Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

ТРОИЦКИЙ КЕЛАРЬ СТАРЕЦ АДРИАН

Архимандрит Макарий (Веретенников)


Ист.: http://www.stsl.ru/lib/book6/sb-makadr.htm


       Обитель Преподобного Сергия († 1392; память 25 сентября) явила сонм святых иноков и подвижников благочестия. Насельники Троицкого монастыря несли в нем различные подвиги, сохраняя заветы своего родоначальника. В Троицком монастыре трудилось на поприще духовного просвещения множество иноков и монастырских старцев. Здесь были знаменитые и известные в истории ХVI–ХVII веков Келари1 обители: старцы Адриан (Ангелов), Евстафий (Головкин; 1571–1581, 1583–1593; † 1603)2, Авраамий (Палицын; 1609– 1620; † 1626)3, Александр (Булатников; 1622–1641; † 1655)4, Симон (Азарьин; 1646–1653; † 1665)5, Арсений (Суханов; 1655–1659; † 1668)6.

       Менее всего изучена деятельность первого в этом перечне – старца Адриана (Ангелова)7. Только академик Н. Никольский собрал краткие сведения о нем и связанных с ним книгах8. Довольно необычно фамильное прозвище троицкого Келаря. У С. Б. Веселовского имеются интересные сведения, возможно проливающие свет на происхождение старца Адриана: «Ангеловы Эммануил и Иван, греки, выехавшие в Россию в свите кн. Софьи Палеолог. Ср. Селение Ангелово под Москвой»9. Отца старца Адриана звали Николай10. Очевидно, до своего монашеского пострижения он был женат, и у него был сын Димитрий11. Келарем Троицкой обители он был в 1550–1560-е годы12. Источники того времени свидетельствуют о его трудах на благо монастыря Преподобного Сергия, встречается его имя и в описании церковных событий середины XVI века.

       В 1553 году, как сообщает летопись, на Руси «прозябе ересь и явися шатание в людех в неудобных словес о Божестве»13. После соборных разбирательств в Москве еретики были осуждены. Среди осужденных находился и бывший троицкий игумен Артемий (1551), сосланный в Соловецкий монастырь. В соборной грамоте, посланной на Соловки, подробно описываются лжемудрования еретиков. Келарь Адриан Ангелов свидетельствовал на Соборе о некоторых заблуждениях Артемия. О возражениях последнего Келарю на Соборе было сказано: «... да и сам Артемий на Соборе против Адрияновых речей отвечал негораздо»14.

       Важнейшим Собором середины XVI века был Стоглавый Собор 1551 года, на заседаниях которого рассматривались многие вопросы церковной и общественной жизни. В 1555 году, следуя предписаниям «Соборного уложения», то есть постановлениям Стоглава, Игумен Троице-Сергиева монастыря Иоасаф (1550–1560), «поговоря с Келарем с Андреяном и с соборными старцами», запретил в «Присецкой волости», принадлежащей обители, держать скоморохов, волхвов, лихих людей. Судя по содержанию грамоты, она писалась «в Присеках, а велел ее писати Келарь Андреян, а у грамоты печать келарская»15. Таким образом, будучи в этом селении, принадлежащем монастырю, Келарь сделал необходимое письменное распоряжение о порядке в нем согласно соборным постановлениям.

       Монастыри на Руси являлись не только духовными лечебницами, но были местами врачевания и недугов телесных. Традиция устроения монастырских больниц в Московской Руси восходит к радонежскому подвижнику. «Построенная еще при Сергии в XIV веке больница (в 71 км к северу от Москвы) впоследствии приобрела значение «образца» монастырского больничного уклада для всех монастырских больниц»16. Традиции врачевания, заложенные в обители еще ее основателем, продолжались и в последующее время. В XVI веке больничное помещение было перестроено. «Лета 7060-го, при царстве благочестиваго царя великого князя Ивана Васильевича всеа Русии и преосвященном Макарие Митрополите всеа Русии и при Троицком Сергиева монастыря Игумене Иларионе и при Келаре Андреяне Ангелове поставили больницу в Сергиеве монастыре, да келарскую поставили камену, да пруд Большей, что от Клементиевьского пруда, а на нем два мосту; а рядил ево Келарь Андреян»17. С этой записи Троицкого летописца все последующие сообщения упоминают имя старца Адриана.

       Никоновская летопись сообщает под 1556 годом о позолоте по царскому повелению купола Троицкого собора в обители Преподобного Сергия, воздавая должное царской власти18. В Троицкой летописи названы при этом имена Настоятеля обители, Келаря и царского диака, который «у дела был»19. А год спустя в истории обители произошло важное событие. В Москве на Троицком монастырском подворье20 в Кремле было завершено строительство храма, который был освящен главой Русской Церкви: «Лета 7065-го (1557) ... при Троицком Сергиева монастыря игумене Иасафе и при Келаре Андреяне Ангелове, почали делати на Москве церковь великого чудотворца Сергиа да трапезу и ворота и ограду камену; а совершили церковь в лето 7060 седмаго, месяца сентебря в 20 день. А свящали церковь великаго чюдотворца Сергиа месяца октебря в 16 день, на память святаго мученика Логина сотника, иже при кресте Господни. А свящал церковь Макарей Митрополит всеа Русии сам, а с ним владыка Крутицкой Нифонт и архимариты и игумены: а на освящение был царь и великий князь, и з своею царицою, и з своими детми: царевичом Иваном и царевичом Феодором, и з братом своим со князем Юрьем Васильевичом, и со царем Александром Казанским и з боляры; и всеношного и обедни слушал, ел и пировал в новой трапезе и с Митрополитом»21. Этот храм просуществовал до 1808 года. Поэтому о его архитектуре мы можем судить только по сохранившимся изображениям22.

       Храм подворья сооружался одновременно с памятником казанской победы, храмом Покрова на рву на Красной площади, известным ныне как собор Василия Блаженного. М. А. Ильин, характеризуя его, пишет, что «церковь Сергия на Троицком подворье в Московском Кремле органически вписывается в круг памятников башенно-шатрового типа середины XVI века... Она, можно думать, была призвана прославить известного подвижника Русского государства, а потому была наделена необычайными декоративными свойствами. Само прославление Сергия в архитектуре храма, видимо, стояло в зависимости от посещения Царем Иваном Грозным Троице-Сергиева монастыря на обратном пути из Казани в Москву. Ее архитектура должна была отражать, как и Василий Блаженный, торжество и славу единой Руси»23. Этот храм Преподобного Сергия явился выражением благодарности Преподобному за его незримое молитвенное предстательство при покорении Казани в 1552 году. Упомянутый в летописце Келарь Троицкого монастыря Адриан Ангелов, несомненно, много потрудился при сооружении храма монастырского подворья.

       Еще раньше, в 1552 году, он возил Царю под Казань в благословение от Живоначальной Троицы и Преподобного Сергия различные святыни24. Он же описал как очевидец взятие Казани русскими войсками25. Старец так написал о первосвятительском благословении Царю перед его походом в Казань: «И по сем приходит ко святейшему отцу своему Макарию Митрополиту всеа Русии и ко священному Собору... и просит благословения и молитвы себе и всему своему Христолюбивому воинству. Святейшии же вселенныя отец пресвященныи Макарии Митрополит всеа Русии со архиепископы и епископы и со всем священным Собором благословляют и молитвуют прилежно»26.

       Можно говорить о посреднической роли Келаря между монастырем Преподобного Сергия и главой Церкви. Возможно, через него осуществлялся вопрос о переплете Великих Четьих-Миней в обители, поскольку их переплеты относят к числу троицких27. В 1559 году троицкий Игумен Иоасаф (1555–1561) через Келаря Андриана Ангелова сообщил Митрополиту о чудесах у гроба святителя Серапиона Новгородского († 1516; память 16 марта), погребенного в Троицкой обители. Об этом говорится в Житии архиепископа Серапиона: «... игумен же Иоасаф з братьею совеща: не просто быти дело се. И посла к Москве, к Келарю Андреяну и повеле то сказати подлино Макарию Митрополиту. Макарий же Митрополит, слышав то преславное знамение, удивися о даровании Божием, яко угодников Своих прославляют и по смерти явлением. Послав ко игумену Иоасафу совет свой»28.

       В 1545 году Великий князь Иоанн IV «пожаловал, указал» места, то есть старшинство Настоятелей нескольких монастырей, причем Троице-Сергиев был поставлен вторым после митрополичьего Чудова29. В связи с этим, несомненно, был указ Митрополита Макария. В 1561 году, уже став Царем, Иоанн Грозный «учинил архимандритию» в Троицкой обители30. Последовало соборное суждение, и обитель Преподобного Сергия была поставлена превыше других монастырей в Русской Церкви, о чем была дана грамота Митрополита Макария ее первому Архимандриту Елевферию31.

       А перед этим старец Адриан писал челобитную грамоту Царю. В ней Троицкая обитель сравнивается со Святой Горой, которая сподобилась посещения Богоматери, но здесь, в отличие от Святой Горы, Пречистая Дева «сниде духом не по земли от места на место плотию ходяща, но от страшнаго и трепетнаго и неисповедимаго престола Сына Божия и Бога Своего с святыми Его ученики, прииде от небес на землю в Богоименитую и в Свою великую обитель к Своему угоднику великому Сергию». В челобитной Келарь просит Царя оказать милость «царской обители», являющейся ему «славой и венцом»32.

       Троице-Сергиева Лавра в своей истории известна богатым рукописным собранием. «Любовь к книжной отеческой письменности от первых игуменов перешла и к преемникам их и к ученикам последних»33. Заботился о книжных сокровищах обители в свое время и ее Келарь старец Адриан. По его повелению «многогрешный Фирсишка» написал Четью-Минею за май месяц34, затем месяц июль35. В обитель Преподобного Сергия Келарь дал Апостол, переписанный в 1550–1560 годы36. В описи «Троицк. 1641/2 г.» упоминается «Книга в десть, на бумаге, Варлаам да Иоасаф да в ней же Григорий Амиритский, Андрияновская Ангилова»37. Книжные богатства служили духовному просвещению. «Под влиянием книг в обители «у Троицы» преобразовывался дух русских людей»38.

       Можно говорить, что старец Адриан Ангелов стремился снабдить монастырское подворье в Москве книгами, о чем свидетельствуют сохранившиеся приписки на них. При троицком Настоятеле Серапионе (1495–1506) была написана книга «Златоуст» в 1499 году. Затем, став новгородским Владыкой, он дал ее Троицкому монастырю, «а ныне послали сию книгу в монастырь Сергиев на Москву на Богоявленью на время, а подписал Келарь Андреян»39.

       Старец Адриан давал различные вклады в Троицкий монастырь или на его подворье. «67 (1559)-го году июля в 7 день по старце Порфирье Воронцове да по отце ево иноке Трифане, да по матере ево Матрене дали вкладу Келарь старец Андреан Ангелов да казначей старец Дорофей по ево Перфирьеве духовной денег 512 рублев за алтын 4 деньги»40. Н. Никольский называет 4 Трефолоя, то есть годовой круг праздничных Миней, которые «Адрианом же Ангеловым были даны по Семене Федоровиче Киселеве († 12 июня 1560 г.) в дом Богоявления Сергиева монастыря»41. В Троицкую обитель, по нем же, Келарь вкладывал на молитвенную память книгу творений преподобного Иоанна Дамаскина конца XV века42.

       После своей кончины Келарь Адриан Ангелов был погребен в обители Преподобного Сергия, хотя точное место его погребения неизвестно. Составители «Списка погребенных в Троице-Сергиевой Лавре» сообщают: «Адриан Ангелов, в 1550–1561 г. Келарь, отошел в вечность по воле Иоанна Грозного в 1561 г.»43 – и ссылаются при этом на синодик опальных из Нижегородского Печерского монастыря, где наряду, например, с новгородским архиепископом Геннадием44 указан и Адриан (Ангелов)45. В Кормовой монастырской книге под 30 июля 1561 года действительно назван уже другой Келарь – старец Дорофей46. Следует, однако, отметить, что опричнина на Руси началась позднее указанной даты кончины Келаря.

       Старец Адриан Ангелов был важной и деятельной фигурой в истории Троице-Сергиева монастыря середины XVI века. Говоря об учреждении архимандритии в обители «у Троицы», нельзя обойти его имя. Ему приходилось постоянно обращаться к Царю и Митрополиту. Как Келарь, он активно занимался строительством в обители. Кроме того, он проявлял большую заботу об обеспечении новопостроенного храма Троицкого подворья необходимыми книгами. Его следует отнести к числу книжников и авторов Древней Руси.

       Ниже прилагается выписка из Троицкого летописца.

       «Лета 7069 Троицкой Сергиева монастыря Келарь Андреян Аггилов написал челобитную к Боговенчянному Царю государю и Великому князю всея Ру(сии), а в челобитной пишет: Единосущныа и Пречистыа и Пресвятыа и Страшныа и Неизреченныя Троици, Отца и Сына и Святого Духа, единаго истиннаго Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Пречисты(я) Богородица изволением, и избранием Святаго и Животворящаго Духа, верному и възлюбленному рабу, и строителю и пастырю словесных Христовых овец стада, Богом венчянному, и Богом возлюбленному, и Богом изобилно украшенному, и одарованному милостию и мудростию и разумом и храборством на супротивныа, великаго благочестиа великодръжавному царю и государю нашему Великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии нищей твоей с всею еже о Христе братьею от великыа и славныа Богом украшенныа и Пречистыа Матери Его милостию и изволением, якоже в древнем Пречиста възлюбила на въстоце Святую гору и телесне тамо походила своими святыми стопами, тако и ныне, и паче милосердием и милостию и изволением Всемилостиваго Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Богородица услышав Своего угодника молящася великаго в чюдесех преподобнаго Сергиа, и сниде духом не по земли от места на место плотию ходяща, но от страшнаго и трепетнаго и неисповедимаго престола Сына и Бога Своего с святыми Его ученикы, прииде от небес на землю в Богоименитую и в Свою великую обитель к Своему угоднику великому Сергию и чюдное обещание дарующе, еже неотступне Ей пребыти от Своеа обители, и прославити Свою обитель, и всех благых изобильствовати, якоже отци глаголют вторую сию Святую гору быти и не погрешиша, но и паче истиньствоваше от сицевыа твоеа Богом и Пречистыа украшенныа Лавры игумен Еульферей еже о Христе з братьею челом бьем и молим твое царьское величество кротко и милостивно нас смиренных, възвещающих тебе, государю, послушати, аще Бог прославил и Пречистаа Богородица, и възвеличил, и распространил и славну сътворил от восток и до запад, не и паче ли тебе, государю, для Бога и Пречистыа Богородица и великаго чюдотворца Сергиа и ученика его Никона чюдотворца свою царьскую обитель подобает прославити, понеже сиа твоа царьскаа обитель твоей царьской главе слава и венец, и царьствию твоему красота и слава от въсток и до запад, яко в твоих прародителех и твоем царствии и области Бог изволил и Пречистаа Богородица от небес схожением Пречистыа Богородица освятися обители сей слава Богу, тако прославльшему Своею Пренепорочьною Материю сию твою царьскую обитель.

       И на Богоявление Господа нашего Иисуса Христа государь пожаловал, а митрополит Макарей в Пречистой поставил игумена Троицкаго Еульфериа в архимандриты да и шабъку дал с полициею»47.


Примечания

1 "Келарь – хранитель и расходчик монастырских припасов", – читаем в Словаре священника Григория Дьяченко (Полный церковнославянский словарь. М., 1993. С. 203). В другом Словаре читаем: "Келарь – должностное лицо в монастырском хозяйстве" (Кочин Г.Е. Материалы для терминологического словаря Древней Руси. М.– Л., 1937. С. 141). И. Срезневский приводит лишь несколько цитат древнерусских текстов, где упоминаются Келари (Словарь древнерусского языка. Репринтное издание. Т. 2. Ч. 2: Е-К. М., 1989. Стб. 1204).

       2 См. о нем: Николаева Т.В. Троицкий живописец XVI в. Евстафий Головкин // Культура Древней Руси. М., 1966. С. 177–183.

       3 См. о нем: Державина О.А. "Сказание" Авраамия Палицына и его автор // Сказание Авраамия Палицына. М.– Л., 1955. С. 16–63.

       4 См. о нем: Трофимов И.В. Больничные палаты с церковью Зосимы и Савватия XVII в. и их реставрация // Сообщения Загорского государственного историко-художественного музея-заповедника. Загорск, 1960. Вып. 3. С. 107-129.

       5 См. о нем: Уварова Н.М. Симон Азарьин как писатель середины XVII века. Автореферат канд. дис. М., 1974; Клитина Е.Н. Симон Азарьин (Новые данные по малоизученным материалам) // Труды Отдела древнерусской литературы. Т. 34: Куликовская битва и подъем национального самосознания. Л., 1979. С. 298–312.

       6 См. о нем: Фонкич Б.Л. Греческо-русские культурные связи в ХV– ХVII вв. (Греческие рукописи в России). М., 1977. С. 68–104.

       7 Его можно отнести к числу книжников Древней Руси, однако о нем ничего не говорят ни митрополит Евгений (Болховитинов) (Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина Греко-Российской Церкви. Изд. 2-е. СПб., 1827), ни архиепископ Филарет Черниговский (Обзор русской духовной литературы. Изд. 3-е. СПб., 1884). Только П. Строев, перечисляя рукописи, содержащие Киево-Печерский патерик, называет, в частности, майскую Минею, переписанную "по приказанию Троицко-Сергиева монастыря келаря Адриана Ангелова" (Строев П.М. Библиологический словарь и черновые к нему материалы. СПб., 1882. С. 373).

       8 См.: Никольский Н.К. Рукописная книжность древнерусских библиотек (ХI–ХVII вв.). Материалы для словаря владельцев рукописей, писцов, переписчиков, переводчиков, и правщиков, и книгохранителей. Вып. 1: А – Б. СПб., б.г. С. 17–18.

       9 Веселовский С.Б. Ономастикон. Древнерусские имена, прозвища и фамилии. М., 1974. С. 14.

       10 Этот вывод напрашивается из изучения духовной грамоты С.Д. Пешкова, которая была "явлена" Митрополиту Макарию троицким Келарем старцем "Адрианом Микуличем Ангеловым" (Лихачев Н.П. Сборник актов, собранных в архивах и библиотеках. Вып. 1: Духовные и договорные грамоты. Вып. 2: Грамоты правые. СПб., 1895. С. 47). Еще ранее завещатель дважды называет в тексте грамоты своего племянника "Адреана Микулича", там же, с. 41).

       11 Список погребенных в Троицкой Сергиевой Лавре от основания оной до 1880 года. М., 1880. С. 72.

       12 Никольский Н.К. Рукописная книжность. С. 17.

       13 Полное собрание русских летописей. Т. 13. СПб., 1904. Ч. 1. С. 232.

       14 Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографической экспедицией. Т. 1: 1294–1598. СПб., 1836. С. 252.

       15 Там же. С. 267. См. также: Макарий, митр. История Русской Церкви. Изд. 2. СПб., 1887. Т. 6. С. 262.

       16 Богоявленский Н.А. Древнерусское врачевание в ХI–ХVII вв. Источники для изучения истории русской медицины. М., 1960. С. 31.

       17 Горский А.В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры, составленное по рукописным и печатным источникам. М., 1890. Ч. 2. С. 178. Пруд, упомянутый в летописце, как отмечается, "и поныне называется Келарским" (Арсений, иером. Летопись наместников, келарей, казначеев, ризничих, экономов и библиотекарей Свято-Троицкой Сергиевой Лавры // Летопись занятий Археографической комиссии. 1865–1866. СПб., 1868. Вып. 4. С. 79).

       18 ПСРЛ. Т. 13. СПб., 1904. Ч.1. С. 273.

       19 Горский АВ., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. Ч. 2. С. 178.

       20 С.В. Бахрушин пишет: "Крупные внемосковские монастыри, как Волоколамский, Болдинский, имели в Москве свои подворья" (Бахрушин С.В. Труды по источниковедению, историографии и истории России эпохи феодализма (Научное наследие). М., 1987. С. 36–37). Было подворье в Москве и у Троицкого монастыря.

       21 Горский А.В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. С. 178; Бычков А. Краткий летописец Свято-Троицкия Сергиевы Лавры // Летопись занятий Археографической комиссии за 1864 год. СПб., 1865. Вып. 3. С. 22. О Троицком подворье в Кремле см.: Забелин И. История города Москвы. М., 1990. С. 424–438.

       22 Изображение этого храма см.: История русского искусства. М., 1955. Т.3. С. 443. ЖМП. 1978, №2. С. 73.

       23 Ильин М.А. Русское шатровое зодчество: Памятники середины XVI века. М., 1980. С. 99. Некоторые элементы убранства церкви Преподобного Сергия были затем повторены при строительстве храма Зосимы и Савватия в Троицком монастыре (там же).

       24 См.: Веретенников П., диак. Священномученик Петр, архиепископ Александрийский // ЖМП. 1979. №10. С. 68. Прим. 28.

       25 Насонов А.Н. Новые источники по истории Казанского взятия // Археографический ежегодник за 1960 год. М., 1962. С. 3–26. "Следование" старцем Андрианом стопам Преподобного Сергия, благословившего князя Димитрия Донского на борьбу с Мамаем, выразилось и в том, что при нем "был в 1559 г. для Свияжска слит колокол" (Насонов А.Н. История русского летописания XI – начала XVIII в. Очерки и исследования. М., 1969. С. 404).

       26 Насонов А.Н. Новые источники по истории Казанского взятия. С. 13.

       27 См.: Клепиков С.А. Орнаментальные украшения переплетов конца XV – первой половины XVII в. в рукописях библиотеки Троице-Сергиева монастыря // Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1960. Вып. 22. С. 68; он же. Описание древнерусских обиходных переплетов // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописей для сводного каталога рукописей, хранящихся в России. М., 1976. Вып. 2. Ч. 1. С. 56–57.

       28 Моисеева Г.Н. Житие Новгородского архиепископа Серапиона // ТОДРЛ. Т. 21: Новонайденные и неопубликованные произведения древнерусской литературы. М.–Л., 1965. С. 150; Дмитриева Р.П. Житие Новгородского архиепископа Серапиона как публицистическое произведение XVI в. // ТОДРЛ. Л., 1988. Т. 41. С. 365.

       29 ПСРЛ. Т. 34. М., 1978. С. 180.

       30 ПСРЛ. Т. 13. СПб., 1906. Ч. 2. С. 331.

       31 Горский А.В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. Ч. 1. С. 176–183.

       32 Горский А.В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. Ч. 2. С. 180. Первые архимандритии в московских монастырях были учреждены также благодаря ктиторскому участию московских Государей (См.: Щапов Я.Н., Соколова Е.И. Архимандрития в древнерусском городе // Церковь, общество и государство в феодальной России. Сб. статей. М., 1990. С. 44).

       33 Арсений, иером. Летопись наместников, келарей, казначеев, ризничих, экономов и библиотекарей Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. СПб., 1868. С. 59.

       34 Леонид (Кавелин), архим. Сведения о славянских рукописях, поступивших из книгохранилища Св.-Троицкой Сергиевой Лавры в библиотеку Троицкой Духовной Семинарии в 1747 году, ныне находящихся в библиотеке Московской Духовной Академии. М., 1887. Вып. 1. С. 50; Никольский Н.К. Рукописная книжность. С. 17; Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1960. Вып. 22. С. 181.

       35 Леонид (Кавелин), архим. Сведения о славянских рукописях. С. 55.

       36 Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1960. Вып. 22. С. 187.

       37 Никольский Н.К. Рукописная книжность... С. 17–18.

       38 Тихон, иером. Преподобный Сергий Радонежский и его школа // ЖМП. 1981. № 10. С. 21.

       39 Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1960. Вып. 22. С. 175.

       40 Вкладная книга Троице-Сергиева монастыря // Изд. подгот. С.Н. Клитина, Т.Н. Манушина, Т.В. Николаева. М., 1987. С. 52.

       41 Никольский Н.К. Рукописная книжность… С. 18.

       42 Записки Отдела рукописей ГБЛ. М., 1960. Вып. 22. С. 105. В Описи Кирилло-Белозерского монастыря указана "Псалтырь Андреяна Ангелова в полдесть писменая оболочена бархатом вижневым, наугольники оловеные, застежки серебрены" (Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года: комментированное издание / Сост. З.В. Дмитриева и М.Н. Шаромазов. СПб., 1998. С. 125; Никольский Н.К. Рукописная книжность. С. 18). Впрочем, в Кормовой книге Кирилло-Белозерского монастыря, в которой указывалось, как чтилась память того или иного вкладчика, имя старца Адриана не упомянуто (См.: Сахаров И.П. Кормовая книга Кирилло-Белозерского монастыря // Записки Отделения русской и славянской археологии Императорского Археологического общества. СПб., 1851. Т. 1. С. 46–105).

       43 Список погребенных в Троицкой Сергиевой Лавре от основания оной до 1880 года. М., 1880. С. 72. № 789.

       44 † 1504; память 4 декабря.

       45 Макарий, еп. Синодик ХVI века в Нижегородском Печерском монастыре // ЧОИДР. 1868. Кн. 1. Смесь. С.8.

       46 Горский А.В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры.Ч. 1. С. 56.

       47 Горский А.В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. Ч. 2. С. 179–180.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова