Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Ирина Каргина

Протестанты в России - современные тенденции (по результатам социологических исследований)

Ист.: lib.socio.msu.ru, материалы II Всероссийского социологического конгресса. 2003 г.

См.библиографию.

Анализируя современных тенденции, характеризующие религиозную сферу жизни российского общества, можно отметить, что одной из специфических ее черт является широкое распространение за последние 13 лет протестантских религиозных объединений в современном российском пространстве. Под «широким распространением», понимается прежде всего довольно значительное конфессиональное разнообразие действующих объединений, а также динамика их роста. Известно, что к началу 1990 года на территории бывшего Советского Союза (в том числе и в России) было официально зарегистрировано лишь 8 протестантских конфессий. К настоящему же времени их число в России значительно возросло - из 39-ти различных официально зарегистрированных наименований христианских конфессий, 26 составляют протестантские. Достаточно велико и количество объединений протестантов (поместных церквей, образовательных учреждений и проч.). Так, к началу 2002 года было зарегистрировано около 4650 объединений [13]. Для того, чтобы представить, много это или мало для протестантов, например, к началу 1997 года это число составило 2500. Важно отметить, что анализ современного российского протестантизма позволяет прежде всего говорить о его широком конфессиональном разнообразии, нежели о глубоком проникновении протестантской религии в российский социум. Так, исследования показывают, что при том, что уровень религиозной самоидентификации россиян в среднем высок и составляет около 50%, доля протестантских верующих в нем остается на протяжении всех последних лет незначительной – по данным различных опросов варьируется между отметками в 2% и 6%. С другой стороны, исследования непосредственно протестантской среды позволяют получить данные о количестве верующих, постоянно посещающих церкви (являющихся членами протестантских церквей). Эти расчеты показывают, что в среднем по России протестантские верующие составляют 0,6-1,5% населения, причем этот показатель в течение последних нескольких лет практически не меняется. Приведенные данные являются также и отражением характерных явлений, наполняющих жизнь протестантской среды сегодня. Во-первых, в протестантской среде происходит характерное для всего религиозного российского пространства дистанцирование больших групп верующих от своей церкви как «учреждения», т.е. явление «внецерковной религиозности» обнаруживается сегодня и у протестантов, что было совершенно не характерно для них в России в начале и середине 90- годов. Во-вторых, протестантские церкви черпают ресурсы для пополнения своих церквей прихожанами из довольно узкой (в численном отношении) страты общества, людей, принимающих западную модель религиозности, определенные культурные образцы. Этим отчасти можно объяснить тот факт, что на протяжении длительного времени доля протестантских верующих в обществе остается незначительной и практически не меняется. Можно высказать предположение, что, эта тенденция будет сохраняться в течение определенного времени и в будущем. Возникает вопрос: а возможно ли вообще протестантам на территории России преодолеть некий «барьер» (или рубеж) по количеству верующих? Если существует этот «барьер», то каков он? Ведь за последние 13 лет активного развития, при наличии благоприятных условий для роста протестанты так и не достигли такого уровня, который мог бы быть надежно определен при массовых опросах населения.[14] В связи с вышесказанным можно также говорить и о том, что отсутствует реальная почва для конкуренции между православной, католической и протестантской церквями в православно ориентированном культурном российском пространстве.

В среде протестантских объединений, действующих в настоящее время на территории России, можно выделить 5 наиболее многочисленные (по количеству последователей и религиозных образований) конфессии – это евангельские христиане-баптисты (ЕХБ), христиане веры евангельской – пятидесятники (ХВЕ), харизматы, адвентисты седьмого дня (АСД), евангельские христиане (ЕХ).

Наиболее динамично развиваются сегодня харизматические церкви и церкви евангельских христиан. То есть наиболее интенсивно растут по численности и по количеству объединений те конфессии, которые характеризуются большим демократизмом своего внутрицерковного устройства, являющиеся наименее консервативными. Наиболее крупной конфессией среди протестантов являются баптисты (ЕХБ). Отчасти это обусловлено историей церкви ЕХБ в России, а также и тем, что это одна из наиболее четко, организационно выстроенных организаций со своей инфраструктурой и финансовыми источниками. Интересно, что «Евангельские христиане» - это конфессия, образовавшаяся в России в середине 90-х годов в основном из церквей, вышедших из подчинения Союза ЕХБ.

Для формирования представления о социальном портрете современного протестантского сообщества, представляется интересным описание некоторых, наиболее показательных его черт.

Немногим более половины лидеров протестантских церквей (55,3%) – это мужчины моложе 46-ти лет. В основном это пасторы, получившие богословское образование в семинариях, богословских институтах или школах. Около 40% из них имеют высшее образование. Больше всего пасторов до 46 лет в харизматических церквях – 97%, церквях ЕХ – 95% и ХВЕ – 74%. Пожилых пасторов старше 60-ти лет в протестантских церквях в среднем около 23%. Больше всего пасторов пожилого возраста в церквях ЕХБ – более 30%.

Для большей части пасторов (в среднем - 63%) служение в церкви является основным местом работы, остальные совмещают служение в церкви с другим местом работы. Интересно, что и здесь данные фиксируют большую состоятельность церквей ЕХ и харизматов по сравнению с другими конфессиями, когда соответственно 90% и 89% пасторов имеют возможность работать только в своей церкви, получая от церкви, вероятно, достаточную для подобного решения заработную плату. Меньше всего пасторов, назвавших церковь основным и единственным местом работы в церквях ЕХБ (48%).

Исследования позволили сделать оценки средней численности протестантской общины – это 90 человек, причем численность городских общин превышает сельские более, чем в 3 раза. Существует вариация данного показателя и по конфессиональному признаку. Так, наиболее многочисленными являются общины харизматических церквей, насчитывающие в среднем 200 человек, церквей АСД – 120 человек и церквей ХВЕ – 110 человек. Интересно отметить, что за последние годы показатель средней численности протестантской общины несколько снизился (за исключением харизматических церквей, церквей ЕХ). Так, в 1998 году средняя численность городской протестантской церкви составляла 136 человек, но к 2002 году этот показатель снизился до 114 человек. Причем этот показатель мог бы быть и еще меньше, снижение его приостановил рост харизматических церквей.

Анализ распределения протестантских верующих по социальным группам показывает, что по этому признаку существенных изменений за последние годы не произошло – по-прежнему доля пенсионеров является наибольшей и составляет 40%, хотя и снизилась на 4%. Доля рабочих немного снизилась до 29,4% (было – 32%), доля служащих немного возросла до 11% (было – 9%), количество учащихся в среднем снизилось до 11% (было 13%). В то же время следует отметить, что характер распределения членов церквей по социальному составу существенно отличается друг от друга в разных протестантских конфессиях. Так, состав харизматических церквей характеризуется наименьшим количеством пенсионеров (15%) и максимальным количеством служащих (30%) и учащихся (19%). Больше всего пенсионеров в церквях ЕХБ (49%) и АСД (43%), а верующих, принадлежащих к социальной группе «рабочие» больше всего в церквях ЕХ (48%).

Характеризуя возрастные отличия протестантских верующих, следует отметить сохраняющуюся тенденцию к «омоложению»: каждый четвертый протестант– это человек моложе 30-ти лет, причем этот показатель почти в два раза выше аналогичных показателей, характеризующих православных верующих. Одну треть составляют люди от 31-го до 55-ти лет. В целом, можно сказать, что на протяжении последних нескольких лет существенной динамики в соотношении возрастных групп не наблюдается. Те пропорции, которые сложились в конце 90-х годов, сохраняются в целом и сегодня. Однако внутри отдельных конфессий определенная динамика все же присутствует. Так, в харизматических церквях и церквях ЕХ доля молодых людей до 30 лет увеличилась и составляет на сегодняшний день соответственно 41% и 46%.

Соотношение мужчин и женщин среди протестантов отражает общую для всего религиозного пространства России тенденцию - женщин среди верующих значительно больше, чем мужчин. В протестантской среде это соотношение имеет следующий вид - 70% и 30% соответственно. При этом возглавляют церкви или занимают ключевые посты в церкви практически только мужчины - 99,8%. Интересно то, что опросы верующих в протестантских церквях показывают, что верующие (в основном женщины, в силу существующего соотношения мужчин и женщин) в основном отрицательно высказываются относительно того, чтобы женщины возглавляли церковь в качестве пасторов (92%), в качестве старейшин (90%), учили мужчин (86%), проповедовали в церкви (80%). Большинство рядовых членов протестантских церквей считают необходимым, чтобы замужние женщины находились в церкви с покрытой головой (63%).

Количество верующих, имеющих полную христианскую семью и посещающих одну и ту же церковь значительно снизилась и составляет 12% (в 1996 году – 25%). Наибольшее количество супружеских пар в церквях евангельских христиан, меньше всего у харизматов и пятидесятников.

Доля безработных среди протестантов в среднем ниже, чем по стране. Например, тогда как к концу 1999 года ее уровень по стране в целом составил 12,4%, среди протестантов безработных было 8,3%.

Опросы протестантских верующих показывают, что по целому ряду вопросов, связанных с отношением церкви и современного общества, протестанты занимают позицию, направленную на интеграцию с обществом и РПЦ. Однако следует отметить тенденцию к выражению более консервативных взглядов рядовыми верующими по сравнению с лидерами церквей и молодежью. За последние 6-7 лет изменилась полярность мнений, высказываемых рядовыми членами церкви и лидерами церквей. В середине 90-х годов именно для пасторов церквей, в основном церквей ЕХБ, был характерен консерватизм мышления и стремление закрыться (или уберечься) от влияния, которое активно оказывает на церковь общество, внешняя среда.

Литература.

1. Каргина И.Г. О динамике развития христианских конфессий. //Социологические исследования. М., 1998, №6, С.111-118.

2. Каргина И.Г. Самоидентификация верующих: социальная мотивация. //Социлогические исследования. М., 2004, №1

3. David Barnes, Irina Kargina, Mark Elliot. Protestants in the Former Soviet Union: What Survey Findings Reveal. //East-West Church and Ministry Report. Volume 10. Number 1. Winter 2002.

4. Каариайнен К., Фурман Д. Религиозность в России в 90-е годы.

5. Левада Ю.А. Социально-политическая ситуация в России в августе 2002 года. По данным опросов общественного мнения.// ВЦИОМ, 2002.

6. Мчедлов М. Об особенностях мировоззрения верующих в постсоветской России. Некоторые результаты социологического мониторинга. //Религия и право. М., №1, 2002.

7. Сведения о религиозных организациях, зарегистрированных в Российской федерации на 1 января 2002г. (по данным государственного реестра)

*

 

САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ ВЕРУЮЩИХ: СОЦИАЛЬНАЯ МОТИВАЦИЯ

КАРГИНА  Ирина Георгиевна - кандидат социологических наук, доцент Института социальной инженерии Московского государственного университета дизайна и технологии.

Каргина И.Г. Самоидентификация верующих: социальная мотивация // Социологические исследования. Январь 2004. № 1. С. 45-53.

Номер страницы после текста на этой странице.

В пдф. на http://www.ecsocman.edu.ru/socis/msg/245255.html

Изучение и осмысление сути перемен, произошедших в религиозном мировоззрении россиян и жизнедеятельности всего института религии в России, представляется актуальным как с точки зрения решения теоретических задач, так и в прикладных целях для построения адекватной политики государственно-церковных отношений. Исследования религиозной ситуации за последнее десятилетие фиксируют динамику общественного сознания россиян относительно степени их доверия к институту религии, высокий уровень религиозной самоидентификации. Подавляющее большинство россиян (94% населения) высказывают "очень хорошее" и просто "хорошее" отношение к православию, к мусульманству - 59%, к католицизму - 58% [1]. Верующими себя считают 52% населения [2]. Рейтинг Церкви как религиозного института по степени доверия на протяжении последних лет в среднем находится на довольно высоком уровне и колеблется около отметки в 37%, опережая по этому показателю Государственную Думу, МВД, органы государственного управления. Роль Церкви в жизни общества россияне оценивают на уровне 2,8 баллов, исходя из 5-балльной шкалы от "практически никакой" до "очень большой" роли [3]. И здесь Церковь оставляет позади себя Государственную Думу, политические партии и профсоюзы.

В развитии самих религиозных организаций можно отметить наличие явной положительной динамики - активной в начале 90-х годов и более спокойной в последнее время. На 1 января 2002 года по официальным данным на территории России зарегистрировано 20441 религиозных организаций. Количество их выросло почти в два раза по сравнению с 1996 годом (10055 организаций). Спектр религиозных конфессий расширился с 20-ти официально зарегистрированных в 1991 году до 67-ми.

Перемены в религиозной сфере России нового времени заметны как на уровне институционального развития, так и на уровне общественного сознания. Но в то же время десятилетие перемен сопровождалось и иными процессами. Так, если на социальном уровне фиксируется активная динамика и процессы, позволяющие говорить о "религиозном возрождении", то на уровне церковном все обстоит несколько иначе. Действительно, в начале 90-х годов отмечалась небывалая активность различных религиозных конфессий, в основном православных и протестантских. В разы увеличилось число последователей религий, количество религиозных организаций и конфессиональный спектр. Однако уже с 1995 года стал наблюдаться спад динамики по всем направлениям. Наши исследования социально-демографического состава христианских церквей уже в 1995-96 гг. начали фиксировать проявление насыщения состава верующих в церквах. Практически из страт социума был выбран потенциал людей, которые могли бы стать активными последователями определенных церквей. По сути

45

уже тогда активный рост церквей (по показателям "количество членов" и "количество организаций"), изменение социального состава прихожан практически прекратились [4]. Если же проследить структуру самоидентификации, т.е. во что и как они верят, то мы встречаемся с ситуацией, подтверждающей данные наших исследований - доля "воцерковленных верующих" незначительна. Так, по данным исследований Фонда "Общественное мнение" в 2002 г. из 60% россиян, считающих себя верующими-христианами (58% - православными и 2% - католиками и протестантами), только 6% посещают церковь один раз в месяц и чаще (по другим исследованиям - 4—5%). Этот показатель держится с 1994-1995 годов и практически не меняется. На более низком уровне находятся характеристики, которые принято считать признаками "реальных верующих": соблюдение религиозных обрядов, чтение Библии и проч.

Прогноз о повышении реальной религиозной активности населения не подтвердился, если под ней понимать включение верующего в деятельность церкви, исполнение религиозных обрядов и т.п. Фактически можно говорить о весомом изменении религиозного мировоззрения россиян. Получается, что процессы непосредственно в религиозной среде и в обществе, во-первых, не совпадают по количественным характеристикам и, во-вторых, качественно различны.

Возникает вопрос, почему значительная доля населения, считая себя верующими, остается за пределами активной религиозной деятельности? Что лежит в основе их мотивации? Важно понять, почему такой благоприятный для многих религиозных конфессий России период, каким стало последнее десятилетие, не привел к значительному росту активных религиозных последователей.

Получив ответы на эти вопросы, возможно объяснить, какое же реальное влияние оказывают на общество действующие в России религиозные организации. Что на самом деле отражают высокие рейтинги Церкви в массовых опросах населения? Также станет ясно, имеют ли реальную основу межконфессиональные конфликты и обвинения в прозелитизме, высказываемые лидерами крупных христианских религиозных групп.

Задачи исследования. С целью выяснения причин, по которым доля "активных верующих" остается незначительной, в начале 2000 г. нами был предпринят дифференцированный опрос под названием "Почему я не в церкви?". Исследование позволило выделить основные факторы, лежащие в основе мотивации той части христианских верующих, которые не являются прихожанами какой-либо конкретной церковной общины, или церкви . Они не посещают церковь регулярно и не идентифицируют себя с какой-либо конкретной поместной церковью, таким образом, не входят в группу "активных верующих" (в 6%), упомянутую выше. Основная часть опрошенных состояла из двух подгрупп. Первая подгруппа — верующие, которые никогда не были прихожанами церкви, никогда не посещали церковь регулярно. Мы условно назвали этих респондентов "верующие вне церкви". Вторая подгруппа - это верующие, которые были прихожанами какой-либо христианской церкви некоторое время, но к моменту опроса перестали посещать церковь регулярно. Мы назвали этих респондентов "верующие, ушедшие из церкви". Выделяя эти подгруппы, мы исходили из того, что мотивация неучастия в религиозной деятельности каждой из подгрупп складывалась на основе разного социального опыта и разных источников информации. Для того, чтобы понять, насколько обоснованными окажутся суждения верующих, с целью всестороннего (по возможности) изучения проблемы, дополнительно опрошены священнослужители - лидеры ряда церквей и неверующие. Участниками опроса стали жители шести городов центральной части России (в том числе Москвы и Санкт-Петербурга) не моложе 18-ти лет. По первой подгруппе верующих было опрошено 430 респондентов, по второй - 460; из числа церковных служителей - 64 священника; группа неверую-

1 К "прихожанам церкви" нами относятся верующие, входящие в церковную общину, т.е. активно посещающие богослужения, исполняющие обряды и участвующие в других видах внутрицерковной деятельности.

46

щих респондентов  составила -  230 человек.  Всего в  рамках данного  исследования  опрошено 1184 человека.

Почему часть верующих, считающих себя христианами, не пришла в церковь вообще? Прежде всего, мы выясняли, пытались ли верующие, вошедшие в первую подгруппу ("верующие вне церкви"), стать "активными верующими", приобщиться к деятельности какой-либо церкви? Утвердительно ответили 26,8% респондентов, не пытались вообще - 73,2%. На вопрос "Какую христианскую религию Вы исповедуете?" ответы распределились следующим образом: православную - 86,7%, католическую -1,4%, протестантскую - 8,5%, остальные 3,4% затруднились ответить на этот вопрос. Читали Библию - 66,2% опрошенных, не читали - 31%, остальные уклонились от ответа.

Социально-демографический портрет опрошенной группы выглядел следующим образом: большинство опрошенных составили женщины (74,6%), людей со средним/средним специальным образованием оказалось 53,5%, значительная доля опрошенных (43,7%) имела высшее/незаконченное высшее образование; примерно равные доли (по 1/3) составили люди, попавшие в возрастные группы 18-23 года и 30-49 лет, почти каждый пятый респондент был старше 50 лет; 52% опрошенных имели семьи; 64,8% имели работу, не имели работу на момент опроса - 33,8%.

На вопрос "Почему Вы решили не связывать себя членством в церковной общине?" были высказаны следующие суждения (респонденты не были ограничены предложенным в опросе спектром суждений, имея возможность назвать разные причины выбора): 39,4% - "нет времени на церковную жизнь"; 38% - "в этом нет необходимости, можно быть верующим и вне церкви"; 25% - "много фальши и неискренности в происходящем в церкви и поведении священника"; 23% - "церковь как организация не вызывает доверия" (когда мы спросили, что конкретно имеется в виду, то большинство ответов были следующие: "не ощущаю духовной благодати внутри церкви", "внутри церкви идет неприкрытая война", "в церкви много политики и конъюнктуры"); 21% - был негативный опыт при контактах с прихожанами ("мало искренности", "негативно оценивают других, не похожих на них", "давят, заставляют думать и поступать, как они"); 18,5% - "смысл происходящего на богослужении не понятен", "не понравилось содержание богослужения"; 8% - "не думал об этом"; 4,2% - "мои друзья меня не поняли бы"; 4,2% - "члены семьи были против моего участия в церковной жизни"; 4% - "неудобное расположение церкви".

Из приведенных выше суждений можно выделить три наиболее существенные причины, влияющие на мотивацию верующих относительно их активного участия в религиозной жизни. На первый план выступает причина, доминирующая по своему удельному весу по сравнению с другими после обобщения всех суждений - церковь как организация не вызывает доверия, в ней много неискренности, давления, политики и конфликтов. Вторая и третья причины с высокой степенью вероятности вошли в разряд существенных: отсутствие времени и убежденность в том, что можно быть и оставаться верующим и без активного участия в деятельности какой-либо церкви. То, что причина "отсутствие времени" значима, можно понять, приняв во внимание экономические проблемы. Вместе с тем, можно полагать, что этот фактор вывели в разряд существенных именно внутренние проблемы церкви: зачем тратить время на то, что не является привлекательным, создает негативное впечатление. Так, из числа респондентов, указавших на то, что они не пришли в церковь по причине отсутствия времени, 68% имели когда-то желание стать прихожанами конкретной церкви, т.е. имели некий практический опыт общения в церкви с верующими и знакомства с церковной жизнью. Эти же респонденты составляют большую долю тех, кто высказал мнение о наличии неискренности в церкви. Одна треть этих же респондентов составляет число тех, кто не видит необходимости в членстве в церкви, считает, что можно оставаться верующим и за пределами церкви, выстраивать отношения с Богом самостоятельно. Следовательно, "отсутствие времени" возможно принять в качестве существенной самостоятельной причины, но при этом следует учитывать, что вероят-

47

но она сложилась прежде всего под воздействием проблем внутрицерковной жизни и отношений в церкви.

Полученные результаты свидетельствуют также о том, что семья или социальное окружение незначительно влияют на формирование мотивации верующих. Это согласуется с общим благоприятным для религии социальным фоном в стране - симпатий по отношению к религии высказывается больше, чем антипатий.

Следующий вопрос был нацелен на то, чтобы узнать, что должно измениться в церкви, чтобы наш респондент захотел стать ее прихожанином. На этот вопрос ответили 56,3% респондентов, остальные - 43,7% ни при каких условиях им не станут. Имеет смысл перечислить наиболее распространенные суждения: "церковь должна быть более открытой, с меньшей легкостью осуждающей недостатки других"; "церковь не должна ограничивать свободу мышления, но помогать человеку познать себя, найти себя, а не заваливать сознание человека еще большими заблуждениями и хаосом"; "должна присутствовать искренность внутри церкви, правдивость"; «чтобы не было фанатизма и принуждения, чтобы церковь "не ломала" прихожан»; "церковь не должна вызывать у меня подозрений и отличаться от того, что сказано в Библии"; "чтобы батюшка был человеком, заслуживающим доверия, честным, искренним, интересующимся людьми и их потребностями"; "она должна быть милосердной, понимающей". 13 человек (5,4% давших ответ на вопрос) высказали мнение "дело во мне", 12 человек (4,9%) - "церковь должна иметь хорошее здание"; 7 (2,9%) человек - "церковь никогда не изменится, никакого желания постоянно посещать ее нет, только изредка".

Таким образом, опрошенные верующие-христиане, не ставшие прихожанами и лишь изредка посещающие богослужения, в большинстве имеют четко сформулированные мотивы такого типа своего существования в вере, за исключением лишь 8% тех, кто и "не думал об этом".

Почему часть христианских верующих покинула церкви? Понять проблему существования значительной группы активных верующих позволил опрос несколько иной группы респондентов - тех, кто был прихожанином некоторое время, но покинул церковь.

Можно полагать, что решение уйти из церкви в основном принимают люди молодого и среднего возраста. Что касается семейного положения, то среди "верующих, ушедших из церкви", в два раза больше разведенных по сравнению с "верующими вне церкви"; доля респондентов, не имевших работу на момент опроса, увеличилась до 58% по сравнению с 33,8% в предыдущей подгруппе. То есть, в свое время в церковь пришли менее благополучные с точки зрения семейных отношений и карьеры люди, большая часть которых имеет образование среднее/среднее специальное.

На вопрос "Как долго Вы были прихожанином церкви!" были получены следующие ответы: 1-6 месяцев - 4,4%; от 6 месяцев до года - 43,5%; 1-3 года - 34,8%; 3-5 лет - 13; 5-10 лет 4,3% и более 10 лет - 0,6%. В целом, в число опрошенных по данной подгруппе верующих в основном попали люди, стаж пребывания которых в церкви составил от 6-ти месяцев до 10 лет - 95,6%. Таким образом, можно заключить, что спектр суждений о причинах прекращения посещения будет отражать мнение людей "со стажем" пребывания в церкви, имевших возможность разобраться в особенностях внутрицерковной организации, межличностных отношениях и прочих сторонах жизнедеятельности поместной церкви. То есть можно полагать, что полученные нами в ходе дальнейшего опроса суждения - результат продуманного опыта, формировавшегося у опрошенных в течение года, двух и пяти лет. В контексте данных рассуждений окажутся полезными также следующие штрихи к портрету данной подгруппы верующих - 30,4% из них несли в церкви служение, прошли разного рода церковное обучение - 43,5%, имели в церкви друзей - 54,4%. То есть, принятое решение покинуть церковь было продиктовано серьезными причинами.

Респонденты, мнения которых представляются ниже, уйдя из церкви, больше ни в какую церковь так и не пришли, хотя 26,8% опрошенных пытались это сделать еще

48

раз (71,8% не пытались). Так какие же причины ухода из церкви называют респонденты в качестве основных? "Нет времени" - 36,9%; "личные духовные проблемы" -32,6%; "не удовлетворяла богословская доктрина церкви" - 28,3%; "неэтичное поведение верующих в церкви" - 28,3%; "из-за конфликта между прихожанами" - 21,8%; "много уныния, было скучно, не видел жизни в церкви", "посещения церкви угнетают, портится настроение" - 19%; "не нашел того, что искал" - 18,5%; "богослужения проходят на поверхностном уровне", "не устраивают собрания, хочется иных отношений с Богом" - 15%; "смена места жительства" - 15%; "пытались сломать мою индивидуальную сущность" - 14,3%; "не разрешали развестись с мужем", "отлучили из-за алкогольного пристрастия" - 9,9%; не одобряли друзья" - 4,2%; "семья против" - 4,2%; "нет денег" (на покупку свечей, пожертвования, проезд до церкви и т.п.) - 4%.

Обобщенно на первый план выходят причины, связанные с внутрицерковными проблемами, "отсутствие времени" и "личные духовные проблемы". Сравнивая суждения респондентов первой и второй подгрупп относительно внутрицерковных проблем, можно убедиться, что хотя опыт внутрицерковной жизни респондентов разный, суждения в целом совпадают.

Можно объяснить и появление третьего фактора - "внутренние духовные проблемы". Так, все респонденты, отметившие наличие у них внутренних духовных проблем, одновременно указали и на целый ряд проблем из области внутрицерковной жизни и межличностных отношений. Причем большинство из них (78%) имели в церкви какое-либо служение и прошли внутрицерковное обучение (65%). Уход из церкви повлиял на большинство (60,9%) верующих из подгруппы, став "духовной травмой". На вопрос, почему они не пришли в другую церковь, самыми распространенными ответами стали -"разочарование" и "принятие решения самостоятельного построения отношений с Богом без участия церкви". Можно предположить, что в силу активной включенности этих верующих в церковную жизнь, решение уйти из церкви было принято с трудом. Следовательно, с высокой степенью вероятности можно констатировать, что "внутренние духовные проблемы" так же, как и "отсутствие времени" - это факторы, попавшие в разряд существенных вследствие влияния на формирование мотивации верующих целого ряда внутрицерковных проблем, в целом негативно окрашенных.

Интересовались ли лидеры церквей, членами общин которых в течение длительного времени были эти люди, причинами ухода, пытались ли они повлиять на решение уйти из церкви? Оказалось, что в 60,9% случаев священнослужители пытались выяснить причину ухода, но в 39% не пытались. Что касается членов общины, то в 50% случаев члены общины пытались выяснить причины, а в 48% - нет.

Итак, можно заключить, что по мнению большинства опрошенных верующих, ушедших из церкви и не являющихся членами какой-либо церкви, особенности внутрицерковнои организации, характер межличностных и межконфессиональных отношений, сложившиеся в современных церквах, в целом, не являются привлекательными. Причем выделенные признаки оказывают существенное влияние на мотивацию верующих и выступают в качестве основной причины нежелания верующих регулярно посещать какую-либо церковь, принимать участие в ее жизни в качестве постоянных членов общины.

Что думают пасторы относительно ухода верующих из церкви? Следует признать, что отсутствие интереса к судьбам ушедших из церкви верующих в 4-х случаях из 10 -есть явное расточительство со стороны духовных лидеров, если учесть при этом, что на протяжении длительного времени доля постоянных членов российских христианских церквей ничтожна по сравнению с общим количеством людей, считающих себя верующими. Возникает вопрос, осознают ли это сами духовные лидеры? Как они объясняют то, что есть верующие, которые не желают приходить в церкви или уходят из них?

Мы решили опросить пасторов ряда протестантских церквей в тех городах, где проводился основной опрос верующих. Пасторы протестантских церквей были выбраны не случайно. Как известно, вопрос о членстве в протестантских церквах решается конкретно с каждым верующим, посещающим церковь. Средняя численность протестантских общин колеблется от 80 до 200 человек в зависимости от конфессио-

49

нальной принадлежности. Для протестантских верующих является нормой еженедельное посещение церкви и включенность во внутрицерковную деятельность. В протестантских церквах на богослужениях практически невозможно встретить случайного человека, зашедшего посмотреть или просто послушать, в отличие от православных церквей, где на богослужениях присутствует значительное количество "гостей" или верующих, "зашедших" в церковь по какому-либо поводу. Всего было опрошено 64 пастора, из них 42 возглавляют церкви евангельских христиан-баптистов, 11 - харизматические церкви, 6 - церкви христиан веры евангельской - пятидесятников и 5 - церкви адвентистов седьмого дня. То есть опросом были охвачены протестантские конфессии, являющиеся в настоящее время наиболее многочисленными с точки зрения количества действующих религиозных объединений из всех протестантских в современном российском религиозном пространстве. Большинство опрошенных пасторов (41) на момент опроса имели значительный стаж служения в качестве лидеров церквей -от 4-х лет и более, а именно: 33 возглавляли церкви от 4-х до 9-ти лет, 6 - более 10-ти лет. Остальные опрошенные возглавляли церкви 3 и меньше лет. Социально-демографические данные: все мужчины, каждый второй в возрасте 30-49 лет; большая часть (34 чел.) имеют среднее или среднее специальное образование, группа с высшим образованием тоже значительна - 22; в основном все опрошенные женаты; большинство работает только в церкви, но каждый четвертый имеет и другую работу.

Подавляющее большинство пасторов (62) признали, что в их практике были случаи ухода верующих из их церквей и что они интересовались причинами ухода (63). Также большинство опрошенных ответили, что они знают, куда ушли люди, и на первые места вышли два суждения: "перешли в другую церковь" - 48 и "ушли из церкви вообще" - 34 чел. Ничего не знали о судьбе бывших членов церквей 6 пасторов.

Ответы пасторов на вопрос "Чем люди сами объясняли свой уход!" можно сгруппировать, выделив наиболее часто упоминаемые причины, которые в общем совпадают с тем, что ответили нам верующие, - это проблемы, связанные с особенностями внутрицерковной жизни, богослужений и межличностных отношений, а также - нет времени, денег, нужно решать материальные проблемы, проблемы семьи. Пасторы назвали и другую причину - желание найти другую церковь, которая устраивала бы с точки зрения духовной жизни. То есть верующие, уходящие из церкви, были честны и достаточно откровенны с пасторами, назвав истинные причины своего ухода.

Отвечая на вопрос "Каково Ваше личное мнение относительно причин ухода верующих из Вашей церкви?" большинство пасторов высказали суждения, в основном отличающиеся от мнений самих верующих. Самыми распространенными ответами стали (по степени убывания частоты упоминания сути проблемы): "это могли быть случайные люди, не возрожденные, их не устраивали наши церковные правила"; "пришли в церковь не из-за Христа, а из личных интересов, моды на религию, желание самоутвердиться через служение, стать значимым в глазах людей, желание своими силами решать проблемы"; "нежелание следить за своим духовным ростом"; "их собственный грех"; "увлекает мир, старые привычки: пьянство, наркотики"; «пришли в церковь, чтобы "получать", а не смириться и "отдавать" другим»; "нет рождения свыше, либо попадают под действие духа заблуждения"; "негативные действия пасторов других церквей"; "есть огорченные, потому что не увидели к себе должного внимания"; "нет внимания к новообращенным"; "посетили другую деноминацию, к ним подошли к любовью и они там остались"; "нет семейной обстановки в церкви"; "переезд на другое место жительства".

Из приведенных высказываний видно, что основной груз ответственности за уход из церкви пасторы возлагают на самих верующих. Лишь 4 пастора высказали вслух в качестве одной из причин ухода верующих из их церкви "невнимательное отношение к новообращенным" и "отсутствие семейной обстановки в церкви". Получается, что пасторы в основном не соглашаются с доводами своих прихожан, ушедших из их церквей. Удельный вес "вины" самих верующих, по мнению пасторов, значительно больший, чем проблемы, присутствующие в церквах.

50

Этот вывод нашел свое подкрепление и в ответах на вопрос "Как Вы думаете, почему некоторые люди считают себя верующими христианами, но при этом не становятся членами церкви?" Распределение ответов стало следующим: "боятся ответственности перед церковью", "не хотят быть подотчетными руководству церкви" - 55; "сильная зависимость от мира и своих желаний" - 33; "на самом деле они неверующие", "они не рождены свыше" - 19; "многие служители пытаются манипулировать людьми, ограничивая их свободу, трактуя Библию в угоду собственного "эго" - 2.

Вместе с тем, дальнейший опрос показал - 55 пасторов все же согласны с тем, что существует необходимость изменить что-то в церкви, чтобы удержать людей (при этом 4 уверены в том, что ничего менять не следует, остальные 5 затруднились ответить). Большинство опрошенных высказали также предложения относительно того, что необходимо изменить в церкви, чтобы привлечь верующих. Вот некоторые, наиболее распространенные предложения: "больше уделять внимание конкретным людям, интересоваться их проблемами" - 48; "учить людей понимать и исполнять цели церкви" - 33; "повышать уровень проповеди", "правильно преподавать Библию" -21; "пасторы других церквей должны взаимодействовать и помогать друг другу, чтобы вернуть человека в свое собрание и ни в коем случае не переманивать и не смущать людей" - 6; "построить хорошие отношения внутри церкви" - 2.

Видно, что последние высказывания пасторов входят в некоторое противоречие со всеми предыдущими их оценками. Эти расхождения можно объяснить двумя основными причинами. Во-первых, пасторы четко разграничивают два мира - внешний, к которому принадлежат все, кто не в церкви, и внутренний мир, церковный. Это приводит к двойному стандарту в оценках пасторами всего, что принадлежит к "внешнему" и к "внутреннему" мирам. Отсюда противоречия в ответах на вопросы, касающиеся внутреннего мира (что в нем нужно изменить) и внешнего мира (оценки поступков верующих, которые ушли из церкви и больше к "внутреннему" миру не принадлежат, и тем более тех, кто в церковь и не приходил, т.е. к "внутреннему" миру вообще никакого отношения не имеет). В контексте данных суждений и результатов исследования предложения пасторов по изменению "внутреннего" мира понимаются неоднозначно. Например, предложение "больше уделять внимание конкретным людям, интересоваться их проблемами" звучит поверхностно, а "учить людей понимать и исполнять цели церкви" - угрожающе.

Во-вторых, церкви как организации в большинстве своем представляют собой закрытые структуры, в целом слабо реагирующие или реагирующие избирательно на происходящие в обществе изменения - демократические реформы, свободу слова, открытость, присутствие плюрализма и стремление к толерантности. Наши исследования, в частности, показывают, что многие протестантские церкви (особенно деноминации, присутствующие в религиозном пространстве России десятилетия, например, баптисты) представляют собой сегодня такие организационно авторитарные формирования, в которых существует четко иерархическая организационная структура, неприемлемы инакомыслие, несоблюдение правил и установлений церкви. Несоблюдение "правил" приводит к изоляции или отлучению от церкви. Внутрицерковная политика баптистских церквей, осуществляемая их лидерами на протяжении последних 7-8-ми лет, привела к тому, что члены общин баптистских церквей высказываются более жестко и консервативно относительно некоторых сторон общественной жизни, чем лидеры их церквей [5]. В целом, можно сказать, что многие современные российские церкви находятся в организационном кризисе. Но путь, который выбирают, например, современные баптисты, становясь еще более консервативными и закрытыми от общества, стремясь таким образом сохранить свою индивидуальность в условиях демократизации общества и конфессионального разнообразия, уже приводит к вырождению как организационному, так и духовному.

Какое влияние на мотивацию верующих оказывают неверующие? Анализ мотивации верующих, находящихся за пределами церкви, оказался бы не полным, если бы мы не выяснили, какое влияние на самоидентификацию верующих оказывают неверу-

51

ющие,  доля  которых в  обществе  значительна.  Для решения этой задачи группе респондентов, считающих себя неверующими, было задано несколько вопросов.

На вопрос "Влияет ли деятельность современной церкви на формирование Вашего отношения к религии?" отрицательный ответ дали 75% респондентов, но 20,8% признали, что влияет. 33,3% имели в виду православную церковь, давая положительный или отрицательный ответ, 12,5% - католическую и 14,2% - протестантскую, остальные 40% не назвали какую-либо конкретную церковь.

На вопрос "Как Вы относитесь к мировоззрению верующих?" были получены ответы, которые позволяют судить о том, что большая часть опрошенных терпимо и с пониманием относится к мировоззрению верующих. 58,3% ответили, что "каждый имеет право на выбор, верить в Бога или нет"; 33% считают, что "это их личное дело". Лишь 8,3% ответили - "не понимаю, как в наше время может сохраняться такое заблуждение", а 4,2% считают "мировоззрение верующих вредным, т.к. оно уводит людей от решения реальных проблем их жизни".

Большинство опрошенных (79,2%) имели опыт общения с верующими, причем 75% признали, что верующие входят в круг их постоянного общения. На вопрос "Оказывают ли верующие влияние на Ваши взгляды?" 33,3% ответили, что оказывают, 41,7% убедительно ответили "нет", остальные не смогли дать определенный ответ.

Интересно проследить реакцию неверующих на вопросы, отражающие их желание получить некоторую информацию о религии или конкретной религиозной группе. Так, читали Библию (целиком или части из Библии) 58,3%, не читали 33,3%. Большая часть опрошенных (75%) когда-то присутствовала на богослужениях, остальные 25% не присутствовали. На миссионерских встречах побывали однажды 25% опрошенных, ни разу не были на подобных встречах 66,7%, остальные уклонились от ответа.

Опрошенную группу можно охарактеризовать как в основном терпимо и с пониманием относящуюся к мировоззрению верующих, имеющую в кругу своего общения верующих людей, так или иначе предпринимавших определенные действия для того, чтобы получить информацию о религии. Итак, о влиянии неверующих на мотивацию верующих, не пришедших в церкви или ушедших из них, опрос позволил сделать заключение, что если такое влияние и есть, то оно не существенно.

Какие выводы позволяют сделать полученные данные? Подавляющее большинство российских христианских верующих не посещают церкви регулярно, не становятся постоянными прихожанами в силу факторов, обусловленных в целом наличием глубокого внутриорганизационного кризиса в церкви. Расхождения во взглядах лидеров церквей и самих верующих на факторы, определяющие их мотивацию относительно участия в деятельности церкви, очевидны. Эти расхождения между верующими, не удовлетворяющими свои духовные потребности при активной включенности в церковную жизнь, и самой церковью, в лице лидеров, имеющих взгляд на проблему, не совпадающий с позицией верующих, что служит проявлением существующего кризиса. Люди нуждаются в большей открытости, гибкости церкви, ее большей толерантности по отношению к ним. Церковь, по мнению опрошенных, должна быть менее поверхностной и более нравственной, чем в настоящее время. Межконфессиональные и внутрицерковные конфликты, неискренность и плохое образование лидеров церквей, стремление подавить личность - факторы, усиливающие мотивацию значительной доли верующих оставаться за пределами церкви или уйти из нее. Нельзя не учитывать и влияние экономических проблем, когда на активную религиозную практику у верующих не остается времени. Однако последнее лишь дополнительно влияет на выбор. Наши исследования деятельности христианских церквей на протяжении последних десяти лет показали, что большинство российских церквей, в лице их лидеров, оказались не готовыми к проведению внутренних преобразований (многие церковные лидеры вообще еще не осознали необходимость таких реформ), появлению большого количества верующих, ожидающих от церкви глубины, чистоты отношений, гибкости и открытости.

52

Ответить на запросы верующих, находящихся вне церкви, она пока не может, так как не хочет согласиться и принять эти запросы. Следовательно, не следует и ожидать в ближайшем будущем существенных изменений в том положении, которое уже существует на протяжении нескольких лет в религиозном пространстве, когда более 50% россиян считают себя верующими, но в религиозную практику включены не более 6%. Можно полагать, что увеличение количества "активных верующих" возможно когда-нибудь в будущем, только после того, как церковные образования проведут внутренние реформы, изменят свой имидж в глазах верующих. Можно не согласиться с прогнозами некоторых исследователей о возможном росте удельного веса неправославных христиан по группе "реальных верующих" [2]: внутрицерковный кризис как доминирующий фактор мотивации верующих вне церкви является характерным не только для православных, но и для протестантов.

В контексте наших рассуждений, представляется целесообразным обратить внимание на то, что по формальным признакам опрошенная нами группа верующих не попадает в группу "реальных верующих", о которой говорилось выше. Но справедливо ли их считать "нереальными", если причины их невоцерковления достаточно сложны, и, как показывает наше исследование, далеко не всегда обусловлены "духовной незрелостью" или "номинальностью".

Полученные данные позволяют также полагать, что высокие рейтинги Церкви в массовых опросах населения отражают, с одной стороны, высокий уровень религиозной самоидентификации и, с другой, диверсифицированность понятия Церкви. Мнение верующей части населения оказывается значимым в определении рейтинга Церкви и ее роли в жизни России. Однако более вероятно, что эти люди, отвечая на вопрос о Церкви, имеют в виду личные отношения с Богом, отношение к вере и религии вообще, свои измененные духовные ценности. В связи с этим актуальным оказывается вопрос об интерпретации данных и о реальном влиянии Церкви как организационного образования на жизнь современного российского общества. Вероятно, это влияние не столь значительно, как может показаться.

В условиях, когда активных последователей религиозных течений мало, межконфессиональные споры и обвинения в прозелитизме оказываются скорее сферой политических деклараций, нежели отражением действительности. Реально, ни православию, ни протестантизму, ни католицизму ничто не угрожает при тех условиях, которые сложились сегодня. Социальные страты, симпатизирующие каждой из христианских Церквей, определяющие потенциальный круг последователей, сформировались за последние 12 лет. Выбор церкви основан прежде всего на духовных потребностях верующего, его представлениях о религии и конкретных симпатиях [4]. Угроза, если ее можно так определить, находится внутри поместных церквей, что и показало наше исследование.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.   Мчедлов М. Об особенностях мировоззрения верующих в постсоветской России. Некоторые результаты социологического мониторинга // Религия и право. 2002. № 1.

2.   Каариайнен К, Фурман Д. Верующие, атеисты и прочие адепты российской религиозности // Вопросы философии. 1997. № 6. С. 35-52.

3.   Левада Ю.А. Социально-политическая ситуация в России в августе 2002 года. По данным опросов общественного мнения // ВЦИОМ, 2002.

4.   Каргина И.Г. Динамика социальной деятельности христианских объединений России в 90-х годах XX века: сравнительно-социологический анализ: Дис. ... канд. социол. наук. М., 1998.

5.   Barnes D., Kargina I., Elliot M. Protestants in the Former Soviet Union: What Survey Findings Reveal // East-West Church and Ministry Report. 2002. V. 10. № 1.

6.   Каргина И.Г. О динамике развития христианских конфессий // Социол. исслед. 1998. № 6. С. 111-118.

7.   Сведения о религиозных организациях, зарегистрированных в Российской Федерации на 1 января 2002 г. (Данные государственного реестра).

53

 

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова



Няня

Как выбрать и общаться с няней. Повар, домработница, няня, гувернантка и пр

ads-garantia.ru