Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Антоний Абашидзе

 

См. персоналии. См. статью Курляндского, 2007. В мемуаре Глаголевой о 1930-х;

ИЗ ГРУЗИИ С ВЕРОЙ, ИЛИ ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ПАРАЛЛЕЛЕЙ

Зеркало Недели : 30/5/2005

В ряду сыновей Грузии, чьи имена звонко обозначены в истории славянского мира, замечательное место занимает схимоархиепископ Антоний (архиепископ Таврический и Симферопольский Димитрий, урождённый князь Давид Ильич Абашидзе). Его удивительная судьба пересекается с судьбой другого уроженца Грузии, известного по псевдониму Сталин. В Киево-Печерской лавре на восстановленном надгробии старца высечено: «На сём месте покоится прах в Бозе почившего Схимоархиепископа АНТОНИЯ (Абашидзе) 1857—I.XI.1942» Дата рождения здесь указана неверно. О причине этой ошибки чуть позже. Надпись имеет продолжение — строчку из псалма Давида…

Cеминария

Ученик 5 класса Тифлисской духовной семинарии И. Джугашвили за грубость «в обращении с начальствующими лицами» был наказан. В семинарском журнале за 1898—1899 гг. зафиксировано: «Сделан был выговор. Посажен в карцер, по распоряжению о. Ректора, на пять часов». Дежурная запись, ставшая со временем экспонатом Тбилисского филиала Центрального музея им. Ленина, скреплена подписью «И.Д.» Подпись принадлежит инспектору семинарии иеромонаху Димитрию Абашидзе.

Вероятно, впервые они встретились в 1896 г. О. Димитрий окончил со степенью кандидата богословия Киевскую духовную академию и получил назначение в Тифлис. Начинал преподавателем Священного Писания. Джугашвили к тому моменту окончил два класса семинарии и был переведён в третий. Об этом периоде в официальной прижизненной биографии Сталина говорится: «Тифлисская православная семинария являлась рассадником всякого рода освободительных идей… В 1896—1897 годах Сталин стоит во главе марксистских кружков…»

В Киевскую духовную академию князь поступил 25-летним, после окончания в Одессе юридического факультета Новороссийского университета. На первом курсе академии был пострижен в монахи. Выбор пути был, конечно, осознанным и желанным.

В 1898 г. Абашидзе — уже второе лицо (после ректора) в семинарии. К этому моменту относится происшествие, воспоминание о котором оставил соученик Джугашвили П.Талаквадзе. «Как-то раз, после обеда, мы, ученики, сидели в Пушкинском сквере, около семинарии. Вдруг кто-то закричал: «Инспектор Абашидзе производит обыск у Джугашвили!» Я бросился в семинарию… Войдя в гардероб, я увидел, что инспектор Абашидзе уже закончил обыск. Он взломал ящик Coco, достал оттуда нелегальные книги и, забрав их подмышку, поднимался на второй этаж здания. Рядом с ним шел Coco... Вдруг в это время к инспектору неожиданно подбежал ученик шестого класса Василий Келбакиани и толкнул монаха, чтобы выбить из его рук книги. Это оказалось безуспешным. Тогда Келбакиани набросился на инспектора спереди, и книги тут же посыпались на пол. Coco и Келбакиани быстро подхватили книги и бросились бежать... Опешивший инспектор Абашидзе так и остался ни с чем…»

Путь

Княжеский род Абашидзе фигурирует в грузинских хрониках с VII века; в средние века он даже соперничал с царским родом. Сталин же гордился своей безродностью. В книге «Господь низвергает своих ангелов» Айно Куусинен (жена деятеля Коминтерна) приводит слова вождя: «Я, между прочим, настоящий пролетарий. Моя фамилия оканчивается на «-швили», а у кого фамилия на «-дзе» или «-адзе» — происходят из дворян и буржуев». Путь простолюдина Джугашвили был «из грязи в князи» — в князи мира сего. Движение князя Абашидзе не было встречным, оно было иным, «наперекрёст» и — вверх. Если путь Абашидзе был путём к Отцу Вседержателю, то Сталин шёл путём, на котором его самого нарекут «Отцом народов».

В 1902 г. Димитрий рукополагается в епископа Алавердского. Последовавшее десятилетие возводило его поочерёдно на различные епископские кафедры. Летом 1912-го он становится епископом Таврическим и Симферопольским. Сталин в 1902 г. арестован был первый раз, заключён в тюрьму и сослан в Сибирь. В 1913-м его арестовывают в седьмой раз и приговаривают к четырём годам ссылки, срок которой истекал в феврале 1917-го.

Долг

В октябрьские дни того же года архиепископ Димитрий участвовал в избрании Патриарха на Поместном Соборе. Работа порой проходила в зареве пожаров и под грохот пушек. Документы доносят до нас голос Димитрия: «Я бы почитал счастьем и честью пасть вместе с юнкерами…» Сказано это было после взятия красногвардейцами Кремля. Собор с перерывами длился с 15 августа 1917 г. по 20 сентября 1918 г. Но ещё за полгода до его окончания Абашидзе был вынужден вернуться в Крым. Сохранилось его письмо Патриарху: «…Что ни день, то... новая какая-либо выходка наших общественных деятелей... Все население держат в страхе... в настоящие дни бесцеремонно грабят Херсонесский и Инкерманский монастыри... Меня пока, милостью Божией, не трогают...»

В мае 1919 г., накануне решающих битв Гражданской войны, архиепископ Димитрий по приглашению главнокомандующего Добровольческой армией генерала А.Деникина принял участие в организации в Ставрополе Юго-Восточного церковного собора. Собор учредил Временное Высшее Церковное Управление (ВВЦУ), которое наделялось всей полнотой церковной власти до момента восстановления связи с Патриархом.

В книге «Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота» о. Георгия Шавельского (1871—1951) даётся немало любопытных сведений о жизни Добровольческой армии и о деятельности ВВЦУ. В частности, там есть одна сцена, в которой личность владыки Димитрия запечатлена особенно яркими красками.

Одним из дел, рассматриваемых ВВЦУ, было дело архиепископа Екатеринославского и Мариупольского Агапита (Антоний Вишневский; 1867—1924). Главное обвинение против него состояло в том, что он «в декабре 1918 в полном облачении, окруженный духовенством, встречал въезжавшего на белом коне в Киев Петлюру, своего ученика по Полтавской духовной семинарии, причем приветствовал его речью и троекратным лобызанием». Агапит покаялся. Но дело дошло до архиерейского суда. Шавельский продолжает: «Интересен заключительный момент этого собора. Прочитано следствие; резюмированы выводы; прошли прения, при которых только архиеп. Димитрий силился обелить своего приятеля. Началось голосование, как всегда, с младших.

«Ваше мнение?» — обращается председатель, архиеп. Митрофан к младшему архиерею.

«Лишить кафедры, послать в монастырь», — отвечает тот.

«Лишить кафедры... послать в монастырь... Молод сам, а уже других — в монастырь», — ворчит недовольный архиеп. Димитрий.

«Ваше мнение?» — обращается архиеп. Митрофан к следующему.

«Послать в монастырь, лишив кафедры», — отвечает и этот.

«Тоже, в монастырь... Строг больно... Смотри, как бы сам не попал туда», — продолжает ворчать архиеп. Димитрий. И так как мнения всех архиереев в общем оказались согласными, то он не переставал давать подобные реплики на суждение каждого. Наконец, очередь дошла до него.

«Ваше мнение?» — обратился к нему председатель. Архиеп. Димитрий встал, перекрестился: «Господи, помоги сказать по совести!» И, помолчав немного, скороговоркой ответил: «Лишить кафедры, сослать в монастырь». Все так и ахнули».

Удар

Кажется невероятным, что сподвижника Деникина и Врангеля не убили сразу же, в ноябре 1920 года, как тогда расстреляли или утопили тысячи. Вероятно, спасло владыку то, что с ним случился «удар» — мозговое кровоизлияние. Легендарную версию, будто об Абашидзе позаботился Сталин, рассматривать пока не будем, помня, что 22 года назад их отношения не были тёплыми, а при штурме Крыма Сталин находился на Кавказе и уже не являлся членом Реввоенсовета Южного фронта.

Зимой 1920 или весной 1921 года владыка обратился к руководству Киево-Печерской лавры с просьбой принять его на покой. Однако в силу сложившихся обстоятельств Лавра могла принять его с условием, что тот будет сам себя обеспечивать продовольствием и топливом. Фактически это было отказом. В мае 1921-го Димитрий получил приют в Топловском Параскевиевском женском монастыре под Феодосией. Монастырь к тому моменту официально уже именовался трудовой артелью. В сентябре того же года Абашидзе был уволен Патриархом на покой и официально отошёл от церковных дел. В действительности же этого не случилось даже и после того, как в «Известиях» 28 марта 1922 г. был опубликован «Список врагов народа», возглавляемый Патриархом Тихоном «со всем своим церковным собором»…

Суд над крымским духовенством начался 22 ноября 1922 г. Ревтрибунал припомнил все «грехи» Димитрия. В вину ему вменялась даже популярность, так как паства однажды ходатайствовала перед Патриархом: «…владыка решительно отверг официальное предложение покинуть пределы России и остался самоотверженно на своем посту, а потому паства всея Тавриды желает видеть владыку в сане митрополита». От трибунала не укрылась ни тысяча рублей, пожертвованная епархией Добровольческой армии, ни пламенные воззвания ВВЦУ. Советы тогда обошлись с крымским духовенством мягко. Абашидзе был осуждён на один год и почти сразу амнистирован.

11 апреля 1923 г. Абашидзе вновь арестован. Кажется, для профилактики. В Москве 17—25 апреля проходил XII съезд РКП(б). Отметим, кстати, Сталин тогда во второй раз стал Генсеком ЦК.

В Крыму Димитрий был по-прежнему популярен, власти предложили ему выбрать город для проживания вне пределов бывшей епархии. Он выбрал Киев.

Киев

О жизни Димитрия в Киеве существуют обрывочные сведения. Вот несколько сюжетов, связанных с ним. В житии преп. Алексия Голосеевского — старца-духовника Киево-Печерской лавры (1840—1917) — мы находим такой рассказ: «В 1925, через 8 лет после захоронения о. Алексия, наместнику Лавры Архиепископу Димитрию (Абашидзе) во сне явился о. Алексий и просил перезахоронить его в другое место, ибо он плавает в воде». Сон повторился. «…Власти удивила решительность архиепископа. Конечно, для них сновидения не были причиной перезахоронения, и было отказано. Но тут сразу власти передумали и решили так: хорошо, разрешаем, только с условием, если окажется неправда, тут же все зачинщики будут арестованы и преданы суду… К месту прибыло много гражданских властей, вооружённых солдат. Начало сделал сам Владыка. Он взял лопату и очистил холмик над могилой, потом дал лопату солдатам, они начали копать в глубину. Не успели прокопать на глубину лопаты, как все провалились в воду!» Гроб всплыл на поверхность. «Страх поразил гражданских властей. Все они разбежались. Владыка с христианами радовались…»

Раздав своё имущество, включая драгоценную панагию, и дав на время обет молчания, архиепископ, с наречением именем Антоний, принял великую схиму. Произошло это, вероятно, в 1927 году. После закрытия Лавры, а потом и Китаевской пустыни, схимник не покинул Киев. Профессор Иван Никодимов в книге «Воспоминание о Киево-Печерской лавре (1918—1943 гг.)» пишет: «Жил архиепископ на частной квартире, на Козловской улице. Славился он своей необыкновенной простотой и сердечностью. Бывали у него люди самых разнообразных взглядов и убеждений, и владыка всех без различия привлекал своей необыкновенной обаятельностью. Неизменно тактичный, гостеприимный хозяин и интересный, всесторонне сведущий собеседник, он умел занять гостей, охотно прощая им неловкости поведения, сглаживая резкие поступки и ко всем относясь с истинно христианской снисходительностью».

В 1930-м старца арестовали, но вскоре освободили, запретив проживать в главных городах СССР; однако он остался в Киеве. 13 марта 1933-го его вновь арестовывают, на свет появляется дело «По обвинению гр. А.И.Абашидзе в преступлении, предусмотренном ст.ст. 54-10 и 54-11 УК УССР» (антисоветская агитация и контрреволюционная деятельность. — О.С.). В «Анкете обвиняемого» указано: Абашидзе Антоний Ильич. Год рождения — 1857. Место рождения — село Веджины Сигнахского уезда Тифлисской губернии. Профессия — схимоархиепископ. Образование — высшее светское и высшее духовное. Социальное происхождение — из помещиков. Имущественное положение — ничего не имею». У старца было какое-то удостоверение личности, в котором стояло уже схимническое имя, а возраст (дабы власти скорее оставили в покое) мудро увеличен на десять лет. Из этого дела дата «1857» ошибочно попала и на могильную плиту. На самом деле Абашидзе родился 12 октября 1867 г.

Продержав старца в Лукьяновской тюрьме три с половиной месяца, его приговорили к пяти годам концлагеря, а через три недели освободили. С тех пор чекисты его больше не трогали. Тогда, вероятно, и получил распространение слух, что у старца есть некая охранная «кремлёвская грамота», удерживающая его на свободе. Слух этот дошёл до нас, кажется, из круга о. Алексея Глаголева. Не ставя под сомнение искренность пересказывающих эту легенду людей, отметим: вполне вероятно, что если бы какой-то контакт в период Гражданской войны между Сталиным и Абашидзе был (скажем, по поводу смягчения участи пленных армейских священнослужителей), то в 1920—30-е это вряд ли бы стало поводом для безопасности последнего.

После освобождения схимоархиепископ продолжал совершать тайные службы и рукоположения. Старец почитался духовным главой киевской группы катакомбной церкви. Есть свидетельства, что Антоний был организатором Грузинской катакомбной церкви и являлся её первоиерархом с 1926 г. до смерти.

В 1937 г. старец совершил тайное отпевание экзарха Украины митрополита Киевского Константина (Дьякова), замученного в тюрьме, чья могила была чудом установлена на Лукьяновском кладбище.

Урок

Началась война. По разрешению оккупационных властей Лавра открылась 27 сентября 1941 г. Свободу православию вернул один из самых амбициозных и людоедских режимов истории. «Во время немецкой оккупации Киева, — пишет профессор Никодимов, — он (Антоний) переселился в Лавру, которую очень любил, и занял маленький домик бывшего блюстителя Ближних пещер. В этом домике для владыки была восстановлена уничтоженная во время советской власти церковка…»

Скончался владыка 1 ноября 1942 г. Его любимые ученики, сосланные в 1933 г. в Котлас, иеромонахи Михаил Любимов и Иоанн Смурыгин сумели когда-то передать ему вырезанную из дерева панагию с изображением иконы «Спас нерукотворный». С нею он и был похоронен. На 74 году жизни умер в свой черёд и Сталин. На его погребальный китель была прикреплена «Золотая Звезда» Героя Социалистического Труда.

В 1961 г. при очередном правителе-богоборце монахов из Лавры выселили, могилу старца закатали асфальтом. Хрущев боролся с культами на два фронта. Гроб с телом своего предшественника был тайно вынесен из Мавзолея 31 октября 1961 г. и закопан у Кремлёвской стены. Гранитный бюст-памятник там появился в 1970-м.

На восстановленной в 1991 г. могильной плите схимоархиепископа Антония высечен стих из 111 псалма Давида: «В память вечную будет праведник». Таковым он почитается в Киево-Печерской лавре и, значит, во всём православном мире.

Абашидзе прошёл через все режимы, в том числе и самые бесчеловечные. Урок его жизни видится в том, что, по сути, режимы правления не имеют значения! Все они, хоть и по-разному, но опасны для исполнения главного дела жизни — спасения души.

 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова