Ко входуБиблиотека Якова КротоваПомощь
 

Натан Сёдерблом

Cм. история Церкви в 20 в. Экуменизм.

Ларс Олоф Джонатан Сёдерблом, 15 января 1866 - 12 июля 1931,ок. ун-тет в Упсале, с 1912 преподавал религию в ун-те Лейпцига, в 1914 выбран архиеп. Упсалы, примасом Швеции. Вместе с англичанином Джоном Беллом один из создателей экуменического движения в 1920-е годы (движение "Жизнь и труд").

Подробнее.

Из кн.: Экуменическое движение. Антология ключевых текстов. Сост. М.Киннемон и Б.Коуп, М., «Библейско-Богословский Институт св. Апостола Андрея», 2002.

 

Проповедь на заключительном богослужении

 

при закрытии Всеобщей христианской конференции движения «Жизнь и труд», Стокгольм, 1925

 

Сёдерблом, лютеранский архиепископ Швеции, стал главной движущей силой движения «Жизнь и труд» и его первой всемирной конференции в 1925 г. Как и Мотт, он лауреат Нобелевской премии мира. • The Stockholm Conference 1925: Official Report, ed. G.K.A. Bell, London, Oxford University Press, 1926, pp. 741—745

 

Сегодня читали отрывок из Евангелия, который церковные правила этой страны предписывают нам обдумывать и рассматривать в двенадцатое воскресенье по Пятидесятнице. В нем говорится о том (Мк 7:31-37), как Иисус, вздохнув, сказал глухому косноязычному: «Отверзись». «И тотчас отверзся у него слух, и разрешились узы его языка, и стал говорить чисто». Это произвело на присутствующих такое сильное впечатление, что слово, прозвучавшее из уст Иисуса,сохранилось в его арамейской форме даже в греческом тексте и во всех переводах: «Еффафа».

Сегодняшний призыв к Церкви и народу Христову: «Еффафа».

 

Еффафа, отверзните уши ваши и услышьте.

Еффафа, отверзните уста ваши и говорите.

 

I

 

Слушать Церковь, конечно, будет. Она с большой готовностью адаптируется ковсему, что говорится в кругах, известных как церковные и благонамеренные. Иисус вел себя иначе. «Если праведность ваша не превзойдет праведность книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное». Церковь слишком много слушает человека, слишком мало — Бога. Пусть никто не воображает, будто лучше слышит голос Бога только потому, что затыкает уши на то, что говорят и слушают в современном ему мире. Горе вам, говорит Иисус, ибо вы не учитесь на знамениях времени.

Иисус упоминает (Лк 8) о том, что именно затыкает нам уши. Прежде всего — искушение и сопротивление. Затем — заботы, и богатство, и наслаждения жизни сей. Далее, и это, пожалуй, относится ко всем людям — удовольствие, получаемое от хороших вещей в нашей жизни. Чтобы слышать, надо бодрствовать и молиться.

Там, где часть народа услышала гром, а другая — голос ангела (Ин 12:29), Иисус услышал голос Отца, и ответил, и повел Себя соответственно. Что мы слышим, что ощущаем в тех вопросах, которые давно уже составляют предмет наших молитв, нашей заботы и наших обсуждений, а вот теперь заставили нас съехаться сюда, в Стокгольм? Отвечаю: ужасающие громы прогремели вокруг, смятение и сумятица окружают нас; слышны и утихомиривающие голоса ангелов — но правду ли говорят они? Нам надо сейчас заглянуть в свою душу испросить себя: лучше ли в эти дни, чем раньше, услышали мы то, что вещает нам глас небесный?

 

II

 

Еффафа: разреши узы языка твоего и говори. Разговоров в христианском мире хватает. Проповеди нет конца. Редко кто следует совету Лютера: «Erst das Maul aufmachen, dann etwas sagen, dann das Maul zumachen» («Сначала открой рот, потом скажи что-нибудь, потом закрой»). Мальчик просыпается во время проповеди и спрашивает отца: «Разве он еще не закончил?» — «Да нет, закончил, он просто не может остановиться». Поучимся у апостола Павла, как должно быть в наших Церквах (1 Кор 12:22): «Если... войдет кто неверующий или незнающий, то он всеми обличается, всеми судится. И таким образом тайны сердца его обнаруживаются, и он падет ниц, поклонится Богу и скажет: истинно с вами Бог».

Из того, что сказал Иисус, записано очень мало. Но Иисус тридцать лет обдумывал то, что скажет. И сказал такое, что слышно через века и века. Как часто наши уста молчат, тогда как надо бы говорить, и говорят, когда лучше бы хранить молчание. Правильное слово, сказанное в правильное время, — о, как тосковали мы по нему в последние годы, как хотели, чтобы оно успокоило совесть христианского мира, дало голос немым стенаниям, немому чувству греховности, немому стремлению к праведности, чтобы их услышали по всему миру!

Но одних слов мало. Слова стоят недорого. Надо отдавать себя. «Расточительство жизни состоит в любви, которую мы недодали, в силах, которые мы недоиспользовали».

Первое что мы, как христиане, как члены и служители Церкви, должны сделать — это признать свою упрямую глухоту и болтливую немоту. И вслед за этим сделать так, чтобы христианство, следуя примеру своего Господа, показало миру свое духовное единство.

 

В противном случае, по словам Самого Христа, мир не поверит, что Он пришел во имя Божье. Безмолвие христианского мира и разделения в нем мешают делу Спасителя.

Он Сам — вечное Слово Божье. Он говорил через служение, в котором отдал Свою жизнь. Логос, вечная истина Божья, сделался плотью и кровью в Нем, а голос и действие — в нас, и вот нами и земным церковным братством живое Слово Божье желает возвещать волю Божью и осуществлять ее в наших сообществах.

Один шведский рабочий пишет: «Великий грех священников и проповедников в том, что они не выступают против социальной и экономической несправедливости. Позор для христиан, что они не стали приверженцами мира до тех пор, пока их не принудили к этому ужасы войны и страх перед большевистской революцией. Почему же не научила их Библия? Я надеюсь, что на Экуменической конференции почиет благословение Господне». Такие надежды возлагают на нас страшную ответственность.

Представитель миллионов работающих и думающих людей приветствовал наше собрание следующими словами: «Людей снова и снова миллионами гонят прочь в слезах, потому что когда потребовалось свидетельство веры в верховое владычество христианского духа, чтобы остановить и посрамить страсти и безумство слепых, такого свидетельства нам не дали, а дали нечто такое хилое, такое нерешительное, такое фальшивое!».

И этот человек идет дальше. Он не удовлетворяется крепкими выражениями, а продолжает: «Сегодняшнее состояние мира снова взывает о помощи к духу христианства, не только как к судье и целителю, но и как к вожатому. Пока отдельные люди и целые народы, изнемогая от ужаса, мечутся взад-вперед, ища, где бы спастись, хотя многовековой опыт показывает, что пристанища нет, прямой долг Церкви — собрать их всех на основе уверенности в силе внутреннего света и сопутствующего ему нравственного мужества, чтобы они могли твердо и уверенно ходить путями Духа, которые есть пути чести и жизни».

 

 

 

Сообщение, «Жизнь и труд», Стокгольм, 1925

 

Сообщение

 

Всемирная христианская конференция движения «Жизнь и труд», Стокгольм, 1925

 

Будучи одним из основополагающих событий в современном экуменическом движении, Стокгольмская конференция, по меньшей мере, — отчасти, была воспринята как реакция разделенной Церкви на угрозу Первой мировой войны. Конференция не состоялась бы без активного содействия и проницательности епископа Сёдерблома (См. гл. I). The Stockholm Conference 1925: Official Report, ed. G.KA. Bell, London, Oxford UP, 1926, pp. 710-716.

 

I

 

2. …Грехи и скорби, борения и утраты, пришедшиеся на великую войну и послевоенное время, заставили христианские Церкви со стыдом и смирением признать, что мир слишком силен для разделенной Церкви». На время оставляя в стороне наши различия по вопросам веры и порядка, мы признаем, что наша цель — на практике обеспечить единство действий в вопросах христианской жизни и работы. В этом смысле сама конференция является выдающимся событием. Однако это только начало.

3. Мы исповедуем перед Богом и миром грехи и неудачи, в которых Церкви повинны по причине недостатка любви и сочувственного понимания. Верные искатели искренности и праведности не могли прийти ко Христу, потому что Его последователи были слишком несовершенны, когда говорили о Нем человечеству. Ныне призыв, обращенный к Церкви, должен заключаться в покаянии, вместе с которым из неисчерпаемых возможностей, сокрытых во Христе, возникает новое мужество...

 

II

 

5. Конференция заявляет о еще более глубокой и чистой преданности Главе нашего спасения. Отвечая на Его призыв «следуй за Мною», у подножья креста мы возлагаем на себя неотложную обязанность связывать Его Евангелие со всеми областями человеческой жизни — производственной, социальной, политической и международной.

6. Итак, в сфере экономики мы заявляем, что душа — высшая ценность и, по своей значимости она не должна быть ниже прав собственности или механизма промышленной деятельности, и что качестве своего первостепенногоправа она может притязать на право быть спасенной. Поэтому мы выступаем за свободное и полное развитие человеческой личности. Во имя Евангелия мы утверждаем, что промышленность не должна основываться только на стремлении к индивидуальной прибыли, но должна руководствоваться служением сообществу. Собственность должна рассматриваться как домостроительство, за которое надо давать отчет Богу. На смену противоборству между трудом и капиталом должно прийти сотрудничество, чтобы работодатели и рабочие в равной мере могли рассматривать свою роль в промышленности как исполнение призвания. Только таким образом мы можем исполнить Господню заповедь делать другим то, что, как нам кажется, они должны делать нам.

7.  В области социальной морали мы рассмотрели проблемы, которые возникают в результате перенаселения, безработицы, ослабления нравственных устоев, злоупотребления алкоголем и связанные с ним беды, а также проблемы преступности и преступников. Здесь нам пришлось признать, что эти проблемы настолько серьезны, что их нельзя разрешить индивидуальными усилиями: сообщество должно взять на себя ответственность за их решение и осуществлять такой общественный контроль над поведением индивида, который в каждом отдельном случае необходим для сохранения общего блага. Мы не обошли стороной и более глубокие вопросы, которые высокая оценка человеческой личности поднимает в области образования и воспитания, семьи и призвания, — вопросы, оказывающие влияние на женщин, детей и рабочих. Церковь должна выступать не за права индивида как такового, а за права нравственной личности, поскольку все человечество становится еще богаче, когда полностью раскрывается даже одна душа.

8. Кроме того, мы изложили руководящие принципы христианского интернационализма, в равной мере противостоящие как национальному фанатизму, так и немощному космополитизму. Мы утверждаем вселенский характер Церкви, а также ее долг проповедовать и на практике осуществлять братскую любовь. Мы рассмотрели проблему отношения индивидуальной совести к государству. Мы изучили расовую проблему, определили субъект закона и третейского суда, а также конституцию международного порядка, которая позволит мирными средствами устранить причины войны — вопросы, которые в трагических обстоятельствах современности глубоко отзываются в наших сердцах. Мы призываем Церкви разделить вместе с нами наше отвращение к войне и страх перед ней, принять мысль о том, что она совершенно бесполезна в деле разрешения международных споров, а также молиться и работать во имя исполнения обетования, когда под верховной властью Князя мира «милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются».

9. Мы не стремились к тому, чтобы дать какие-либо конкретные решения или путем голосования определить результаты наших дружеских дискуссий. Это объясняется не только уважительным отношением ко взглядам отдельного человека или групп, но в еще большей степени ощущением того, что миссия Церкви — утверждать принципы и идеалы, оставляя на совести отдельного человека или сообществ обязанность применять их с любовью, мудростью и мужеством.

 

III

 

10. Для того чтобы достичь этой цели, надо признать настоятельную необходимость образования. Церковь должна образовывать и воспитывать индивида, дабы тот ко всему относился с христианской проницательностью. Церкви должны образовывать и самих себя через исследования, конференции и молитву, дабы наставляясь Духом Истины на всякую истину, все больше и больше постигать мысли Христа. Мы признаем, что корень зла сокрыт в человеческой воле, поэтому хотим еще раз подчеркнуть, что, по нашему убеждению, эта воля должна покориться верховной и святой воле Бога, служение которому — совершенная свобода. Даже христианские идеи и идеалы не могут спасти мир, если они отделены от личностного источника в Отце и Господе нашем Иисусе Христе и если не становятся частью личной жизни верующего.

11. Поэтому мы обращаем наш призыв прежде всего ко всем христианам. Пусть каждый, следуя своей совести и на практике проверяя свои убеждения, целиком возложит на себя ответственность творить Божью волю на земле, как на небе, трудясь во имя наступления Божьего Царства. Пусть, всецело сохраняя верность своей Церкви, он стремится принять участие в том расширенном братстве и сотрудничестве христианских Церквей, залогом и обетованием которых явлется эта конференция. Во имя этого расширенного братства мы посылаем особую весть братского сочувствия всем тем, кто посреди гонений и испытанийисполняет свое христианское призвание, и стремимся утешить их мыслью о том, что, совершая это, они становятся причастными страданиям Христа.

12. Однако мы не ограничиваем свой призыв только Церквах, ибо с благодарностью осознаем, что ныне у нас много союзников в этом святом деле.

Мы обращаемся к молодежи всех стран. Мы чувствуем глубокую признательность, слыша об их стремлениях и усилиях, направленных на созидание лучшего общественного порядка и нашедших свое выражение в молодежных движениях многих стран. Мы хотим заручиться энтузиазмом и энергией молодых, свежестью и полнотой их жизни в служении Божьему Царству и человечеству.

Мы думаем и о тех, кто всячески ищет истину, и просим их помощи. Так Христос — Истина, христианская Церковь сердечно приветствует всякое совершенствование разума и совести в человеке. Особым образом мы хотим призвать к сотрудничеству тех учителей и ученых, которые обладают авторитетом во многих специальных областях, а также знаниями, без которых решение наших неотложных практических проблем оказывается невозможным.

Во имя Сына Человеческого, Плотника из Назарета, мы посылаем эту весть рабочим всего мира. Мы с благодарностью свидетельствуем о том, что в настоящее время даже в нелегких условиях многие рабочие разных стран действуют согласно этим принципам. Мы с сожалением вспоминаем о причинах неправильного понимания и отчуждения, которые еще дают о себе знать, и, со своей стороны, полны решимости сделать все возможное, чтобы устранить их. Мы разделяем их устремления к справедливому и братскому общественному порядку, благодаря которому возникнет возможность развития всей полноты человечности в каждом человеке согласно Божьему замыслу...

14. Только тогда, когда мы внутренне станем едиными, мы достигнем подлинного единства разума и духа. Чем ближе мы Распятому, тем ближе друг другу, несмотря на все многообразие красок, которыми Свет Слова переливается в нашей вере. У подножья креста Иисуса Христа мы протягиваем друг другу руки. Доброму Пастырю пришлось умереть, чтобы Он мог воедино собрать рассеянных Божьих детей. Надежда мира заключается лишь в распятом и воскресшем Господе.

И ныне Тому, Кто может сделать гораздо больше всех наши просьб и замыслов, по силе нашей да будет слава в Церкви через Иисуса Христа во веке веков и мир без конца. Аминь.

 

Стокгольм 1925: Всеобщая христианская конференция движения «Жизнь и труд». Сообщение (V), Натан Сёдерблом. Проповедь на заключительном богослужении (I).

 

Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия: Пер. с англ.– М.: Прогресс, 1992.

© The H.W. Wilson Company, 1987.

© Перевод на русский язык с дополнениями, издательство «Прогресс», 1992.

Шведский архиепископ Ларе Олоф Йонатан Сёдерблюм родился в Трене (провинция Хельсингланд), в семье священника Йонаса Сёдерблюма и Софии Блюме. Воспитываясь в благочестивой семье, где знания пользовались величайшим почетом, С. начал изучать с отцом латинский язык в пятилетнем возрасте. Еще в детстве он решил стать священником. Среднее образование С. получил в небольшом городке, после чего в 1883 г. поступил в Упсальский университет, где учился и его отец. Здесь С. изучал греческий, еврейский, арабский и латинский языки и получил степень бакалавра. Такая подготовка позволила ему заняться теологией и историей религии в университетской теологической школе.

Приверженность С. к экуменизму, отличавшая его всю жизнь, проявляется уже в студенческие годы. На христианской студенческой конференции в 1890 г., в которой он принимал участие, С. услышал призыв к единству церквей мира. Взволнованный, он записал в дневнике: «Боже, дай мне смирение и мудрость для служения великому делу единства Твоей церкви». Укрепление экуменизма, предполагавшего преодоление сектантских разногласий ради единства церквей, стало задачей все его жизни.

Получив степень по теологии в 1892 г., С. был рукоположен в пасторы лютеранской церкви. В том же году он опубликовал свою первую книгу о теологии германского реформатора Мартина Лютера. Прослужив некоторое время капелланом психиатрической больницы в Упсале, С. был назначен пастором шведской церкви в Париже. После того как его финансовое положение укрепилось, С. в 1897 г. смог жениться на студентке Упсальского университета Анне Форселл, в их семье родилось 10 детей.

С. провел в Париже семь лет. Его приход посещали выдающиеся скандинавские художники, дипломаты, бизнесмены, в т.ч. Альфред Нобель, много жертвовавший церкви. Когда 10 декабря 1896 г. Нобель умер на своей вилле в Сан-Ремо (Италия), С. провел заупокойную службу. Вспоминая Нобеля, он говорил о его «могучем интеллекте, замечательных достижениях, умении поставить силы природы на службу человечеству».

Окончив аспирантуру по теологии, а также истории религии в Парижском университете, С. получил степень доктора теологии. Его диссертация была посвящена идее загробной жизни в зороастризме – персидской религии, распространившейся в VI в. до н.э. Вскоре С. предложили кафедру теологии в Упсальском университете, и в 1901 г. он вернулся в Швецию. Вдохновленный зарубежным опытом и либеральной французской теологией, С. энергично принялся за дело. Он оставался в университете до 1914 г., причем в 1912...1914 гг. читал историю религии еще и в Лейпцигском университете.

Одаренный ученый и педагог, С. подготовил у себя на родине теологический ренессанс. У студентов и коллег он стимулировал интерес к сравнительной религии, равно как к жизни и учению Мартина Лютера. Личное обаяние и могучий ум сделали С. популярным не только в университете, где на его лекции собирались толпы студентов, но и в церковной среде. Шведские университеты захватил интерес к религии, студенты даже основали журнал «Наш лозунг» («Var Losen») и организовали Центр христианских встреч.

В качестве одного из учредителей Всеобщего мирового союза церквей за международное понимание С. готовил его сессию 1914 г. в Констанце (Германия), однако начало первой мировой войны заставило делегатов вернуться домой. Совместно с другими церковными деятелями С. попытался организовать экуменическую конференцию в 1917 г. и вновь потерпел неудачу, т.к. воюющие страны отказали в выдаче паспортов; прибыло лишь пять делегатов из нейтральных стран. Обнародованный ими манифест призывал к братству и миру, что стало темой одной из последующих работ С. Апеллируя к «глубокому внутреннему единству, которое объединяет всех христиан независимо от национальных и сектантских различий», документ призывал все церкви способствовать устранению международных разногласий путем переговоров и арбитража.

После войны С. не оставил забот об экуменизме и мире. Благодаря его энергии и растущему престижу в Стокгольме была организована Всеобщая христианская конференция 1925 г., на которой присутствовало 600 делегатов из 37 стран. Римско-католическая церковь отказалась в ней участвовать, но представители русской православной и основных протестантских церквей прибыли. Под председательством С. делегаты обсудили единое экуменическое вероучение, проблему примирения различных теологических взглядов и достижения всеобщего мира. Делегаты избрали постоянный комитет для организации будущих заседаний. Результатом этой работы стало создание в 1948 г. Всемирного совета церквей.

В ознаменование заслуг в достижении мира через религиозное объединение С. был удостоен Нобелевской премии мира 1930 г. В Нобелевской лекции он сформулировал три задачи, которые, по его мнению, должна решить церковь во имя мира: довести до сознания христиан, что религия требует придерживаться норм, закона и справедливости как от людей, так и от государств; проповедовать важность «сверхнациональной юридической системы» как средства решения споров между народами; превратить вооруженные силы в защитников мира. В заключение С. объявил об экуменическом конгрессе, который намечался на 1935 г. и должен был состояться в Лондоне. «Мы должны бороться за мир, против схизмы, против безумия страха против ненависти и несправедливости, – говорил С. – Мирная политика достигнет своей цели в той же мере, в которой Царство Божие завоюет сердца людей». Через год после получения Нобелевской премии С. был приглашен читать лекции в Эдинбурге. После первых десяти лекций, прочитанных в мае – июне, он вернулся в Швецию. С. скончался от сердечного приступа в Упсале 12 июля 1931 г.

 


 
Ко входу в Библиотеку Якова Кротова