Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

Публий Корнелий Тацит

Его сочинения.

См. персоналии.

Кротов: "Умеренная свобода" Тацита.

ТАЦИТ, Публий Корнелий, ок. 55 — ок. 120 гг. н.э., величайший римский историк. Происходил, по-видимому, из Галлии. Его учителем риторики был Квинтилиан, Позднее он учился у ораторов Марка Апра и Юлия Секунда, которым Тацит отвел роль спорящих в Диалоге об ораторах. Плиний Младший свидетельствует, что Тацит уже в юности был хорошим оратором. Переживания детских лет, такие как пожар Рима при Нероне (64 г.), выступления императора в роли актера, возрождение города, первые дни после освобождения от власти Нерона, год трех цезарей (69 г.): Гальбы, Отона и Вителлия, пожар Капитолия — эхом отзываются в произведениях римского историка. В период большей свободы слова при Веспасиане (69-79 гг.) и Тите (79-81 гг.) Тацит выступал публично и получил известность как адвокат. В 77 г. он женился на дочери консула Агриколы, который завоевал Британию и стал ее наместником (77-84 гг.). В качестве homo novus он первым в своем роду занял высокие должности и вошел в сенат. В 91-92 гг. стал квестором, а в 88 г. — претором и членом коллегии жрецов. Последние годы тиранического правления Домициана оставили болезненный след на историческом творчестве Тацита. Писатель вздохнул свободно лишь в правление Нервы (96-98 гг.), при котором в 97 г. стал консулом. В том же году он проводил прощальной речью Вергиния Руфа, победителя Виндекса. Остались свидетельства еще об одной речи, которую Тацит произнес в 100 г. на процессе против Мария Приска по поводу злоупотреблений в провинции Африка. Но Тацит окончательно порвал с риторикой и занялся историографией. С 98 г. при Траяне (98-117 гг.) он начал публиковать свои произведения. Должность проконсула провинции Азия (ок. 112-113 г.) еще раз оторвала его от последнего исторического труда, который он закончил примерно в 117 г. Тацит умер в царствование императора Адриана (117-138 гг.). Среди мелких произведений Тацита можно назвать Диалог об ораторах (Dialogus de oratoribus; ок. 98 г. н.э.). Примерно на 43 году жизни Тацит порвал с профессией оратора, поскольку убедился, что красноречие в период Империи клонится к упадку и не имеет шансов развиваться дальше. Поэтому он посвятил себя историографии, но изложил причины упадка ораторского искусства в Диалоге об ораторах. С точки зрения истории, Тацит признал этот упадок свершившимся фактом, который невозможно отменить. Свое мнение он изложил в форме диалога. В качестве причин упадка он назвал: безнравственность молодежи, беспечность родителей, недостаток образования в области грамматики, права, философии, пустячную тематику речей, декламаторский стиль, забвение старой традиции. К тому же повлияла смена политических условий: уменьшение влияния народа на политику и упадок судебной практики вытеснили свободу слова и прекратили развитие риторики. Образцом для Тацита был Цицерон, от которого он унаследовал многие мысли, а также стиль и язык, которые отличают Диалог от всех других произведений Тацита. Поскольку Диалог вышел анонимно, а стиль и язык напоминали Цицерона, некоторые ученые хотели приписать авторство этого произведения Квинтилиану, Светонию или Плинию Младшему. Диалог считается одним из наиболее ценных памятников римской литературы. Почти одновременно с Диалогов появилось на свет Жизнеописание Юлия Агриколы (De vita et moribus Iulii Agricolae; 98 г.). После прощания с риторикой в Диалоге Тацит утверждал в Жизнеописании, что он намерен написать историю минувшего рабства и нынешней свободы. Он начал биографию, которую назвал "доказательством сыновней привязанности", ибо он почтил в ней память и заслуги своего тестя Юлия Агриколы, умершего в 93 г. Автор не придерживается строго рамок биографии, он обогащает ее географическими и этнографическими вставками. После описания страны, ее населения и исторического очерка истории покорения Британии Тацит набрасывает образ своего тестя, который прославился там как способный наместник и вождь, завоевав расположение даже жителей покоренного края. В 84 г. Домициан отозвал Агриколу в Рим, где он пал жертвой немилости императора. Тацит закончил биографию хвалой умершему, которая должна была увековечить память о нем. Источником для произведения стали воспоминания самого Агриколы и его отчеты из Британии. В этой биографии, вторгающейся уже в область истории, Тацит отступил от стиля Цицерона. Он взял за образец Саллюстия, у которого заимствовал композицию произведения, способ характеристики героев, лаконичную манеру выражения и речевые обороты. Здесь также видно влияние стиля Сенеки Философа. О местонахождении и происхождении германцев (De origine et situ Germanorum; 98 г.) было первой самостоятельной этнографической монографией о жизни чужих племен в истории латинской литературы. В общем очерке (разд. 1-27) Тацит обозначил границы страны германцев, упомянул об их происхождении, а также описал их общественную и частную жизнь. В следующей части (разд. 28-46) Тацит охарактеризовал отдельные народы. В оценке германцев Тацит довольно объективен. Он перечисляет их недостатки, но указывает и положительные черты. Сравнивая римлян с германцами, Тацит приписал последним достоинства, которых не хватало римлянам. Однако некоторые полагали, что произведение это должно было указать манерным римлянам образец для подражания, рассказать об энергии германских племен, которые стали угрозой Риму. Другие же считали это произведение чисто политическим; поскольку оно появилось в тот самый год, когда Траян поехал в Колоний, чтобы урегулировать отношения с германцами. Но представляется наиболее правдоподобным, что Тацитом скорее руководило желание написать отдельную монографию о германцах. В качестве источников Тацит использовал произведение греческого историка Посидония, а из латинских авторов: Цезаря, Саллюстия, Ливия, Веллея Патеркула, а в особенности -произведение Плиния Старшего Германская война. Современную ему Германию Тацит мог знать по сообщениям купцов и воинов. Это произведение Тацита является чрезвычайно ценным источником для изучения Центральной Европы в античную эпоху. Тацит описывал не только германцев, но и другие народы, населяющие те края. Главными историческими трудами Тацита являются История и Анналы. История (Historiae) появилась в период между 104 и 109 гт. Произведение состоит из 14 книг, которые охватывают время 69-96 гг., то есть правление императоров Гальбы, Отона, Вителлия, а из династии Флавиев — Веспасиана (69-79 гг.), Тита (79-81 гг.) и Домициана (81-96 гг.). Тацит описал период, в который жил он сам. Сохранились книги I-IV, часть книги V, посвященные 69-70 гг. После начала правления Веспасиана не хватает описания правления Тита и Домициана. Анналы (Annales или Ab excessu divi Augusti) Тацит писал при Траяне, со 109 по 116 гг. Возможно, они состояли из 16 книг, которые охватывали период 14-68 гг., то есть правление императоров из династии Юлиев-Клавдиев: Тиберия (14-37 гг.), Калигулы (37-41 гг.), Клавдия (41-54 гг.), Нерона (64-68 гг.). Сохранились книги I-IV, часть V и VI, XI без начала, XVI без конца. Из них мы узнаем о правлении Тиберия, последнем периоде правления Клавдия и о правлении Нерона без последних двух лет. Не хватает сведений о правлении Калигулы, Клавдия (от начала до 47 г.) и Нерона в 64-68 гг. Оценивая предшествующую историографию, Тацит находит, что знаменитые историки весьма красноречиво рассказали, а значит, и увековечили былые победы и неудачи римского народа. С момента битвы при Акции (31 г. до н.э.), когда власть оказалась в одних руках, правду начали фальсифицировать, ибо одни писатели льстили власть имущим, другие же их ненавидели. Тацит старается, как он сам говорит, писать "без гнева и пристрастия" (sine ira et studio). Невозможно отрицать его точности в изложении фактов, но он все же приводил собственную трактовку и не всегда был объективен. Тацит писал с явной морализаторской тенденцией. Мерой человека для него является добродетель (virtus), отсутствие которой он считал вырождением и упадком. Задачу Анналов он определил так: "Я считаю важнейшей обязанностью Анналов сохранить память о проявлениях добродетели и противопоставить бесчестным словам и делам устрашение позором в потомстве" (Анналы, III, 65; в переводе Г.С. Кнабе). В изложении истории Тацит не принимал во внимание всю империю, но ограничился историей города-государства. Об Италии, провинциях и людях, делавших там политику, Тацит говорит мимоходом. Зато он выдвинул на первый план фигуры императоров и придворных. В оценке их деяний историк оказался также хорошим психологом. Однако вследствие личных переживаний, особенно при Домициане, подозрительности и пессимизма, предпочитал подчеркивать их проступки. Риторику Тацит применял очень сдержанно, но прибегал к ней в потрясающих зрителя описаниях, рассчитанных на эффект. Вопрос об источниках Тацита довольно запутан. В Истории он ссылается на Плиния Старшего и записки Мессалы. В Анналах цитирует Плиния Старшего, Фабия Рустика, записки Юлии Агриппины Младшей, Домиция Корбулона, протоколы сената и римские хроники. Вначале Тацит писал под влиянием стиля Саллюстия и на этой основе развил собственный оригинальный стиль, который отличают сдержанность, суровость и лаконичность манеры выражения. Читатель должен понять больше, чем написано. В синтаксисе, в подборе выражений Тацит избегает всего привычного. Он употребляет поэтические слова и обороты. Произведения Тацита были забыты в античности и в средние века. В IV в. к ним обращается Аммиан Марцеллин. Только в IX в. Рудольф Фулдский демонстрирует знакомство с некоторыми произведениями Тацита. В XVI в. Тацитом заинтересовались в Италии, в XVIII в. во Франции его критикует Вольтер, а позднее Наполеон I. В Германии к нему обращался Т. Моммзен.

Ист.: Античные писатели. Словарь." СПб, изд-во "Лань", 1999.

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова