Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Дэвид Сэттер

Правда о Беслане. Что скрывает путинская администрация

("The Weekly Standard", США)
Дэвид Сэттер (David Satter), 08 ноября 2006
11/13/2006, Volume 012, Issue 09

1 сентября 2004 г. в Беслане - городке с тридцатитысячным населением в российской республике Северной Осетии - ученики школы N1 собрались на 'первый звонок'. Внезапно раздались автоматные очереди. К школе подъехал военный грузовик - из него выскочили два десятка людей с 'Калашниковыми'. Как из-под земли появилась еще одна группа террористов. Нападавшие согнали 1200 учеников и родителей в спортзал школы; там их удерживали 52 часа, а затем началось настоящее сражение между террористами и российскими войсками. В результате погибло 332 человека, в том числе 186 детей. Это был самый страшный теракт после 11 сентября 2001 г.

В те дни бесланское противостояние привлекло внимание всего мира. Однако, когда все закончилось, эти события были, по сути, забыты. 4 сентября, на следующий день после штурма, обломки здания собрали бульдозерами - среди них попадались школьные тетрадки и даже оторванные части тел погибших - и вывезли на свалку на окраине города.

Оставшиеся в живых заложники, однако, требовали правосудия; версия событий, распространявшаяся российскими властями, приводила их в смятение - вся вина возлагалась на террористов, какие-либо ошибки и нарушения со стороны чиновников отрицались (многие из них в дальнейшем получили повышение), а от рассказов заложников о том, что они видели и пережили, попросту отмахивались.

Некоторые родители обратились к 'магу'-оккультисту, пообещавшему воскресить их детей. Другие, однако, начали собственное расследование. К ним присоединились журналисты, члены комиссии североосетинского парламента, а позднее - Юрий Савельев, член комиссии Федерального Собрания по расследованию бесланских событий. С помощью показаний, заслушанных на процессе над уцелевшим террористом Нурпашой Кулиевым, они тщательно восстановили картину произошедшего. Представленная ими версия заставляет усомниться, можно ли даже сегодня считать Россию цивилизованной страной.

В связи с бесланской трагедией возникают три главных вопроса: можно ли было предотвратить теракт? Стремились ли террористы - мятежники-мусульмане, выступавшие за независимость соседней Чеченской республики - к переговорам? И, наконец, кто начал сражение, обернувшееся столь фатальными последствиями? Ответы на эти вопросы рисуют пугающий образ российского руководства, свидетельствуя о его полном пренебрежении к человеческой жизни.

Сегодня почти со стопроцентной уверенностью установлено, что нападение террористов на школу можно было предотвратить. Согласно внутренним документам правоохранительных органов, которые раздобыли журналисты 'Новой газеты', российскому Министерству внутренних дел за четыре часа до случившегося было известно о том, что 1 сентября 2004 г. планируется теракт в одной из школ Беслана. Сведения были получены от некоего Арсамикова, арестованного в чеченском городе Шали. Однако никаких действий на основе этой информации предпринято не было.

Такое же недоумение вызывает и другой факт: террористы не одну неделю беспрепятственно тренировались в лесах Ингушетии, - республики, граничащей с Северной Осетией - чьи правоохранительные органы находились в состоянии повышенной готовности после кровавого теракта, который произошел там 21-22 июня. Кроме того, террористы добирались до школы в нескольких машинах по дорогам, которые по идее тщательно охранялись.

Но особую тревогу вызывает то, что большинство из 18 террористов, которых удалось с уверенностью опознать, вообще должно было находиться за решеткой. Заместитель командира группы Владимир Ходов - украинец по национальности, принявший ислам - в 2003 г. году был задержан по подозрению в изнасиловании, совершенном в 1998 г., но его тут же отпустили. После этого он был причастен к двум терактам в Северной Осетии - взрыву автомобиля во Владикавказе в феврале 2004 г. и крушению поезда неподалеку от его родного города Ехотово в мае того же года. Тем не менее накануне бесланских событий он полтора месяца, не скрываясь, проживал в Ехотово, проводя долгие часы в мечети. Другие лидеры террористов уже много лет находились в розыске, что не мешало им совершенно открыто проживать в родных деревнях.

Помимо этих данных о том, что катастрофу можно было предотвратить, существуют и свидетельства, что подлинной целью террористов было не убийство заложников, а переговоры о политическом урегулировании чеченского конфликта. Они потребовали, чтобы с ними вступил в переговоры президент Северной Осетии Александр Дзасохов. Однако Федеральная служба безопасности (ФСБ - преемница КГБ) создала оперативный штаб, в которой Дзасохов не был включен, и пригрозила арестовать его, если он попытается войти в здание школы.

Дзасохов обратился за помощью к бывшему президенту Ингушетии Руслану Аушеву - одному из критиков российского президента Владимира Путина - и установил контакт с представителем чеченского Движения сопротивления в Лондоне Ахмедом Закаевым. 2 сентября Аушев вошел в школу и вывел оттуда 26 заложников - 15 детей и 11 женщин. Ему также была передана записка с требованиями лидера террористов Шамиля Басаева, который организовал нападение, но сам отсутствовал в Беслане. Существование этой записки было скрыто от общественности. Власти ложно заявляли, что террористы не выдвинули никаких требований.

На самом деле условия, предложенные Басаевым, нельзя счесть неразумными. Требуя официального предоставления Чечне независимости в обмен на гарантии безопасности России, он тем не менее оговаривался, что суверенная Чечня не будет заключать военных или политических соглашений, направленных против России, останется в рублевой зоне и войдет в состав Содружества независимых государств. Наконец, Басаев заявил следующее: хотя чеченские мятежники и непричастны к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске в 1999 г., которые послужили предлогом для начала второй чеченской войны, они готовы публично взять на себя ответственность за эти теракты (это позволяет предположить: Басаев был действительно убежден, что взрывы организовала ФСБ).

В полдень 3 сентября Закаев сообщил Дзасохову, что бывший президент Чечни Аслан Масхадов готов прибыть в Беслан и выступить в роли посредника. Дзасохов сообщил о предложении Масхадова генералу Владимиру Проничеву, руководившему действиями ФСБ на месте. Согласие российских властей предоставить Масхадову гарантии безопасности для поездки в Беслан почти наверняка привело бы к завершению кризиса - ведь это означало бы косвенное признание стремлений чеченцев со стороны Москвы. Российские власти, однако, не отреагировали на предложение Масхадова. Через час начался штурм школы.

Из всех обстоятельств, связанных с бесланской трагедией, наибольшее эмоциональный заряд для оставшихся в живых несет в себе вопрос о том, кто сделал первый выстрел, спровоцировав кровопролитие. Бывшие заложники, выступавшие свидетелями на процессе над уцелевшим террористом, утверждали, что первый удар нанесла российская сторона, обстреляв школу из огнеметов и гранатометов. Чиновники отрицали применение огнеметов, но оставшиеся в живых заложники предъявили суду использованные стволы-контейнеры от этого оружия, найденные неподалеку от школы. Выводы, которые позволяют сделать эти находки, просто ужасают. Огнемет, контейнеры от которого были найдены, стреляет капсулой, которая при взрыве создает огненный шар и ударную волну, сметающую все на своем пути. Такое оружие невозможно применить для 'точечных' ударов.

Версию родителей заложников подтверждают выводы комиссии парламента Северной Осетии. В ее отчете, опубликованном 29 ноября 2005 г., указано, что первый взрыв в здании произошел от выстрела из огнемета или гранатомета, произведенного снаружи.

Впрочем, наиболее убедительное подтверждение содержится в докладе, который обнародовал Юрий Савельев - член федеральной парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане и признанный специалист в области физики горения и взрывов. Депутат Думы Савельев был единственным экспертом по этим вопросам в составе комиссии. Он пришел к выводу, что первый взрыв стал результатом выстрела из гранатомета с пятого этажа здания, расположенного возле школы, который был произведен в 13:03. Второй взрыв, последовавший через 22 секунды, вызвала граната осколочно-фугасного действия с тротиловым эквивалентом в 6,1 кг., выпущенная с пятого этажа другого здания на той же улице. Эти взрывы, по мнению Савельева, привели к сильнейшему пожару и обрушению крыши школьного спортзала - именно это стало причиной смерти большинства погибших заложников. Приказ тушить пожар последовал лишь через два часа. В результате заложники, которых можно было спасти, сгорели заживо.

Еще 106-110 заложников, по словам Савельева, погибли после того, как террористы перевели их из горящего спортзала в школьную столовую, которую силы безопасности подвергли мощному обстрелу, в том числе из огнеметов, гранатометов и танковых орудий. Таким образом, его выводы подтверждают версию правозащитников о том, что не менее 80% погибших заложников стали жертвами шквального огня российских войск.

Когда Савельев представил результаты своего анализа другим членам парламентской комиссии, ее председатель Александр Торшин обвинил его в 'преднамеренной фальсификации'. После этого Савельев 29 августа и 12 октября обнародовал свои выводы в виде особого мнения. Публикация отчета комиссии Торшина отложена на неопределенный срок.

Имеющиеся на сегодняшний день данные со всей очевидностью свидетельствуют: несмотря на обещание Путина защитить заложников, российские войска атаковали школу по классическим канонам штурма укрепленных объектов, полностью пренебрегая безопасностью ни в чем не повинных людей. Это было сделано несмотря на достигнутое между бывшим президентом Чечни и местными российскими политическими властями соглашение, позволявшее разрешить кризис. Возможно также, что легкость, с которой террористы захватили школу, была не только результатом чиновничьей некомпетентности. Российские власти могли намеренно предоставить им эту возможность, чтобы получить удобный предлог для уничтожения террористов.

Печальная истина заключается в том, что и сегодня, через 15 лет после распада СССР, отношение к людям в России не изменилось. В человеке видят средство для достижения цели, а не самоценную личность. Поэтому жизни бесланских детей были списаны со счетов с того момента, как школа была захвачена. И этот факт надо держать в памяти, прежде чем давать России карт-бланш в ее 'ближнем зарубежье' или, еще раз заглянув в глаза Путину, разглядеть в них нечто, что кажется нам подобием души.

Дэвид Сэттер - сотрудник Гуверовского института (Hoover Institution), Хадсоновского института (Hudson Institute) и Школы фундаментальных международных исследований (School of Advanced International Studies) при Университете им. Джонса Хопкинса (Johns Hopkins). Его последняя книга называется 'Тьма вместо рассвета: Становление криминального государства в России' (Darkness at Dawn: The Rise of the Russian Criminal State).

: Максим Коробочкин, ИноСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 08 ноября 2006, 12:56


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова