Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Александр Мень

ФРАГМЕНТЫ О ЛЮБВИ


 

* * *

Отец Александр всегда говорил о любви как о великом. даре, не уставал напоминать нам, что любовь своими корнями уходит в бессмертное, бесконечное. Что глубина соединения с другим существом беспредельна и что в ней мы обретаем свою собственную вечность. Он говорил, что только люди с поверхностными чувствами могут считать, что любовь бывает лишь в молодости, наоборот, созидая любовь, можно и в глубокой старости очень сильно любить и бесконечно раскрывать любимого.

Предлагаемое ниже слово отца Александра — часть проповеди, произнесенной летом 1989 года в храме Сретения Господня в Новой Деревне. Проповедь была обращена всего лишь к двум людям, мужчине и женщине, мужу и жене, очень скромным, не очень молодым, прожившим в браке уже годы и решившим призвать благословение Божие на свой союз. Больше в храме никого не было. Они не были членами общины отца Александра; жили где-то не очень далеко от Новой Деревни и, приехав днем, когда Литургия уже давно кончилась, позвали батюшку, поговорили с ним и попросили их обвенчать. Батюшка согласился и пошел готовиться к таинству, а я попросилась за ним в храм, чтобы там тихонько посидеть. На счастье, у меня был с собой диктофон.

И последнее. Когда таинство было совершено, отец Александр, сняв ризу, подошел к мужу и жене, чтобы еще раз поздравить их и проститься с ними. А я со своего места смотрела на них. Муж с женой стояли ко мне спиной а отец Александр - лицом. Его переполняли счастье и любовь. Сияющими глазами с нежностью он смотрел на них; казалось, дороже этих двоих у него никого нет на свете. А ведь он видел их в первый раз!

Наталья Большакова

.

..Сегодня я поздравляю вас с самым замечательным праздником вашей жизни, праздником любви и благословения вашего совместного пути. Вы уже прошли какую-то часть этого пути и знаете, что он имеет свои трудности, свои рытвины и ухабы. Это вовсе не прогулочный путь, бывает и непогода, которая застает нас в пути. Но самое главное — понять, что здесь есть возможность соединить радость с долгом. Одни люди выполняют долг и делают это с тягостным чувством, другие ориентируются на радость, но пренебрегают долгом. В гармоничном человеке чувство радости и чувство долга соединяются. Но откуда нам взять сегодня гармоничность, когда мы люди внутренне несобранные, душевно растрепанные, со смутными чувствами, смутными мыслями?..

Сила Христова, Божья благодать все это может дать, не автоматически, конечно, нет, но тот, кто откроет двери своего сердца, своего ума, своего дома, своей семьи действию этой благодати Иисуса Христа, тот получит самую поразительную помощь в совершении самых трудных вещей! [...]

* * *

ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ?

(Два ответа)

Если говорить о самом широком определении всех разнообразных видов любви, то можно назвать ее положительной эмоцией, возникающей от обладания или созерцания внешнего предмета, то есть положительной эмоцией, выводящей нас за пределы своего «я». Вне любви человек весь сосредоточен на себе, он считает себя абсолютным центром. Любовь приводит к открытию других центров. Только при возникновении любви возможна самоотдача. Это касается всякой любви — различные ее виды не заменяют, а дополняют друг друга.

Такой выход человека на других соответствует Божественному замыслу, то есть созданию такого мира, в котором ничто не будет непроницаемым, замкнутым на себе, а все будет имманентно Богу. Замкнутость на себе является силой распада, тьмы, разрушения. Бог же создает связи, преодолевающие разобщенность и образующие единство множественности.

Прежде всего, это связи ядерные. Разрыв этих связей сопровождается гигантскими разрушениями. Затем идут более сложные связи, молекулярные, образующие различные формы вещества. Благодаря силе единства создаются организмы. Более высокие связи органических элементов образуют растительный и животный мир. И, наконец, наиболее высокий уровень — уровень человека. Человеческое единство предполагает наличие различного рода социальных и духовных связей. И высшей формой взаимоотношений между людьми является любовь. Любовь — самая высокая, самая совершенная, самая всеобъемлющая форма взаимоотношений между личностями. Разрыв человеческих связей ведет к такой же страшной катастрофе, как и разрыв ядерных связей.

Бог стремится создать единство людей через любовь. Человеческие связи программирует Бог. «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному...» — читаем мы на первых страницах Библии, в Книге Бытия, говорящей о Сотворении мира.

Любовь необходима для продолжения рода и жизни. Даже детеныши животных, лишенные родительской любви, чахнут, не могут нормально развиваться. [...] Родительская любовь у животных не одухотворена, и со временем она пропадает: пока детеныш мал, о нем заботятся, а потом прогоняют. У людей родительская любовь одухотворяется, освящается. Но, как и всякая человеческая любовь, она ограничена.

Естественные виды любви, унаследованные от животных, помогают человеку подойти к более высокой форме любви — христианской. Христианская любовь — это способность не только чувствовать в другом такую же абсолютную ценность, какая заключена в нашем «я», но и суметь поставить интересы другого выше своих. То есть это любовь самоотвержения.

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга», сказано в Евангелии от Иоанна. Новизна этой заповеди в том, что она подчеркивает жертвенный характер христианской любви. Апостол Павел говорит об этом: «Живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу».

В христианской любви человек переносит центр тяжести На другого, отвергает себя. Но самоотвержение не всегда еще Признак великой любви. Жертва может быть и «сапогами всмятку». Так, женщина, допускающая к себе мужчину из жалости, не только топчет себя, но и позволяет мужчине быть втаптывающим.

Христианская любовь не допускает и насилия над любимым — даже для его блага: если мы навязываем свое, значит, мы не отверглись себя.

Исаак Сириянин говорил об открытости сердца, о сердце милующем, жалеющем даже чертей и демонов. Христианская любовь включает в себя и любовь к врагам, желание добра их душе.

Человеческая любовь к Богу — это качественно особое переживание. Это чувство ноуменальное, тайна, которая вызывает трепет. Человек предстоит действительно чему-то Высшему. Но существует опасность подмены, когда сюда привносятся другие виды человеческой любви. Получается любовь не к Богу, а к собственным проекциям.

(Напечатано в журнале «Чьи мы?», 1991, № 4, с. 78—79. Публикация В. Ерохина и Р. Гершензон.)

* * *

Жизнь человека без любви пуста, пресна, безжизненна. Любовь есть величайшая радость человеческого существа от встречи, единения с другими людьми. Человек может радоваться, глядя на восходящее солнце, на раскрывающийся цветок, на прекрасный пейзаж. Но далеко не всегда мы радуемся, глядя друг на друга, и часто утром, когда едем на работу, смотрим друг на друга сонно, мрачно, нам хочется, чтобы эта толпа сгинула куда-нибудь. Это антипод любви, так жить противно.

Наш Создатель, Который хочет людей соединить, наделил нас различными формами любви. В греческом языке есть много слов, которыми обозначается любовь. В русском языке — одно, да и во многих европейских языках тоже одно.

Ненависть есть отталкивание, любовь есть единство.

Для того чтобы создать в будущем человечество, в котором все открыты друг другу, которое стало бы новым Адамом, новым духовным единством, должны действовать какие-то могучие силы. Ведь и для того, чтобы существовала материя, Бог вложил в атом такие мощные силы, что, если их освободить, будет сокрушительный взрыв. Такой же силой является и любовь — любовь материнская, любовь полов, любовь родственная, любовь христианская, которая объемлет всех. Любовь начинается с простейших чувств, а на высочайшем уровне это песня сердца, которое открыто другим людям, вышло из тюрьмы самости, замкнутости, изолированности, одиночества. Одиночество есть смерть, открытость сердца — это исполнение того, что заповедал нам Христос, сказавший: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною». Научиться любить человека — это значит постичь секрет жизни, самую ее главную тайну.

Питирим Сорокин утверждал, что наши общества вырабатывают разные энергии и все силы бросают на их выработку и поддержание. Когда главной энергией человечества будет любовь, тогда и развитие человечества станет иным. Эта энергия находится в тяжком дефиците. Напротив, бушуют силы центробежные, разделяющие людей, сеющие ненависть. А ведь мы — один организм и в физическом и в духовном смысле. Когда человек питается ненавистью, он взрывает изнутри этот единый организм. А любовь соединяет людей: мужчину и женщину, друзей, братьев, мать и ребенка. Это, можно сказать, высшая ступень человеческого развития.

От древних времен, когда люди жили малыми группами, ненавидя соседнюю группу, от тех времен, когда города и государства отделялись друг от друга ненавистью и ставили заслон: «Это чужие, не мы», от тех времен, когда чужак считался совершенно иным существом, мы продвигаемся к эпохе любви. Но это, друзья, теория и история будущего. А посмотрите на сегодняшний мир. Обратите внимание на женщину, которая сегодня возглавляет революцию любви, — на монахиню Терезу из Индии, из Калькутты. Она так и говорит: главный переворот — это научиться любить человека. Ее сестры (а есть уже и братья) идут к больным, к страдающим, к отверженным — и помогают им бескорыстно. То, что делают эти монахини, кажется нам невероятным, и мы ощущаем себя какими-то допотопными существами, питекантропами рядом с ними. Они шли всюду: в Ирландию, в Ольстер, в Афганистан — помогать страдающим.

Где они находят силы для этого? Силу дает им Бог. Сейчас в нашу страну привезли фильм о матери Терезе и ее сестрах, которые работают во всех частях света. То, что они делают, — это чудо, чудо любви. А поддерживает и питает их молитва. Каждый день они становятся перед Святыми Дарами и молятся, каждый день они подходят к Святому Причастию, каждый день просят сил для своего подвига — и оказываются сильнее многих людей в мире. Они вестники будущего. Такие вестники были всегда, их было немного, но духовное развитие человечества идет как раз по этим линиям.!...]

Вы знаете, что Андрей Рублев писал свою икону Троицы в суровое время, когда ненависть бушевала на земле (впрочем, когда она не бушевала?..). И он писал ее в память о святом Сергии. А святой Сергий назвал свою деревянную церквушку в честь Троицы — тоже не случайно. Потому что, как говорит летописец его жизни, преподобный Сергий хотел, чтобы Божественная Любовь учила людей и чтобы люди, взирая на Небесную Любовь, побеждали злобное разделение мира. Вот что самое главное...

(Напечатано в сб.: Сретенье. Вып. 2. М., 1990, с. 9—13. Публикация С. Домбровской.)

Послание о любви

Дата неизвестна.

[Не совпадает с N 201-Cв.Д. Говорит как по писаному, но вроде бы не читает, шумового фона нет. Первые фразы отсутствуют.]

Вопрос этот волнует, конечно, многих, хотя, как ни странно, наша христианская [? - невнятно] литература недостаточно освещала его. Если вы откроете знаменитое руководство по догматическому богословию митрополита Макария, прошлого столетия, то вы найдёте там определение таинства брака как такого священнодействия, которым даётся благодать, благословение на рождение детей. Между тем, такое понимание не находит настоящей опоры в Священном Писании. В первых же главах Книги Бытия тайна брака, тайна единения двух раскрывается в ясных и знаменательных словах: "да будут двое плоть едина". И эти слова повторяет Господь, когда говорит о значении брака. Он говорит о нём как о чём-то настолько высоком и прекрасном, что не все могут это вместить. "Немногие, - говорит Он, - могут это вместить."

В своё время известный наш богослов Троицкий, автор книги "Христианская философия брака", показал, на основании Священного Писания и на основании изучения отцов Церкви, что христианское понимание разделяет деторождение и брак; это совершенно различные вещи. Владимир Соловьёв даже подчёркивал, не ссылаясь ни на какие священные книги, а на просто биологический факт, что чем интенсивнее размножение в мире живых существ, тем меньше там каких бы то ни было психических отношений между ними, между индивидами двух полов. А там, где размножение идёт с крайней! быстротой, там вообще нету даже полов как таковых. А на высоких ступенях, там, где душевная жизнь живых существ уже сложная, там мы находим удивительные проявления заботы, нежности, эмоциональной привязанности друг к другу. Следовательно, человеческая любовь имела уже в предках человека некий прообраз или какой-то прототип.

Раз уж мы говорим о живых существах, следовательно, мы должны задуматься над тем, для чего вот это единство,.. половое единство возникает в процессе миротворения. Я думаю, что здесь можно его связать с общим смыслом всего мироздания. Смысл - это то, что стоит за явлениями, за частными проявлениями целого. Если мы возьмём листок отдельно от дерева, часть тела или фрагмент картины, - они теряют смысл. Смысл только в гармонии, в сочетании, единстве. Бог созидает и Бог соединяет - в соединении происходит созидание. И сам Он есть предвечное единство внутри тайны Святой Троицы. И эта тайна отражена во всём творении. От облачка, которое кружится вокруг атомного ядра, до человеческого общества царит этот закон - гармонии, соединения, притяжения. То, что производит изоляцию, распад, отчуждение, - враждебно Богу. И вот самыми разнообразными способами во всём мире, живом и неживом, совершается это соединение. Оно действует и в молекулах, оно связывает клетки тела многоклеточного существа; а когда организмы многоклеточные получают самостоятельную жизнь, закон соединения продолжает действовать в их сообществах и в половой любви (в данном случае "любовь" я употребляю условно), в половом тяготении, в половом инстинкте.

Мир создан так, что вот эти индивидуумы нуждаются друг в друге. Властный призыв - в данном случае он служит размножению, но тем не менее перед нами именно тяготение друг к другу отдельных существ; этот властный призыв действует как самая сильная энергия в мире, как бы особый вид атомной энергии в мире животных, и в мире человеческом.

Если это так, то мы должны с вами посмотреть на человека как на существо, увенчивающее этот поток, восходящий вверх. В нём есть и этот инстинкт, но в нём есть и другое. Поскольку человек является личностью, он уже создаёт единство совсем иное. Он создаёт единство, в котором раскрывается тайна постижения одним индивидуумом, духовным индивидуумом, бесконечной ценности другого. Человек как бы выходит за пределы самого себя! Человек разбивает эту скорлупу, и любовь его поэтому является видом самоотвержения. Самоотвержения священного, которое создаёт крепчайшие! узы! Это та мелодия! которая волнует почти все сердца.

И вот, если мы обратимся к встрече двух людей, мужчины и женщины, то мы увидим, что не напрасно Бог создал их разными, не напрасно они и по душевным своим качествам, и по всему остальному как бы являются гармоническим дополнениям друг другу. Это есть залог того, что они не могут существовать друг без друга, залог того, что они могут стать "плотью единой". И в этом совершается, раскрывается и сияет Божественный замысел единства. Бог есть любовь. Символ любви избран христианством как самый прекрасный для отношения двух любящих сердец. Ещё в Ветхом Завете любовь между мужчиной и женщиной символизировала отношение к Богу, к людям. А апостол Павел сравнивает эту любовь с любовью Христа к Своей Церкви. Значит, самое драгоценное, самое пламенное, самое вожделенное, является здесь. Естественно спросить, откуда же в человеческой любви так много злого, тёмного, извращённого,.. исполненного насилия, даже душевной отчуждённости и враждебности! Ответ на это - тот же самый, который будет на вопрос: откуда у человека столько зла, в его мыслях, в его действиях, в его поступках? Первородный грех, который отравил человеческое бытие, отравляет и все проявления человеческой жизни: и разум, и волю, и сердце. Тем не менее, в самом своём замысле, в самой своей глубине любовь есть величайшая и прекрасная, и именно поэтому Церковь называет её таинством.

Но, спросят меня, что называет таинством: то, что совершается в храме? Да, конечно, потому что здесь полнота двух завершается присутствием третьего - благословляющего Творца. Если люди, которые верят Ему, отворачиваются от этого присутствия, не хотят принять это благословение, - естественно, в их взаимоотношения вкрадывается тьма. Могут спросить: но ведь бывает очень страстная любовь - свободная любовь. Я бы боялся её назвать свободной, потому что она скорее является рабством. Человек, если он любит,.. если мужчина любит, он должен иметь в себе силы, найти в себе силы (даже если он слабый человек) взять на себя ответственность, быть человеком, который подставляет плечо - в этом его мужественность. Пускай в минувшие века это проявлялось в том, что он с оружием в руках защищал женщину, добывал ей пищу. Но всегда, во все века находятся формы и способы вот этого мужественного служения женщине. И в то же время женщина отдаёт своё: отдаёт свою нежность, отдаёт своё сердце, отдаёт свою верность и преданность. Так они дополняют друг друга.

У Платона был миф, над которым часто подтрунивают циники, миф о том, что некогда Божество разделило андрогинного человека на две половинки, эти половинки ищут друг друга. Напрасно смеются они. В этом мифе есть глубокая правда. Именно замысел Божий заключается в том, что мы разделены, что мы только вместе чувствуем себя хорошо. И этим самым Бог учит нас любви, учит нас соединению, учит нас ломать перегородки, которые сковывают, окружают наше сердце. Любовь есть великая школа открытости. Даже для чёрствых сердец она оказывается всемогущей. Только надо уметь это сокровище хранить; мало того что хранить - раскрывать, развивать его возможности. Оно может лежать мёртвым грузом.

Иные люди говорят, что любовь быстро проходит. На самом деле они принимают за любовь влюблённость, то есть тот эмоциональный душевный накал. который сопровождал первую встречу. Но ни в коем случае не нужно считать, что любовь ... слабее влюблённости, что она менее интенсивна и горяча. Она может не проявляться так темпераментно, она может казаться внешне более сдержанной, но на самом деле она более глубокая, она похожа на корни дерева, которые пошли вглубь, в землю, вросли. Человек не может восхищаться всегда своей рукой или ногой, но ему трудно расстаться с частью своего тела, - так двое, которые любят. Они связаны, связаны незримыми узами.

И вот здесь-то перед нами встаёт любовь как высочайший идеал. Я сейчас говорю именно о идеале, и Евангелие говорит нам об идеале; именно потому Христос говорит: не всякий может вместить. Да, "двое - плоть едина", они неразлучны. Бог это соединил, и никто не может разлучить. Что из того, что по жестокосердию нашему мы разрушаем это единство, что из того, что мы делаем ошибки, что у нас происходят дурные встречи, что человек, оказывается, не находит в себе сил из зачатка вырастить дерево и цветок, - что из этого? Если мы не будем ориентироваться на идеал, то в таком случае мы не достигнем даже и самого малого. Здесь должен быть определённый максимализм, только он поможет нам раскрыть то, что нам Господь дал как залог.

Поэтому моногамная любовь, которую проповедует нам Библия, - она является ... чем-то необычайно важным в душевной жизни человека - когда человек открывает другого, когда человек срастается с другим! Полигамия, которая была у многих народов, особенно в древности, всегда говорит о поверхностности отношений, о сведении любви к поверхностным эмоциям и чувственности. А между тем, в подлинной встрече двух должно естественно, полнокровно и гармонически сочетаться всё, все стороны человеческого существа. Это не только платоническое обожание, и не только телесная близость, но всё вместе, что составляет человека, ибо человек един. Дух, душа и тело - в любви участвует всё.

Вот эта любовь двух является для нас школой - школой любви более широкой, которая уже распространяется из этого круга двух на окружающих нас людей, это зачаток того, что мы называем любовью духовной, любовью христианской. Она не есть естественное чувство, она есть цветок, который раскрылся, вырастая из недр чувств естественных, а она выходит ввысь; христианская любовь это есть величайший дар Божий.

Итак, если мы с вами вернёмся к пониманию любви как к спаянности двух существ, то мы увидим, как много может сделать здесь человек в течение своей жизни. Как он много должен сделать, какие он должен вложить туда силы! Чем больше он вложит, тем больше он получит отдачи.

И я думаю, что даже разрушение нашего тела не может разрушить прочной любви. Хотя Христос говорит нам, что в Царстве Божием не женятся и не выходят замуж, мы знаем, что Он имел в виду лишь простое земное. Но подлинная любовь, я уверен, не знает границ. Она бессмертна! "Любовь, - говорит апостол Павел, - никогда не перестаёт." И те души, которые навсегда связали себя друг с другом, ни в каких мирах не могут разлучиться. Они ещё более сойдутся друг с другом, они ещё более сольются в единстве, в том единстве, о котором здесь даже они не помышляли. Я уверен в этом. И именно поэтому Библия так высоко ставит символ человеческой любви. Именно поэтому мистики всех времён обращались к прекрасной Песне Песней, когда говорили словами древнего поэта: "Ты прекрасна, единственная моя, голубица и возлюбленная". Именно поэтому святой Хуан де ла Крус, "Иоанн Христа" в своих мистических песнопениях подражал словам Песни Песней, имея в виду душу, которая ищет возлюбленного Господа. И именно поэтому любовь является для нас призывом Божьим. "Бог есть любовь", говорит апостол, но это не значит, что любовь, обращённая только к миру. Бог есть любовь внутри. Тот пылающий горн, где переливаются радуги, которые видел некогда Данте; тот молчаливый круг, неразделимый круг, который увидел иконописец Андрей Рублёв; та сила, которая связывает всё мироздание, та сила, которая, начиная от частиц вещества, до разумных людей, отражающих в себе образ и подобие Божие; та сила, которая, по словам Данте, движет солнце и светила. Вот что такое любовь с христианской точки зрения.

Конечно, здесь возникает множество конкретных вопросов, трудных проблем. Но, признаться, я не думал никогда много в этом направлении, и не читал особенно много в этом направлении, не писал об этом; но если у вас возникнут вопросы, я попробую вам ответить.

Итак, до свидания, благодарю за внимание.

О любви, фрагменты из писем

из публикации Марианны Веховой "Истина и жизнь" №1, 2001

«Дорогой М.! Я с волнением, но без удивления прочёл Ваше письмо. Так и представлял себе Вашу внутреннюю ситуацию. Всегда буду рад, если напишете. Это очень важно. Мне будет легче молиться за Вас. Вы совершенно правы, говоря, что всё было хотя и больно, но полезно. Разумеется, "корни" любви не так-то легко отмирают. А у вас обнаружилось большое несходство, которое, может быть, и можно было чем-то уравновесить... Но что говорить о прошлом. Вернуть время первого полёта уже невозможно. Но его нельзя было бы вернуть, даже если бы всё было благополучно. Жизнь — как рост дерева, как смена: семя, растение, завязь, цветок, плод. Для каждого периода — своё очарование. Это возможно, однако, при взаимной скоординированно-сти. А у вас она не вышла, и вы просто разошлись (внутренне), а всё прочее — лишь последствия. Да, на смену романтическому периоду приходит период прозы. Но она должна быть оживотворена и окрылена. Быт, устойчивое, ритмичное существование прекрасны лишь тогда, когда под этими жёсткими конструкциями кипит пламя. Это-то и даёт нам вера. Она раскрывает прекрасное в обыденном, она даёт сознание близости необыкновенного, и тогда обыкновенное перестаёт быть серым. Каждая молитва, каждое чтение Евангелия или вдохновляющей книги, каждая беседа такого рода — есть взмах крыльев, который не даёт душе ползти, как ящерица, по земле. Если на нашу тёмную дорогу падает отблеск неба, она перестаёт быть тёмной. В этом весь секрет земного путешествия.

Шрамы дают о себе знать, и это ещё будет болеть (как вообще память о любви), но нужно смотреть вперёд. Не давайте душе опускаться. Следите за её походкой, чтобы она не легла, не поползла. И тогда в будущем Вы избежите надвигающейся тени, той тени, которая разрушила Ваше первое здание. От души желаю Вам сил. Храни Вас Бог. Ваш А».

* * *

«Дорогой М.! Очень рад, что Вы мне написали. Действительно иногда бывает, что мало времени — поговорить. Но Вы не должны думать, что мне интересно только с так наз(ываемыми) "интересными" людьми. Каждый человек интересен. И дело даже не в том, что я священник, а объективно это — так.

Вопрос, который Вы ставите, очень важный. Многих он мучит и полного разрешения ещё не получил. Опасность одностороннего развития личности угрожает всем тем, кто занимается проблемами, которые требуют ВСЕГО человека. Необходимо это просто помнить и стараться как-то регулировать себя. Но дело даже не в этом (это достигается строгим контролем над упорядоченностью времени и занятий), а в том, чтобы сделать свою работу не убивающей человека, а обогащающей. У меня есть книга (...переведённая с франц.), не очень сильная, но касающаяся этого вопроса. Весь секрет в том, чтобы одухотворить, освятить своё дело, понимать его как "служение". Постигая те или иные закономерности мира (будь то физика, биология, математика), мы как бы проникаем в замыслы Божий, в тот план, по которому создан мир. И если это ощущение будет жить в подсознании, оно поможет найти иной подход к работе. Все пути ведут к Вечному. Если помнить об этом, то напряжённая работа ума не будет пустой и изматывающей понапрасну разум.

Вторая проблема... Служение Богу имеет бесчисленные формы. А главное — реставрировать в себе затемнённый образ и подобие Божие. С нас спросится не то, что витает в мечтах, а то, на что мы поставлены: будь Вы водитель автобуса, продавец, учитель, врач, учёный или священник. Недаром ведь Христос был плотником. Этим Он освятил всякий честный человеческий труд. Недовольство собой — здоровый и хороший признак Там, где начинается самодовольство, кончается движение вперёд и в этике, и в работе.

И, наконец, о браке. К. глубоко не права, говоря, что в браке любовь не нужна (здесь сказались её трудности в домашней жизни!). Любовь есть, напротив, — почти всегда единственный и основной фундамент для совместной жизни. "Сильна, как смерть, любовь", — говорит Писание. Любовь к женщине — высший вид естественной любви. Ал. Павел сравнивает её с жертвенной любовью Христа к Церкви. Любовь — это выход за пределы "себя" и "открытие" другого "Я" как своего собственного, дополняющего, что создаёт некую полноту единого цельного Человека. К сожалению, на деле это не всегда бывает так, но таков идеал...»

Обращение к венчающимся

Итак, дорогие мои, я вас поздравляю с сегодняшним очередным торжественным днем ваше жизни, когда Божье благословение пришло на ваш новосозидающийся дом. Но, когда человек начинает строить дом, он должен знать правила этого строительства. Иначе, построенный на слабом основании, дом может завалиться. И вот первое и основное, о чем нам говорит Священное Писание, жизнь, мудрость Божеская и человеческая: о том, что все строится на любви. Если вы будете сохранять взаимную любовь – ее можно сохранять очень долго, всегда, - то тогда вам легко будет перенести всевозможные бури и напасти.

Обычно людям желают, чтобы они прожили безоблачно счастливо. И вам сегодня, наверно, будут многие этого желать. Я вам, однако, желать этого не буду, потому что не бывает так, чтобы у людей не было трудностей, трений испытаний. Но пожелаю, чтобы вы сумели все это перенести, твердо и мужественно и с честью выти из всех этих темных полос ваше жизни.

Итак, любовь, которую вы сегодня увенчали желанием идти вместе по одно дороге. Любовь означает не что-то, что вы получили, а нечто, что вы будете укреплять и создавать. Каждый из вас должен стараться быть для другого всем. Не ждать от другого, не быть потребителем, не быть праздным господином или госпожой друг другу, а каждый должен отдавать другому все. Тогда вы будете счастливы. Потому что счастливый человек – это тот человек, который нужен другим, который себя другим отдает. И это распространяется и на семью.

Вот сегодня вас обручали кольцами. Они означают бесконечность, вечность. И это значит, что любовь, нежность друг к другу сохраняются невзирая ни на что – если вы будете стараться это делать. И может сохраниться вечно. А вот венцы, которыми вы сегодня увенчаны, - они означают, с одной стороны, радость, с другой стороны – те испытания, которые вам предстоят. Но человек потому и человек, что он готов преодолевать, побеждать, стремиться вперед. И вот сегодня помощь Божия дается вам для того, чтобы преодолеть все злое в ваше жизни и сохранить радость сегодняшнего дня навсегда. И чтобы Божие благословение было над вами в эти дни. Поэтому вы пили из общей чаши. Отныне вы одно существо. Первая ступень родства это дети и родители. А муж и жена – это не ступень родства, а одно существо. Делите радость и горе – об этом говорит нам общая чаша. Если будете это делить, тогда и сохраните главное, что есть в вашей жизни, - любовь друг к другу.

Итак, поздравляю вас. И вы друг друга поздравьте.

 

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова