.

Все это злонамеренная ложь или недальновидное заблуждение.

Правда же состоит в следующем :

Россия стремительно двигается по пути формирования не правового, а преступного государства.

Не Ельцин сокрушил КПСС и КГБ, а партийная номенклатура вместе с КГБ разрушили старую, не устраивавшую их систему, сделав Горбачева и Ельцина рычагами этой перестройки.

КГБ, называемый теперь ФСК, не сменил даже портреты своих бывших вождей в кабинетах, не говоря уже о методах.

Разделенная в 1991 году между местными партийными элитами Советская Империя вновь собирается Москвой посредством подлой и кровавой тайной политики. Ее проявлениями являются события в Таджикистане, Осетии, Абхазии и теперь в Чечне.

Реформы, такие как аграрная и создание правовой основы для свободного предпринимательства, не проводятся. Вместо этого тайно и беззаконно земля и предприятия попадают в руки номенклатуры и мафиозных структур. Свободное и честное предпринимательство при этом не возникает и возникнуть не может.

То, что выглядит, как сопротивление реформам, есть лишь борьба между мафиями, имеющими различный идеологический камуфляж. Ельцин объективно стал (а может и всегда был) главарем одного из мафиозных кланов, который прикрываясь словами о демократии и реформах, преследует цель захватить власть.

Жириновский является марионеткой, выращенной в лабораториях КГБ, которую режим умело использует в качестве пугала для благонамеренных демократических идиотов.

Поддерживая на словах права человека режим попирает их самым циничным и жестоким образом. Об этом свидетельствует множество фактов. Среди них убийства и избиения честных журналистов и правозащитников, добывающих и публикующих опасную для режима правду, ограбление народа путем воровской приватизации и многое другое. И вот теперь попытка уничтожения целой нации.

Не по пути к демократии и правовому государству идет Россия. В ней нарождается новый небывалый по своей жестокости и лживости режим.

Утвердится в России преступный режим или победит демократия -- зависит, в первую очередь от самих людей в России, нашей способности осознать как опасность, так и свою ответственность, способности обрести нравственное и интеллектуальное мужество противостоять злу.

Февраль 1995 г.
 

Выбор -- за вами

17 декабря 1995 года, то есть примерно через месяц, в нашей стране произойдут выборы в Государственную Думу. Это событие является критическим для России и для всех нас. От граждан страны зависит, произойдет ли поворот к "светлому" коммунистическому прошлому, останемся ли мы жить в удручающих условиях сегодняшнего режима, называющего себя демократическим, или начнется переход к цивилизованной, уважающей права людей истинной демократии, при которой господствует закон, а не произвол властей, и миллионы людей не обречены на нищету и вымирание.

К выборам допущены 38 избирательных объединений и блоков. Как разобраться в этой головоломке человеку, не следящему за политикой? Хочу предложить схему, которая делит все участвующие в выборах объединения на 4 группы. Конечно, эта схема весьма условна, но. может быть, она послужит началом дискуссии о политической ситуации в стране накануне 17 декабря. Яркими представителями первой группы блоков являются Коммунистическая партия РФ (Зюганов) и Аграрная партия (Лапшин). Позиция этих партий с одной стороны заключается а резком неприятии таких последствий реформ Гайдара---Ельцина, как обнищание граждан, распад СССР и соцлагеря, развал ВПК. рост преступности, а с другой -- в отрицании самой необходимости демократических реформ. При этом реформы Ельцина рассматриваются коммунистами как единственный мыслимый вариант демократии. Кроме того, они идеализируют прошлое, стараясь не вспоминать о "мелких издержках" -- коллективизации, уничтожении миллионов людей, депортациях целых народов и т. д.

Ко второй группе можно отнести несколько избирательных блоков, начиная с "Конгресса русских общин" (Лебедя, Скокова). "Державы" (Руцкого) и кончая либерально-демократической партией Жириновского и ФНС-ом (Фронт национального освобождения).

Во многом их позиция совпадает с позицией 1-й группы. Некоторое отличие заключается в том, что акцент здесь делается на патриотизм и приоритет сильного государства, а требование социальной справедливости не доходит до запрета всех форм частной собственности. Эти партии имеют поддержку не только среди самых пострадавших от реформ слоев населения (пенсионеры, вкладчики сберкасс и др.), но и среди части предпринимателей.

К третьей группе следует отнести объединения, которые в целом поддерживают проводимые реформы и курс правительства Ельцина---Черномырдина. Эти блоки называют себя сторонниками демократии и утверждают, что альтернативного пути к демократии в нашей стране не было и нет. (В этом они солидарны с коммунистами и патриотами, которые также олицетворяют демократию с режимом Ельцина). К этой группе партий относится блок "Наш дом -- Россия" Черномырдина, партия Рыбкина, а также отчасти "Выбор России" Гайдара.

Наконец, к 4-ой группе принадлежат объединения, являющиеся демократической оппозицией правящему режиму, которые, резко не соглашаясь с проводимым правительством Ельцина курсом, не становятся однако на позицию коммунистов и националистов, а остаются приверженцами идеи демократии. Демократии, символом которой является А.Д.Сахаров, а не Б.Н.Ельцин, демократии, многие черты которой воплощены в жизнь развитых западных странах.

К этой категории принадлежит, в частности. движение "Яблоко", которое ставит своей целью построение в России демократического общества, главным принципом которого станет защита прав человека и соблюдение законов, уважение национальных российских традиций, культурных и нравственных ценностей. Придерживаясь идей демократии и рыночной экономики, основанной на принципах частной собственности и конкуренции, движение "Яблоко" считает, что Партия Власти дискредитирует эти идеи. Отождествляя себя с демократией, власть превращается в монопольную олигархию, срастается с криминальным бизнесом и тем самым создает почву для возникновения коммунистических и экстремистских идей. Движение "Яблоко" выступает, таким образом, за смену нынешней власти на основе действующей Конституции путем свободных выборов.
 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова