Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

ПЕТР АЛЕКСЕЕВ

 


http://www.voskres.ru/school/alexeev.htm

Очерки о составителях Словаря Академии Российской
АВТОР СЛОВАРЯ “ЦЕРКОВНОГО ЯЗЫКА” АЛЕКСЕЕВ ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ

“Антикварии-любители XVIII в. ... сберегли много драгоценных памятников нашей старины, возбуждали интерес к ней в равнодушном к предметам подобного рода обществе, и, каким бы досужим бездельем ни казались еще многим в этом обществе их археологические хлопоты, они своим влиятельным положением в свете ободряли более робких и не так благоприятно поставленных работников. Вспомнить о них — значит пожалеть, что их уж нет”.

В.О. Ключевский.

Культурная жизнь России XVIII в. богата на события, что в полной мере относится ко всем сферам общественной деятельности. Развитие самосознания подстегнуло интерес не только к западноевропейской культуре, но и к российским древностям и к русскому языку. В области  филологии крупным явлением стало создание первого академического словаря русского языка 1784-1794 гг., предпринятое Российской академией, возглавляемой Е.Р. Дашковой с благословения Екатерины II, которая “стремилась во всем установить закон и незыблемый порядок, хотела дать уложение и русскому языку”.[1] До него подобных крупных изданий (словарь состоит из шести частей) не было. Знаменательно также и то, что впервые над лексикографическим трудом работал коллектив авторов.

К членству в Российской Академии и к участию в словарных работах Е.Р. Дашкова сумела привлечь образованнейших и известнейших людей своего времени. Многие из них к тому времени уже прославились на поприще государственной и просветительской деятельности. В число создателей словаря входили ученые, состоявшие членами Петербургской Академии наук, государственные деятели, военные, писатели, представители духовенства, профессоры университетов, дипломаты. Среди составителей было несколько любителей и собирателей российских древностей, знатоков российской истории. Работу над словарем все члены авторского коллектива воспринимали как свой нравственный долг перед отечеством.

Большинство из составителей нельзя отнести к филологам в современном понимании этого слова. Однако все они без исключения, получив прекрасное по тем временам образование, были не чужды литературного труда или переводческой деятельности, что неизбежно влечет за собой внимательное, чуткое отношение к слову.

Первоначально число составителей словаря ограничивалось пятнадцатью, о чем свидетельствует и пятнадцать аналогических таблиц. Однако каждый, кто внеc свою лепту в это дело, заслуживает быть помянутым. В начале академики определили порядок работы над словарем. Для этого решено было создать четыре отдела. Первым из созданных был отдел для выработки правил и порядка составления словаря. В него вошли: мт. Гавриил (Петров), Д.И. Фонвизин, Н.В. Леонтьев, С.Я. Румовский, И.И. Лепехин.  Кроме того этот первый отдел определил задачи и состав остальных отделов. В отдел грамматический, задачей которого было определение грамматических характеристик слова, вошли: Н.В. Леонтьев, И.И. Красовский, С.И. Исаев, И.И. Сидоровский, Г.М. Покорский, В.Г. Григорьев, Ф.И. Янкович де Мириево; в объяснительный, имевший целью объяснение слова, т.е. внесение в ту или иную корневую группу, выработку толкований, внесение цитат в словарную статью — Е.Р. Дашкова, С.Я. Румовский, И.И. Лепехин, С.К. Котельников, А.П. Протасов, Н.Я. Озерецковский, Я.Б. Княжнин, А.С. Стахиев; в издательский — И.Л. Голенищев-Кутузов, Г.Р. Державин, О.П. Козодавлев, В.Н. Никитин, П.И. Суворов, С.Н. Щепотьев, И.Ф. Богданович. Однако, несмотря на разделение по отделам, каждый мог участвовать в том, к чему у него была склонность.

Круг составителей не ограничивается лишь названными выше членами российской академии. Этот список можно дополнить следующими именами: П.А. Алексеев, А.А. Барсов, архиеп. Иннокентий, С.Н. Исаев, В.В. Капнист, Т.С. Мальгин, И.И. Мелиссино, А.И. Мусин-Пушкин, И.И. Памфилов, А.А. Ржевский, П.И. Соймонов, Н.П. Соколов, А.С. Строганов, Д.П. Татищев, П.И. Турчанинов, В.А. Ушаков, И.И. Шувалов, М.М. Щербатов. Все они принимали участие в предварительной работе по расписыванию источников, обогащению словника словаря, а также — участвовали в собраниях для обсуждения представленных составителями материалов. Посещение общих собраний считалось важным делом, так как именно на них поднимались спорные, вызвавщие затруднения вопросы, которые находили свое разрешение либо в процессе обсуждения на собрании, либо позднее, после размышлений над затруднительным случаем, и результаты могли быть представлены письменно. Не все в силу разных причин (отъезды из Санкт-Петербурга, жительство в другом городе, а также другие общественные, должностные обязанности) могли трудиться над словарем от первой до последней его части. Лишь 12 человек отмечено в записках Российской Академии как усердно посещавшие собрания, работавшие над текстом всех 6 частей словаря. 10 сотрудников было отмечено награждением золотой медалью. Сложно было определить, кто из академиков достоин  медали, ведь, по мнению мт. Гавриила, поскольку занятия академиков состояли “в общем упражнении над продолжением словаря, то трудно будет определить отличившегося”. Поэтому решено было наградить тех, кто принял на себя и другие труды, помимо сочинения словаря.

Надо сказать, что многие из названных персон были связаны в жизни либо работой, либо лично, либо членством в общественных и других объединениях. Так, А.А. Барсов, Н.И. Болтин, А.И. Мусин-Пушкин, П.И. Соймонов входили в число лиц, избранных Екатериной II для помощи в ее научных трудах по написанию Записок по Русской истории. П.А. Алексеев, Е.Р. Дашкова, А.А. Барсов, И.И. Мелиссино и некоторые другие входили в Вольное российское собрание, во многом предшествовавшее Российской академии. Его члены получили блестящую возможность если не составлять, то обсуждать, держать в руках словарь “Церковного языка” П.А. Алексеева, явившегося позднее одним из источников словаря академии российской. Многие из составителей были знакомы еще со времени учебы в академической гимназии и университете. А.П. Протасов и С.К. Котельников, оба из солдатских детей, были знакомы еще со времен учебы в школе, открытой Феофаном Прокоповичем. Многие из ставших впоследствии членами Академии наук учились одновременно в академической гимназии и университете, в одно и то же время ездили для усовершенствования в науках в европейские университеты. Многие также были связаны по своей государственной деятельности. Некоторые же из них состояли в родстве. Одним словом коллектив авторов словаря представлял собрание людей, принадлежавших к одному кругу.

Несмотря на то, что вклад каждого из составителей был количественно различным, участием в словаре они сделали возможным появление этого крупного филологического издания. Сведения о том или ином из составителей сохранились в разном объеме, однако о каждом весьма интересно знать возможно больше. События жизни и деятельности того или иного из сотрудников словаря, на первый взгляд не связанные тесно с лексикографическим трудом, свидетельствуют о своеобразии характера и образа мыслей человека. В свою очередь все это говорит о той эпохе, когда был создан первый академический словарь русского языка.

Каждый очерк построен таким образом, чтобы познакомить читателя с основными моментами жизни и деятельности каждого персонажа, а также с его научной деятельностью в Российской академии, в первую очередь над составлением словаря. В каждом очерке будут, по возможности указаны сочинения и переводы каждого из академиков.

Автор словаря “Церковного языка”
Алексеев Петр Алексеевич

(1727 — 1801)

“Коликого труда стоило верное книжных глав и стихов, а инде и страниц числительными знаками (цифрою) выписание  к каждому речению и с подлинниками сведение, тому, кроме упражнявшихся в сочинении такого рода, никто не поверит”.
П.А. Алексеев. Предисловие к “Церковному словарю”

Протоиерей П.А.Алексеев родился в 1727г. в Москве. Отец его был пономарем при церкви Николая Чудотворца, в Кузнецкой слободе за Москвой-рекой. Образование он получил в московской Славяно-греко-латинской академии, в которой учился около 12 лет и получил превосходное по тем временам образование, хотя, по словам М.И. Сухомлинова, в преподавании тогда “новизна мешалась с давними преданиями, и при изложении одного и того же предмета старинные школьные обычаи и приемы уживались с новыми требованиями, с попытками освободить науку от стеснительных условий схоластики”.

Алексеев был студентом богословия и по окончании по правилам академии мог бы получить место священника в столице. Однако из-за личных, семейных причин за год до окончания академии он поступает на место дьякона Архангельского собора (в Московском Кремле) с обязательством закончить курс. На этой должности он получил возможность ознакомиться с книгами Синодальной библиотеки, разбором и описанием которой он занимался со всей тщательностью. Чтение книг Синодальной библиотеки дополнило образование Алексеева, сделав его человеком заметным в духовной среде. В награду за свой труд Алексеев получил место священника при том же Архангельском соборе. Из Архангельского собора Алексеев не надолго был определен Синодом в Успенский ключарем. Но так как одновременно он был уже преподавателем университета, а новая должность занимала больше времени и он меньше мог уделять времени преподаванию, то по вмешательству И.И. Шувалова Алексеев опять был переведен в Архангельский собор в звании протоиерея. Алексеев служил там в течение 30 лет вплоть до своей кончины 22 июня 1801г.

Алексеев на протяжении всей своей жизни совмещал службу в церкви с педагогической деятельностью. По прошествии двух лет службы в Архангельском соборе Алексеев был избран преподавателем Закона Божия в Московский университет. В течение 42 лет он был одним из самых уважаемых студентами преподавателей университета. Ради своих слушателей он предпринял составление ит издание двух своих словарей — Церковного языка и «Словарь еретиков и раскольников», — желая дать им достаточное пособие при чтении библейских текстов. После издания словаря церковнославянского языка куратор московского университета И.И. Шувалов, по достоинству оценив сочинение Алексеева, подал прошение в Синод с тем, чтобы Алексеев был освобожден от чтения проповедей и чтобы было уменьшено число проводимых им служб ради его преподавательской деятельности. Для своих же учеников Алексеев издает книгу Петра Могилы, известную под названием «православного исповедания». П.А.Алексеев написал, помимо перечисленного, «Историю греко-российской церкви». Он также первый познакомил любителей старины с переводом Библии, сделанным Франциском Скориной и поместил в трудах Вольного российского собрания описание книги Апостол, переведенного Скориной в Вильне в 1525году. У современников Алексеев снискал известность как замечательный проповедник и стихотворец. Он писал духовные стихи, переложения ирмосов Иоанна Дамаскина. Вот переложение П.А. Алексеевым ирмоса на рождество Христово:

 

                                    Христе преславный благодетель!

                                    Покрытых нас делами тьмы

                                    Очисть, наставь на добродетель

                                    Поющих бодрыми умы:

                                    Дабы стезю узнавши праву,

                                    Обресть могли прямую славу.

                                    (Ирмос 5 из пропрочества Исаии, гл. 26, стих 9-21)

 

Во внешних событиях жизни П.А.Алексеева, человека замечательного, отразилось внутреннее состояние образованного русского духовенства, его стремление не только в достижении образованности для себя, но в первую очередь стремление дать знания другим. В общественной же деятельности Алексеева отразилась борьба белого духовенства за равные права с черным[2]. Принадлежа к белому духовенству, он защищал его представителей и придерживался той точки зрения, что белое духовенство также может занимать высшие церковные чины. Вслед за Феофаном Прокоповичем, ближайшим сподвижником Петра I в проведении церковной реформы, он также обличал монахов-честолюбцев, считая, что черному духовенству (монахам) должен быть противен дух честолюбия и власти. Благодаря таким взглядам Алексеев, естественно, нажил себе недоброжелателей в среде высшего духовенства. Одним из них был митрополит московский Платон (Левшин), грозивший ему даже «отрешением от места». Брат Платона — протоиерей Успенского собора Александр, также притеснял и оскорблял Алексеева, причем несколько раз, однажды даже во время крестного хода, чуть не доходило до рукоприкладства.

Алексеев вынужден был искать защиты. Его заступником и единомышленником был член св.Синода и Российской академии, духовник ЕкатериныII протоиерей И.И.Памфилов, личный враг митрополита Платона. Покровительствовал Алексееву и князь Потемкин. Взяла его под свою защиту и Екатерина, повелевшая московскому главнокомандующему Еропкину взять его «в особенное защищение от могущих случиться московским митрополитом притеснений».

Современники высоко ценили знания П.А. Алексеева в области церковных древностей и российской истории, а также его знание славянского и русского языков. И он, хотя и не был членом многих ученых обществ, состоял с ними в переписке, делясь с ними своими обширными знаниями.

В 1771 году при Московском университете было образовано Вольное Российское Собрание, которое главной своей целью считало обогащение и исправление русского языка. Основным средством для достижения поставленной цели члены Собрания  видели в составлении словаря русского языка.[3] Алексеев был избран в собрание. Членами собрания были также кн.дашкова, М.М.Херасков, Д.И.Фонвизин, Г.Р.Державин, А.А.Барсов, Б.Я.Княжнин, С.Е. Десницкий, Г.А.Потемкин, И.И.Мелиссино и др. Большинство из них, равно как и сам П.А. Алексеев, стали позднее членами Российской Академии.

Самым важным трудом П.А.Алексеева был «Церковный словарь или истолкование речений древних, також иноязычных, без перевода положенных, в священном писании и других церковных книгах». Он также явился самым существенным произведением Вольного Российского собрания. Целью своего словаря он и его сочлены по Собранию ставили дать пособие при чтении библейских книг не только студентам, но и прочим, а также усовершенствовать русский язык. Первый раз словарь был издан в 1773г. в Москве. Словарь Алексеева справедливо можно назвать итогом кропотливого труда всей жизни автора. Алексеев, избранный в члены Российской Академии в 1783г. по предложению Е.Р. Дашковой, не мог участвовать в собрания академии как иногородний ее член, но от работ по составлению академического словаря не отказался, взяв на себя выбор слов из трудов Вольного Российского собрания, а также прислав рукописные дополнения к своему словарю.

Внимание к словарю Алексеева не случайно, так как он стал настольной книгой для составителей Словаря Академии российской. При сравнении словарных статей словаря Алексеева и академического заметно, что составители опирались на словарь Алексеева при выработке толкований, подаче примеров, главным образом из библейских книг, добавляя и перерабатывая его словарные статьи. однако существенное различие в организации лексического материала состоит в том, что словарь Алексеева — азбучный. С точки же зрения подачи словарного материала академический словарь имеет преимущества в том смысле, что в нем выработана более четкая система.

Алексеев писал в предисловии к своему словарю, что он начал им заниматься “по одной своей склонности, для собственного сведения собирал отвсюду невразумительные и из употребления разглагольственного вышедшие речения, приискивая по возможности из разных книг оным толкования, и, при преподавании университетским ученикам катехизиса, об оных по надлежащему сообщая”. Первое издание словаря содержит почти исключительно церковную лексику, В последующих же изданиях словник словаряначинает заметно расширяться. Автор его собрал и потолковал не только слова, относящиеся к церковной лексике. Словарь содержит толкования слов, относящихся к русским дохристианским верованиям: Коледа, Купало, поле; слова из области зоологии, минералогии и других естественных знаний: крокодил, единорог, комета, яспис. Словарь содержит много сведений о классической древности, средневековой Европе (в словаре есть словарные статьи на слова: друиды, барды, иезуиты), а также о старинном русском быте (словарные статьи на слова: местничество, память, охабень). Выписывал и объяснял Алексеев также и некоторые обороты: кровь вопиет, жадати правды, вложити древо в хлеб, око избости и др. Однако, эту лексику, значительно расширяющую словник Алексеев не включил в первое издание своего слвоаря.

Источниками для словаря Алексеева были в основном памятники русской письменности: Четии-минеи, Палея, Пчела, летописи и другие памятники рукописные и печатные. Для организации материала в словаре и выработки его структуры Алексеев опирался в своей работе на современные ему или вышедшие ранее лексикографические сочинения. Он привлекал в качестве пособий: грамматику Мелетия Смотрицкого, словарь Памвы Берынды, лексикон треязычный Федора Поликарпова, Словарь русских писателей Новикова.

В словаре прослеживается взгляд на русский язык, свойственный образованным людям того времени, как на язык простой, просторечный в отличие от славянского, языка книжного. Об этом свидетельствуют следующие примеры из словаря:

Брада — просто же борода.

Есень — попросту осень.

Даждь — вместо того просто говорится дай.

Май месяц просто называется май, на что поселяне имеют и резон свой.

Будуществовати — откладывать на будущее время: просто же кормить завтраками.

Словарь Алексеева был высоко оценен современниками. Так профессор Баузе называл его liber doctissimus et utilissimus. Несмотря на то, что некоторые представители духовенства критиковали словарь за слишком вольное толкование многих церковных предметов, личный враг Алексеева мт.Платон поддержал его и одобрил переиздание словаря в 1794г. со значительными дополнениями. При этом издании помещены стихи неизвестного автора:

“Не тщетный вымысел, ни гнусна свойством лесть

Здесь Алексеева дает талантам честь;

Но все российских стран ученые светила

Гласят, что слов его толк справедлив и сила”.

Последний раз словарь Алексеева был переиздан в 1818 году. И.И. Срезневский, известный ученый-филолог XIX  в., писал о словаре Алексеева, что он “и в первоначальном своем виде  представил ответы на все вопросы, которых решения можно было от него ожидать. Исправляемый и дополняемый он дожил до четвертого издания, служил источником для самых лучших словарей последующего времени, и до сих пор не потерял своего достоинства не как памятник литературно-исторический, а как пособие полезное для справок ... словарь, в котором было бы вполне объяснено содержание книжного русско-славянского языка вместе с понятиями учеными и церковными, выраженными этим языком, есть книга необходимая теперь едва ли не более, чем прежде.»

О Петре Алексеевиче Алексееве:

1. Евгений (Болховитинов). Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина. СПб., 1827.

2. СухомлиновМ.И. История российской Академии. Т.I, СПб., 1874.

3. РозановН. История Московского епархиального управления со времени утверждения св.Синода. СПб., 1869.

4. Новиков И.Н. Исторический словарь русских писателей. М., 1987 (переизд.).

5. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. СПб., 1889. Т.1‑6.

6. Материалы для истории русской литературы. Изд. П.А.Ефремова. 1867.

7. И.И.Срезневский. — Журнал Министерства народного просвещения, 1848, №6. С.6.

8. Русский архив. 1863.



[1] Пушкин А.С. Собрание сочинений в десяти томах. М.-Л., 1951. Т. VII. С. 336.

[2] Белое духовенство, состоящее из дьяконов, иереев, протоиереев, не могло претендовать на высокие должности. Это положение сохраняется и в настоящее время, когда только монахи, т.е. представители черного духовенства могут стать высоко в церковной иерархии.

[3] Позднее, в 1783 г., Вольное Российское Собрание было распущено, так как на смену ему под руководством Е.Р.Дашковой была открыта Российская Академия, ставившая перед собой такие же цели и задачи.

 

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова