Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
Помощь

Николай (Налимов Николай Александрович)

Cм. персоналии.

 

Из каталога Лемешевского:

Николай (Налимов Николай Александрович), архиепископ Владимирский и Суздальский.

Родился 19 июня 1852 г. в семье священника г. Новой Ладоги, С.-Петербургской епархии.

В 1877 году окончил СПБ духовную академию со степенью кандидата богословия и назначен преподавателем Александро-Невского училища в С.-Петербурге.

28 августа 1878 г. - помощник инспектора и преподаватель в СПБ семинарии. Здесь он скромно трудился, пользуясь исключительным доверием, любовью и уважением со стороны учеников. Во всех трудных случаях ученики обычно обращались прежде всего к нему, тогда еще светскому Николаю Александровичу, - и он всегда находил добрый совет, утешение, материальную помощь. Напроказит воспитанник по мальчишеской глупости и боясь тяжелой ответственности, бежит за советом и поддержкой к нему. Нет денег на дорогу, чтобы поехать к родным на Пасху или Рождество, бежит к нему же, - и он никогда в таких случаях не отказывал в помощи из своего учительского жалованья. В обращении с учениками был всегда ровен, приветлив, но совершенно чужд заискивания, в высшей степени справедлив, к проступкам строг. Тем не менее к нему, прежде всего доверчиво шли ученики с признанием в своих шалостях, и он, доведя их до полного сознания своей вины и раскаяния, отправлял с покаянием к инспектору для соответствующего наказания; сознав свою вину, они уже легко переносили и наказание. Будучи еще светским преподавателем, он образ жизни вел уже монашеский, отличался глубокой религиозностью, никогда не пропускал богослужений в семинарской церкви, подавая добрый пример учащимся. Все это еще более возвышало авторитет его среди учеников, так как они знали искренность и прямоту его натуры.

8 июня 1885 г. пострижен в монашество, а 12 июня рукоположен во иеромонаха.

С 17 января 1886 г. назначен ректором Смоленской семинарии, а 26 января возведен в сан архимандрита.

С 21 марта 1889 г. - ректор СПБ духовной семинарии.

5 августа 1890 г. хиротонисан во епископа Ладожского. С 24 октября 1892 г. - епископ Гдовский.

С 13 ноября 1893 г. - епископ Саратовский и Царицынский.

С 16 января 1899 г. - архиепископ Финляндский и Выборгский. (В БЭЛ т. IX, стб. 45 ошибочно указан год назначения на Финляндскую кафедру 1898. См. "Церк. Вед." 1899, № 5, с. 29).

В 1904 году награжден панагией с драгоценными камнями.

8 апреля 1905 г. назначен архиепископом Тверским и Кашинским.

1 июля 1905 г. - архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии.

В 1905 году награжден правом ношения креста на клобуке.

9 июня 1906 г. уволен от должности Экзарха.

С 23 июня 1906 г. - архиепископ Владимирский и Суздальский.

Скончался 13 июля 1914 г. Погребен в Александро-Невской Лавре.

Духовный писатель.

 

Труды:

"Слово, произнесенное в день общего собрания членов Братства преп. Авраамия".

"Поучение в день восшествия на престол государя Александра Александровича".

"Речь при наречении его во епископа Ладожского". "Приб. к "ЦВ" 1890, № 33, с. 1085.

"Речь при погребении профессора М.О. Кояловича". "Церк. Вестн." 1891, № 35, с. 558.

 

Литература:

"Церк. Ведом." 1890, № 18-19, с. 180, № 31, с. 351, 1893, № 47, с. 353, 1896, № 19-20, с. 163, 1899, № 5, с. 29, 1905, № 16-17, с. 107, № 28, с. 343, 1906, № 24, с. 323, № 27, с. 345.

"Приб. к "ЦВ" 1890, № 23, с. 1085, 1894, № 2, с. 48-50, 1903, № 45, с. 1745, 1905, № 28, с. 1172, 1910, № 27, с. 1121, 1914, № 29, с. 1310, 1312 (Некролог).

"Церк. Вестн." 1891, № 16, с. 255, № 50, с. 795, 1908, № 15-16, с. 456.

"Русск. Паломн." 1905, № 31, с. 491.

"Мисс. Календ." 1907, № 136.

"Прав. Собес." 1905, май, с. 169.

"Влад. Еп. Вед." 1914, июль-август.

"Отдых Христ." 1908, август-сентябрь, с. 59.

"Изв. Каз. Еп." 1886, № 7, с. 77.

"ЖМП" 1959, № 11, с. 39.

"Состав Св. Прав. Всер. Син. и Рос. Церк. Иерархии на 1910 год", с. 50-51.

"Список архиереев Иерархии Всерос.". СПБ, 1896, № 521, с. 79.

Булгаков, с. 1896, 1399, 1414, 1416.

БЭС т. I, стб. 523, т. II, стбю 2004, 2150.

БЭЛ т. IX, стб. 44, 45.

БЭС т. XXVIII, стб. 556.

Выступал даже за терпимость к сектантам (Отзывы, 2, 719).

Отзывы, с. 661:

К величайшему сожалению для прямых интересов русской Церкви, не говоря уже о грузинской, с упразднением католикосата Грузинского русские экзархи, управлявшие почти сто лет грузинскою Церковью, против своей воли вывались всецело чуждыми всего местного церковного: они не знали языка народа, ни его церковных и светских обычаев и нравов, ни местной Церкви с особенностями ее строя, ведущего начало от первых веков христианства, незнакомы были даже с прямыми своими помощниками — грузинским духовенством, не говоря уже о высших влиятельных классах общества, — словом, не .с полагали ни одним из тех средств, которые составляют необходимое условие для более или менее успешного выполнения миссии экзархов в Грузии. Это несчастье еще более усиливалось тем обстоятельством, что экзархи быстро менялись: средним числом каждый экзарх управлял менее шести лет, — и можно сказать, что ни один экзарх не мог ознакомиться с паствой, тем более, что сами они не задавались этим вопросом, так как заводили у себя приближённых, которые служили им очами и ушами и которые в сущности и управляли Церковью: но эти лица по своим личным качествам всегда стояли низко в нравственном отношении. Эти были льстецы, эгоисты, сребролюбцы и честолюбцы, умевшие искусно скрывать сии свои недостатки и подделываться под взгляды экзархов и исподволь вооружавшие их против всего грузинского — ибо этот путь оказывался всегда верным путем для того, чтобы забрать в руки душу правителей для своих личных целей.

При таких условиях, экзархи являлись не действительными правителями и отцами народа, а только номинальными главами Церкви, ведавшими ею лишь через свои канцелярии и контору. Активное же выражение власти экзархов главным образом проявлялось в гонении всего грузинского, что, постепенно раздражая умы, породило в народе сначала,недоверие к ним, пере- [661//662] шедшее потом в нелюбовь, затем охлаждение к духовенству вообще, даяа индифферентизм к религии, наконец разразившееся неверием и даже преследованием всего того, что напоминает православие, с порыванием в другую веру. Народ до сих пор живо помнит несколько характерных примеров такого рода. Ряд экзархов преследовал в грузинских церквах изображения священных лиц на камнях и дереве, приказывая таковые уничтожать; не терпели они также низких иконостасов в церквах, каковые разрушались по их распоряжениям, чтобы на их месте поставить русские многоярусные иконостасы. В яе скольких церквах каменные дорогие иконостасы спасены благодаря тому, что разные изображения на них ликов святых, по распоряжению настоятелей замазывались глиной, а грузинская фресковая живопись — известью; грузинские надписи на ликах святых над фресками по приказанию экзархов стирались, чтобы заменить их славянскими. Некоторые экзархи преследовали даже настоятелей, у которых оказывались грузинские рукописи. В печати обнародован факт, что настоятель Ларгвисского монастыря в Карталинии, услышав о приближении экзарха Евсевия к монастырю, будучи знаком с воззрениями его, пришел в трепет при мысли, что неизбежно подвергнется гневу владыки, когда последний заметит на полках монастырской библиотеки массу ценнейших пергаментных, дорогих в археологическом отношении, рукописей, и впопыхах приказал зарыть их в яму, где эти драгоценности гниют и поныне по неизвестности местонахождения за смертью двух единственных cвидетелей этого печального события. Вообще экзархи Грузии, при таких условие побуждениях, допускали ряд грубейших ошибок.

Все это, вместе взятое, в основе потрясло в народе доверие к русским экзархам и вообще русскому духовенству и отшатнуло население от православия, искалеченного с изгнанием из грузинской Церкви всего церковно-национального, и даже — к ужасу искренних ревнителей православие — породило в грузинах мысль о совершенном отделении от православия с объявлением русской Церкви раскольническою или о переходе в католическую унию.

При таком положении православия в Грузии, единственным верным с: ством к спасению его является восстановление автокефалии грузинской Церкви во всем ее объёме чистоте и целости, с восстановлением всего строя автокефального церковного управления.

 

Ко входу в Библиотеку Якова Кротова